Главная страница 1страница 2страница 3 ... страница 6страница 7

О кафедрах добродетели



О, добродетельные кафедры ума...

Туда зашел и Заратустра, к мудрецу,

Как к почитаемому обществом отцу,

И с молодежью сел пред кафедрой тогда...
Так говорил мудрец: - И честь, и стыд пред сном!

Кто плохо спит, того старайтесь избегать.

Стыдлив и вор, и страж ночной. Коль им не спать,

То где и силы взять погожим ясным днем...
Уменье спать - уменье день прожить не зря!

И десять раз мириться должен ты с собой,

И десять истин отыскать в среде мирской,

И десять раз преодолеть в себе себя!
Еще ты десять раз смеяться должен так,

Чтоб быть веселым, и желудок не болел.

Ты переделать должен днем немало дел:

Не красть, не лгать, не продаваться за пятак,
Жить в мире с Богом и с соседом, да и с чертом,

Иначе, будет посещать тебя он ночью.

Начальство чти, хоть и хромо оно воочию,

Не нужно почестей больших, будь средним сортом...
Однако дурно спит, кто имя не нажил,

Сокровищ малых, уважения в округе...

Хороший сон у нищих духом, эти други

Блаженны истинно, и мир их не забыл.
А перед сном я размышляю: - Каковы

Те сорок дел, что переделал долгим днем.

При этом взвешиванье я пленяюсь сном...

Он похищает мысли глупой суеты.
Недолго я стою, затем... уже лежу... -

А Заратустра в сердце искренне смеялся,

Мудрец глупцом ему поистине казался: -

Но, интересно мне, Зачем я здесь сижу...
Я верю, спит он хорошо. И, если б жизнь

Под небом смысла не имела, я бы выбрал

Из всей бессмыслицы лишь эту, и не выгнал

Ее б из мысли... Но, зачем такая мысль?
Так говорил мне Заратустра, так и я...

Как эхо Истины, вторю, его любя...

О дереве на горе



А Заратустра как - то юношу заметил,

Что избегал его... И вечером, однажды,

Когда один в горах он шел, как ходит каждый,

Его сидящим подле дерева он встретил...
И подошел, и так он с ним заговорил:

- Когда б хотел я это дерево руками

Сейчас трясти, то вряд ли был бы я с дарами...

Однако, ветер, что невидим, полон сил!
Поднялся юноша: - Я слышу Заратустру!

- Что ж ты пугаешься, с тобой, как с этим древом

Все точно так и происходит... Здесь под небом

Тебя терзают руки скрытые и чувства...
Чем больше ты стремишься к свету, глубже корни!

Во зло впиваются, во мрак и в глубину...

- Да, да! - воскликнул тот - вот именно, ко злу...

Сказал ты истину! Стремлюсь я ввысь, но дерни...
И что случится? Я не верю уж в себя!

С тех пор, как ввысь стремлюсь, никто в меня не верит,

Я... слишком быстро изменяюсь, кто доверит

"Сегодня" мне, коль отвергаю я "вчера"...
Я перепрыгиваю как бы чрез ступени,

И ни одна из них мне это не прощает...

А одиночество вверху... отягощает,

И я дрожу на высоте от каждой тени.
Мое презрение растет с тоскою вместе.

Чего хочу на высоте? Как я стыжусь...

Я восхожденье ненавижу и боюсь...

Как я устал на высоте! На этом месте!
Тут он умолк, а Заратустра продолжал:

- Вот это дерево стоит здесь одиноко

Над человеком и животным... так высоко.

Кто станет слушать здесь его? Лишь кто сажал...
Понять его никто не может. Что ж оно?

О чем листочками само себе бормочет?

Так близко к небу, к облакам, чего же хочет?

Быть может, молнии, что вмиг убьет его!
В волненье юноша воскликнул: - Да! Ты прав!

Ты говоришь святую истину! Хочу

Я этой молнии, к погибели лечу...

Я так... завидую... тебе, себя поправ...
Он горько плакал, Заратустра же обнял

Его за плечи и увел тогда с собою.

И, успокоившись, с вечернею зарею

Его целебными словами одарял...
- Сильнее слов твоих мне сердце разрывает

Твой взор горящий! Он опасен для тебя.

Ты не свободен, но желаешь ты огня.

Твой разум сна лишил тебя и все пытает...
Стремишься к звездам ты, но низкие инстинкты...

Они свободы тоже жаждут для себя,

Как будто псы с подвала воют, цепи рвя,

Пока твой дух проходит знанья лабиринты...
Ты - заключенный, что мечтает о свободе!

Твоя душа уже мудра, но и... лукава.

Она, поверь, еще дурна, и дух твой, право,

Еще очиститься стремится, при народе.
Ты благородным ощутил себя, а тот,

Кто ненавидит, посылает злые взгляды...

Но благородство и для добрых, как преграда.

Они добром зовут лишь старый огород...
А благородный жаждет новое создать.

Ты не страшись той доброты, не стань лишь камнем,

Не будь насмешником, что рушит словом славным...

Я знал таких, что дух сумели... распродать.
И в мимолетных удовольствиях живут.

"Дух - сладострастие" - при этом говорят.

Надежда крылья утеряла, как наряд...

Ты ж береги надежду от подобных пут.


<< предыдущая страница   следующая страница >>

Смотрите также:
Так говорил заратустра
675.33kb.
7 стр.
История зарубежной литературы ХХ в. Для филологов и журналистов 4 курса
7.63kb.
1 стр.
Цели работы
126.6kb.
1 стр.
Владимир Путин – о евразийском союзе в приложении к бизнесу 31. 10. 11
60.67kb.
1 стр.
Грабарь И. «Февральская лазурь»
105.96kb.
1 стр.
В историю музыки великий австрийский композитор Моцарт вошел наряду с Гайдном и Бетховеном как представитель так называемого "венского классицизма"
20.16kb.
1 стр.
Содержание всей статьи
255.82kb.
1 стр.
Вред курения и алкоголя
313.29kb.
1 стр.
Курмангазы (1818-1879г.)
84.44kb.
1 стр.
Мы живем на Урале, и еще Мамин Сибиряк говорил: «Нигде в целом свете не встретишь такого разнообразия минералов на таком сравнительно ограниченном пространстве и в таких мощных формах»
18.68kb.
1 стр.
Бернар Вербер, Энциклопедия относительного и абсолютного знания
1976.32kb.
13 стр.
Верните мне мое одиночество, в котором я был так счастлив!
12.32kb.
1 стр.