Борьба Новгорода со Швецией перед Невской битвой #001 читать

Набег русских на шведов в 1198 г. имел полный успех. По мнению Лерберга, «немногие из шведских поселенцев в юго-западной Финляндии спаслись от бури, поднявшейся на них… они цогибли, или рассеялись, а заведения их истреблены…».

Нападение новгородцев было обычным военным набегом. Тем не менее шведской колонии они нанесли такой опустошающий удар, от которого оказалось затруднительным оправиться даже через 20 лет.

Шведское правительство решило направить уже подготовленную к этому времени военную экспедицию не на тавастов (Емь), а на Новгород, которого они считали главным врагом. Предположительно достигались две цели. Во-первых, в руки шведов переходили земли, связывавшие Финляндию с собственно новгородской территорией, в результате чего финны и карелы отрезались от Новгорода. Шведы рассчитывали, что таким путем они скорее всего добьются разрешения первой и основной задачи своей внешней политики — завоевания и покорения Финляндии. Финские плёмена, лишенные могущественной поддержки русских, не смогут далее сопротивляться завоевателям». Во-вторых, блокировался выход Новгорода (и всей Руси) к морю, поэтому русская внешняя торговля оказывалась под шведским контролем.

Намечавшийся захват Новгорода должен был, по мысли организатора похода, предоставить шведским феодалам широчайшие возможности эксплоатации населения богатой Новгородской земли.

Для обеспечения успеха похода шведы, повидимому, вошли в соглашение с Орденом ливонских рыцарей. Такое предположение подтверждается самим фактом одновременного нападения Швеции и Ордена на Северо-западные порубежные владения Руси. Ливонские рыцари взяли на себя задачу нанести вспомогательный удар на Изборск и Псков.

Как было видно из нашего предшествующего изложения, Емь в 1237—1240 гг. была резко враждебна шведам, и самый поход предназначался первоначально против нее. В силу этого Емь не могла участвовать в походе на Русь. Мало вероятно и участие в походе Биргера норвежцев. Норвегия была в тот момент вполне самостоятельным, независимым! от Швеции государством) и нисколько не была заинтересована в борьбе с Новгородом. Кроме того, если поход был подчинен не узкошведским, а общескандинавским интересам, он был бы хоть как-нибудь зафиксирован в норвежских (точнее, исландских) источниках.

В середине лета 1240 г. ярл Биргер со своим войском двинулся на Русь. Молодой новгородский князь Александр Ярославич встретил врагов в воротах русской земли на Неве и разбил их наголову.