Главная страница 1страница 2страница 3

Вениамин Нелютка. «Нинь хао, Дед Мороз!»


Нинь хао, Дед Мороз!

Новогодняя фантазия в 3-х действиях


Действие происходит 31 декабря 2025 года в Москве, в квартире Ломовых. Прошло 12 лет с тех пор, как Россия была присоединена к Китаю и поделена на несколько провинций.

Действующие лица


Иван Ломов (Ван Ло) ― инструктор мобиль-школы, 45 лет.

Аня ― его жена, служащая, 40 лет.

Тётя Поля (По) ― старая женщина с причудами.

Во (Вовка) ― сын Ивана и Ани Ломовых, крупный парень, старшеклассник, 16 лет.

Ли (Лиза) ― девушка Вовки, старшеклассница, 15 лет.

Вася Сидоров (Ва Си) ― сосед Ломовых по площадке, охранник, 49 лет.

Рита (Ри) ― жена Васи, фактурная женщина, домохозяйка, 42 года.

Чеслав Говоров (Че Гевара) ― брат Ани, подпольщик, 43 года.

Офицер гостайпо, китаец.

Сё, Лё ― сержанты гостайпо, славянской внешности.

Оператор «аппарата правды», полуазиатской внешности.

Рядовые сотрудники гостайпо, славянской и китайской внешности.

Действие первое
В комнате при керосиновой лампе сидят Тётя Поля, Во и Ли.

С улицы доносится рёв сирены.
Во. Сёдня чёрные весь день шныряют по округе. Опять кого-то ловят, сволочи.

Ли. А в нашем доме чёрные вчера проводили облаву. Все квартиры обшарили. Забрали парня из соседнего подъезда, увезли в воронке. Говорят, у него нашли бомбу.

Во. Если бы у меня была бомба, я бы живым им не дался.

Тётя Поля. Лампа коптит. Наверное, керосин водой разбавлен.

Во. Сволочи косоглазые! Уже 10 часов, а свет до сих пор не дали. Так и будем в темноте весь вечер сидеть?

Ли. И воды тоже нет. Можно, Вовчик, я схожу в тубзик? А то давно хочется пи-пи.

Во. Ну, сходи уж, если невтерпёж.

Ли. Ещё немного потерпеть могу. Только совсем немного. Может, скоро дадут воду?

Тётя Поля. По старому календарю сегодня 31 декабря, значит должен наступить Новый год. Они, наверное, из вредности не дают свет и воду, чтобы испортить нам праздник.

Ли. Тоже мне праздник! Настоящий Новый год будет только через сорок дней.

Тётя Поля. А ещё через 7 дней будет православное Рождество. А потом Старый Новый год. А потом Крещенье. Раньше, до Объединения, на Крещенье всегда были морозы, они так и назывались ― крещенские. Всюду снег лежал, люди в проруби купались, не то, что сейчас. Дождь идёт и идёт, целый день барабанит и барабанит.

Ли. Как это ― Старый Новый год? Он старый или новый?

Тётя Поля. Старый Новый. Был такой русский праздник. Неофициальный, конечно, но все его отмечали. По старому календарю сначала был просто Новый год, потом православное Рождество, а потом Старый Новый год. (Вздыхает.) Помню, весело было. Всю ночь праздновали, пили шампанское, это вино такое с пузырьками, танцевали, пели песни. (Напевает.) В лесу родилась ёлочка, в лесу она росла… Как давно всё это было… Словно и не было никогда.

Во. Я по русской грамоте читал одного дзодзя, забыл, как звали, типа Снегирь или Голубь, что ли, так у него тоже было про Рождество.

Ли. Родился что ли кто?

Во. Никто не родился. Просто был снег, метель и черт месяц с неба украл. Украл и спрятал за пазуху. Чуть не обжегся.

Ли. Ха-ха-ха! Очень смешно.

Во. И на ярмарке у него тоже было клёво. Там были цыгане и горилка.

Ли. Какие ещё цыгане, какая ещё горилка?
Входит Ван с фонариком.
Ван. Кто здесь сказал «горилка»?

Во. Я грю, у одного дзодзя по русской грамоте пацаны на ярмарке пили горилку. Ярмарку я знаю ― это, когда много людей и цыган. А что такое горилка, сэнсэйка не смогла объяснить. Самогон что ли такой, который горит?

Ван. О! Горилка! Это раньше была такая хохляцкая водка, её делали из пшеницы. Да, це була вещь! От всех болезней помогала. Особенно перцовая. Это вам не китайская соевая.
Зажигается верхний свет. Ван гасит керосиновую лампу и фонарь.
Во. Во, свет дали! Сволочи!

Ван (к Во). А это у тебя откуда фингал под глазом? Опять с кем-то подрался?

Во. А… ерунда. Это мы сёдня с китаёзами дрались — школа на школу.

Ван. И кто победил?

Во. Никто не победил. Приехали чёрные и всех разогнали дубинками. Троим нашим надели наручники и увезли с собой.

Ли. Мне один чёрный тоже зафигачил дубинкой. Вот сюда. До сих пор болит.

Во. Сволочи! Был бы у меня калаш, я бы им показал! Правильно дядя Слава давит их, гнид косоглазых.

Ван. Тсс!

Тётя Поля. Тихо! Тсс!

Во. Тсс! Кажись, вода журчит. Ура! Дали воду! Чур, я первый иду в тубзик!

Тётя Поля. Раньше джентльмены всегда пропускали дам вперед.

Во. Ну, ладно. Идите вперед, если не терпится,. Только вы там не очень долго. А то вдруг воду снова отключат?

Ван. Все идут в туалет в порядке старшинства по возрасту. Первой, конечно, идёт, тётя Поля.

Тётя Поля. А ты, дорогой племянник, мог бы не акцентировать внимание присутствующих на моём возрасте. (Гордо удаляется.)

Ли. Какая у вас тётя Поля… странная какая-то. Со крезёвыми, грю, какими-то глюками. То вино с пузырьками, то в проруби купались. Усохнуть можно!

Во. Да нет, она не странная, она просто немножко ку-ку, но фуцинь к ней очень привязан и отказывается сдать в дурдом.


Ван дает подзатыльник сыну.
Во. За что, па?

Ван. Не врубаешься? Могу и ещё разок в воспитательных целях отвесить.

Ли (кричит). Не смейте его бить!

Ван. А вы, милая девушка, кто такая? Что это вы здесь голос повышаете? В моём же доме?

Ли. Во-первых, я давно уже не девушка, во-вторых, я вовсе не милая, а в-третьих, я законная айрен вашего сына, значит, ваша невеста.

Ван. Моя, кто? Невестка что ли? Ха-ха.

Во. Вот тебе, фуцинь, и ха-ха. Мы сёдня с Лиз заключили брачечный контракт на целый месяц. Так что она теперь моя законная айрен и будет жить со мной в моей комнате. Она уже и чемодан свой приволокла.

Ван. Законная айрен! Ну и ну! Уже и чемодан приволокла! То-то, наверно, мать обрадуется!


Слышен стук в дверь.
Во. Стучат. Слышите?

Ван. И что стучат? На кнопку нажать мозгов что ли не хватает?

Во. Стучат по привычке. Ну, где эта тётка По? Сколько же можно сидеть в тубзике? Чем она там занимается, хотел бы я знать? А?

Ван. Чем на тётю баллон катить, ты бы лучше сходил и открыл дверь.

Во. Ща. (Встает и выходит из комнаты.)

Ли. Что это вы на меня так смотрите?

Ван. Смотрю — и глазам своим не верю. У сына появилась законная жена! (В сторону.) Айрен ― тоже мне. Сопли ещё не успели обсохнуть.
Входят Во и Вася. Вася держит в руках литровую бутылку с самогоном.
Вася. Типа с праздником тебя, сосед!

Ван. С каким праздником? Или что?.. Может… Чжу Цыня ― того?.. (Проводит пальцем по шее.)

Вася. Вот и не угадал.

Ван. Или Начальника провинции?

Вася. Опять мимо. С Новым годом, Ваня! Забыл уже? В лесу родилась ёлочка. Я тебе, Вань, по этому случаю подарок принес. Вот. Понюхай, как пахнет. (Ставит бутылку на стол.)

Ван (откупоривает бутылку, капает на ладонь и нюхает). О-о! Божественный запах! Пахнет добрым русским самогоном.

Вася. Он и есть. Не просто самогон, а первач! Дважды перегнанный. На кедровых орешках настоянный. Знаешь, что это такое? Чемпион среди всех самогонов. Это тебе, небось, не китайская соевая.

Ван (растроганно). Спасибо, Вась! Вот это подарок, так подарок. Век буду помнить.


Появляется Тётя Поля.
Тётя Поля. Туалет свободен. Следующий может идти.

Ли. Можно мне?

Во. Жельтементы всегда пропускают дам вперед.

Ли. Так я пойду. Вы, папа, не будете в обиде?

Ван. Папа! Ступай уж, милое дитя!
Ли встает и выходит. Сзади на джинсах у нее две большие дыры, через которые видны ягодицы. Вася свистит вслед Ли.
Вася. Вот это номер!

Ван. Это у молодежи новая мода такая ― щеголять голым задом. Я уже ничему не удивляюсь.

Вася. А в наше время девки все ходили с голыми пупками. И зимой, и летом. Помнишь? А некоторые ухитрялись на пупок ещё и разные побрякушки навесить. Красиво было. Но голый зад, по-моему, ― это уже чересчур. И некрасиво вовсе, и холодно, наверно.

Ван. Красиво, Вась, то, что функционально. А голый зад не функционален. Так, что ли, сынок?

Во. Ничего ты, фуцинь, в современной жизни не понимаешь.

Ван. Куда уж нам!

Тётя Поля. Скоро Новый год, а мы к нему совсем ещё не готовы.

Вася. Как это не готовы? А бутылец? Я ж вам принес большой бутылец. Вот.

Ван. И очень кстати, что принес. Скоро Анка должна придти. Она тоже что-нибудь принесет к столу. А то я всё уже приготовил для салата, а майонеза нет. И зелёного горошка тоже. Одна надежда ¾ Анка с собой принесет.

Тётя Поля. С майонезом-то и горошком любой дурак сделать сможет. А ты попробуй без майонеза и без горошка. Но, чтобы вкусно было. Ещё можно ёлку нарядить. Как раньше. Будет красиво.

Ван. Ёлку? Ты, тётя, вспомнила — вчерашний день!

Тётя Поля. Ах, да! Ты ж, Ваня, нашу ёлочку на помойку выкинул. Такая славная, такая замечательная была ёлочка! Хоть и искусственная. Так жаль, что ты её выкинул! Мы все её так любили!

Ван. Так тогда ж закон про ёлки вышел. Кто держит дома ёлку ― тот получает 10 лет строгого режима.

Во. Я бы всё равно ёлку не выкинул. Ни за что. Спрятал бы подальше ― и все дела.

Ван. Помнишь дядю Чипа? Он под этот самый закон и загремел. До сих пор о нём ни слуху, ни духу. Сейчас, правда, за ёлки, вроде бы, уже не сажают. А игрушки ёлочные у нас все остались. И гирлянды тоже. Что теперь с ними делать? (Васе.) Хочешь, подарю?

Вася. У меня свои на антресолях лежат ― никак рука не поднимается на помойку выбросить. Вдруг придёт новый правитель и старый закон отменит?

Ван. А вдруг наш нынешний назначит себе преемника, ещё гаже, чем он сам? Что тогда?

Вася. Что тогда? Тогда, видать, придётся свой калаш откапывать.

Во. А Ли всё в тубзике сидит. Ну, сколько ж можно там сидеть? «Женьмин жибао» там что ли читает? Нашла место!
Во выходит. Слышно, как он стучит в дверь туалета и кричит: «Ли, ты скоро?» Та ему отвечает: «Сейчас, милый, сейчас! Подожди ещё одну минутку».
Тётя Поля. Знаете что, давайте украсим фикус! Будет красиво! Всё равно стоит без дела.

Ван. А что, это мысль! Ты, тётушка, у нас самая большая умница! (Целует тётю Полю, потом достает из шкафа коробку, ставит на стол.) Вот они ― те самые игрушки.


Тётя Поля открывает коробку. Достает одну игрушку за другой.
Тётя Поля. Ах, какая прелесть! Дед Мороз с бородой! Голубоглазенький! А я уже и позабыла про него. А вот Снегурочка, его внучка. А вот белочка.

Ван. Фикус надо поставить посередине стола. Так будет легче наряжать. (Ставит фикус на стол.)

Вася. А может, Ваня, махнем по рюмке? А то я, чувствую, до 12-ти мне не дотерпеть.

Ван. И то дело. (Тёте Поле.) Ты, тётушка, примешь участие в этом безобразии?

Тётя Поля (с ужимками). В вашем безобразии? Так и быть, Ванечка, для компании приму. Но только ради праздника. Мне, пожалуйста, одну капельку.

Ван. Так, тёте Поле 1 каплю. И нам по капле. (Разливает самогон по рюмкам – по 20 г.) Ну, давайте, за всё хорошее, что было в прошедшем году.

Вася. А что в нём было хорошего? Ничего в нём хорошего, вроде, не было.

Тётя Поля. Так всегда положено говорить. За всё хорошее, что было в прошедшем году. В Сибирской провинции уже наступил новый год, сейчас он идёт к нам из-за Урала. Что он принесет?

Вася. Может, прежние сибирские морозы?

Тётя Поля. Рыбка утку спросила: когда вернётся вода? А, оказывается, никогда.

Вася. Какая ещё рыбка, какая утка? При чём здесь утка?

Ван. Очень даже при чём. Раньше ведь на Новый год обычно жарили уток, гусей. Помнишь? Начиняли их яблоками или капустой. Я до сих пор помню тот вкус. Больше всего на свете я любил гусиные шкварки. Как вспомню ― так сразу полон рот слюны. Ну, давайте что ли, за всё хорошее.


Чокаются, пьют.
Ван. Да! Это вещь! Это точно не соевка!

Тётя Поля. Ой, я, кажется, уже захмелела. Очень крепкий напиток. На Новый год раньше всегда пили шампанское. Оно было такое… игривое, и ещё всегда были мандарины и шоколад. Помнишь, Ваня, какой был раньше шоколад? Настоящий, не то, что китайский.

Вася. А под мой продукт хорошо бы сейчас настоящую селёдочку с картошечкой.

Ван. Ох, не расстраивай! А помнишь, какая раньше селёдка была ― и норвежская, и ирландская, и такая, и сякая, и с пряностями, и в винном соусе, и в горчичном, и в белом, не помню уже, как он назывался. А селёдка под шубой! Анка раньше делала. Чистая погибель! Ну, да ладно, что теперь об этом… Давайте лучше наряжать ёлку. Этого Деда Мороза с мешком подарков ― под ёлку, Снегурочку, понятно, рядом с дедом, а эту белочку ― на ветку.

Тётя Поля. А вот зайчик-побегайчик! Ах, какой миленький! Какие ушки красивые!

Вася. А этого китайца в шляпе?

Ван. За шею ― и на дерево. Будет нам изображать Чжу Цына.

Вася. Правильно, дуйды! За шею его, гада, ― и на сук.


Продолжают наряжать фикус. Входят Ли и Во.
Во. Что это вы тут такое делаете?

Ван. Не видишь что ли? Ёлку наряжаем.

Ли. Это же фикус, фикус! Я чё, слепая? Или я чё не понимаю?

Ван. На сегодняшнюю ночь наш фикус назначен исполняющим обязанности новогодней ёлки.

Тётя Поля. Раньше наряженную ёлку мы всегда оставляли до самого Старого Нового года. А когда я была маленькой девочкой, я носила розовое платье, а мой папа на ёлку вместе с разными игрушками и шарами вешал ещё конфеты в красивых фантиках, а я эти конфеты всегда съедала тайком. Одни бумажки оставляла на веточках. Как сейчас помню: «Красная шапочка», «Мишка на Севере».
Во, оглянувшись на Ли, выразительно стучит себе пальцем по голове.
Я ещё помню, как на Новый год под ёлку клали подарки для детей. Когда я была маленькой девочкой…

Во. В розовом платьице…

Тётя Поля. Да, вот именно, была маленькой девочкой в таком вот платье из розового шёлка и тюля. Это было так красиво! Я, помню, пела и танцевала, а все взрослые мне аплодировали.

Ван. Тётя Поля! Ты ж хотела нам рассказать про новогодние подарки.

Тётя Поля. Ах, да! Так вот, раз на Новый год мой папа раз положил под ёлку куклу в розовом шёлковом платье. Я рано утром встала — а под ёлкой кукла. Она была такой красавицей ― ну просто слов нет! Глаза голубые, волосы золотые. Она умела закрывать свои глазки и говорить по-русски слово «мама». Все мои подруги мне страшно завидовали.
Ли, оглянувшись на Во, выразительно стучит себе пальцем по голове.
Во. Па! А мне что вы положите под фикус?

Ван. Ну-у… Ты, Вовка, уже ведь не маленький мальчик. Уже сам с усам, сам уже чжанфу, глава семьи.

Во. А когда я был маленьким мальчиком, почему мне ничего не лóжили под ёлку?

Ван. Потому что вышел закон про ёлки.

Во. Могли бы и под фикус что-нибудь положить. Правда, Ли?

Ли. Раз тогда ничего не лóжили, значит, и сейчас зажопят. Старики ― они всегда такие, вредные и жадные.

Ван. А что бы ты хотел получить?

Во. Я хотел бы… большую-пребольшую пачку презервативов. Или ящик пива. Или…

Ван. Раньше пиво делали из ячменя, а теперь из разного говна вроде сои. Потому и вкус у этого пива, словно у ослиной мочи. И как его только молодёжь пьет? Да ещё причмокивает. Тьфу!

Вася. Из ячменя раньше ещё виски делали. Помнишь, Ваня, скотское виски? В таких красивых бутылках? Ей-богу, качественный был напиток. Крепкий. Но мой продукт всё равно лучше.

Ван. Ну, ещё бы! Я предлагаю пропустить ещё по маленькой.

Вася. Ты, Вань, просто какой-то экстрасенс. Я ведь сам об этом только что подумал. (Разливает самогон по рюмкам.)

Во. Что это вы такое пьёте?

Ван. О! Это дядивасин фирменный напиток. Первач двойной перегонки. Хочешь попробовать?

Во. Шиды!

Ли. Я тоже шиды. Ни разу ещё не пробовала первач двойной перегонки.

Во. Тебе, крошка, нельзя. Тебе 16-ти ещё нет. Закон о крепких напитках знаешь? Шиды?

Ли. А ты не командуй тут. Раскомандовался один такой! Пусть наш папа сам решает.

Тётя Поля. Почему это наш папа?

Ван. Да, я забыл вам сообщить. У нас сегодня целых два законных повода, чтобы, как говорилось раньше, наполнить бокалы. Первый ― это по старому календарю 31 декабря, значит, наступает весёлый праздник Новый год.

Тётя Поля. Это хороший повод. А второй?

Ван. А второй… А второй тоже относительно серьёзный. Мой сын сегодня в первый раз в жизни официально женился, заключил брачный контракт на четыре недели с этой очаровательной молодой леди.

Ли. Никакая я вам не леди. Леди! Скажет же ещё!

Ван. Со всеми извинениями беру свои слова обратно. Но как вас зовут, прелестное дитя?

Ли. Никакая я вам не прелестная и не дитя. Мне уже 15 лет. А зовут меня Ли, по-старому Лиза. И брачечный контракт у нас заключен на целый месяц, а вовсе не на 4 недели. Вот так.

Тётя Поля. Лиза, Лизавета. Какая прелесть! Это, разумеется, надо отпраздновать. Жаль, нет шампанского. Раньше на свадьбах всегда пили шампанское, а невесты были одеты в длинные белые платья.

Ли. Сейчас платья давно уже никто не носит, кроме самых старых старух..

Тётя Поля. И очень жаль. Это было так красиво! Просто необыкновенно! Белое платье, красные розы, шампанское и музыка. (Напевает.) Тра-ля-ля-ля-ля та-ля-ля-ля-ля…

Вася. Сейчас у них в моде синие штаны с дырами на заднице, не знаю, как это по-китайски... (Хлопает себя по заду.)
Ван наполняет рюмки Во и Ли.
Ван. Давайте поздравим, как говорилось раньше, молодых. Пожелаем им счастливой семейной жизни в течение всего брачного контракта.

Тётя Поля. Совет вам и любовь!


Все чокаются.
Вася. Ну, как вам мой фирменный продукт, а?

Во. Я пока ещё не понял. Крепкий, зараза. Даже в горле перехватило. (Кашляет.)

Ли. А мне понравилось. В нём, по-моему, есть кайф.

Ван. Я вас, пожалуй, покину на минуту. А вы продолжайте, продолжайте здесь без меня. (Выходит.)

Во. Давай, дядя Вася, наливай по новой, пока фуцинь в тубзике сидит.

Вася. Без отца как-то… стрёмно.

Во. Он же сам сказал ― продолжайте без меня. Надо уважить старика. Так что не сомневайся, дядя Вася, наливай по полной!

Тётя Поля. Ваня имел в виду совсем другое, это он про ёлку сказал: «Продолжайте»…

Во. А вас, тётка По, ваще никто не спрашивает. Не хóчите ― ну и сидите молча в своём углу, а другим не мешайте. (Васе.) А то я ваще не понял, что это такое у вас в бутыле нóлито?

Ли. А это что такое? Как красиво! Можно мне это на шею надеть?

Тётя Поля. Это мишура. Раньше ею всегда ёлки украшали.
Ли надевает мишуру на шею. Вертится.
Ли. Клёво?

Во. Просто потрясно! (Целует Ли.)

Вася. По капле, я так думаю, по такой мерзкой погоде да ради праздника пропустить, конечно, было бы можно…

Во. Наливай, дядя Вася, не сомневайся. Мне чуток ― но только чтоб под самый ободок.

Вася. А вам, милые дамы?

Ли. Если я ― милая дама, то мне тоже чуток под ободок. Сесе.

Тётя Поля. А я отказываюсь принимать участия в этом безобразии.

Вася. Тогда поехали!

Во. Куда поехали?

Вася. Раньше так принято было говорить. «Поехали!» — сказал Гагарин.

Ли. Какой такой Гагарин?

Тётя Поля. Как, деточка, ты не знаешь? Это был самый замечательный человек двадцатого века. Первый в мире космонавт.

Ли. Китаец?

Тётя Поля. Нет, что ты, Господь с тобой! Гагарин! Наш, русский человек.

Ли. А нам в школе грили, что первым космонавтом был китаец. Забыла его имя.

Во. Нет, нам грили, что первым космонавтом был русский летчик, но китаец по происхождению. Его звали, кажись, Ю Ри.

Ли. Ну, да, вспомнила! Ю Ри!

Тётя Поля. Это Гагарина звали Юрием, только никогда никаким китайцем он не был. Наш смоленский парень с такой открытой, такой чудесной улыбкой... Не знаю, чему вас теперь в школе учат!

Вася. Ну, давайте, чокнемся по русскому обычаю.

Во. Поехали, сказал Ю Ри.


Чокаются. Входит Ван.
Ван. А кто это тут без меня выпивает?

Вася. Мы, Ваня, не выпиваем, это мы просто немного репетируем Новый год. Присоединяйся к нам, Ваня, поскорее, чокнись с нами.

Ван. Ну, ладно, ради праздника прощаю. А ты, тётушка, что же стороне сидишь? Поддержишь нас?

Тётя Поля. Нет, благодарю покорно. Мне уже вполне, вполне достаточно.


Все, кроме тёти Поли чокаются. Пьют. Звонок.
Во. Во, звонок! Наверно, муцинь пришла.

Ван. Ну, наконец-то!

Во. Пойду, встречу.
Во выходит, возвращается с Ри.
Ри. Здрасьте вам! Нимень хао! С наступающим вас Новым годом!

Голоса. Хао! Здравствуйте! С праздником!

Вася. Кого я вижу! Моя дорогая нейренушка. Давненько не виделись.

Ри. Мой-то, конечно, уже успел приложиться. Наверное, уже и не один раз. И за какие грехи должна я всё это терпеть! Так и хочется тебе, мой дорогой, хорошие рóги наставить! Чтобы ты почувствовал!

Вася. Рóги, рóги!.. Тебе всегда только этого и хочется. Всегда только этим озабочена. А Васька с утра, между прочим, не кормлен. Ходит по квартире и жалостно мяучет.

Ри. А ну-ка, марш домой! Дома разберёмся, чего кому хочется, и почему кот мяучет. Ой, а это что у вас такое?

Тётя Поля. Это наша рождественская ёлка. Сейчас будем фонарики вешать. А в полночь их зажжём. Будет красиво.

Ри. Какие вы молодцы! У вас будет настоящий Новый год. С ёлкой, с фонариками. (Васе.) Сколько раз я просила тебя купить мне фикус! Сейчас тоже бы нарядили.

Вася. Фикус! Мне вот так хватает и твоих кактусов. Всюду горшки с этими, как их ― опунция… цереус… Васька только морду о них царапает.

Ван. Опунция? Однако тоже подходящее растение ― и колючее, и зелёное, как ёлка. Вы свою опунцию нарядите, как ёлку, и приходите с ней к нам. Будем Новый год встречать вместе. Можем даже и хоровод устроить. Типа: «В лесу родилась ёлочка…».

Ли. Клёво!

Тётя Поля. Будет весело. (Поёт.) В лесу она росла…

Ри. Тогда мы сейчас пойдём, а ближе к двенадцати придём. (Васе.) Ну-ка, пошли домой!

Вася. Сейчас только по маленькой пропустим ― и сразу пойдём. А потом придём и допьём остальное. У меня и тост есть подходящий. Предлагаю выпить за здоровье новобрачечных!

Ри. Каких ещё новобрачечных?

Ван. Понимаете, Рита, мой Вовка сегодня заключил брачный контракт с этой вот молодой особой. Так что у нас сегодня что-то вроде свадьбы. Такой вот Новый год не совсем обычный. Так что давай, Вася, наливай. И Рите тоже не забудь. За здоровье новобрачных!


Все чокаются.
Ри. Напиток у вас очень крепкий. И горький какой-то.

Вася. Всамделе, горький. Горько! Горько! Не понимаете? Когда кричат «Горько!», молодые должны поцеловаться.

Во. Всего-то? Это мы запросто.

Тётя Поля. Горько, горько!


Во обнимает Ли. Долгий поцелуй новобрачных.
Ли. А мне уже нравится ваш Новый год по-старому. А тебе, Вовчик?

Во. Мне тоже. Особенно… двойной перегонки.

Вася. Дальше будет ещё интересней. Первая брачечная ночь и всё такое.

Ли. Я хочу свою первую брачечную ночь провести на заоблачной высоте! Ты намёк понял, Вовчик?

Во. Намёк понял. Будет исполнено. (Делает вульгарный жест.)

Ван. Жаль только, что завтра день рабочий, особенно не разгуляешься. А раньше всю ночь гуляли, а потом спали до обеда. Раньше у русских было принято кушать в середине дня. Это называлось обед.

Тётя Поля. А мы в новогоднюю ночь любили кататься с гор на санках. Помню, было весело!

Ли. Как это? С американских гор, что ли?

Тётя Поля. Нет, не с американских, а с русских. С обычных снежных гор. Раньше в декабре и январе вся земля была покрыта снегом. Были сугробы, метели… А сейчас только дождь, дождь, дождь… Когда это всё кончится? Наверное, никогда.


следующая страница >>

Смотрите также:
Вениамин Нелютка. «Нинь хао, Дед Мороз!»
465.16kb.
3 стр.
Кто такой Дед Мороз?
24.75kb.
1 стр.
«Какие бывают Деды Морозы»
113.76kb.
1 стр.
Сказка в ролях: Дед Мороз Вадик Снегурочка Юля
231.92kb.
1 стр.
Сборник материалов
229.11kb.
1 стр.
Тамара Архаткина Дед Мороз (рассказ)
47.56kb.
1 стр.
Гости из «Простоквашино» в Новоуспенской школе
13.06kb.
1 стр.
Новогодний утренник «Встреча сказочных друзей» Ведущий
179.49kb.
1 стр.
Детская Творческая Олимпиада kidolimp проза сон Деда Мороза (сказка)
21.74kb.
1 стр.
Сценарий новогоднего карнавала в 9-11 клас «Новый год в космосе»
17.36kb.
1 стр.
Сценарий новогодней конкурсно-развлекательной программы на лучшего Деда Мороза и Снегурочку в 5- 7 классах. «А ну-ка, Дед Мороз!»
106.32kb.
1 стр.
Сценарий новогоднего представления для 1-4 классов Действующие лица: Ведущий Скоморох Дед Мороз Снегурочка Метелица
68.21kb.
1 стр.