Главная страница 1
Занятость и образование в стране и мире: сегодня, завтра
Т.М. Шумилова

Главный специалист Министерства труда и занятости



Республики Карелия

185005 г. Петрозаводск, пр. Александра Невского, д. 33



Е-mail: TMShumilova@czrk.onego.ru
Прошло более двух лет с момента опубликования моей научной статьи на тему «Образование и наука главный вектор в развитии России в XXI веке» в рамках проведения Всероссийской научно-практической конференции (15-17 апреля 2009 года) [24]. Ее основное содержание заключалось в анализе причин и последствий глобального демографического перехода1. Вывод, сделанный в работе, сводился к тому, что в эпоху глобальной демографической революции человечество круто меняет вектор своего развития. Происходит слом прежней тенденции роста численности населения, сложившейся за сотни веков. Главным вектором и главной движущей силой в предвидении и активном управлении будущим должно стать развитие фундаментального научного знания как глобального явления в мировой культуре с общим информационным пространством.

Основанием для подобных высказываний явились работы ученого-демографа Анатолия Вишневского и математические модели профессора Сергея Капицы [11]. В настоящее время с их именами связывается становление глобальной демографии в России и мире. Согласно теории демографического перехода главным параметром демографического развития в целом является сама численность населения мира. Данная теория приводит к парадоксальному выводу – число людей одновременно живущих на планете в XXI веке не превысит 9–12 миллиардов человек, и близкие показатели будут достигнуты уже к середине нынешнего столетия. Время экстенсивного демографического роста для человечества заканчивается2.

По мнению профессора Сергея Капицы, демографический фактор, связанный со стадией прохождения демографического перехода, играет существенную роль в возникновении опасности войн, вооруженных конфликтов и противостояний, в первую очередь в развивающихся странах. В мире сейчас происходят события катастрофического масштаба. То, что творится в Египте, Сирии, Ливане, Йемене, Тунисе, Алжире, и так далее – это мировой процесс гигантского значения. Идет великая глобальная перестройка. И события в странах Ближнего востока и северной Африки, показывают, что самым опасным врагом Большого Запада, который остановился в своем развитии, является регион, который продолжает развитие. Это Китай, Индия, Вьетнам и – на перспективу – коалиция других стран Большого Дальнего Востока. Успешно развивающиеся национальные государства рано или поздно будут способны догнать и обогнать ранее лидировавшие старые государства. Поэтому именно Большой Запад, в который включаются и Соединённые Штаты Америки, как отмечает политолог Сергей Кургинян, и формирует Большой Юг – этот в основном исламский регион – для удара по Большому Дальнему Востоку [18]. Как выйти из этого противостояния слабо развитых стран, почти миллиарда людей безработных, которые готовы обвязаться гранатами и ответить на вызов развитых стран? Ответить на вызов – это всё зависит от психики, от настроения, от религии иногда, от чего угодно [20]. Само это явление вооруженного конфликта, международного терроризма выражает состояние социальной напряженности, как это уже было на пике демографического перехода в Европе во второй половине XIX века и начале XX века.

Проблемы, переживаемые сегодня Россией мало, чем отличаются от тех проблем, которые характерны для всех развитых стран. В период демографической революции, как считает Сергей Капица, происходит распад сознания и управления обществом, эрозия власти и ответственности управления, растет организованная преступность и коррупция, а также идут негативные демографические процессы на фоне социальной патологии общества (пьянство, наркомания, депрессия, апатия и прочее). Мировые правящие элиты, стремясь увековечить свои привилегии (завоевания) и ликвидировать даже тень реальной ответственности перед обществом, пишет автор статьи «Бинарная экспансия: метод сознания и консервирования социального хаоса» Сергей Тихомиров, реализуют наиболее циничные и скрытые методы манипулирования общественным сознанием, потому что отсутствуют какие-то моральные оправдания безудержной животной алчности транснациональных финансово-промышленных олигархий3.

Непонимание происходящего в мире нарастает. Цивилизация XXI века4, продолжает С.Тихомиров отличается от более ранних цивилизаций тем, что уровень понимания людьми социально-экономических процессов резко снизился [21]. Люди вынуждены все «заглатывать» не столько из-за усложнения социальных процессов, сколько из-за все более изощренных по содержанию и аморальных по существу методов управления этими процессами в обществе, которые набирают силу.

Нестыковки механизмов/режимов управления и фундаментальных целей общества, которые должны ориентировать человечество на развитие и стремление к высокому идеалу (идеи), гуманизму и прогрессу (на деле же получается – обеспечение роста жизненного уровня и благосостояния, жизнеустройство, бытоустроение, потребительское насыщение), приводят к острым социально-экономическим противоречиям в разных странах. К тому же – к загрязнению биосферы планеты и экологической угрозе для мира. Кризисные 2008-2011 годы явились наглядным подтверждением этого. В период экономического обострения на головы граждан обрушился вал всевозможной информации, не всегда объективно и точно отражающей события в мире. Из печатных СМИ и сети Интернет людям предлагались разные точки зрения на видение социально-экономических проблем, представлялись прогнозы, давались предсказания о крахе доллара и конце мира, описывались различные варианты борьбы с мировым финансовым кризисом и его последствия, изображались пути выхода промышленно развитых стран из серьезного экономического коллапса.

К 2011 году общее напряжение в мире несколько спало, негативная динамика по основным параметрам социально-экономического развития прекратилась. Правительства многих государств, в том числе и России, предприняв своевременно решительные действия антикризисного характера, погасили кризисные процессы, при этом обеспечили среднесрочную стратегию для восстановления докризисного уровня развития мировой экономики. Хозяйственный рост возобновился, базовые отрасли экономики поднялись, угроза банковского кризиса миновала.

Но всех проблем мировые элиты решить не смогли. Доходы граждан практически перестали повышаться, безработица закрепилась на невиданных с 1970-х годов уровнях в 5,0-9,9 процента в еврозоне (с исключением в виде Испании с 21 процентом) и 9,2 процента в США, а сами государства стали стремительно накапливать долг и сводить бюджеты с колоссальными дефицитами: от 4,3 процента ВВП в среднем по еврозоне до 9,1 – в Великобритании и США [7].

Несмотря на достижение некоторых результатов, жизнь простых людей после кризиса не стала устойчивей/прочней, из нее навсегда ушли уверенность и стабильность. Усилилось ощущение беспокойства, зыбкости и шаткости положения во всем мироустройстве.

Олигархическая, финансовая элита понимает, что прежняя траектория развития мира закончилась и, что социальное государство больше не соответствует сумме технологий, самой экономической базе современного общества. Но на сегодняшний день у господствующего класса нет концепции построения социальной структуры, соответствующей новой технологической реальности. Отсутствует и внятная экономическая, технологическая, образовательная и инновационная стратегия развития на долгосрочную перспективу (на 20-30 лет). Может быть, поэтому, элиты и не предпринимают никаких решительных шагов, чтобы кардинально изменить ситуацию, перестроить ее и двинуться дальше. Ведь тот совершенно новый концептуальный консенсус видения будущего, который сложился в рамках политических элит, вряд ли, найдет поддержку у большинства трудящихся. В основе этого консенсуса, пишет Президент Международной Академии Гуманитарных технологий Евгений Гильбо, лежит идея демонтажа системы социальных гарантий для жителей «цивилизованных стран», «опускания» населения развитых стран практически до уровня «третьего мира» [3].

В нынешних условиях на примере Греции, Италии, Испании, Португалии, Ирландии и других менее развитых стран, совершенно очевидно, что нынешняя, по преимуществу финансовая, аристократия Запада не собирается отказываться от разного рода замыслов и экспериментов. И это, даже несмотря на то, что ограничение/лишение социальных гарантий и доступа к ресурсам/условиям для личного развития вызывают протестные выступления народных масс в разных частях света.

Впредь противостояния в мире против корпораций и банков, против коррупции и гегемонии федеральной резервной системы (ФРС), против «финансовой Гоморры» и общества потребления, навязавшего цивилизованному человечеству нелепейшую из идей – веру в возможность безграничной жизни в долг будут только нарастать. А значит, появляется новая реальная угроза кризиса. Его причиной является развитие технологий, их ускоренный рост с одной стороны и тупиковость человеческой эволюции, духовная инерция и пустота с другой. Несоответствие социальных отношений и технологической системы индустриального (постиндустриального) общества толкает людей к революционному бурлению5. Само это противоречие заключается в природе глобального демографического перехода.



В самом деле, за 400-500-летнюю историю человечества индустриальная эпоха в рамках модернизации прошла несколько фаз в своем развитии6. Главным содержанием ранней фазы индустриализации были совершение рутинных механических и ручных операций в рамках традиционных технологий производства материальных благ. Механизация, пришедшая на смену ручному труду, привела к созданию в конце XIX века мощного машинного производства. Максимизация использования работников в рамках производства потребительского продукта стала политической задачей правящей элиты7. Механизация сформировала спрос на квалифицированного и разумного оператора с глубокой внутренней самодисциплиной, творческим подходом к делу и достаточным образованием для того, чтобы успевать за развитием технологии. Для появления такого человека нужна была специфическая среда «среднего класса» с его тягой к развитию личности детей, к привитию им внутренней самодисциплины и ответственности. В силу этого, продолжает Евгений Гильбо, социальная инфраструктура постепенно адаптировалась к сложившейся технологической реальности. Затраты на воспроизводство ответственной рабочей силы были включены в заработную плату, так что квалифицированные рабочие стали частью среднего класса наряду с мелкими предпринимателями. Государство при этом стимулировало развитие передовых технологий и прогресса.

Механизация создала технологическую основу автоматизации, ставшей содержанием индустриальной фазы второй половины ХХ века. Автоматизация привела к полному отрицанию основ индустриальной цивилизации, в которой было неимоверное преобладание цены изготовления продукции (практическое воплощение образца) над ценой создания идеи-образца. К концу прошлого столетия, отмечает Евгений Гильбо, сложилась такая технологическая структура, в рамках которой производство образца стало составлять ничтожную величину от стоимости самого образца.

В результате автоматизации количество занятых рутинными операциями сократилось на два порядка. Рабочий класс оказался ликвидирован как класс, по крайней мере, в развитых странах. Усложнение техники повлекло, как ни странно, к снижению требований к квалификации операторов и даже к их самодисциплине. А уж потребность в операторах сократилась неимоверно.

Упадок пролетариата в условиях становления постиндустриального общества выражался, прежде всего, в дифференциации рабочего класса. Одна его часть но своему профессиональному уровню и жизненным стандартам примыкала к средним слоям общества, а другая представляла собой группу, названную А. Горцем "не-классом не-рабочих", или "неопролетариатом", объединяющим всех, чьи интеллектуальные способности оказались обесцененными современной технической организацией труда [6].

С ростом экономики потребления, знаний и информации активная рабочая сила привлеклась в сектор обслуживания населения, в общественно-значимые и муниципальные работы и услуги [12]. Ныне до 70 процентов рынка труда индустриальных (постиндустриальных) стран связано с развитием сервиса.

Постиндустриальное общество сформировало (или еще формирует в ряде стран) класс производителей постиндустриального (идеального, информационного) продукта. Этот класс соединяет в себе функции производителя и обладателя средств производства, да и конечной продукции. В силу этого класс почти не зависит от других слоев общества, как в индустриальном обществе зависели друг от друга рабочие и капиталисты, а в доиндустриальном - крестьяне и феодалы.



Основанием классового деления современного социума становится образованность людей, обладание знаниями. Социальное неравенство возникает в результате неравного доступа к образованию; необразованность - вечный спутник граждан второго сорта, считает доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев [9]. И добавляет, что раньше образованность была фактором конкуренции, сейчас фактор конкуренции – уникальные навыки, таланты, особенности личности. Образованность и уникальность, понятно, вещи разные. Общество сегодня требует отхода от массовых канонов, и преуспевают в первую очередь те, кто создает уникальный продукт или услугу и занимает очень узкую потребительскую нишу [10].

Начиная с конца 1980-х годов для человека, имеющего диплом хорошего учебного заведения, а также серьезное послевузовское образование, либо серьезный практический опыт работы, либо обладающего какими-то особыми способностями и умениями практически не стало препятствий в продвижении по службе. Этот человек способен формировать себя как носителя качеств, делающих его представителем высшей социальной страты.

Сегодня идет перераспределение богатств современного общества в пользу нового «класса интеллектуалов». В США доходы наемных работников не выросли по сравнению с 70-ми годами прошлого века, а для малоквалифицированных - упали. Не выросли и доходы мелких предпринимателей в индустриальной сфере и традиционных услугах. Зато заработки предпринимателей в постиндустриальных сферах сегодня охватывают треть всего ВВП США, а число миллионеров и миллиардеров из числа владельцев маленьких постиндустриальных фирм ежегодно прибывает невиданными темпами8.

Новые постиндустриальные бизнесы, несмотря на миллионные и миллиардные обороты, крайне элитарны и не требуют найма большого числа исполнителей - разве что нескольких подмастерьев и менеджеров. Они не создают рабочих мест, поясняет Евгений Гильбо, потому что, по мере того как «класс интеллектуалов» становится одной из наиболее обеспеченных в материальном отношении социальных групп современного общества, он все более замыкается в собственных пределах9.

В новой экономике Запада все меньше рабочих мест создают и индустриальные отрасли. Технологический прогресс требовал жертв в социальной сфере, поскольку залогом его ускорения становились рост инвестиций и курс на истребление малоэффективных рабочих мест и производств, на обеспечение выживания сильнейших. Резкий рост автоматизации привел к сокращению потребности в рабочих на единицу выпускаемой продукции примерно в 100 раз за 40 лет. Сегодня от операторов не требуется высокая квалификация и напряженное внимание, требования к ним снижаются, потребность в воспроизводстве ответственной и квалифицированной рабочей силы сведена к нулю. Непонятно, зачем много платить неквалифицированному оператору, поэтому производства (рабочие места) выводятся из развитых стран в Китай, Индию, Филиппины, Мексику, Бразилию и др. Там сегодня мировая фабрика, там мировые производители промышленной продукции (филиалы транснациональных компаний) 10.

Высвободившуюся рабочую силу на Западе занять негде, безработица приобретает институциональный характер11. К скорому моменту завершения постиндустриального перехода мировая экономика столкнется с массовой структурной или «технологической» безработицей вследствие полной замены многих профессий автоматизированными компьютерными системами12. Скорость развития сфер искусственного интеллекта и робототехники не оставляет никаких сомнений, что уже в первой половине 21 века мы сможем, пишет в статье Матвей Ежов, автоматизировать все профессии, не требующие большого интеллектуального ресурса [5]. По прогнозу Евгения Гильбо, безработица рискует составить 60% рабочей силы. По сути, лишь 10-15% будут заняты в сфере производства – в собственных бизнесах или как наемные работники или партнеры. Остальные останутся или найдут себе место в услугах и сервисе, и на государственной службе. При этом в относительной безопасности окажутся профессии двух типов: во-первых, интеллектуальные и творческие профессии (менеджеры высшего звена, ученые, некоторые типы инженеров, деятели искусства, писатели); во-вторых, работники сфер, где ценится «человеческое» участие (бармены, горничные и т.д.). Но и эти профессии будут автоматизированы с появлением систем универсального искусственного интеллекта [5].

Итак, развитие прежней модели мирового развития исчерпала свои возможности. Индустриальная цивилизация заканчивается, сокрушается не только культ производства, но и культ труда, сворачиваются фундаментальные ценности (порядочность, честность, трудолюбие), нормы и принципы.

Становление постиндустриального информационного общества, представляющее собою объективный процесс, развертыванию которого не существует сегодня альтернативы, наряду со многими позитивными моментами порождает и новое социальное противостояние [9]. Исчезновение потребности в воспроизводстве квалифицированной рабочей силы, в воспроизводстве ответственной трудовой среды требует исключения из стоимости оплаты рабочей силы воспроизводственной составляющей. Исчезает необходимость в бесплатном образовании, образование вновь становится личным делом каждого и становится поводом для наживы13.

В то же время новый постиндустриальный класс уже накопил существенную ресурсную мощь, и эта мощь продолжает расти. Когорта миллиардеров в первом поколении из числа 30-40-летних подпирает сегодня аристократию Запада, старую правящую элиту. Логика борьбы за власть должна заставить новый класс жестко ущемить в мировом масштабе интересы разного рода рантье. Ресурсы и даваемая ими власть должны сосредотачиваться в руках тех, кто обладает главным ресурсом постиндустриального общества – информацией и знанием, креативностью, образованием, авторскими правами.

Объективный характер этого процесса делает для старой элиты и интеллектуальной части общества бессмысленным сопротивление этому процессу, и вынуждает ее к включению в свои ряды людей с новой ментальностью, к адаптации к этой ментальности. В результате взгляды на вещи, свойственные постиндустриальному классу, постепенно становятся господствующими, заключает Президент Международной Академии Гуманитарных технологий Евгений Гильбо.

Мир сегодня готовится к совершенно новому технологическому циклу, заявляет генеральный директор Института инноваций Артем Тарасов в интервью газете «Аргументы Недели», впереди – переход к цивилизации следующего шестого уклада [22]. Напомним, что смену технологических укладов открыл наш выдающийся русский экономист Николай Дмитриевич Кондратьев14.

Начало нового VI экономического уклада ожидается в 2015-2017 году. Локомотивными отраслями рождающегося технологического уклада, по мнению заместителя директора Института прикладной математики им. М.В.Келдыша Российской Академии Наук Георгия Малинецкого, вероятно, станут, биотехнологии, нанотехнологии, проектирование живого, вложения в человека, новое природопользование, роботехника, новая медицина, высокие гуманитарные технологии, проектирование будущего и управление им, технологии сборки и уничтожения социальных субъектов15.

Естественный цикл развития макротехнологии остановить невозможно. Высокие технологии дают совершенно новое качество развитию экономической деятельности, меняют пропорции занятости населения мира. Создание, внедрение и использование достижений нанотехнологии ведёт экономику современных лидеров экономического и технологического развития в еще более высокопродуктивное состояние. Именно сейчас, решается, какие отрасли, страны, регионы, корпорации станут ведущими, а какие ведомыми на новом витке технологического развития [13].

Технологический скачёк является движущей силой технологического и социального прогресса, многих противостояний и кризисов, и, в частности, того, который сегодня на наших глазах разворачивается на планеты. Системная причина роста общей напряженности в мире, состоит в том, что отрасли V технологического уклада уже достигли стадии насыщения и не дают прежней отдачи. Они не в состоянии поглотить большие деньги, и поэтому не требуют тех гигантских финансовых средств, которые сегодня есть в руках олигархов. С другой стороны, продолжает доктор физико-математических наук Г.Малинецкий, новые отрасли (VI технологического уклада) не готовы принять огромные инвестиции: ни нанотех, ни новая медицина, ни «зеленая» химия, так как ещё не созрели для массированного вложения средств. И это межвременье естественно приводит к кризису. Во время перехода от одного уклада к другому отбираются и проходят обкатку те нововведения, под флагом которых будет происходить развитие до 2040–2050 годов.

Индустриальная цивилизация (пройдя фазы развития от совершения рутинных операций и механизации до ускоряющейся автоматизации производства и труда в рамках сложившихся технологий) движется к эре нанотехнологий. Ее приход так же неизбежен, как наступление эпохи двигателей. Речь идёт, в том числе о расширении физических, психологических, интеллектуальных возможностей человека. Более того, многие эксперты, по мнению Георгия Малинецкого, полагают, что именно «расширение человека», создание сверхчеловека и является главной целью всей высокотехнологической нанотехнологической деятельности, в то время как всё остальное является лишь «операцией прикрытия» [2].

В настоящее время человечество находится в точке бифуркации в технологическом пространстве и имеет реальные возможности многое изменить.

Однако, готово ли человечество к этому переходу? Ведь чтобы совершить рывок, во-первых, требуется вложить сверхусилия. А, во-вторых, что делать со здоровыми, активными людьми, чем их занять, или, чем они сами себя займут в будущем?

Если посмотреть на теперешнее распределение работающих по сферам экономики в развитых (индустриальных и постиндустриальных) странах, выяснится то что, чтобы прокормить население, сегодня достаточно двоих из 100 пусть 15 человек из этой сотни, занятых в сфере производства и 5 – в управлении. Для чего нужны, и что же делают остальные, задается вопросом Георгий Малинецкий? Имитируют трудовую активность и потребляют16?

В наши дни гнетущих обстоятельств масса. Рвутся связи, соединяющие экономическое и социальное развитие с культурой (её можно в среднем оценивать уровнем образования – числом лет, отданных учёбе), историей, сознанием и разумом человека. На смену прежним ценностям приходят либеральная система ценностей, распад сознания и хаос в головах, нравственное разложение общества.

Быстрые и глобальные перемены, безусловно, влияют на поведение и психику миллионов и миллионов людей в мире. Ведь мозги человеческие являются менее устойчивыми. Эта неустойчивость – реакция на технологический прогресс.



Как жить в условиях очень неравномерно развитого мира, неравномерно обеспеченных людей, неравномерной экономики, неравномерного уровня жизни, спрашивает директор института прикладной математики им. М.В.Келдыша Российской Академии Наук (ИПМ) Сергей Курдюмов? Можно вместе жить или нет? Как жить человечеству и природе, не уничтожая, а взаимодействия друг с другом?

Когда люди не понимают смысла происходящего, им безумно трудно. «Когда в мозгу нет матриц, то человек видит перед собой нечто, прямо очевидное – и не замечает», говорит очень крупный учёный Ноам Хомскию [12].

«Приехав в Осло для присуждения Нобелевской премии мира за 1952 год, Альберт Швейцер призвал мир «отважиться взглянуть в лицо сложившемуся положению... Человек превратился в сверхчеловека... Но сверхчеловек, наделённый сверхчеловеческой силой, ещё не поднялся до уровня сверхчеловеческого разума. Чем больше растёт его мощь, тем беднее он становится... Наша совесть должна пробудиться от сознания того, что чем больше мы превращаемся в сверхлюдей, тем бесчеловечнее мы становимся» [12].



Величайший философов и психоаналитик ХХ века Эрих Фромм писал, что «Капитализм ХХ века зиждется как на максимальном потреблении производимых товаров и предлагаемых услуг, так и на доведённом до автоматизма труде» [12]. С одной стороны, мы должны как можно больше потреблять, с другой - как можно больше трудиться. Но вы же не можете делать одновременно и то, и другое! Значит, внутри вас возникает классический разрыв между одним и другим. Стремление к неограниченным наслаждениям «вступает в противоречие с идеалом дисциплинированного труда». Аналогично «противоречие между принятием этики одержимости работой и идеалом полного безделья» становится наиболее ощутимым, отмечает Эрих Фромм. Человек становится сломанной машинкой. Он, с одной стороны, вертится в стремлении к этому безграничному удовлетворению импульсов, набиранию очков («однова живём», впереди смерть, надо набрать как можно больше очков). А с другой стороны, он оказывается парализованным, потому что нет мотора окончательно дисциплинированного труда. «Мы, пишет он, представляем собой общество заведомо несчастных людей: одиноких, снедаемых тревогой и унынием, ...ощущающих свою зависимость» и так далее.

Нынешний момент при всем спокойствии и комфорте характеризуется определенной растерянностью людей, их недоумением и подавленностью. Люди сами не замечая того, приносят свою жизнь в жертву потребления. Современное человечество поглощено материальными проблемами. Без оглядки кинувшееся в общество потребления, оно находится на грани тотальной утраты смысловых ориентиров развития. Интересы большинства людей сводятся в основном к поддержанию собственного комфортного существования и жизнеустройству. Однако современная цивилизация с ее космическими станциями, атомными подводными лодками, айфонами и сегвеями не способна избавить человека от ограничений физических возможностей тела, болезней и смерти [14].

Наше потребительское общество трещит по швам, когда люди чувствуют что вот, вот привычный мир рухнет, они судорожно ищут выхода из тупиковой ситуации. Вопрос о выходе из потребительского конвейера стоит остро во многих развитых странах.

В современных условиях для всей популяции Homo Sapiens, указывает советский и российский учёный в области общей механики и прикладной математики, академик Российской Академии Наук Никита Моисеев, становится жизненно важным наиболее полное раскрытие творческого потенциала личности. Поскольку назревающий глобальный кризис, вызван развитием производительных сил, достижениями науки и техники, то и выход из него немыслим без дальнейшего развития этих составляющих процесса цивилизации. Для того, чтобы найти такой выход, потребуется предельное напряжение творческого гения человечества, бесчисленное количество изобретений и открытий. Поэтому необходимо как можно скорее максимально раскрепостить личность, создать возможности для раскрытия своего творческого потенциала любому способному к этому человеку [16].

Сегодня очень важно, просто необходимо обратить взгляд в отношении качественного содержания внутренней жизни человека. В ток-шоу «А. Дементьев: виражи времени» замечательный певец Фёдор Тарасов честно высказался по этому поводу [1]. Человечеству требуется духовный вектор, ему нужно воспитывать в себе духовную мощь и благородство. Нужно развернуться внутри себя к воспитанию высокого благородного духа, стремящегося к тем ценностям, которые не теряют своего смысла даже перед лицом смерти.

Чтобы это совершить, людям нужны высокие цели, которые не должны замыкаться на сфере материально-телесного низа и примитива. Русским нужна мечта, их внимание должно быть обращено не на деньги и прибыли, а на творчество и воплощение мечты, а еще на большую образовательную инициативу и бескорыстие. Что для этого нужно? Национальный герой, объясняет генеральный директор Института инноваций А.Тарасов, в лице Инноватора и Изобретателя, а это могут сделать только СМИ. Нужно запустить процесс, которым, по словам известного предпринимателя, называется «Инновационный вызов». Он позволит привлечь остатки изобретателей, которые бы поверили, что они нужны своей стране [22]. … Власть должна понять, чтобы успешно модернизировать экономику и спасти остаток нашего достояния – интеллектуальную собственность России, – надо сделать этот проект устремлением всего народа и заручиться всенародной поддержкой.

Единственный спасительный ресурс, который остался у русских – «изменение умов», если говорить языком Конфуция. Все техническое - второстепенно. «Если мы будем и дальше мыслить так, как мыслили до сих пор, у нас нет ни малейшего шанса на выживание!» - убежден Георгий Малинецкий. Речь идет о судьбе нашего народа и судьбе мировой цивилизации.

Итак, альтернативы инновационному пути развития страны действительно нет. Это главная мысль доклада на тему: «Инновация - последняя надежда России», который был прочитан на семинаре Института динамического консерватизма в 2009 году. Текст доклад обращен к ученым, политикам, экономистам, философам, бизнесменам [13]. Российская Федерация, как следует из доклада, отстает от прочего мира катастрофически: она двадцать лет стояла на месте, занимаясь саморазгромом, самопроеданием и сверхпотреблением, пока остальные развивались. В нынешней парадигме сырьевого «развития» и в условиях глобализации страна полностью неконкурентоспособна. В условиях глобализации (свободного потока идей, людей, капиталов, товаров и информации) России ни при каких условиях не выжить, если не переломить нынешние тенденции.

Мы давно уже развиваемся не как традиционное общество. Как и другие страны Запада, пишет политолог, президент международного общественного фонда «Экспериментальный творческий центр» Сергей Кургинян, Россия обеспечила индустриальное развитие через модернизацию (несмотря на огромные издержки) и давно вошла в постиндустриальный мир. Еще недавно наши академцентры были прогрессивными частями постиндустриальной культуры. Но теперь страна назад из него вышвырнута. В период перестройки мы выпали из современного индустриального уклада. Идти темпами развития Большого Дальнего Востока и ряда стран Латинской Америки Россия не может, потому что у нее нет для этого должного ресурса, т. е. той человеческой массы, которая есть там. Страна не располагает огромным количеством энергичных, жаждущих небольшого роста процветания, готовых дисциплинированно работать за столь малую заработную плату рабочих. В ее населении нет столько молодых людей, готовых работать, сколько угодно, сколько есть там. К тому же мы не можем заставить их работать так, как они работают в этих быстро развивающихся странах. Мы не можем даже дать им так мало, как дают там, чтобы они почувствовали себя счастливыми, потому что наши граждане уже имели больше [12, 19].

К тому же Россия северная страна. У нас из-за природно-климатических условий весьма дорогая рабочая сила, которую надо хорошо кормить, обогревать и тепло одевать. Неизбежно дорогое жилье [13]. Естественно, мы не можем конкурировать в сфере аграрного производства с регионами, которые имеют 100-процентную дотацию на сельхозпродукты, или с регионами, где есть три урожая в год, замечает политолог С.Кургинян.

Несмотря на высокую занятость в сфере финансово-сервисных, информационно-сервисных услуг в последние годы, Россия не является мировым лидером в этой сфере. Им является Запад. Он из лидера промышленного развития превратился в лидера, обеспечивающего совокупный сервис (сервис финансовый, сервис в сфере более тонких услуг, сервис развлекательный). Россия не входит в «сервисный центр», в тот центр, который занимается высокими технологиями и мировыми финансовыми услугами. Итак, заключает политолог, у русских нет стратегического пути развития в рамках вышеназванных альтернатив индустриального (постиндустриального) роста. В движении вперед страна не может опираться ни на традиционное общество, ни на индустрию, ни даже на сервис.

Только укоренное инновационное развитие является тем направлением, которое может предотвратить распад государства. Чтобы развитие пошло по указанному сценарию, стране нужны сверхусилия, экономический, технологический, инновационный прорыв17. Наше государство должно в полной мере воспользоваться теми возможностями, которые представляют технологии VI уклада.

России предстоит очень быстро пройти очень большой путь, заявляет Георгий Малинецкий. Но при этом он добавляет, что сегодня это невозможно и невозможность эта объясняется отсутствием необходимых условий и той среды, в которой бы не было места пагубным факторам, которые мешают переходу в шестой технологический цикл. В числе этих факторов можно назвать сильную зависимость российской экономики от нефтяных цен. Среди других проблем, которые определяют основные особенности существования российского общества, положение страны в мире выделяется практически запредельная коррупция, изношенность практически всех фондов, социальные болезни – алкоголизм, наркоманию, высокая степень расслоения граждан по уровню доходов, которая превратилась в угрозу национальной безопасности. Это и серьезный кадровый голод, и снижение уровня образования, и отток наших специалистов, и разрушение фундаментальной науки, спад интереса к ней, отказ от научных исследований «по всему фронту», снижение социального статуса ученых и уменьшение влияния науки на общество. Также и то, что прикладная наука, которая работает на удовлетворение потребительских нужд общества, просто не в состоянии обеспечить технологический прорыв. А еще – это отток финансового капитала из страны [12, 23]18. Что с этим делать? Ведь если не будут созданы условия, совместимые с жизнью общества движения вперед не произойдет.

Для того чтобы начать инновационное развитие, действовать нужно по многим направлениям [19]. России необходимо сформировать новую «повестку дня» и определить главные инновации, говорит Георгий Малинецкий [13]. Чтобы двигаться по инновационному пути, продолжает ученый, нам нужна новая идеология, новая сфера ценностей, воодушевляющая национальная идея. Главное, что такая идеология должна утвердить в качестве одного из приоритетов – необходимость использовать прорывные технологии для совершенствования самого человека, а не только его среды обитания. Мир нуждается в новой идеологической парадигме. В ее рамках необходимо сформулировать сверхзадачу, способную указать новый вектор развития для всего человечества и обеспечить проведение научно-технической революции.

В документах недавно созданного стратегического общественного движения «Россия 2045» сформулирована поистине смелая идея, а именно: бессмертие, искусственное тело, человек будущего со сверхспособностями, мультителесность, экспансия человечества в космос (далее – Движение).



Движение «Россия 2045» открыто заявило о себе. Инициатор создания движения «Россия 2045» Дмитрий Ицков в обращении к участникам движения сказал, что первый шаг сделан: создан сайт (http://www.2045.ru/), опубликован Манифест стратегического общественного движения «Россия 2045», направлено письмо Президенту России, приглашены к сотрудничеству опытные ученые и эксперты, специалисты в области разработки искусственных органов, нейроинтерфейсов и клеточных технологий. В обращении также сказано, что для достижения заявленных в Манифесте целей движения «Россия 2045» в текущем году планируется сформировать необходимые структуры и принять ряд документов. В августе 2011 года Министерство образования и науки Российской Федерации признало положительную роль движения «Россия 2045» и общественную полезность его инициатив (Протокол совещания у директора Департамента государственной научно-технической политики и инноваций Минобрнауки России А.В. Наумова от 11.08.2011г. № АН-10/04пр).

Сегодня на сайте Движения идет обсуждение, каким будет мир будущего, как можно продлить человеческую жизнь, в каком состоянии находится российская наука, в которой всё более важное место занимают идеи междисциплинарности [15], каково место России в постиндустриальном мире и, куда человечество идет по пути эволюции. Почему для спасения страны необходимо срочно переходить на режим форсированного инновационного роста.

В манифесте движения «Россия 2045» изложено видение того, каким будет российский инновационный проект по созданию искусственного тела человека [14]. Проект интересен, амбициозен, глобален и сложен. Он связан не только с экономической выгодой, но и с решением насущных проблем жизни общества. Сторонники движения предлагают реализовать не просто механистический проект по созданию искусственного тела, а целую систему взглядов, ценностей и технологий, которые помогут человеку развиваться интеллектуально, нравственно, физически, психически и духовно. Проект, как считают участники Движения, может и должен стать новой национальной идеей России в XXI веке, о которой говорят современные политики и общественные деятели, и, возможно, глобальной идеей всего человечества. Он поможет ему перейти к цивилизации будущего. Принципиально новый технологический сверхпроект с ярко выраженной идеологической направленностью, способен к лучшему изменить уклад жизни человечества, разрушить многие стереотипы. Это проект, который сплотит россиян, потому что нельзя не гордиться страной, которая скажет самое веское слово в истории человечества.

Движение считает, что можно и нужно ликвидировать старение и даже смерть, преодолеть фундаментальные пределы физических и психических возможностей, заданные ограничениями биологического тела. Учеными разных стран мира уже разрабатываются отдельные технологии, способные обеспечить создание прототипа искусственного тела человека в течение ближайшего десятилетия. Страна, которая первой заявит о намерении объединить эти технологии и создать работающий кибернетический организм, станет лидером самого главного мирового технологического проекта современности. Этой страной должна быть Россия [15]. Сторонники движения «Россия 2045» полагают, что у нашей страны по-прежнему есть необходимый научно-технический потенциал, позволяющий реализовать столь амбициозную задачу. Такой проект сделает Россию мировым идеологическим лидером, а также возродит лидерство нашей страны в самых разных областях науки и техники.

Реализация сверхсложного технологического проекта неминуемо приведет к взрывному развитию инноваций и глобальным цивилизационным переменам, изменит уклад человеческой жизни. Ведь не позднее 2045 года, считают ученые и эксперты, присоединившиеся к общественному движению, искусственное тело не только значительно превзойдет по своим функциональным возможностям существующее, но и достигнет совершенства формы и сможет выглядеть не хуже человеческого. Люди самостоятельно будут принимать решение о продолжении жизни и развития в новом теле после того, как все ресурсы биологического тела будут исчерпаны.

Новый человек получит огромный спектр возможностей, сможет легко переносить экстремальные внешние условия: высокие температуры, давление, радиацию, отсутствие кислорода и так далее. С помощью нейроинтерфейса человек будет способен дистанционно управлять несколькими телами различных форм и размеров.



Конечно, работая над проектом по созданию искусственного тела, ученые не могут не столкнуться с тем, что наряду с технологическими и медико-биологическими проблемами могут возникнуть не менее сложные социально-психологические задачи, вопросы нового жизнеустройства и самой сущности человека. Один из рисков это новое неравенство. Люди при этом способны различаться не только способностями, материальным положением и социальным статусом, качеством жизни, но и её продолжительностью. Не продумав, не просчитав, не осмыслив по-настоящему данный проект, мы очень рискуем.

Новая цивилизация должна начаться не с новой экономики, а с новых научных знаний и с новых образовательных программ. Человечество должно научиться жить в согласии с Природой, с ее законами. Люди должны воспринимать себя не господами, а частью Природы. Новые моральные принципы должны войти в кровь и плоть Человека. Для этого, считает академик РАН Никита Моисеев, необходимо не только специальное, но и гуманитарное образование. Ученый убежден, что XXI век будет веком гуманитарного знания, подобно тому, как XIX век был веком пара и инженерных наук [16].

Наука XXI века будет принципиально отличаться от науки XX века. В ней будут другие сверхзадачи. В новом веке крайне важно научиться управлять рисками и кризисами [20]. Это первая сверхзадача. Вторая сверхзадача – это нейронаука, или проблема человека, надо понять, что же такое человек. Мы пока этого не поняли. И третья сверхзадача – нужно научиться понимать, как мы можем влиять на своё будущее и на ход исторических процессов. Это задача, от которой зависит сейчас всё. От того, насколько успешно они будут решаться, зависит судьба науки как социального института. В этом контексте принципиальную роль приобретают междисциплинарные подходы. Нужно научиться рассматривать проблему в целом. Междисциплинарный подход и те задачи, решения которых ждут сейчас от учёных, будут связаны с тем, что нужно будет на многие вещи взглянуть с единой точки зрения. Нужен будет целостный взгляд.

Но при этом очень важно, чтобы у людей была глубина и широта кругозора, чтобы они не были в силу профессиональных навыков заточены на узкую профессиональную проблему19. Нужно иметь внутренний окоем, широкий горизонт в плане некоторого универсализма, а не какую то «нахватность», чтобы понимать и правильно оценивать происходящее, считает гость передачи Андрея Дементьева «В единстве с великим наследием» Федор Тарасов [1].

Опираясь на становые инновации, такие как духовное выше материального; общее выше личного; справедливость выше закона; будущее выше настоящего и прошлого, мы, в заключении подытоживает заместитель директора Института прикладной математики имени М.В.Келдыша РАН Георгий Малинецкий, сможем спасти страну в бурях и грозах наступающей эпохи. Сумеем перевести Россию на траекторию инновационного развития [13]. Но на это потребуются сверхусилия - не будем себя обманывать. Будет очень трудно... .
Литература.

  1. В единстве с великим наследием // Ток-шоу «А. Дементьев: виражи времени». 2011. Выпуск 6 августа. Режим доступа: http://www.radiorus.ru/issue.html?iid=335134&rid=352;

  2. Выступление Г. Малинецкого на Первой ежегодной конференции Нанотехнологического общества России «Развитие нанотехнологического проекта в России: состояние и перспективы». Москва, Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ». 2009 9 октября. Режим доступа: http://www.nanonewsnet.ru/articles/2009/proektirovanie-budushchego-rol-nanotekhnologii-v-novoi-realnosti;

  3. Гильбо Е. Конец Золотого миллиарда // Новый Петербургъ. 2004. № 38 (679). 5 августа. Режим доступа: http://analysisclub.ru/index.php?page=social&art=1857;

  4. Доценко Б. Биосфера – единая система и развивается как живой организм: Рукопись. 2006. сентябрь. Режим доступа: http://www.veinik.ru/science/biolog/article/450.html;

  5. Ежов М. Массовая структурная безработица вследствие ускоряющейся автоматизации – проблемы и решения. 2011. 22 марта. Режим доступа: http://singularitylog.wordpress.com/2011/03/22/automatization-and-unemployment/;

  6. Иноземцев В. «Класс интеллектуалов» в постиндустриальном обществе. 2003. Режим доступа: http://www.i-u.ru/biblio/archive/inozemcev_intellekt/;

  7. Иноземцев В. Спрос против накопления. Может быть, инфляция не беда, а единственный для стран Запада выход из мирового кризиса // Огонёк. 2011. № 32 (5191). 15 августа. Режим доступа: http://inozemtsev.net/index.php?m=vert&menu=sub2&pr=107&id=1355;

  8. Иноземцев В. Технологический прогресс и социальная поляризация в XXI столетии // Русский Архипелаг. Режим доступа: http://www.zeminfo.ru/news/?id=1568;

  9. Иноземцев В. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы / Лекция десятая. Классовое противостояние в постиндустриальном обществе: Учебное пособие. М.: Логос, 2000. Режим доступа: http://bookap.info/okolopsy/inozemcev/gl11.shtm;

  10. Интервью c Владиславом Иноземцевым на тему: «Иная образованность»,  или Конец «энциклопедического века» // «Директор школы». 2011. № 6. 21 июня. Режим доступа: http://www.direktor.ru/interview.htm?id=19;

  11. Капица С. Нелинейные уроки демографической революции и Россия // Прогнозы и стратегии. 01/2008-01/2009. Режим доступа: http://www.intelros.ru/pdf/ps/02/6.pdf;

  12. Кургинян С. Суть времени. 2011. № 3, № 4, № 27, № 32. Режим доступа: http://www.kurginyan.ru/publ.shtml?cmd=add&cat=4;

  13. Малинецкий Г. Доклад о перспективах РФ. Инновация – последняя надежда России. 2009. 30 июня. Режим доступа: http://www.nanometer.ru/2009/07/31/forsajt_156320.html;

  14. Манифест стратегического общественного движения «Россия 2045». Режим доступа: http://www.2045.ru/discussion/vk;

  15. Обращение инициативной группы стратегического общественного движения «Россия 2045» к Президенту Российской Федерации. Режим доступа: http://www.2045.ru/open-letter;

  16. Обращение советского и российского учёного в области общей механики и прикладной математики, академика РАН Никиты Моисеева к участникам дискуссии по его книге «Быть или не быть человечеству?» // Независимая газета. 2000. 23 августа. Режим доступа: http://www.ccas.ru/manbios/moistestam_r.html;

  17. План движения «Россия 2045» по радикальному продлению жизни с помощью кибернетических технологий (презентация). Режим доступа: http://www.2045.ru/articles/28866.html;

  18. Политические цунами: Аналитика событий в Северной Африке и на Ближнем Востоке / Под редакцией С. Кургинян. М.: ЭТЦ, 2011. 288 с. Режим доступа: http://www.kurginyan.ru/books/polittsunami.pdf;

  19. После капитализма: Манифест движения «Суть времени» / Часть 2. Россия и современность. Глава 1, 4, Заключение. Хвалынск, 2011. 14 августа. Режим доступа: http://eot.su/manifest;

  20. Расшифровка передачи Александра Гордона с участием классиков синергетики в России Сергея Курдюмова и Георгия Малинецкого на тему: «Синергетика». 2010. 16 июня. Режим доступа: http://www.nanometer.ru/2009/07/31/forsajt_156320.html;

  21. Тихомиров С. Бинарная экспансия. Метод создания и консервирования социального хаоса. 2011. 7 июля. Режим доступа: http://sevastopolnashgorod.starbb.ru/viewtopic.php?id=5753;

  22. Угланов А. Разговор с президентом, который, увы, не состоялся // Аргументы Недели. 2010. 27 октября. Режим доступа: http://www.artem-tarasov.ru/interview/detail.php?ID=407&SID=28;

  23. Фомин А. Вторая свежесть. 2011. 26 июля. Режим доступа: http://www.csef.ru/studies/politics/projects/about_national_idea/articles/1694/;

  24. Шумилова Т. Образование и наука – главный вектор в развитии России в XXI веке // Планирование подготовки специалистов в условиях уровневого высшего образования: Тезисы Всероссийской научно-практической конференции (15-17 апреля 2009г.). Петрозаводск, 2009. С. 217-238. Режим доступа: http://labourmarket.ru/ps-confs/2009/docs/ps_trudy_2009.pdf.




1 Под глобальным демографическим переходом понимается резкое уменьшение скорости роста числа людей на планете.

2 Сотрудники Римского Клуба на протяжении тридцати лет (К.Корниенко «Римский Клуб и его обитатели» (http://www.val--s.narod.ru/rc-istorya.htm), прогнозируют резкое снижение численности населения в период с 2020 года по 2060 год. Тенденция к реализации их прогнозов уже наглядно заметна. Академик РАН Никита Моисеев предупреждает, что глобальная экологическая катастрофа может подкрасться внезапно и совсем незаметно (Н.Моисеев «Человечество на пороге XXI века» (http://www.ccas.ru/manbios/mois_r.html). Много и других, обоснованных предупреждений, указывает эколог Борис Доценко, в части массовых эпидемий инфекционных заболеваний, резкого возрастания угрозы новых вирусов гриппа, различных атипичных респираторных инфекций, а также землетрясений, засухи, извержения вулканов и цунами, к которым следует прислушаться (http://www.sunhome.ru/journal/15817) [4].

3 В настоящее время наиболее известным и используемым правящими группами алгоритмом целевого управления социальными процессами, является алгоритм, основанный на «доктрине управляемого хаоса». Общественным сознанием и человеческой этикой социальные технологии управляемого хаоса принимается вполне терпимо и не отторгается в основном по той причине, что любой нормальный человек обоснованно считает, что хаоса надо избегать. И что если хаос все же возник, то управляемый хаос все-таки лучше, чем неуправляемый.

4 Слово «цивилизация» многозначно. Внутри него есть некоторая ниша определения цивилизации как некоего специального мира, техносреды, устройства больших макросоциальных групп, общностей, и др. (ред. С.Кургиняна).

5 Первым, кто указал на то, что формы социальных отношений порождаются системой технологий, которые составляют экономический уклад общества, был Карл Маркс. Его учение об общественных формациях было в результате неправильных переводов терминов очень сильно переврано в России, а позже и в СССР, а в последние годы выкинуто в СНГ на помойку, хотя на Западе продолжает изучаться в вузах. Сегодняшняя наука пошла в этом вопросе существенно дальше Маркса (на 150 лет дальше), но его приоритет тут не оспаривается [3].

6 Модернизации – рассматривается как тип общества, форма жизни и способ существования развития (ред. C.Кургиняна). Это процесс, при котором в топку бросается, как дрова или уголь, «традиционное общество», и поэтому паровоз едет. Он едет до тех пор, пока есть что бросать в топку – это первое. Второе, модернизация уничтожает коллективистское традиционное общество. Она его индивидуализирует, атомизирует, переводит в современное состояние, навязывает ему другие стандарты регуляции и так далее [12].

7 Концепцию полной занятости как цели государственной экономической политики выдвинул и инструментально разработал вовсе не социалист, а биржевик и ревнитель устоев буржуазного общества Джон Мейнард Кейнс.

8 Доступность информационной техники и техно­логий, примеры которой многочисленны, приводит к тому, что все более расширяющийся круг интеллектуальных работников получает возможность индивидуального производства информационных продуктов; в результате они поставляют на рынок не свою рабочую силу, а именно готовый продукт, как правило - редкий и невоспроизводимый. Масштаб явлений, преобразующих не только структуру рынка рабочей силы, но и саму его природу, невозможно переоценить. Так, если в 1990 г. в Соединенных Штатах 3 млн. человек были главным образом связаны со своим местом работы телекоммуникационными сетями, то в 1995 г. их насчитывалось уже 10 млн.. причем ожидалось, что это число должно составить 25 млн. к 2000 г. По состоянию на конец 1996 г. 30 млн. американцев были индивидуально заняты в собственных фирмах, при этом за период с 1990 по 1994 гг. мелкие высокотехнологичные компании обеспечили нетто-прирост 5 млн. рабочих мест [6].

9 Основным признаком представителей «класса интеллектуалов» служит уровень образования, оказывающийся значительно выше характерного в тот или иной момент для большинства граждан, составляющих совокупную рабочую силу. Именно поэтому границы «класса интеллектуалов» никогда не могут расшириться до масштабов общества в целом [6].

10 Но там и все более серьезные зависимости от постиндустриального мира как поставщика новых технологий и информации. Все развивающиеся государства, сориентированные на рост промышленного и экспортного потенциала, остаются производителями массовой индустриальной продукции или сырья. Они не создают новых технологий и информации, у них мало производств высокотехнологичных товаров, что, в конечном счете, и обусловливает устойчивый рост неравенств в международном масштабе. Сказанное позволяет полагать, что современный мир формируется как расколотая цивилизация с единым центром силы, представленным сообществом постиндустриальных стран [8].

11 В Германии для сокрытия безработицы резко раздувается государственный аппарат, а особенно аппарат социальных служб. Гигантское количество мелких и ненужных чиновников - это способ дать людям социальное обеспечение и видимость занятости, общественной полезности и социального статуса, отмечает Евгений Гильбо. Но такой ресурс борьбы с безработицей тоже исчерпан, просто потому, что существующая социальная организация уже не соответствует технологической реальности, производительным силам общества [3].

12 В феврале 2011, указывает Матвей Ежов, суперкомпьютер IBM Watson победил чемпионов-людей в американском аналоге «своей игры», где требуется отвечать на вопросы, сформулированные естественным языком. Эксперты предсказывают, что скоро подобные системы заменят значительную часть юристов-исследователей, врачей-диагностов, а также многие другие профессии. Следом за ними автоматизация повлияет на рабочие места низкоинтеллектуальных работников физического труда [5].

13 В США и России оно уже коммерциализировано, в Европе готовятся покончить с государственной системой образования и ввести коммерческую. В ближайшие десятилетия системы условно-бесплатного формирования и повышения квалификации останутся лишь в рамках нескольких заинтересованных корпораций [3].

14 В соответствии с теорией известного экономиста о больших волнах в экономике в основе экономического развития лежит смена технологических укладов. Кризисы, войны, смены партий у власти, стилей в искусстве, мод и исследовательских программ определяются циклами технологического развития.

15 Освоение возможностей IV технологического уклада (локомотивными отраслями которого были тяжелое машиностроение, большая химия, массовое производство, автомобилестроение, авиастроение и несколько других) было основой советской индустриализации, форсированного промышленного развития. Реализация этой программы позволила стране выстоять в Великой Отечественной войне, стать сверхдержавой, добиться паритета с США в области стратегических вооружений. Возможности, предоставленные V технологическим укладом (связанные с развитием компьютеров, малотоннажной химии, телекоммуникаций и интернетом), были упущены нашей страной, втянувшейся в бесплодные разрушительные реформы. России поздно заниматься персональными компьютерами, программированием и мобильными телесистемами: главные «сливки» уже сняты другими. Нас пускают лишь в аутсайдерские ниши.

16 В Германии для маскировки безработицы резко раздувается государственный аппарат, а особенно заметен рост социальных служб. Гигантское количество ненужных чиновников - это способ дать людям социальное обеспечение и видимость общественной полезности и социального статуса. Но этот ресурс борьбы с безработицей не безграничен и скорее всего уже исчерпан, потому что существующая социальная организация уже не соответствует технологической реальности, производительным силам общества [3].

17 Следует иметь в виду, что период создания и освоения потенциальной «экономической ниши», т.е. отрасли экономики/сектора, создающей и развивающей отдельные технологии, может проходить быстро или относительно медленно. Отрасли, меняющиеся инфраструктуру современного мира, развиваются в рамках фазовой траектории – переходя из одного кондратьевского цикла в другой. С каждой новой фазой развития отрасли, такие как, например, авиатранспорт, компьютеры, биотехнологии требуются огромные вложения в экономику и резкий подъём образовательного, культурного, научного уровня населения [2].

18 Под общим оттоком финансового капитала понимается не только вывоз частного капитала по легальным и нелегальным каналам, но и отчисления Банка России в международные финансовые резервы. Последнее – это по существу инвестирование Россией экономик США и стран ЕС. В последние 5 лет по указанным каналам из страны каждый год уходит по $80 млрд. (Александр Фомин. Веб-сайт: www.csef.ru). За 20 лет из страны вывезено, как минимум, 2 триллиона долларов. Это как минимум. То есть со свистом вывозится по 100-200 миллиардов в год, подтверждает политолог С.Кургинян [12].

19 Сегодня имеют место два параллельных процесса: человечество становится, безусловно, богаче, кругозор расширяется, объем поступающей информации растет, а доля этой информации, используемая в профессиональной деятельности, сужается. Это продолжается довольно долго, и пока никаких шансов на перелом не наблюдается, считает Владислав Иноземцев. В ближайшее время знания продолжат профессионализироваться, а их носители будут все меньше понимать друг друга. Если раньше социолог и экономист говорили практически на одном языке, то сегодня инструментарий социологии и экономики сильно разнится, и этот разрыв будет лишь расти. Это цена технического прогресса, цена сложности современного общества [10].





Смотрите также:
Занятость и образование в стране и мире: сегодня, завтра
360.9kb.
1 стр.
«Всероссийское общество инвалидов» конференция «Инклюзивное образование: вчера, сегодня и завтра»
1798.02kb.
9 стр.
«эксперимент»: вчера, сегодня, завтра… Избранное Под редакцией Б. А. Зельцермана Педагогический центр «Эксперимент»
2617.88kb.
20 стр.
Суперкомпьютеры в мире и в нашей стране
165.38kb.
1 стр.
Колыбельные
75.49kb.
1 стр.
От инстинктов к выбору, смыслу и саморегуляции: психология мотивации вчера, сегодня и завтра
123.42kb.
1 стр.
Международной научно-практической конференции «Морское образование: Вчера. Сегодня. Завтра», посвященной 10-летию образования направления «Судовождение и энергетика судов» Министерства образования и науки Украины
42.78kb.
1 стр.
Общество: вчера, сегодня, завтра
1286.69kb.
6 стр.
Высшее образование в Европе
179.28kb.
1 стр.
Предложения
62.51kb.
1 стр.
Инновационное инженерное образование
129.08kb.
1 стр.
И. Груздь. Председатель Центрального совета Всероссийского добровольного
167.77kb.
1 стр.