Главная страница 1
На правах рукописи

МОКШАНОВА ЕКАТЕРИНА ВЛАДИМИРОВНА

Земское библиотечное дело в культурной среде региона

(на примере Санкт-Петербургской губернии 1864 - 1917 гг.)

Специальность 05.25.03 – «Библиотековедение,

библиографоведение и книговедение»

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата педагогических наук

Санкт-Петербург

2011

Работа выполнена на кафедре библиотековедения и теории чтения Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств»


Научный руководитель – доктор педагогических наук, профессор

Колесникова Марина Николаевна
Официальные оппоненты – доктор педагогических наук, профессор

Соколов Аркадий Васильевич

кандидат педагогических наук



Беляев Николай Сергеевич
Ведущая организация – Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайская государственная академия культуры и искусств»
Защита состоится 4 октября 2011 г. в 14 часов на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д.210.019.03 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств» по адресу: 191186, Санкт-Петербург, Дворцовая наб., 2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств.


Автореферат разослан « » 2011 г.
Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор И.А.Шомракова

I. Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Проблемы культуры являются важной частью современных глобальных проблем человечества, от решения которых во многом зависит дальнейший социальный прогресс и сохранение цивилизации. В последние годы особенно ярко проявился устойчивый интерес к истории отечественной культуры периода становления российского земства, поскольку за предельно короткий исторический отрезок времени (1864-1917 гг.) созидательная деятельность земств значительно изменила культурную среду провинциальной России, способствовала духовному развитию многонационального населения страны.

Органичной частью культурно-просветительной деятельности земств было библиотечное дело, которое в тот период рассматривалось как направление внешкольного образования, в свою очередь, неразрывно связанное с народным образованием. Изучение истории земского библиотечного дела в наши дни позволяет восполнить существенный пробел в истории российского библиотековедения, предоставляет ценный материал для совершенствования библиотечного дела в стране на гуманистических и демократических принципах.

В связи со сказанным становится очевидным, что, для выявления особенностей развития земского библиотечного дела той или иной территории России, определения его реального вклада в формирование ее культурной среды и возможностей использования земских начинаний в деятельности современных муниципальных библиотек, необходимо изучение исторического опыта деятельности конкретных органов местного самоуправления (ОМС), возникших в результате земской и городской реформ ХIХ в. Земства и городские думы дореволюционной России, ставшие трибуной волеизъявления активной части населения, сыграли огромную роль во всех сферах жизни российского народа, в преодолении его отсталости. Повсеместно ОМС организовывали школы, ремесленные училища, библиотеки, музеи, народные дома, строили больницы, дороги и т.д. Вместе с тем, на огромной территории Российской империи, с ее разнообразием условий, земская деятельность имела региональные отличия. Их выявление и осмысление сегодня может обогатить профессиональное сообщество конкретным знанием, пониманием роли региональных факторов в культурном, в том числе библиотечном развитии, в поиске путей сохранения и развития библиотечных территориальных систем, которые претерпевают серьезные изменения в условиях продолжающегося реформирования государственного управления и финансирования, изменения социокультурной политики.

Этими обстоятельствами обусловлена важность и необходимость исследования земского периода развития библиотечного дела одного из регионов Российской империи - Санкт-Петербургской губернии, как особой, пристоличной, а потому центральной территории страны, являвшейся средоточием передовых идей, общественно-политических течений, элиты российского общества и т.д. Это позволит восполнить существенный пробел в истории библиотечного дела нашей страны, выявить особенности и результаты формирования культурной среды губернии с участием библиотек, имевшие важное значение как для своего времени, так и сохраняют это значение для современной библиотечной практики.



Хронологические рамки работы охватывают вторую половину XIX – начало XX века (с 1864 г. вплоть до 1918 г.), то есть именно тот период, когда в уездах губернии функционировали земства, и происходило становление и развитие системы в организации земского библиотечного дела.

Территориальные рамки работы. Исследование территориально ограничено уездами Санкт-Петербургской губернии. Предпосылки и обстоятельства возникновения и функционирования земских библиотек показаны на примере 8 уездов губернии рассматриваемого периода.

Степень разработанности темы. Деятельность земских народных библиотек в разных аспектах и в разных регионах России освещались в фундаментальных трудах по истории библиотечного дела и библиотековедения К.И. Абрамова, А.Н. Ванеева, В.Е. Васильченко, Б.Ф. Володина, А.А. Громовой, З.И. Ривлина и др., а также в ряде диссертационных исследований: И.В.Балковой «Национальное библиотечное строительство в Чувашии», Н.Г.Валеевой «Земское библиотечное дело в уездах Вятской губернии» (1867-1917)», А.А. Громовой «Очерки по истории русских провинциальных библиотек (19 в.)», И.А. Голубцовой «Народные библиотеки дореволюционной России: история создания и развития», Т.Л. Маниловой «Организация сети муниципальных общедоступных библиотек: нормативный подход в условиях местного самоуправления» М.Ю. Матвеева «Общественные библиотеки России и их читатель: вторая половина XIX – начало ХХ в.)», В.Н.Новикова «Просветительная деятельность городских народных библиотек-читален России в конце XIX – начале ХХ веков (на примере Санкт-Петербурга) и др. В докторском исследовании М.Н.Тищенко «Общедоступные (публичные) библиотеки в системе местного самоуправления» отражена роль института местного самоуправления в формировании общедоступных библиотек в России, представлены правовой, организационный и финансовый аспекты их взаимоотношений. Докторская диссертация Т.Д. Рубановой «Земская концепция книжно-библиотечного дела: историко-теоретическая реконструкция» теоретически обобщает исторический опыт земских органов управления в сфере библиотечного дела на примере уральского региона.

В целом, несмотря на большой фонд публикаций по теме, освещающих те или иные аспекты истории и деятельности народных библиотек, в том числе в разных регионах России, история земского библиотечного дела Санкт-Петербургской губернии изучена очень фрагментарно, отсутствуют работы обобщающего характера, дающие полное представление о создании и развитии земских библиотек на данной территории, их вкладе в формирование ее культурной среды.



Источниковая база. Междисциплинарный характер темы требует рассмотрения её в разных аспектах – библиотековедческом, культурологическом и регионоведческом.

В связи с этим изучались, во-первых, труды по истории земской реформы историков и культурологов XIX – начала ХХ столетия – Л.А. Велихова, Б.Б. Веселовского, А.Д. Градовского, Н.И. Лазаревского и др., а также работы современных исследователей проблем местного самоуправления Л.А. Жукова, Л.Е. Лаптева, В.А. Павликова, С.А. Тархова, А.Ю. Шутова и др., что было необходимо для осмысления региональных особенностей и проблем земской деятельности в России, и, в частности, в Санкт-Петербургской губернии.

Во-вторых, огромное значение для воссоздания целостного представления о природно-климатических, географических, социально-экономических условиях Санкт-Петербургской губернии, как факторах хозяйственного освоения ее территории, развития культурной среды в рассматриваемый период имели «Памятные книжки Санкт-Петербургской губернии», которые представляют собой историко-статистические обзоры развития различных отраслей деятельности населения. Территориальный фактор библиотечной деятельности исследовался также на основе положений регионоведческих работ, раскрывающих влияние местных факторов на формирование социокультурной среды, в том числе библиотековедческих трудов новосибирской научной школы – Е.Б.Артемьевой, Н.С.Карташова, Л.А.Кожевниковой, Е.Б.Соболевой, Н.В.Яковлевой и др.

В-третьих, особую ценность для исследования составили работы В.П. Вахтерова, Е.А. Звягинцева, С.О. Серополко, Е.Н. Медынского, Л.Б. Хавкиной, В.И. Чарнолуского и других авторов, освещавших вопросы земского внешкольного образования в дореволюционных периодических журналах «Народное образование», «Русская школа», «Русский учитель» и других изданиях. Их труды позволяют составить представление об особенностях создания народных библиотек, проблемах их функционирования, формировании общественного мнения о библиотеках, их роли в просвещении населения.

Кроме того, источниковую базу исследования составили неопубликованные и до настоящего времени не введенные в профессиональный оборот документы: а) из фондов Центрального государственного исторического архива (ЦГИА) (Министерства Внутренних дел России; уездной полиции; земских управ и др.); б) их фондов Архива Библиотеки Российской академии наук (Архив БРАН) (фонд Э.А.Вольтера), б) из фондов Отдела краеведения Ленинградской областной универсальной научной библиотеки (отчеты, уставы библиотек Санкт-Петербургской губернии), в) дореволюционные справочные и статистические издания.



Объектом исследования является земское библиотечное дело.

Предметом исследования выступает процесс возникновения и распространения земских библиотек разных видов и особенности развития их культурно-просветительной деятельности на территории Санкт-Петербургской губернии.

Целью исследования является воссоздание целостной картины возникновения и развития земских библиотек Санкт-Петербургской губернии и выявление того опыта, который полезен для современных публичных библиотек в деле развития культурной среды территории.

Задачи исследования:

  • исследовать формирование культурной среды губернии в конкретно-исторических условиях второй половины XIX – начала ХХ столетия;

- проанализировать деятельность органов местного самоуправления по созданию различных видов культурно-просветительных учреждений, в частности, земских библиотек и поддержке библиотек других форм собственности;

  • изучить и оценить культурно-просветительную деятельность земских библиотек Санкт-Петербургской губернии,

  • выявить возможности использования регионального земского опыта библиотечного строительства в современном библиотечном деле.

Методология и методы исследования. В основу методологии данного исследования положен принцип историзма, то есть такой подход к воссозданию эволюционной картины развития земского библиотечного дела на протяжении второй половины XIX – начала ХХ вв., который позволил рассмотреть изучаемый объект в ретроспективе в конкретно-исторических взаимосвязях, проследить преемственность в его развитии, определить пути использования накопленного опыта в современных условиях.

В силу междисциплинарного характера исследования были использованы теоретико-методологические положения культурологии, дающие возможность изучать библиотечное дело в широком историко-культурном контексте, детерминирующем его эволюцию. Библиотека является и продуктом, и творцом культуры, неразрывно связанным с ней наличием общих социальных целей, поэтому использование фундаментальных культурологических трудов в данном библиотековедческом исследовании вполне оправдано.

Локализация исследования территорией Санкт-Петербургской губернии предопределила также применение теоретических положений регионоведения, что представлялось целесообразным для изучения и осмысления местных особенностей культурно-просветительной и библиотечной деятельности. Для данной работы безусловно значимыми оказались и теоретические концепции регионального библиотековедения, обосновавшие взаимосвязь деятельности библиотек с территориальной спецификой.

Для решения поставленных задач в диссертации использован ряд исследовательских методов: теоретический анализ, синтез и обобщение информации; терминологический анализ основных понятий (культурная среда, земское библиотечное дело; земская библиотека); метод периодизации для выявления основных этапов и динамики развития земских библиотек; метод типизации для характеристики их деятельности; контент-анализ архивных источников для воссоздания исторической картины функционирования земских библиотек в системе культурно-просветительных учреждений второй половины XIX – нач. ХХ в.



Научная новизна исследования заключается в том, что:

- впервые комплексно изучена и реконструирована история развития земского библиотечного дела Санкт-Петербургской губернии с привлечением ранее не использовавшихся архивных источников, выявлены и систематизированы данные о земской библиотечной сети губернии путем создания специальной базы данных в электронном формате, что в совокупности позволило восполнить существенный пробел в истории регионального и, в целом, отечественного библиотечного дела;

- впервые предпринята попытка воссоздания поуездной картины эволюции и динамики развития земских библиотек губернии,

- разработана и научно обоснована периодизация деятельности земских библиотек рассматриваемой губернии;



  • осуществлена объективная оценка вклада земских библиотек губернии в развитие ее культурной среды;

- введён в научный оборот ряд важных архивных источников о земском библиотечном деле Санкт-Петербургской губернии.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что:

  • разработаны авторские определения «культурной среды», «земского библиотечного дела», «земской библиотеки», которые использованы как рабочие в рамках данного исследования,

  • теоретически обоснованы региональные особенности и закономерности развития земского библиотечного дела Санкт-Петербургской губернии на основе историко-сравнительного анализа земского библиотечного дела данной губернии и других губерний России,

- определены критерии периодизации деятельности земских библиотек губернии;

- концепция настоящего исследования может служить моделью для проведения региональных библиотековедческих исследований других территорий России.



Практическая значимость исследования состоит в углублении и обогащении имеющихся в отечественном библиотековедении знаний о деятельности земских библиотек. Материалы исследования, в частности, электронная база данных «Земские библиотеки Санкт-Петербургской губернии» могут представлять исторический и практический интерес для руководителей библиотек, органов управления культурой, а именно, для разработки основ культурной и библиотечной политики органов местного самоуправления РФ, в первую очередь, Ленинградской области и Санкт-Петербурга, для совершенствования практики муниципального управления сетью учреждений культуры. Теоретические результаты исследования представляют интерес для преподавания курсов истории библиотечного дела, общего и регионального библиотековедения в вузах культуры.

Педагогическая направленность исследования заключается в его результатах, которые могут стать базой для формирования национально-регионального компонента дисциплин в средних профессиональных и высших учебных заведениях культуры. Материалы диссертации могут быть использованы учителями общеобразовательных учреждений Ленинградской области и Санкт-Петербурга при организации занятий по истории родного края, работниками музеев и библиотек в научной, культурно-просветительной и краеведческой работе.

Основные выводы и результаты исследования представлены в содержании глав и заключении.



На защиту выносятся следующие положения:

1) процесс создания и развития сети земских народных библиотек в Санкт-Петербургской губернии был более поздним и медленным по сравнению с рядом других регионов Российской империи, ввиду не только социально-экономических особенностей развития данной территории – низкой плотности населения, слабого развития промышленности и сельского хозяйства как результата неблагоприятных природно-климатических и географических условий, но и политических факторов - административного гнета столицы, жесткого полицейского надзора, порождавших пассивность и консерватизм петербургского земства;

2) в развитии земского библиотечного дела Санкт-Петербургской губернии выделяются следующие периоды: 1) 1864 – 1894 гг.; 2) 1894-1906 гг.; 3) 1906 – 1917 гг., каждый их которых отличался определенной динамикой и особенностями развития библиотек разных видов;

3) наиболее активные годы культурно-просветительной деятельности петербургского земства – 1894-1915 гг.; именно в этот период создана большая часть народных библиотек, организованных непосредственно земствами или при их финансовом участии;

4) приоритетным направлением в культурно-просветительной деятельности петербургского земства было создание и организационно-финансовая поддержка народных библиотек, поскольку это часто сочеталось со встречной инициативой частных лиц и общественных организаций;

5) земские народные библиотеки губернии продолжали оставаться «культурными очагами» для сельских территорий только в первые годы советской власти, и лишь некоторые из них впоследствии стали основой для массовых советских библиотек.



Результаты исследования отражены в восьми публикациях общим объемом 2 а.л., в том числе в журналах «Научные и технические библиотеки» (2009) и «Библиосфера» (2010) (2011), включенных ВАК в «Перечень российских рецензируемых научных журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук»; основные положения и итоги исследования докладывались на международных и всероссийских научно-практических конференциях (2008-2011 гг.): «История библиотек сквозь века» (международная научная конференция, Санкт-Петербург, 2008 г.); 57-й и 58-й научных конференциях аспирантов и студентов (Санкт-Петербург, 2008 г., 2009 г.); «Шестые Азаровские чтения. Библиотека в социальном и медийном пространстве региона» (всероссийская научно – практическая конференция, Самара, 2009 г.); «Частная и общественная инициатива в поддержку библиотек в России» (всероссийская конференция, посвященная 125-летию создания сети общедоступных библиотек города Москвы, Москва, 2010 г.); «Вторые Сахаровские чтения» (всероссийская научно-практическая конференция (Санкт-Петербург, 2010 г.); «Смирдинские чтения. Книжное дело вчера, сегодня, завтра» (всероссийская научная конференция (Санкт-Петербург, 2010 г.); «Библиотеки в новом десятилетии информационного века: совершенствуя технологии и развивая сотрудничество» (международная научная конференция, Крым, Судак, 2011 г.).

Структура диссертации. Цель и задачи исследования определили содержание и структуру диссертации, которая состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и архивных источников (более 200 наименований). Приложениями диссертации являются: административная карта губернии с указанием месторасположения земских библиотек; биографические справки об организаторах и учредителях библиотек губернии; база данных «Земские библиотеки Санкт-Петербургской губернии» в электронном формате.

II. Основное содержание работы

Во введении обоснована актуальность выбранной темы, охарактеризована степень ее изученности, определены объект, предмет, цель, задачи, методологические основы, хронологические и географические границы, положения, выносимые на защиту.

Первая глава диссертации «Культурная среда Санкт-Петербургской губернии второй половины XIX – начала ХХ столетия» состоит из четырех параграфов. В первом параграфе «Дефиниция понятия «культурная среда»» осуществлен терминологический анализ ключевого понятия «культурная среда» и предложено его определение как «совокупности созданных трудом человека (субъекта среды), материальных и социальных условий (социально-культурные и иные объекты вещного мира, социальные коммуникации, духовно-нравственные ценности общества), способствующих успешному развитию, саморазвитию и самореализации личности», которое рассматривается как рабочее в рамках данного исследования для изучения его объекта и предмета в конкретно-историческом контексте второй половины XIX - начала ХХ вв.

В этот исторический период в России интенсивно складывалась новая среда обитания, в которой культура и просвещение становились неотъемлемой частью жизни широких кругов населения, а не только социальным признаком высоких слоев населения. Во многом это было связано с тем, что доминантой культурного развития России в это время стал процесс глобального реформирования, раскрепощения и демократизации общества, вылившийся, в частности, в создание системы внешкольного образования, в становление культурно-просветительной деятельности в стране.

Во втором параграфе «Экономико-географические, социально-демографические условия как факторы культурной среды Санкт-Петербургской губернии» дана общая характеристика эволюционных условий развития культурной среды Санкт-Петербургской губернии. Очевидно, что в Санкт-Петербургской (затем Петроградской) губернии сложились своеобразные жизненные условия для населения. Географические особенности территории никогда не отличались благоприятными характеристиками. Скудный состав почв, заболоченность, сырой климат не давали возможности для такого ведения сельского хозяйства, как в черноземье или, тем более, южных регионах страны.

Важной особенностью жизни губернии было наличие имперской столицы, являвшейся культурообразующим центром не только для региона, но и для всей страны, что играло не только положительную, но и, в какой-то степени, отрицательную роль в развитии социокультурной сферы территории. Центростремительная сила столицы втягивала все: рабочую силу, материальные ресурсы, капиталы, креативные идеи. Сосредоточение торгово-промышленной жизни, постоянная сезонная миграция населения в город и обратно в село, скопление больших масс рабочего населения и воинских частей, с маневрами и лагерной жизнью, массовое развитие дачных поселков в пристоличном районе, пребывание Высочайшего Двора, - все это резко отражалось на укладе жизни в Санкт-Петербургском, Петергофском и Царскосельских уездах. Это были более обжитые, социально развитые территории, задавшие тон в культурной жизни губернской провинции. Здесь находилась большая часть городов - уездных и неуездных (Петербург, Петергоф, Царское Село, Ораниенбаум, Павловск, Гатчина, Кронштадт, Колпино), игравшие роль «культурных гнезд», откуда исходили просветительские, благотворительные начинания демократически настроенных общественных групп и частных лиц в деле образования сельского населения, приобщения к ценностям культуры, распространения сельскохозяйственных и медицинских знаний, борьбы с пьянством и т.д.

Остальная территория губернии представляла во многих отношениях полную противоположность благополучным пригородам Санкт-Петербурга. Огромные лесные пространства, масса болот, редкое население, слабое развитие промышленной жизни и сельского хозяйства – таковы характерные особенности Новоладожского и Шлиссельбургского уездов, северной части Санкт-Петербургского, Гдовского и Лужского уездов. Ямбургский уезд являлся как бы соединительным звеном между указанными двумя группами уездов. Культурное развитие этих территорий не могло идти вровень с вышеуказанными, хотя даже внутри этой группы наблюдались различия. Так, в Шлиссельбургском уезде было много фабрик и заводов, в том числе сталелитейный Путиловский завод – крупнейшее по тем временам предприятие, что не могло не сказываться на характере культурной среды. Администрации заводов создавали социальную инфраструктуру территории, частью которой были народные дома, хоры, библиотеки-читальни, книжные лавки и др. Новоладожский, Гдовский и Лужский уезды, как наиболее отдаленные от столицы и мало населенные, уступали по насыщенности культурной среды прочей территории, хотя уездные города, безусловно, переживали свою культурную эволюцию, пусть и более медленную.

В третьем параграфе «Земская реформа на территории губернии» рассматривается влияние на развитие культурной среды такого политического фактора как земская реформа 1864 г., явившаяся мощным толчком для обновления Российской империи.

Определяющим фактором развития местного земства являлась близость к столице, к ее надзорным органам, что приводило к жесткому исполнению ограничения прав, демократических начал в местном самоуправлении, что в более отдаленных регионах носило не такой суровый характер. Управление территорией губернии фактически происходило из столицы и на первом этапе земского движения играло решающую роль, поэтому деятельность петербургского земства, ввиду сложившихся обстоятельств, активизировалась только на рубеже столетий и затем стала развиваться стремительными шагами, особенно в сфере народного образования и культурного строительства.

В четвертом параграфе «Развитие культурной среды Санкт-Петербургской губернии после земской реформы» охарактеризован вклад, сделанный земством в формирование социокультурной инфраструктуры губернии, в просвещение населения. Благодаря усилиям земств, поддерживаемым ими общественным и частным инициативам целенаправленно создавались школы, приюты, больницы, чайные с читальнями, народные дома, книжные лавки, библиотеки, музеи и др. Тем не менее, возможностей приобщения к культуре и образованию было гораздо больше у городских жителей, чем у сельских, поскольку часто культурные инициативы рождались и воплощались на уровне городов и крупных поселений, а население сельских местностей редко участвовало в этих инициативах. Их культурная среда развивалась с заметным отставанием.

Вторая глава «Возникновение и развитие земского библиотечного дела в Санкт-Петербургской губернии (1864 - 1917 гг.)» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе раскрываются понятия «земское библиотечное дело» и «земская библиотека», исходя из того, что деятельность земств по созданию библиотек развивалась в двух направлениях. С одной стороны, учреждались и финансировались собственные земские библиотеки, а именно: 1) земские публичные библиотеки; 2) специальные библиотеки для земских служащих, прежде всего, для учителей земских школ; 3) земские народные библиотеки; 5) школьные библиотеки. С другой стороны, земства выделяли субсидии на содержание общественных библиотек, брали под финансовую опеку частные библиотеки, находившиеся на грани закрытия из-за отсутствия средств, поддерживали инициативу сельского населения в открытии библиотек и др. Благодаря организационно-финансовой поддержке земств существовали разные виды библиотек, развивалось библиотечное обслуживание, поэтому представляется необоснованным ограничивать земское библиотечное дело только организацией и содержанием так называемых народных библиотек. Оно вбирало в свою орбиту и другие, внеземские библиотеки, которые нуждались в его опеке.

Второй параграф «Деятельность земств по организации и финансированию библиотек» представляет периодизацию земского библиотечного дела губернии в связи с позицией земств в вопросе создания тех или иных типов библиотек, доступных широким слоям населения. Здесь отчетливо выделяются три временных периода: 1) 1864 – 1894 гг.; 2) 1894 - 1906 гг.; 3) 1906 – 1917 гг.



Первый период был самым длительным и наименее результативным в деле создания библиотек, когда внешкольное образование, в отличие от народного образования, на территории губернии было развито достаточно слабо. Земские органы первоначально занимались организацией народных школ, направляя основные усилия на создание их сети. Поскольку обязательным условием школьного обучения земские деятели считали библиотеку, то к 1910 г. число школьных библиотек в губернии равнялось 322 на 705 училищ. Этот период земского библиотечного дела губернии в целом можно назвать временем школьных библиотек.

До середины 1890-х гг. земских народных библиотек в губернии вообще не существовало. Только в 1894 г. в с. Рождествено Царскосельского уезда появилась первая земская библиотека. Начался второй период развития библиотечного дела - период организации первых собственно земских народных библиотек, активизации работы земств по внешкольному образованию. В 1896 г. насчитывалось уже 35 народных библиотек, к 1903 г. их число достигло 69. При активном участии Санкт-Петербургского комитета грамотности в земских кругах постепенно сформировался более широкий взгляд на библиотеки: они теперь рассматривались не как придаток школы, а как одно из важнейших развивающих средств внешкольного образования. Начались количественные и качественные изменения, выражавшиеся во все большем распространении народных библиотек, увеличении их финансирования, развитии различных форм библиотечной работы. Наступило время библиотечного прорыва в губернском внешкольном образовании.



В третий период огромное влияние на культурную жизнь России оказали революционные события 1905-1907 гг. В 1906 г. разрешительный порядок открытия библиотек сменился явочным, то есть теперь не требовалось разрешения губернатора, поэтому в 1909 г. в губернии было уже 143 народные библиотеки, а в 1915 г. их насчитывалось 150.

В начале ХХ в. были сделаны первые попытки сформировать в стране сеть библиотек. По поручению Петербургского губернского земского собрания в 1913 г. были составлены «Проект основных положений по внешкольному образованию Царскосельского уездного земства» и аналогичный проект Ямбургского земства. Царскосельское земство разработало план мероприятий по внешкольному образованию для уезда в виде устройства сети районных (при районных библиотеках – библиотечные советы), сельских постоянных и передвижных библиотек, организации повторительных занятий, народных чтений и т.д., и приступило к его выполнению (по мере создания сети народных библиотек пришкольные библиотеки решено было закрывать) с расчетом создать библиотечную сеть к 1920 г., когда ежегодный расход на библиотеки должен был составить 10 050 рублей. Точно также поступило Ямбургское земство.

Затраты земств на мероприятия по внешкольному образованию увеличились. На первом месте в этом вопросе находилось Царскосельское, за ним следовали: Санкт-Петербургское, Новоладожское и Лужское земства. Меньше расходов было у Гдовского и Петергофского земств. В свою очередь, губернское собрание ассигновало в 1916 г. 50 000 тыс. руб. на внешкольное образование. Земская практика за короткий промежуток времени развила общие принципы культурно-просветительной работы – общественность, самостоятельность, общедоступность, бесплатность, планомерность, сетевая организация культурно-просветительных учреждений.

Поскольку в 1917 г. Российская империя перестала существовать, планы петербургского земства в деле повышения культуры и просвещения населения частично остались нереализованными, однако его основные библиотечные идеи получили воплощение в советское время. Поэтому завершающий этап в истории земского библиотечного дела нельзя не назвать временем начала библиотечного строительства в нашей стране.

В третьем параграфе «Земские народные библиотеки в деле просвещения и повышения культурного уровня населения» предпринята попытка восстановить эволюционную картину развития библиотечной сети каждого уезда губернии, выявить региональные особенности и определить культурно-просветительный вклад библиотек в жизнь населения. Отмечено, что во всех восьми уездах были созданы разные типы библиотек, но на первом месте по количеству были школьные библиотеки, которыми нередко пользовались и взрослые, затем шли собственно народные, затем библиотеки других типов – учительские, для земских служащих, сельскохозяйственные и т.д.

Деятельность земских библиотек по обслуживанию населения в целом строилась на тех же основаниях, что и в других губерниях и вполне соответствовала духу времени. Подбор книг в их фондах, регулируемый министерскими каталогами разрешенной литературы, был довольно пестрый. И хотя идеи 1-го Всероссийского съезда по библиотечному делу провозглашали, что воспитывать читателя нужно на хорошей книге, на практике часто приходилось ради привлечения малокультурных читателей комплектовать не имеющие художественной и идейной ценности дешевые детективы, сентиментальные романы, лубочные произведения и т.п. Большую часть фонда сельских народных библиотек составляла художественная и религиозно-нравственная литература, в городских уездных библиотеках преобладала художественная литература, так как читать, например, отраслевую литературу было попросту некому. Средний объем фонда сельской библиотеки колебался около 300-400 экземпляров.

Основными посетителями сельских библиотек, что очевидно, были крестьяне и их дети. В лучшем положении находились городские уездные библиотеки, обслуживавшие более разнообразную читательскую аудиторию, в том числе петербуржцев, приезжавших летом на отдых. Средняя годовая книговыдача составляла примерно 1000-1500 экземпляров.

Земскими библиотекарями чаще всего выступали школьные учителя, иногда и волостные писари, местные священники, агрономы, грамотные крестьяне и др. Вопрос решался на месте волостным правлением, потому что уездная управа нередко «перекладывала» эту задачу на его плечи, не желая начинать волокиту с согласованием кандидатуры заведующего библиотекой у земского начальника, инспектора народных училищ, главы местной церкви и утверждением у губернатора.

Примечательно, что недостатки в работе народных библиотек, критиковавшиеся многими современниками, нередко проистекали именно от качества исполнения своих обязанностей библиотекарем, и заведование библиотекой земской учительницей совсем не было гарантией хорошей работы в силу отсутствия материальных и моральных стимулов.

К 1917 г. в губернии уже насчитывалось несколько сотен разных библиотек. Не имеет особо принципиального значения, каково было точное их количество в том или ином году, поскольку процесс их открытия был постоянным и неравномерным. Это важно лишь для сравнения с ситуацией в Ленинградской области, где число общедоступных библиотек на территории в границах бывшей губернии за последнее пятилетие сократилось до 300, хотя населена она несравнимо больше, чем до революции.

При всей несопоставимости возможностей народных и современных общедоступных библиотек дореволюционный сельский житель мог в достаточной степени реализовать свое право на библиотечное обслуживание. Даже небольшие сельские и волостные библиотеки предоставляли возможность бесплатно брать книги, читать местные и центральные газеты, популярные журналы; уездные библиотеки становились центрами образования и общения для всех – устраивали лекции, чтения, краеведческие выставки, сеансы «туманных картин», пользовавшиеся большой популярностью в народе, то есть отвлекали его от разгула, позволяя разумно и с пользой провести досуг, знакомили с произведениями лучших писателей и с популярными книгами по различным отраслям знания. С этой точки зрения они были самой подходящей, доступной населению формой культурного обслуживания.

В четвертом параграфе «Внеземские библиотеки на территории губернии и их культурно-просветительная деятельность» характеризуется такой сегмент библиотечной среды как внеземские библиотеки, открывавшиеся другими учредителями и на другие средства, что необходимо для осмысления их взаимоотношений с земствами, определения вклада в формирование культурного облика территории. При этом в диссертации подчеркивается определенная условность выделения внеземских библиотек, поскольку часто земства тем или иным образом принимали участие в их судьбе, и их целенаправленная деятельность стала решающей для перехода от разрозненных, маломощных библиотек к началу формирования библиотечной сети губернии.

Активными участниками процесса организации библиотек были состоятельные люди, благодаря частным инициативам которых в губернии был открыт ряд публичных библиотек. На протяжении почти всего ХIХ в. это был практически единственный путь организации общедоступных библиотек.

В Санкт-Петербургской губернии значительный вклад в библиотечное дело внесло купеческое сословие, что объясняется не только их бескорыстием и благотворительностью, но и желанием получать одобрение и признание со стороны просвещенных слоев общества, широкой публики, поддерживать авторитет в бизнес-сообществе того времени, а также, что было немаловажно для православной России, получать одобрение церкви.



Разночинная интеллигенция (учителя, врачи, инженеры и др.) также принимала участие в организации библиотек, и некоторые из них стали родоначальниками нынешних публичных библиотек (например, Новоладожская общественная библиотека им. А.С.Пушкина, инициированная преподавателем городского училища И.И. Шеляпиным; Гатчинская частная библиотека действительного статского советника А.В. Лазаревского, Сиверская народная библиотека, учрежденная поэтом, общественным деятелем А.Н.Майковым и др.)

Другим примером частной библиотечной инициативы являются знаменитые павленковские библиотеки. После смерти знаменитого книгоиздателя Ф.Ф. Павленкова его душеприказчики открыли в деревнях Санкт-Петербургской губернии библиотеки-читальни (например, в Ямбургском уезде была 21 библиотека).



Общественные инициативы приводили к возникновению, как платных публичных библиотек, так и бесплатных народных. Особенно большой вклад внесли Общество ревнителей русской истории и просвещения в память императора Александра III, Невское общество по устройству народных развлечений (Шлиссельбург), Попечительство о народной трезвости, учредившее с 1898 г. только в Ямбургском уезде 25 бесплатных библиотек.

В просвещении населения участвовала церковь и церковные общества трезвости. К началу 1900-х гг. в Санкт-Петербургской губернии было 100 народных церковно-приходских библиотек. Активную позицию занимали евангелическо-лютеранские приходы, открывшие к 1896 г. 14 финских библиотек.

Очевидно, что создание и распространение библиотек, не принадлежавших земствам и открывавшимся по инициативе других субъектов культурной среды, носило достаточно интенсивный характер. Нередко такие библиотеки имели хорошие фонды литературы и периодических изданий, вели каталоги, имели большой круг читателей. Но не всегда они могли долго существовать благополучно и самостоятельно, а в 1914-1917 гг. из-за сложных экономических условий большинство библиотек губернии поддерживалось земствами финансово и организационно. В любом случае открытие каждой новой библиотеки в уезде было большим событием для жителей, для которых главным было, не кому она принадлежит, а наличие необходимой литературы и доступная плата за пользование. Усиление внимания населения к библиотекам отражало изменение их статуса в обществе, признание ее просветительской роли, необходимости присутствия в культурном пространстве территории.

Последовательное решение задач исследования позволило прийти к следующим выводам:

- исторический путь общедоступных библиотек со всей очевидностью свидетельствует, что наиболее «выживаемыми» оказались именно библиотеки, учреждаемые земствами, что объясняется как постоянством финансирования, так и определенной заинтересованностью органа власти в наличии «очага культуры» на территории поселения. Земское библиотечное дело включало не только создание библиотечных учреждений, но и знаменовало собой начало планомерного создания их сети в регионе, осмысление принципа сетевого обслуживания, и, тем самым, обеспечение равного доступа к библиотечным услугам населения не только уездов, но и сельской местности, а также введения профессиональных начал в библиотечную деятельность путем создания специальных органов управления внешкольным образованием, подготовки библиотечных кадров;

- периодизация истории земских библиотек Санкт-Петербургской губернии показывает закономерности, сходные с другими губерниями России, - постепенный переход от школьных библиотек, обслуживавших в основном учебные потребности учащихся, пришкольных библиотек, выполнявших смешанные функции, к собственно народным библиотекам (1864-1894). Это объясняется тем, что в первые годы развития народного образования читательский слой сельской местности был еще очень тонок, и массового спроса населения на библиотечное обслуживание не возникло. Затем работа земств по внешкольному образованию приобрела более интенсивный характер (1894-1906). Началось нарастание количества народных библиотек, произошел своеобразный прорыв в развитии культурной среды территории. К этому времени земская школа подготовила несколько поколений учеников, количество грамотного населения значительно увеличилось, сама атмосфера начала ХХ столетия требовала от человека активного включения в социум и выработку собственного мнения о стремительно развивающихся социальных процессах. Народные массы стали жадно учиться и самообразовываться, в том числе используя ресурсы бесплатных народных и платных общественных библиотек, просветительная роль которых заметно возросла. Часто они использовались демократической интеллигенцией для политического просвещения и пропаганды революционных взглядов (1906-1917);

- земские деятели Санкт-Петербургской губернии накануне Октябрьской революции вплотную подошли к идее планомерной организации библиотечной сети, разработав соответствующие проекты, которые свидетельствовали об определенной зрелости их библиотечной мысли, о начале системных процессов в библиотечном деле. Из-за событий 1914-1917 гг. новых земских библиотек в губернии после 1916 гг. создано не было, но к концу земского периода на ее территории насчитывались уже сотни школьных и пришкольных библиотек; более 150 земских народных библиотек. Завершающий этап в истории земского библиотечного дела, по сути, явился началом библиотечного строительства в нашей стране;

- организация и финансирование библиотек, управление ими, формы библиотечной работы в губернии особенно не отличались от общероссийской ситуации. Стоит отметить лишь более позднее, по сравнению с другими губерниями, начало процесса возникновения и роста числа народных библиотек, что было связано с близостью столицы, ее жестким административно-правовым надзором, политическим давлением на местное самоуправление;

- земские библиотеки, как уездные городские, так и сельские в самые первые годы советской власти продолжали свою работу, оставаясь «культурными очагами» территорий; но судьбы их складывались по-разному: некоторые, как Невская читальня, Новоладожская общественная библиотека, Гатчинская уездная библиотека стали основанием советских массовых библиотек, но многие закрывались как идеологически не соответствующие требованиям нового времени. Вместо них создавались красные избы-читальни, в которых формировались фонды другой литературы и больше использовались агитационные методы работы. Постепенно вытеснялись библиотекари старой формации, приверженные либерально-демократическим традициям, не устраивавшие новую власть, нуждавшуюся в «бойцах» идеологического фронта. В любом случае, новые библиотеки появлялись в уже сложившейся библиотечной среде, порой заимствовали помещения земских библиотек, идеологически «безопасную» часть фондов, устоявшиеся методические приемы культурно-просветительной работы и др.;

- именно библиотечные инициативы земцев впоследствии заложили основы организации системы библиотечного обслуживания в нашей стране. Опыт органов местного самоуправления Санкт-Петербургской губернии является полезным и сегодня, поскольку перед муниципалитетами стоят похожие задачи. Например, принцип долевого финансирования библиотек, активно применявшийся в прошлом, ныне разрешен ФЗ № 131 о местном самоуправлении (2003 г.) в виде субвенций денежных средств из бюджетов городских или районных муниципальных округов в бюджеты поселений и наоборот, вместе с передаваемыми полномочиями по решению конкретных вопросов местного значения. Принцип тесного взаимодействия библиотек и органов местного самоуправления актуален и сегодня, так как позволяет эффективнее решать текущие проблемы, адекватно формировать муниципальный заказ библиотеке, повышая результаты ее деятельности.

Также актуален принцип кооперации библиотек разных видов и типов в деле библиотечного обслуживания населения, поскольку только благодаря сетевому и межсетевому взаимодействию можно полнее удовлетворять разнообразные читательские запросы. До революции именно совместная «культурная экспансия» всех библиотек губернии – земских, общественных, частных и др. дала необходимый результат - просвещение населения, распространение грамотности, укрепление потребности в чтении, осознание практической пользы книги, что внесло свой вклад в формирование человека нового столетия, качественное изменение его культурной среды. Этот бесценный опыт библиотечного прошлого следовало бы учесть органам местного самоуправления Ленинградской области, в 2000-е гг. пошедшим по пути децентрализации и сокращения районных библиотечных систем.

Исследование истории земского библиотечного дела имеет не только историко-культурное, но и практическое значение для осуществления региональной и муниципальной библиотечной политики в новых социально-экономических условиях развития нашей страны.



Публикации по теме диссертации в изданиях, включенных Высшей аттестационной комиссией в «Перечень российских рецензируемых научных журналов»:

1. Культурная среда библиотеки: интерпретация понятий / Е.В. Мокшанова // Науч. и техн. б-ки. – 2009. - № 9. – С. 68-73.

2. Частная и общественная инициатива в организации библиотек (на примере Санкт-Петербургской губернии) / Е.В. Мокшанова // Библиосфера. – 2010. - № 4. – С. 9-11.

3. Методологические подходы в междисциплинарных исследованиях истории библиотечного дела / Е.В. Мокшанова // Библиосфера. – 2011. – № 3. (в печати)



в других изданиях:

4. Библиотеки в культурной среде региона / Е.В. Мокшанова // Материалы 57-й научной конференции аспирантов и студентов (СПб., 16-17 апреля, 2008) / С.-Петербург. гос. ун-т культуры и искусств: редкол.: В.В. Головин и др. – СПб.: СПб ГУКИ, 2009. – С.36-38.

5. Библиотеки и читальни Ямбургского уезда Санкт-Петербургской губернии / Е.В. Мокшанова // Вторые Сахаровские чтения: матер. Всерос. науч. – практ. конф. СПбГУКИ; науч. ред. М.Н. Колесникова. – СПб.: ЛЕМА, 2010. – С. 78-81.

5. Культурная среда библиотеки как ресурс поликультурного общества / Е.В. Мокшанова // Библиосфера. – 2009. - № 3. – С. 25-28.



6. Участие земств в развитии библиотечного дела XIX в. (на примере Санкт-Петербургской губернии) / Е.В. Мокшанова // Земские учреждения: организация, деятельность, персоналии: матер. науч.- практ. конф. [посвящ. 140-летию Вят. земства] (Киров, 16-17 окт. 2007). – Киров, 2007. – С. 151-154.

8. Библиотечная сеть Санкт-Петербургской губернии на страницах памятных книжек (1861-1917 гг.) // Шестые Азаровские чтения. Библиотека в социальном и медийном пространстве региона: матер. всерос. науч.- практ. конференции (Самара, март 2009 г.) / Мин-во культуры РФ; ФГОУ ВПО СГАКИ. - Самара, 2009. – С.155-162.


Смотрите также:
Земское библиотечное дело в культурной среде региона
304.63kb.
1 стр.
М. В. Парфенова Начальник управления по работе с
42.54kb.
1 стр.
18. проблемы инновационного развития региона. Обзор текущей литературы
101.87kb.
1 стр.
Рабочая программа по дисциплине
1116.04kb.
6 стр.
Формирование коммуникативно-культурной
217.38kb.
1 стр.
Факты, события
865.21kb.
6 стр.
Развития культуры в свердловской области
1678.29kb.
11 стр.
Н. Горушкина Традиционная народная культура в медиапространстве России: о механизмах государственной культурной политики
181.73kb.
1 стр.
Библиотечное обслуживание татарского
222.09kb.
1 стр.
Управление интеллектуальным потенциалом региона
308.2kb.
1 стр.
Пестова Олеся Анатольевна
71.39kb.
1 стр.
Урок познания мира в 1 классе. Насекомые
69.67kb.
1 стр.