Главная страница 1страница 2


Содержание
Глава 1. Виды аддиктивного поведения………………………………….........…4

1.1 Нехимические аддикции…………………………………………………..……5

1.2 Химическая аддикция…………………………………………………….……20

Глава2.Этапы формирования аддикции……………………………………...…..23

Глава3. Характерные черты аддиктивной личности…………………….…..…..25

Глава4. Направленность профилактической деятельности в связи с проблемой

аддиктивного поведения…………………………………………………....……26

Глава5. Программа профилактики наркомании, алкоголизма и табакокурения среди школьников (подростков) среднего возраста………………………….…..29

6. Заключение…………………………………………………………………..…30

7. Список литературы………………………………………………………..…..31



Здесь грань между светом и тьмою

Размыта, запущена в вечность.

Здесь можно остаться собою,

Уплыть в никуда, в бесконечность.

Здесь можно... А лучше не надо,

Испытывать чьё-то терпенье...

Здесь можно... Средь нитей разлада

Рассудок забыть к сожаленью!(?)

(Виталия)
Современное общество характеризуется кризисными явлениями во многих сферах общественной жизни. Трудные социально- экономические условия в России в значительной мере осложняют реальность. Происходит резкая смена привычных стереотипов, дестабилизация финансового положения и ситуации на рынке труда. Для многих не решена жилищная проблема. Эти и многие другие факторы способствуют потере чувства безопасности у значительной части населения нашей страны. Возникает реальная проблема страха перед действительностью. Этот страх порождает стремление уйти от реальности. В большей степени этому страху подвержены люди с низкой переносимостью трудностей и некими адаптационными способностями. В поисках средств защиты от напряжения, дискомфорта, стресса такие люди часто прибегают к стратегии аддитивного поведения.

Суть аддитивного поведения заключается в том, что, стремясь уйти от реальности, люди пытаются искусственным путем изменить свое психическое состояние, что дает им иллюзию безопасности, восстановление равновесия. Существуют разные виды аддитивного поведения, как фармакологического, так и нефармакологического (химическая и нехимическая аддикция) характера. Они представляют собой серьезную, но и тех,А кто их окружает. Значительный ущерб наносится межличностным отношениям. Наряду с экологическими проблемами окружающей угрозу для здоровья (физического и психического) не только самих аддиктов среды, аддиктивное поведение становится реальной проблемой экологии личностных ресурсов, что является немаловажным звеном в полноценном функционировании общества и дальнейших его перспективах.

В сложившихся условиях особое внимания заслуживают профилактики аддиктивного поведения в подростковом возрасте, т.к. этот период характеризуется немалым качеством кризисных явлений. Подростков настораживают и пугают происходящие с ними пубертатные изменения и изменения в психологических процессах. Но наряду со сложными, порой непредсказуемыми особенностями, в подростковом возрасте формируются такие важные качества, как стремление познать себя и других, поиск идентичности, желание самоутвердится, формирование нравственных убеждений и рефлексия. Обращение к этим качествам могло бы стать значимым этапом в профилактике аддиктивного поведения.

Современная ситуация в обществе с проблемой аддикции подходит к ряду эпидемий, однако, разработка социально педагогической, социальной, медицинской помощи как не эффективна так и не в полном объёме реализуются в обществе, что является проблемой для нас с вами (т.е. для общества) и государства в целом. Разрешение данной проблемы, т.е. нахождение эффективной методики комплексной социально педагогической и медицинской помощи в профилактике аддиктивного поведения среди подростков, уменьшение процента рецидива (т.е. увеличение К.П.Д. социально педагогической работы), и составляют цель исследования.



Объект исследования: подростки «группы риска» аддиктивного поведения.

Предмет исследования: поиск эффективной методики социально- педагогической помощи.

В соответствии с проблемой, объектом, предметом и целью исследования решаются следующие задачи:

- предупреждение аддиктивного поведения среди школьников- подростков;

-включение подростков «группы риска» в базу социально- педагогической помощи.

Для полного понимания причин возникновения аддикции еще недостаточно уяснения её места в системе социальной патологии. Для этого необходим также полный социальный портрет аддикта, без него невозможно разработать методику социально- педагогической помощи по профилактике аддиктивного поведения, а также воздействие на конкретные причины и условия, способствующие не только возникновению аддикции, но и достаточно устойчивому её существованию в обществе.
Аддиктивное поведение - выражается в стремлении к уходу от реальности путем изменения своего психического состояния по средствам приема некоторых веществ или постоянной фиксацией внимания на определенных предметах или активностях (видах деятельности), что сопровождается развитием интенсивных эмоций.
Глава1. Виды аддиктивного поведения.

Существуют химические и нехимические формы аддикции. К нехимическим относятся, в частности азартные игры (гэмблинг), сексуальная, любовная аддикции, аддикция отношений, работагольная аддикция, аддикция к трате денег, ургентные аддикции и др. Промежуточное место между химическими и нехимическими аддикциями занимает аддикция к еде (переедание или голодание), т.к. при этой аддикции задействуется непосредственно биохимические механизмы.

Аддикция отношений характеризуется привычкой человека к определенному типу отношений. Аддикты (люди с аддиктивным поведением) отношений создают, например, группу "по интересам" члены этой группы постоянно с удовольствием ходят в гости к друг другу, где проводят много времени. Жизнь между встречами сопровождается постоянными мыслями о предстоящей встрече.

Ургентная аддикция проявляется в привычке, находится в состоянии постоянной нехватки времени. Пребывание в коком-то ином состоянии способствует развитию у человека чувства отчаянья и дискомфорта.


1.1 Нехимические аддикции.

Гэмблинг. Азартные игры получили свое распространение еще в античные времена. В связи с проблемами, связанными с увлечениями этими играми, в Римской империи были введены специальные законы, ограничивающие участие в них.

В последние время страсть к азартным играм приобретает характер эпидемий.

Опасность, подстерегающая игроков, прекрасно описана Достоевским в его романе "Игрок". Процесс зарождения и овладения эмоциями проанализирован автором более тонко, чем в специализированной литературе. Место проведения азартных игр локализируется не только в крупнейших центрах, таких как Монте-Карло, Лас-Вегас и т.д., но имеют широкое распространение в большинстве городов широкое распространение в большинстве городов и многих странах индустрии игр они стали качественно новым явлением, требующим специального анализа.

К признакам позволяющим диагностировать наличие аддиктивного процесса, относятся:



  • Фактор частоты участия в игре. Человек занимается азартной игрой не только с целью выигрыша, но и для того, чтобы получить удовольствие от самого процесса игры. Приятно возбуждающее чувство начинается с предвкушения предстоящего участия в игре и нарастает по мере приближения по времени и месту проведения.

  • Увеличение количества времени, проводимого в игре. Возможность получать удовольствие даже от наблюдения за тем как играют другие.

  • Затрачивание на игру всё большего количества денег. Тенденция к расходованию всё большего количества денег возникает с уменьшением числа ограничителей и является существенным элементом, усиливающим необычное состояние возбуждения. Игра продолжается до тех пор, пока не кончатся деньги. Оставляется только сумма, необходимая на обратный путь.

  • Особый вид беспокойства, который переходит в раздраженность при невозможности участия в игре. Возникает состояние, напоминающее признаки отнятия (абстиненцию). Сравнение неудовлетворенности, раздражительности и беспокойства в рамках синдрома отнятия выявляет похожесть этих состояний. Как в том, так и в другом случае фиксируется гормональные изменения.

  • Структуризация психической деятельности вокруг мыслей об игре. Актуализация значения мистических суеверий, примет, содержания сновидений, связанных с игрой. Постоянная настроенность на участие в игре.

  • В случае появления финансовых проблем возникает стремление больше работать, чтобы играть. Погоня за выигрышем с целью исправить финансовое положение, создаёт нарастающие проблемы, делает человека нервным и напряженным.

  • Проявление потери контроля с невозможностью остановится, включившись в игру.

  • Периодическое возникновение попыток контролировать процесс, в связи с появлением чувства, что происходит, что-то не то, и что эта сфера интересов стала занимать слишком большое место в жизни.

  • Участие в азартных играх начинает мешать профессиональной деятельности. Нарушается социальные контакты, страдают семейные отношения, т.к. ничего кроме игр человека не интересует.

  • Увеличивается сумма долга, но вместо того, чтобы найти эффективный способ поправить материальное положение игрок продолжает искать счастье в игре.

  • Большой выигрыш, который может иметь место, вдохновляет. Однако практика показала, что игрок вновь возвращается к игре, хотя, казалось бы, большой выигрыш мог решить все его проблемы. Желание участвовать в этом процессе и ощутить ещё раз ни с чем не сравнимые эмоции действует как «химический» аддитивный агент.

Финский исследователь Kainite(1983) выделяет 3 типа азартных игроков:



  1. Охотники за счастьем. В этой группе преобладают молодые мужчины в возрасте от 18 до 25 лет с выраженной ориентацией на потребление. Игроки этого типа стараются повысить свое благосостояние самым простым, но опасным для себя способом.

  2. Отчаянные. Эта группа включает в себя мужчин в возрасте от 30 до 35 лет. Для них характерны сложности в семье, уходящие корнями в детский период жизни. К жене они относятся как к матери и в играх находят способ высвобождения от домашнего гнёта.

  3. Потерявшие надежду мужчины зрелого возраста. Их жизнь изолирует неприятными драматическими событиями, потерей значимых отношений и неудовлетворенностью жизнью.

Принимающие участие в азартных играх лица, которые быстро становится гэмблерами, обнаруживают до развития аддикции нарушения, функции Я. Им свойственна низкая самооценка, плохая переносимость фрустации, слабый контроль над импульсами. Они находят убежище в бегстве в мир фантазий.

Игра прочно завоёвывает центральное место в жизни игроков. Специалист по изучению поведения азартных игроков Carlton подчеркивает, что продолжительность их жизни гораздо меньше, чем у тех, кто не подвержен этой пагубной страсти, в связи с сердечно- сосудистыми заболеваниями, ожирением, истощением, язвенной болезнью, выпадению зубов, кожным заболеваниями и др. Исследование содержания гормонов у гэмблеров, которые в течение четырёх лет играли, выявило у них низкий уровень серотина.

Определенная эффективность коррекции этого вида аддикции достигается при занятости аддиктов в группах самопомощи, работающих по программам «Анонимных алкоголиков», эти группы носят название «Анонимные гэмблеры».

Для диагностики аддикции используется специальные каталоги, состоящие из 20 вопросов. Если 7 из 20 ответов на вопрос положительны, делается заключение о том, что у человека проблемы, связанной с гэмблингом.


Ургентная аддикция. Термин «ургентные аддикции» введен Tassi (1993), автор не дает точной дефиниции термина, подразумевая под ургентной аддикцией, главным образом, зависимость от состояния постоянной нехватки времени. Состояние обусловлено сверхзанятостью, необходимостью принимать участие во многих видах деятельности, ускорением темпа жизни, общей гиперстимуляцией.

Ургентная аддикция относится к категории так называемых негативных аддикции. Психологические механизмы, лежащие в основе зависимости от субъективно неприятного состояния трудно объяснимы, однако, они становится более понятными при сравнении состояния недостатка времени с противоположным, при котором этот фактор отсутствует. В последнем случае развивается чувство нарастающего психологического Дискомфорта: человек испытывает тревогу, страх того, что он не делает чего-то очень важного для карьеры, семьи, сохранения социального статуса. Отрицательные эмоции при этом более интенсивны и состояние нехватки времени воспринимается как избавление от худшего.

В современной культуре ургентная аддикция формируется у большого количества лиц самых разнообразных профессий: бизнесменов, сотрудников различных фирм, студентов, преподавателей, ученых и др. Все они испытывают давление времени, оказываются во временной ловушке, не осознавая полностью серьёзности ситуаций и её неизбежных последствий.

Ургентная аддикция связана с поклонением скорости акселерации. Общество руководствуется формулой: «чем, скорее тем лучше». Людям навязывается модель успеха, основанного на выполнении всё большего количества задач во все более короткие временные интервалы.

Ургентная аддикция развивается исподволь, незаметно. Время в определенном смысле «невидимо». Человек подвергается сочетанному влиянию внутренних и внешних факторов. В случае благоприятного стечения обстоятельств возникает ощущение возможности справиться с увеличивающимся количеством задач и обязанностей. Он чувствует себя полным сил и энтузиазма - всё выглядит обещающе привлекательно: перспективы увеличения зарплаты, успешной карьеры, больших возможностей выбора. Со временем ситуация постепенно меняется: обязанностей становится больше, свободное время сжимается как шагреневая кожа, времени на выполнение поставленных задач начинает не хватать. Всё чаще возникает в сознании или вербализуется фраза: «у меня нет времени». Это относится, прежде всего, не к работе, а к сфере межличностных, особенно внутрисемейных отношений. Отсутствие времени ограничивает возможности продуктивных неформальных контактов с близкими людьми.

Ургентный аддикт часто убеждает себя в том, что он способен контролировать время и справиться с ещё большим ускорением, если он лучше самоорганизуется, «возьмёт себя в руки», не будет отвлекаться по мелочам и.т.д.

Человек с ургентной зависимостью переживает время по-другому, по сравнению с обычным человеком, который специально не фиксирован на нём (за исключением нарушений восприятия времени в форме ускорения или замедления его течения при некоторых психических расстройствах). Для ургентного аддикта время становится тираном, распоряжающимся его жизнью и контролирующим её.

В результате постепенно утрачивается способность ощущать красоту природы, воспринимать гамму красок окружающего мира, Получать удовольствие от чтения, посещения театра, прослушивания музыки.

Ургентный аддикт игнорирует своё прошлое, не извлекает и него опыта, ему не свойственен психологический релакс в виде ухода в мир воспоминаний, например, ранних периодов жизни, даже если в них имеют место яркие, приятные переживания. Вспоминаются скорее прошлые разочарования, печальные или грустные события, которые сразу подвергаются вытеснению в бессознательное.

Ургентная зависимость постепенно поглощает весь внутренний мир человека так, что он перестает быть самим собой. Развивается глубокое нарушение идентичности, потеря прежнего Я. Аддикт живет в мире ценностей, «оторванных» от его качественного мира. Характерна эмоциональная изоляция, отсутствие отношений основанных на любви, дружбе, взаимопонимании. Эмоции растрачиваются на переживания недостатка времени для выполнения всё увеличивающихся и усложняющихся задач, на то, чтобы справиться с ними во всё более короткие сроки.

Возвращаясь к наиболее важной для ургентных аддиктов проблеме недостатка времени, следует акцентировать внимание на том, что здесь речь идет о том времени, которое измеряется часами. Тем не менее, кроме часового, хронометрируемого времени, существует понятие «живого времени». Живое время принадлежит человеку так же, как сама жизнь. Никто не может решать за другого каким образом он должен проводить каждую бесценную минуту живого времени. Аддикт ургентно фиксирован на часах, он теряет дифференциацию между часовым и живым временем. Часы - это механический прибор, они необходимы. Но они не должны порабощать человека, как это происходит при ургентной зависимости. Время бесценно, но ургентный аддикт этого не понимает. Он живет так, как будто его живое личное время принадлежит не ему, а кому-то другому. Число этих «других» чересчур велико. Оно включает в себя администрацию, коллег, родственников, ряд людей, пытающихся решить за счет свои проблемы и др.

У ургентного аддикта нередко выявляется отчётливая тенденция к субмиссивному (подчиняемому), уступчивому поведению. Эта тенденция формируется, как правило, задолго до развития ургентной аддикции и создает для последней благоприятную почву.

В механизме повышенного риска развития ургентной аддикции у субмиссивных лиц имеют значение иррациональные убеждения и страхи, содержанием которых являются образы отрицательных и нежелательных последствий, которые произойдут в случае неподчинения навязываемым действиям. Возникают мысли о том, что проявления ассертивности вызовут у окружающих реакцию гнева, обиды, окончательно и непоправимо испортят отношения с ними.

Особенности ургентной аддикции становятся наиболее очевидными при сравнении аддиктов с людьми, свободными от давления времени. Речь идёт не о мало заметных, имеющих много свободного времени лицах, а о работающих и достигающих успеха. Некоторые из них довольны жизнью, умеют радоваться и продуктивно проводить свое свободное время. Несмотря на очень большое разнообразие психологических характеристик, у них обнаруживаются общие системы ценностей и поведение, отличное от таковых у ургентных аддиктов.

Tassi выделяет следующие черты, свойственные этим, интегрированным во времени лицам:

• Они никогда не спешат, им не присуща торопливость. Они не привязаны к часам, к мониторингу времени. У каждого есть свой внутренний «путеводитель», своя скорость, ритм, которым они следуют, не принимая во внимание ожиданий или требований со стороны. У них присутствует четкое чувство настоящего, прошлого и будущего.

• Они умеют в полном объёме переживать то, что происходит в настоящий момент, проявляя способность фиксироваться на том, что происходит «здесь и сейчас». Это относится как к контактам с людьми, так и к работе и к развлечениям. Они могут полностью предаваться радостным чувствам, отдыхать, отключаясь от работы,

профессиональных и других обязанностей. Что касается переживаний, то для этих людей важно не столько их количество, сколько качество. Они обладают способностью «растягивать», «смаковать» время, как бы останавливать приятные для них.

• Интегрированным во времени лицам свойственна, высока самооценка. Они проявляют ответственность по отношению к себе и другим; заботятся о своём психическом и соматическом здоровье: избегают ситуаций, когда приходится функционировать на грани своих возможностей; не позволяют другим прямо или косвенно менять ритм жизни и распорядок дня. Их селф имеет когезивный

спаянный характер.

• Они умеют эффективно распоряжаться своим временем. Эти люди умеют коррелировать конкретные задачи с количеством времени, действительно необходимым для их решения, не отвлекаясь на другие, хронофагические (съедающие время)

активности. В нужное время они способны собраться с мыслями сконцентрировать усилия, направленные на преодоление внезапно возникших трудностей.

• Чувство доверия к планируемому будущему. Люди, интегрированные во времени, не боятся будущего, понимая, что жизнь - это процесс, который всегда интересен. При этом присутствует понимание, что нельзя терять настоящее, нужно получать удовольствие от своей активности, общения, достижений, мотиваций - жизни как таковой, относиться к будущему с надеждой, не настраиваться на плохие события. Они рассматривают будущее скорее как союзника, чем как что-то другое.

• Умение извлекать пользу из своего прошлого. Люди, интегрированные во времени, успешно используют достижения прожитых лет, прошлый опыт, способны обучаться на совершенных ими ошибках. Характерно отношение к прошлому как к потенциальному союзнику. Прошлое хранит в себе не только плохое, но и хорошее. Они не относятся к прошлому как к «мусорному ведру», в котором нет ничего, достойного внимания. Им присуще понимание, что в прошлом нередко удается найти ответы на вопросы, которые ставит перед человеком настоящее.

• Умение использовать время в значимых отношениях. Стремление проводить больше времени с действительно значимыми людьми, входящими в содержание их качественного мира. Ограничение таких контактов, которые исключают обоюдные, содержательные, приводящие к духовному росту и нравственному богатству отношения.

Проблема ургентной аддикции заключается в том, что человек «прилипает» к навязываемому ему ритму и отвлекается от своих внутренних часов. Нарушенная синхронизация с природным ритмом сопровождается психоэмоциональным напряжением, которое становится хроническим и привычным. По сути дела речь идет об аддикции к хроническому стрессовому состоянию, последствиями которого являются не только психологические, но и психосоматические проблемы. Последняя сторона рассматриваемого вопроса требует специального изучения, в частности, внимания к последствиям нарушения естественного сна и бодрствования, характерным для многих ургентных

Следует избавиться от страха перед неструктурированным, незаполненным стереотипной привычной деятельностью временем, уметь использовать его для отдыха, творчества или получения удовольствия от ничегонеделания, не испытывая при этом чувства вины. Вместе с тем было бы ошибочно полагать, что избавление от ургентной аддикции является легким, не вызывающим сопротивления процессом. В реальности ургентная аддикция - труднообратима. Феномен «прилипания» к стрессовому состоянию включает участие в нём многих систем. В частности, здесь проявляется вовлеченность в процесс различных химических соединений, таких, как адреналин, норадреналин, серотонин, эндорфины, энцефалины и др.

Таким образом, если ургентный аддикт предпримет попытку релаксироваться и возвратиться в систему прежнего биологического времени, этот переход будет сопровождаться уменьшением образования химических ингредиентов ургентного стресса. В результате, ожидаемая им релаксация не наступает, так как нейроны, адаптированные к высокому уровню химических составляющих стресса, реагируют на их уменьшение как на сигнал, что что-то не в порядке. Нервные клетки посылают сигналы об этом всему организму, что на клиническом уровне вызывает тревогу и общее беспокойство. Человек не находит себе места и воспринимает выход из ургентности как ещё более неприятное состояние, от которого хочется немедленно избавиться, уходя привычным путем в аддиктивную фиксацию.

Таким образом, адаптированные к нейротрансмиттерам нейроны «переживают» период отнятия и способны реагировать на новую ситуацию, как на отсутствие стимуляции. Клинически это может выражаться в чувстге чрезвычайной усталости, сонливости. Подобные состояния являются серьёзным препятствием претворения в жизнь решения избавиться от ургентной аддикции. Выбор аддикта ограничен. Он может пытаться погружаться в сон, стараясь ни о чём не думать, ни о чём не переживать и полностью забыться. Однако, это достаточно трудно сделать в связи с тревогой и возбуждением. Или же аддикт может вернуться в ставшее для него привычным стрессовое состояние. Обе ситуации проигрышны, так как:

а) попытки «заспать» стресс неэффективны. Надежда на отдых не оправдывается, поскольку после него возникает ощущение ещё большей усталости и раздражения;

б) возвращение в аддиктивную зону эквивалентно поражению, которое сопровождается снижением самооценки и мотивации направленной на следующую попытку.

Анализ конкретных фактов, отражающих попытки ургентных аддиктов самостоятельно справиться с проблемой, показывает, что аддикт нуждается в дополнительном времени для её преодоления. Многое зависит от длительности и выраженности аддикции. Тем не менее, всегда присутствует переходный период от нескольких дней до нескольких недель, когда развиваются явления отнятия. В тяжелых случаях помогают физические нагрузки: спортивная ходьба, гимнастические упражнения, спортивные игры, физическая работа. Эти виды активности способны смягчить симптомы отнятия на фоне отсутствия свойственного ургентной аддкции прессинга времени.

Наконец, следует иметь в виду, что освобождение от ургентности создаёт благоприятные условия для проявления религиозного чувства и эта особенность в значительной степени облегчает выход из аддикции.

Ургентная зависимость исключает открытость аддикта для самоанализа и переживаний спиритуального характера. В случаях развития личности в этих двух направлениях возникает разительный контраст с ургентным состоянием, способный сформировать очень сильную антиаддиктивную мотивацию.


Социальная организация, как аддиктивная фиксация. Аддиктивным «веществом» могут быть сложные связи и социальные контакты. К ним относится такой феномен, как социальная организация, которая может выступать в качестве аддиктивной «субстанции» (Shaeff, Fassel, 1988). Организация, в которой работает человек, является местом его самовыражения. Здесь он проводит большую часть своей жизни. И, если член организации страдает любым аддиктивным расстройством, то на работе он функционирует, как носитель этого расстройства. Это влияет не только на его поведение, но и на то, как оно воспринимается сослуживцами. При наличии у других членов коллектива аддиктивных расстройств, они влияют как на носителя расстройства, так и друг на друга, создавая в этой организации определённый психологический климат. Таким образом, наличие болезненного состояния у одного члена аддиктивного коллектива усугубляет как степень проявления этого состояния, так и степень восприятия этого состояния другими, что приводит к взаимоусилению процесса. Следовательно, организация, с одной стороны, может быть местом, в котором аддикт проявляет это состояние, а с другой - организация сама по себе может быть аддиктивным агентом, или аддиктивной субстанцией.

Оказывается, что ряд организаций функционирует как аддиктивная субстанция в жизни многих людей. Место работы для этих людей становится центральным фокусом их жизни. У части из них постепенно теряется связь с другими её аспектами, они отказываются от многих прежних интересов, мотиваций увлечений, от всего, что не вписывается в «ментальную» структуру организации. Этому процессу способствуют обещания, которые организация предлагает людям, работающим в её системе.

Организация может обещать человеку деньги, власть, продвижение по службе. Если человек будет жить по стандартам, соответствия которым от него ожидают, он будет социально принят организацией, и у него будет усиливаться «чувство принадлежности» к ней.

Это обещания «хорошей жизни». Содержание термина «хорошая жизнь» определяется социальной культурой, рекламой и пр. Обещания такой жизни соблазнительны, они могут удерживать человека в состоянии активной фокусировки и фиксации на будущем, в надежде на то, что даже если сейчас дела идут не так, как хотелось бы, когда-нибудь они будут идти лучше.

Несмотря на важность будущной ориентации, одна лишь фиксация на обещаниях не даёт возможности обратить внимание на своё настоящее состояние, на интимные отношения с близкими. Следовательно, обещания «запускают» аддиктивные механизмы. Человеку легче и приятнее смотреть в будущее, чем акцептировать свои сегодняшние чувства, искать ответы на беспокоящие его вопросы и пытаться их решить. Возникает мысль: «Я позволю себе заняться этим тогда, когда я чего-то достигну или буду свободен, например, во время праздников и пр.». Организация часто обещает положительную оценку, признание, развитие и совершенствование социальных навыков, словом то, к чему люди стремятся в своих фантазиях.

Социальные психологи обнаружили, что в аддиктивной организации лучше всего себя чувствуют те, кто пришел сюда из дисфункциональных семей, те, у которых не было счастливого детства. Поэтому эти люди подсознательно стремятся к тому, чтобы такой семьей стало для них место работы и члены трудового коллектива. Анализ организации, как типа семьи, показывает,что это «семья», членство в которой зависит от выполнения достаточно ригидных правил.

Обещания строятся на провозглашении участия её членов в осуществлении определенной миссии. Члены организации находятся под влиянием мыслей о реализации этой миссии и начинают дофантазировать, допридумывать её отдельные компоненты. Это отвлекает их от анализа истинного положения вещей в организации.

Shaeff и Fassel (1988) утверждают, что одной из главных характеристик аддиктивной организации является грандиозность, которая основывается на стремлении быть лучше других. Эта грандиозность придает миссии окраску значительности, делая её возвышенной и недосягаемой. Грандиозность, на которую делает акцент организация, вызывает фиксацию. Фиксируясь на грандиозности, человек обретает уверенность в собственной важности и в важности дела, ради которого он работает.

Исследования сути обещаний, проведённые в лечебных учреждениях США, показали, что средний медицинский персонал некоторых учреждений стал предъявлять претензии, Касающиеся того, что руководство организации ориентирует их на одни принципы оказания помощи, на деле осуществляя совсем Другую политику. Так, например, некоторые организации заявляют, что они работают только для оказания медицинской помощи несостоятельным людям, что в реальности не соответствует действительности. Оправдывая расхождения провозглашаемой политике и реальной практике, администрация таких учреждений заявляла: «Когда мы утверждаем, что оказываем помощь бедным людям, мы имеем в виду не материально, а духовно бедных людей». Такие формулировки создают возможность для манипуляции.

Аддикты «проглатывают» такой манипулятивный обман, поскольку вначале он может приобретать благородный и благообразный характер, в результате чего человек убеждает сам себя в том, что это правильно и начинает верить в то, что на самом деле не соответствует действительности. Миссия, которая предлагается организацией, напоминает «домашний божок», наличие которого усиливает проекцию религиозного чувства. И до тех пор, пока «божок» доминирует в сознании человека, организация защищена от неприятностей. Миссия становится мощной базой, которая облегчает идентификацию сотрудников, приобретая характер философской ориентации, соответствующей их системе ценностей.

Таким образом, создается аддиктивная связь между человеком и организацией. Члены организации придают этой связи сверхценное значение. Если дело организации становится заменителем собственной жизни, человек «теряет себя» как личность. Аддиктивная организации приветствует работоголизм, считая его наиболее правильным способом поведения, несмотря на исследования последних лет, свидетельствующие о деструктивности этой формы аддикции для любой организации.

Аддиктивные организации хронофагичны, они «поглощают» время сотрудников. При этом хронофагия не связана с требованиями производственного процесса, т.к. происходит поглощение времени, затрачиваемого не только на участие в работе, но и на участие в общественной жизни коллектива, на совместное проведение времени. Ряд организаций реализовывает своё стремление соответствовать идеалу «большой семьи», приглашая, например, родственников для участия в юбилеях, праздниках и т.д, что, естественно, наносит определённый вред основному производственному процессу. Это обстоятельство позволило Shaeff и Fassel ввести в характеристики аддиктивных организаций такой термин, как псевдодеятельность, подразумевая под ним активность организации, направленную не на решение производственных задач.

Организация, действующая аддиктивным образом, может косвенно поощрять наличие аддиктивного стиля поведения своих членов. В таких коллективах может быть много аддиктов, или лиц с созависимостью, что не является случайным, а отражает психологические механизмы «притяжения» их друг к другу. Аддиктами могут быть также руководители подразделений. В таких коллективах создаются особые аддиктивные отношения. Например, попустительское отношение к нарушителям производственного режима допускается потому, что остальные члены организации знают, что нарушителя всегда можно заставить работать в неурочное и праздничное время.

В рамках одной аддиктивной организации ревниво относятся к установлению её членами контактов с другими организациями. Такие контакты не стимулируются и считаются вредными. Это во многом обусловлено страхом руководства организации перед новой информацией, которая способна носить разрушительный для аддиктивной организации характер. Как и всякая аддиктивная система, аддиктивная организация живёт в условиях относительной изоляции. Чем в большей степени выражена изоляция, тем более аддиктивный характер носит организация. С одной стороны, это приводит к самосохранному режиму деятельности организации, а, с другой - к невыполнению при этом своей основной производственной функции, с которой она справляется во все меньшей степени. Такая организация оказывается мало конкурентоспособной. Именно поэтому современные социальные психологи обращают внимание на необходимость исключения компаниями и фирмами факторов, способствующих развитию аддиктивных умонастроений, т.к. их наличие отрицательно сказывается на положительном функционировании коллектива.

В деятельности аддиктивных организаций присутствуют элементы контроля и большого недоверия к людям, которые в ней работают. Например, фирма, не доверяющая самостоятельности своих членов, строит свою деятельность на постоянных проверках разных уровней их работы. Осуществляемый контроль основывается на учёте формальных показателей (последние, однако, не всегда включают наиболее важные для производственного процесса и его развития компоненты). Внимание проверяющих фиксируется на выполнении «пунктов» плана или программы с учётом лишь количественных показателей деятельности. Эти проверки становятся самоцелью организации. Они отвлекают членов организации от работы; к тем, кто их осуществляет, появляется враждебное отношение, создаются условия для возникновения конфликтов и напряжения.

Все эти явления снижают продуктивность работы организации. Поэтому в современных условиях жёсткой конкуренции в выигрыше оказывается менее аддиктивная организация.


Интернет – аддикция. Термин «Интернет аддикция» был предложен Goldberg(1996) для описания непреодолимого желания пользоваться Интернетом.

Неразумное интенсивное использование компьютера не только причиняют вред психологическому и физическому здоровью, но и оказывает пагубное влияние на межличностные отношения. Выявляется частое сочетание патологического использования компьютера с работоголизмом и патологическим гэмблингом.

Интернет – аддикция является новой аддикцией, качественно отличающейся от других нехимических форм выходом на безграничные возможности виртуального мира.

Представляется возможность выделить ряд фактов, создающих структуру притягательности Интернета как потенциального аддиктивного агента. К ним относятся:



  • Возможность многочисленных социальных интеграций;

  • Виртуальная реализация фантазий и желанием с установлением обратной связи;

  • Нахождение желаемых «собеседников», удовлетворяющих любым требованием. Возможность установления контакта с новыми лицами и их прерыванием;

  • Неограниченный доступ к информации, к различным видам развлечений;

  • Участие в различных играх.

  • Патологические признаки Интернет – зависимости включают в себя, наряду со специфичными, и общие для других форм аддиктивного поведения. К ним относятся:

  • Ютимия (несколько повышенное настроение) во время использования Интернета;

  • Неудержимое влечение к выходу в Интернет;

  • Увеличение количества времени нахождения в Интернете;

  • Трудности прекращения сеанса связи;

  • Нарастающие отрицательные эмоции (раздражительность, апатия, сниженное настроение, чувство пустоты, чувство скуки) вне общения с компьютером;

  • Потеря интереса к семье, работе, прежним увлечениям;

  • Безответственность, не выполнение обязанностей на работе, дома, в частые ошибки в производственной деятельности.

По мере прогрессирования аддикции виртуальный мир становится все более интересным, в то время как реальный воспринимается неинтересным, скучным, а зачастую «враждебным» связи аддикта с реальным миром ослабевают; эмоции, интересы, когнитивная сфера, энергия и система ценностей сосредотачиваются на виртуальном мире.

Интернет - зависимые лица часто ведут нездоровый образ жизни, пренебрегают личной гигиеной, нарушают диетический режим, недосыпают. Для них характерно возникновение приступообразных головных болей, постоянное чувство усталости, резь в глазах, коньюктивиты.

Процесс формирования Интернет-аддикции, очевидно базируется на стимуляции функционирования палеоэнцефаона – древних мозговых систем. На психологическом уровне процесс характеризуется стимуляцией бессознательной сферы, с чем может быть связана сила с фиксацией на возникающих состояниях.
Сексуальное аддиктивное поведение характеризуется сверхценным отношением к сексу, восприятием лиц, к которым возникают сексуальные влечения, не как личностей со своими особенностями и стремлениями, а как сексуальных объектов. При этом очень значимым, целевым становится «количественный» фактор. Сексуальная аддикция может маскироваться в поведении нарочитой праведностью, целомудрием, становясь при этом теневой стороной жизни. Эта вторая жизнь постепенно приобретает всё большую значимость, разрушая личность.

Формы проявления сексуальной аддикции различны: донжуанизм (стремление к сексуальным связям с как можно большим числом женщин), привязанность к порнопродукции во всем ее многообразии, разные виды извращения сексуальной активности. К последним можно отнести такие явления как фетишизм (интенсивная фиксация на каких- либо предметах, прикосновение к которым вызывает сильное возбуждение), пигмалионизм (фиксация на фотографиях, картинках, скульптурах не порнографического содержания), трансвестизм (стремление к переодеванию в противоположного пола), эксгибиционизм (интенсивное сексуальное желание обножать половые органы напоказ лицам противоположного пола, детям), вуайеризм (стремление к подглядыванию за обнажёнными или вступающими в сексуальную связь людьми). При всех этих проявлениях происходит «суррогатная подмена, нарушение настоящих эмоциональных отношений с людьми». Перед сексуальными аддиктами стоит опасность возникновения сексуальных расстройств. Их сексуальное поведение оторвано от личностного аспекта, оно притягивает и наносит вред. Кроме того, реален риск заболевания СПИДом. Корни сексуальной аддикции закладывается в раннем возрасте в эмоционально голодных дисфункциональных семьях, в семьях, где сами родители являются аддиктами, где реальные случаи сексуальной травматизации в детском возрасте.



Работогольная аддикция представляет опасность уже потому, что считается важным звеном в положительной оценке личности и её деятельности. В нашем обществе в сфере производственных отношений практически в любых трудовых коллективах очень ценятся специалисты, отдающиеся целиком своей работе. Таких людей всегда ставят в пример другим, их поощряют материально и на словах, закрепляя в их поведении свойственный им стиль. Работоголизм трудно распознаётся не только окружающими, но и самим работоголиком. К сожалению, за внешней общепринятой респектабельностью роботоголизма стоят глубокие нарушения в эмоциональной сфере межличностных контактов. «Как и всякая аддикция, Работоголизм является бегством от реальности посредством изменения своего психического состояния, которое в данном случае достигается фиксацией внимания на работе. Работа не является здесь тем, чем она представляет собой в обычных условиях: работоголик не стремится к работе в связи с экономической необходимостью, работа не воспринимается им лишь как одна из основных частей жизни - она заменяет собой привязанность, любовь развлечения, другие виды активности. «(Короленко Ц.П. «Работоголизм – респектабельная форма аддиктивного поведения.- Обзор. Психиат. Мед. Психол.», 1993/4). Развитие аддиктивного процесса при аддикции этого вида влечет за собой личностные изменения: эмоциональную опустошенность, нарушение процессов эмпатии и симпатии, предпочтение общения с неодушевленными предметами. Уход от реальности прячется за успешной деятельностью, преуспевание в карьерных устремлениях. Постепенно работоголик перестаёт получать удовольствие от всего, что не связанно с работой. Вне трудовой занятости возникает ощущение дискомфорта. Работоголиков отличают консерватизм, ригидность, болезненная потребность в постоянном внимании и положительной оценке со стороны, перфекционизм, излишняя педантичность, крайняя чувствительность к критике. Могут быть ярко выражены нарцистические черты, манипулятивные стратегии взаимодействия с окружающими. При полной идентификации с работой из зоны внимания выпадают личностные качества и гуманистические ценности.

Аддикция к еде. О пищевой аддикции речь идет только тогда, когда еда используется не как средство утоления голода, когда компонент получения удовольствия от приема пищи начинает преобладать и процесс еды становится способом отвлечения от чего-то. Таким образом, с одной стороны происходит уход от неприятностей, а с другой стороны фиксация на приятных вкусовых ощущениях. Анализ этого явления позволяет отметить еще один момент: в том случае, когда нечем занять свободное время или заполнить душевную пустоту, понизить внутренний дискомфорт, быстро включается в химический механизм. При отсутствии еды, даже если нет голода, вырабатываются вещества, стимулирующие аппетит. Таким образом, увеличивается количество съедаемой пищи и возрастает частота приема пищи, что влечет за собой нарастание веса, сосудистые нарушения. Эта проблема особенно актуальна в странах с высоким уровнем жизни, наряду с которыми в обществе наблюдается высокий уровень стресса. Реально развитие пищевой аддикции и в ситуации доступности еды в связи с особенностями профессии (бар, ресторан, столовая).

Другая сторона пищевой аддикции – голодание. Опасность кроется в своеобразном способе самореализации, а именно в преодолении себя, победе над своей «слабостью». Это специфический способ доказать себе и другим на что ты способен. В период такой «борьбы» с самим собой проявляется повышенное настроение, ощущение легкости. Ограничение в еде начинают носить абсурдный характер. Периоды голодания сменяются периодами активного переедания. Отсутствует критика своего поведения. Вместе с этим происходят серьёзные нарушения в восприятии реальности.



Табакокурение. Курение табака - одна из наиболее распространенных видов наркомании охватывающей большое количество людей и являющийся поэтому бытовой наркоманией. Дымящаяся сигарета доставляет привычному курильщику удовольствие. Особенно остро ощущается потребность в курении после принятия пищи, во время выпивки, при отрицательных эмоциях и во время напряженной работы. При этом сам вдыхаемый никотин не оказывает какого-либо положительного действия на организм.
Сигарета является больше отвлекающим фактором: переключение сознания на нее помогает отодвинуть неприятные мысли, прервать тяжелую работу. Совместное курение облегчает контакт между людьми, является хорошим предлогом для знакомства. Некоторое значение имеют вид красиво раскрашенной коробки, изящная упаковка, манера закуривания, манерное выдыхание дыма. Эти элементы кокетства и дополнительные черты индивидуальности особенно значимы для женщин.

1.2 Химическая аддикция.
Алкоголизм. «По данным Всемирной организации здравоохранения, алкогольная проблема, рассматриваемая только в медицинском аспекте, занимает третье место после сердечно – сосудистых и опухолевых заболеваний. Роль злоупотребления алкоголем в современном обществе особенно возрастает с учетом связанных с этим явлением психологических и социально – экономических последствий». (Ц.П.Короленко «Семь путей к катастрофе.»)

Началом развития алкогольной аддикции может стать первая встреча с алкоголем, когда опьянение сопровождают интенсивные эмоциональные переживания. Они фиксируются в памяти и провоцируют повторное употребление алкоголя. Символический характер приема спиртного утрачивается, и человек начинает ощущать необходимость приема алкоголя с целью достичь определенного желаемого состояния. На каком-то этапе, благодаря действию алкоголя, происходит подъем активности, повышается творческий потенциал, улучшается настроение, работоспособность, но эти ощущения, как правило, кратковременны; они могут смениться понижением настроения, апатией и психологическим дискомфортом. “Появление такого состояния является одним из вариантов развития алкогольного аддиктивного поведения, так как человек начинает стремиться к его “воспроизведению”, для чего усиленно прибегает к алкоголю”. “Особенно опасно возникновение механизмов аддиктивного поведения, связанное с допинг-эффектом в случаях, если последний выражается в возникновении психического состояния, субъективно облегчающего творческий процесс у лиц, занимающихся живописью, писателей, поэтов, музыкантов и др.”

Нередко аддикты навязывают свой стиль поведения друзьям и близким, что происходит без всякого опасения перед возможностью возникновения стойкой алкогольной зависимости. Традиционная антиалкогольная пропаганда неэффективна, т. к. она может только закрепить уверенность аддикта в безопасности выбранного средства аддиктивной реализации, потому что собственный опыт приема алкоголя противоречит содержанию пропагандистских деклараций. В последнее время растет сеть учреждений, призывающих избавиться от алкогольной или никотиновой зависимости с помощью кодирования или других методов, не имеющих в своей основе серьезной психологической работы с причинными механизмами аддикции, адекватной личностной коррекции и поддержки. Рекламирование таких служб довольно интенсивное, но, во-первых, носит навязчивый характер, чем может спровоцировать реакцию неприятия, а, во-вторых, способствует упрочению иллюзии, что избавиться от губительной зависимости можно в любое время и без особых усилий.

Длительный прием алкоголя ведет за собой физическую зависимость. Ее характеризуют следующие признаки: явления алкогольной абстиненции (“похмельный синдром”), потеря ситуационного и количественного контроля, повышение толерантности к алкоголю в 8-10 раз по сравнению с изначальной (потребность в большей дозе для достижения прежнего эффекта). Постепенно нарушаются мнестические процессы, снижается круг интересов, наблюдаются частые перепады настроения, ригидность (то есть отсутствие гибкости) мышления, сексуальная расторможенность. Снижаются критика к своему поведению, чувство такта, проявляется склонность винить в своих бедах неудачный брак, работу, ситуацию в стране и т. д. Происходит социальная деградация (распад семьи, потеря работы, асоциальное поведение). По мере прогрессирования алкогольной аддикции у людей с таким стилем поведения наблюдаются сходства в мотивах деятельности, интересах, привычках, во всем образе жизни.



Наркомания. В большинстве случаев прием наркотических веществ связан со стремлением к новым ощущениям, к расширению их спектра. Ищутся новые способы введения, новые вещества и разные сочетания этих веществ в целях достижения максимального эффекта. Наиболее распространены мягкие наркотики (марихуановый ряд). Они быстро вызывают психологическую зависимость: ощущение кайфа, усиление воображения, физической активности, философствование. С мягких наркотиков происходит довольно быстрый переход на более сильные вещества в виде ингалянтов (кокаин, экстази) и в виде внутривенных инъекций (героин), почти сразу же вызывающих физическую зависимость. (Здесь автор может ошибаться: а) путь "от марихуаны к героину и так далее вовсе не обязательное явление, часто дело начинается с алкоголя, сразу с героина или других наркотиков или марихуана так и остается "наркотиком на всю жизнь"; б) экстази не вдыхают в) многие крайне деструктивные наркотики , в т.ч. экстази, вызывают довольно слабую физическую зависимость.).

Длительный приём марихуаны и многих других веществ (мескалин, ЛСД и др.) провоцируют психические заболевания. Наркотическая зависимость носит более выраженный характер по сравнению с алкогольной. Очень быстро вытесняется все, не относящееся к аддикции, быстрее наступает опустошенность. Возрастает интровертированность. Круг общения охватывает в основном тех, кого объединяет наркотическое пристрастие. Лица, злоупотребляющие наркотиками стараются вовлечь в свой круг большее количество людей, препятствуют выходу из этой среды. Параллельно с личностным распадом развиваются серьезные нарушения на органном и психическом уровнях. Возрастающая потребность в увеличении дозы может повлечь за собой потерю контроля и смерть от передозировки. Наркотическая зависимость часто сопряжена с криминальной деятельностью, т. к. всегда актуальна проблема наличия средств для приобретения наркотиков.



Прием лекарственных средств в дозах, превышающих терапевтические. Приём транквилизаторов (элениум, реланиум и др.) приводит к определённой релаксации, создаётся впечатление, что повышается сообразительность, способность контролировать своё состояние. Риск возникновения аддикции наступает тогда, эти препараты начинают использоваться регулярно в качестве снотворных. Появляются симптомы физической зависимости (частые случаи употребления, попытки прекратить приём и срывы). Малейший психологический дискомфорт становится поводом для приема транквилизаторов. Появляется ряд нарушений состояния: сонливость, трудности с концентрацией внимания, рассеянность (в связи с этим существует риск оказаться жертвой несчастного случая), подёргивание мышц рук и лица. Состояния такого рода иногда неправильно диагностируются. Злоупотребление снотворными (барбитуратами) вызывает психоорганический синдром: головные боли, нарушение памяти, плохая переносимость жары и душных помещений, головокружения, нарушения сна, явления потери контроля над дозой приёма, в следствие чего человек может погибнуть. (Надо заметить, что психорганический синдром в той или иной степени вызывает злоупотребление любым психоактивным веществом, барбитураты просто являются одними из самых агрессивных веществ в этом отношении).

Психотропные препараты (психоделики) привлекают тем, что резко усиливается восприятие, особенно зрительное. Эти препараты быстро вызывают длительные изменения: иллюзии, галлюцинации, чувство того, что долго тянется время, повышенное настроение, резкая смена настроения. [Психотропными препаратами являются не психоделики (или галлюциногены), а вещества, включенные в Перечень психотропных веществ ПККН РФ. В этот список входят вещества различных групп; "психотропное вещество" – термин не клинический, а юридический. Что касается психоделиков (галлюциногенов), они большей частью отнесены к наркотикам. Галлюциногены вызывают не усиление, а искажение, и иногда – грубое нарушение восприятия, как зрительного, так и всех остальных видов его (и, кстати, не обязательно длительное: многие галлюциногены действуют всего несколько минут или десятков минут).



Приём препаратов бытовой химии. Стремление к приёму высокотоксичных веществ возникает обычно в подростковом возрасте из любопытства и носит коллективный характер. Нередко эти ингалянты употребляются и детьми. Эффект заключается в том, что развивается состояние “напоминающее опьянение, головокружение “взлёта”, повышенное настроение, беспечность. Могут возникать видения (галлюцинации) типа быстро движущихся кадров мультипликаций” (Ц.П.Короленко «Семь путей к катастрофе »).

Вдыхание паров органических растворителей (бензин, аэрозоли, растворители, эфир, хлороформ, клеи и т. д.) вызывает «необратимые тяжелые поражения внутренних органов, головного и костного мозга, приводит к смертельным исходам» (Ц.П.Короленко «Семь путей к катастрофе.»)

Возможны случаи смерти во время вдыхания в результате паралича дыхательного центра, асфиксии. Регулярные употребления приводят к стойким психическим нарушениям: ухудшение памяти, нарушения эмоционально-волевой сферы, снижение сообразительности, задержка развития умственных способностей. Употребление ингалянтов сопровождается низкой успеваемостью, нарушением дисциплинарных норм, агрессией, противоправными действиями.


следующая страница >>

Смотрите также:
Виды аддиктивного поведения Нехимические аддикции
469.41kb.
2 стр.
Мимо наркотиков :: Модель профилактики аддиктивного поведения в образовательном учреждении
80.82kb.
1 стр.
Аддиктивного поведения
712.1kb.
6 стр.
Программа первичной профилактики аддиктивного поведения школьников «твой выбор»
357.68kb.
1 стр.
С подростками аддиктивного поведения
123.49kb.
1 стр.
Профилактика аддиктивного поведения в условиях образовательной среды
388.15kb.
1 стр.
Профилактика и коррекция аддиктивного поведения студентов
79.06kb.
1 стр.
Виды информационных систем
130.66kb.
1 стр.
Мотивы плохого поведения учащихся и стратегии поведения педагогов в таких случаях
87.35kb.
1 стр.
Сущность, виды и стадии трудовой карьеры. 5 Понятие карьер
370.6kb.
1 стр.
Учебно-методический комплекс дисциплины «зоопсихология» для студентов, обучающихся по специальности
250.16kb.
1 стр.
Сущность, структура и виды цен виды цен и их регулирование
1618.69kb.
6 стр.