Главная страница 1
Т.В. Матюхина
Деволюция в Великобритании на рубеже ХХ-ХХI вв.
Лейбористское правительство Великобритании во главе с премьер-министром Энтони Блэром в 1997 году взяло курс на претворение в жизнь идей деволюции. В юридической литературе «деволюция» определяется как «передача (делегирование) центральными правительственными органами части своих полномочий органам власти административно-территориальных единиц»1. Указанные полномочия могут быть двух видов: 1) право издавать законы по некоторым вопросам; и 2) право проводить в жизнь законы и политику, установленные центром, применительно к данной административно-территориальной единице.

Проводимая лейбористами в настоящее время политика передачи полномочий региональным органам власти имеет глубокие исторические корни. Как известно, теория деволюции и неправовые (а потому и неудачные) попытки ее реализации уходят корнями в ХIХ век, так называемое движение за введение гомруля (home rule – внутреннее управление, самоуправление) в Северной Ирландии. В ХХ веке требования о самоуправлении выдвинули шотландские националисты, вплоть до сецессии (выхода из состава Соединенного Королевства).

Наряду с перечисленными историческими причинами следует выделить факторы современной политической действительности, сыгравшие роль катализаторов английской реформы. Данные причины можно разделить на внешние, которые лежат за рамками государства, и внутренние, присущие процессам, происходящим в самой Великобритании.

На рубеже XX–XXI веков в Европе наблюдается тенденция перераспределения полномочий центральных органов государства в двух направлениях:



  1. территориальным единицам самих государств (субъектам федерации, автономным и муниципальным образованиям). В юридической литературе определяется как «регионализм – постепенное продвижение ″заземленной власти″ по вертикали вниз»2;

  2. в пользу надгосударственных властных институтов (Европейский Союз);

Таким образом, данный процесс протекает по схеме: ЕС – национальные государства – регионы3.

4 декабря 1996 года Ассамблеей регионов Европы была принята Декларация о регионализме. Одним из основополагающих является положение Декларации о том, что «статус региона может быть изменен только при согласии и участии самого региона. В целях сохранения своих исторических, политических, социальных и культурных особенностей регионы в одном и том же государстве могут иметь различные статусы». Декларация также призывает государство «гарантировать автономию, самобытность, полномочия и организационное устройство» регионов и, «насколько это возможно, способствовать передаче полномочий регионам, а также финансовых ресурсов, необходимых для их существования, внося изменения при необходимости в международное законодательство» (ст. 13)4.

Такая общеевропейская установка привела к преобразованиям во многих странах Европы. Так, изменилась внутренняя организация Италии и Испании, в связи с чем форму их территориального устройства стали именовать региональным государством (наряду с принятым делением государств на унитарные и федеративные)5. Некоторые же ученые обозначают эти страны как квазифедерации или полуфедерации, находящиеся в процессе перехода от унитаризма к федеративному устройству6.

Данная тенденция прослеживается по всему миру на протяжении XX–XXI веков (Австралия, Бельгия, Канада, Малайзия, ОАЭ, Папуа - Новая Гвинея). В юридической науке распространено деление федераций на образования по ассоциации (в результате формирования союза – Канада, Малайзия, ОАЭ) и на образования по диссоциации, разделению (когда унитарное государство преобразуется в федеративное (Австралия, Бельгия))7. Например, Конституция Бельгии 1831 года закрепляла унитарную форму государственного устройства, однако в дальнейшем конституционном развитии этой страны возникали проблемы, обусловленные неоднородным составом ее населения8.

Сторонники федерализма называют среди лучших его характеристик близость с теорией естественного права, территориальное выражение внутреннего кредо демократии, оптимальную форму сочетания тенденций интеграции и децентрализации9 и др. Стоит отметить, что федерацию рассматривают не только как лучшую форму государственного устройства, но и будущую модель Европейского Союза. «Федерализм представляет собой универсальную форму организации многонациональных сообществ, которая более других способна объединить государства, создавая огромные экономические пространства, позволяет сохранить их идентичность и уважать их различия. Если мы обратимся к европейскому опыту построения федерализма, то увидим, что его методы затрагивают в большей или меньшей степени не только конструкцию отдельных европейских стран, но и Европейский Союз в целом»10. В юридической и публицистической литературе все чаще используется понятие «Европа регионов», а некоторые авторы утверждают, что формы общественных организаций должны быть гибкими, децентрализованными и отражающими дух и метод федерализма, акцентируя при этом внимание на интеграционных процессах в Западной Европе11.

Выделяют три основных подхода к организационным моделям построения ЕС. Первый подход состоит в том, чтобы до конца использовать модель международной организации, строить отношения на базе международного права. Второй подход – движение к федералистской модели, что подразумевает усиление государственных, наднациональных черт в организационной структуре и праве сообществ. Третий подход основывается на идеях конфедерализма.12 Со временем эти подходы получали практическую подпитку и обогащались все новыми аргументами, однако основанные на них споры о путях европейской интеграции ведутся по сегодняшний день.

15 декабря 2001 года на заседании Европейского Совета в г. Лаэкен (Бельгия) принята Декларация о будущем Европейского Союза13. В документе была поставлена цель создания более демократичного, более прозрачного и более эффективного Союза. Образован Конвент (под председательством Жискар де Эстена), перед которым была поставлена задача по подготовке текста Конституционного договора. Первое заседание Конвента было проведено 28 февраля 2002 года. Работа продолжалась примерно в течение 15 месяцев и проводилась в виде пленарных сессий, которые продолжались 2–3 дня, включая одну или две ежемесячные встречи в Брюссельском здании Европейского парламента. В начале работы выяснилось, что федералисты представляют собой большинство, с Германией, Бельгией и Францией, с одной стороны, и Великобританией, Швецией и Данией (они фактически являлись единственными сторонниками антифедералистских взглядов) – с другой14. Однако председатель Конвента Жискар де Эстен отметил, что идея создания единого Европейского федеративного государства, которое, конечно же, поглотит отличительные черты государств-членов и которую поддерживали отдельные лица в начале работы, была постепенно оставлена как неподходящая для структуры новой Европы15.

Следует обратить особое внимание на антифедералистскую позицию по устройству Европы, высказанную Тони Блэром16. Он демонстрирует жесткий межправительственный подход к европейским делам. По его мнению, ЕС есть нечто большее, чем международная организация, но это еще не государство: оно по-прежнему должно черпать свои истоки в национальных демократиях, представители которых возглавляют европейские институты, как это происходит в Совете министров и Европейской комиссии.

Тем не менее процессы, происходящие в современной Европе в целом и в отдельных государствах в частности, имеют закономерный характер и нашли свое отражение не только на континенте, но и в государственной системе Соединенного Королевства. Марк Элиот констатирует, что передача законодательных полномочий региональным легислатурам происходит именно в связи с членством Великобритании в Европейском Союзе17. Именно стимулирование повышения самостоятельности регионов государств-членов ЕС, финансовая поддержка региональных интересов, многоуровневое управление, позволяющее регионам самостоятельно выходить на внутриевропейский рынок, напрямую участвовать в функционировании Комитета регионов и Комиссии усилило позиции британских националистических движений. Так, шотландская национальная партия объявила: «Шотландия – независимое государство в рамках Европы»18.

И все же для подобного радикального реформирования государственной системы в стабильном и централизованном Соединенном Королевстве одного внешнего воздействия недостаточно. На проводимые реформы, несомненно, повлияли и внутренние факторы. Мы в данной работе выделим несколько таких моментов.

В политической жизни страны следовали одна за другой убедительные победы консерваторов на выборах (1979–1992 гг.)19, позволившие оппозиционным партиям определить ряд недостатков в существующей системе (например, недостатки избирательной системы, искажающей результаты выборов). Стоит также отметить, что на протяжении двенадцати лет представители консерваторов возглавляли службы по делам Уэльса и Шотландии, в то время как большая часть населения этих территорий отдавала предпочтения лейбористам.

Среди экономических факторов можно выделить прежде всего существенные различия отдельных регионов Великобритании. Так, в Уэльсе экономика основана на сельском хозяйстве с довольно низким уровнем доходов, что сказывается на снижении среднего заработка в Уэльсе по сравнению с Великобританией в целом. Промышленный же сектор в этом регионе строится на производстве и использовании угля, стали, железа (тяжелая промышленность) и в настоящее время переживает упадок, сопровождающийся ростом безработицы.

Также указывают на неправомерную деятельность полиции и суда, которая вызывала недовольство простых граждан, прежде всего в Северной Ирландии, что обусловило реформу всей системы уголовной юстиции.

Кроме того, причинами послужили различия регионов в культурном, религиозном, национальном, языковом и других аспектах. В связи с этим министр иностранных дел Великобритании заявил: «Отражая разнообразие частей, составляющих Соединенное Королевство, деволюция служит гарантией будущего»20.

Таким образом, в совокупности все перечисленные внешние и внутренние факторы и послужили, на наш взгляд, основными причинами реформирования государственного устройства Великобритании, известной консерватизмом и стабильностью своей политической системы.

На сегодняшний день процесс деволюции привел к следующим преобразованиям. 31 июля 1997 года специальная правительственная комиссия с участием представителей региональных партий разработала предложения о деволюции и учреждении в Шотландии и Уэльсе законодательных и исполнительных органов, которые были внесены в Акт о референдумах в Шотландии и Уэльсе21. Согласно этому Акту референдум в Шотландии был назначен на 11 сентября 1997 года, а в Уэльсе – на 18 сентября 1997 года, то есть неделей позже. Референдум в Шотландии проводился по двум вопросам: об учреждении парламента Шотландии и о наделении его полномочиями по изменению размеров подоходного налога, устанавливаемых общенациональным парламентом. В Уэльсе на решение народа был поставлен лишь вопрос о создании Ассамблеи Уэльса.

Проведение данных референдумов регулируется нормами избирательного законодательства с необходимыми изменениями. Голосовать на референдуме могли граждане, зарегистри­рованные в качестве избирателей на местных выборах. Следует обратить внимание на то, что не устанавливается никаких требований относительно того, сколько избирателей должно принять участие в референдуме и сколько проголосовать «за». На наш взгляд, очевидно, что лейбористы учли опыт 1979 года и не стали рисковать.

В результате проведенного референдума шотландцы подавляющим большинством голосов поддержали создание парламента (44,7 %) и убедительно высказались за наделение его на­логовыми полномочиями (36,4 %). Таким образом, даже если бы в 1997 году был установлен барьер 40%, как в 1979 году, все равно парламент был бы создан, хотя второе предложение чуть-чуть не дотягивало до этого барьера. Не оправдалось опасение, что явка избирателей в ре­зультате потери целой недели кампании будет низкой (она составила 60,2 %, что на 10 % больше, чем на общих выборах в мае, и значительно выше, чем традиционные 44 % явки на местные выборы).

Результаты референдума в Уэльсе Л. Макаллистер определил так: «в современной политической истории редко встречались такие нервирующие и неопределенные избирательные результаты»22. В трёхчасовом выпуске новостей Би-би-си было сообщено об отрицательном голосовании, а час спустя, когда информация поступила из юго-западных областей, стало ясно, что голосование в общем было поло­жительным. В целом по Уэльсу в голосовании приняло участие 50,12 % избирателей, а за реформу проголосовало всего 50,3 % избирателей. Но, несмотря на столь низкую явку и незначительное преимущество, результат сви­детельствует о сильном изменении общественного мнения в пользу ре­форм, по сравнению с 1979 годом, когда аналогичное предложение было отвергнуто с разницей четыре к одному. Как пишет Л. Макаллистер, несмотря на то, что кампания референдума характеризовалась общест­венной нерешительностью и безразличием избирателей, результаты референдума свидетельствуют о значительном изменении в политиче­ском настроении Уэльса.

Процессы, происходившие в Северной Ирландии на на­чальном этапе реформы, заметно отличались от тех, что име­ли место в Шотландии и Уэльсе. В связи с этим Э. Михан замечает, что если изменение статуса Шотландии и Уэльса носит чисто конституционно-правовой характер и основывается на результатах референдума, то новый статус Северной Ирландии базирует­ся на международном договоре и соответственно носит не только конституционный, но и международно-правовой характер23.

В течение 1990-х годов разговоры о будущем Северной Ирландии осно­вывались на идее, что «ничто не будет согласовано, пока все не будет согласовано». В это время казалось, что требование трехстороннего со­гласия используется для того, чтобы оставаться на прежнем месте, имея для этого бесспорное оправдание. Но с заключением Белфастского соглашения 10 апреля 1998 г.24 такое согласие было достигнуто. Для вступления данного международного акта в силу требовалось его одобрение на­селением Северной Ирландии и Ирландской Республики на одновре­менных референдумах. Таково условие было выдвинуто партиями еще в ходе переговоров и закрепленно в Соглашении. Кроме того, в Соеди­ненном Королевстве требование одобрения Соглашения на референ­думе нашло отражение в принятом 7 мая 1998 года Акте о выборах в Северной Ирландии25. Согласно этим документам референдум должен был состояться 22 мая 1998 года Акт устанавливал, что реализация Соглашения, включая проведение выборов в новую Ас­самблею Северной Ирландии, может быть начата только в случае поддержки этого Соглашения на референдуме большинством принявших участие в голосовании.

Жители Северной Ирландии и Ирландской Республики оказались по сравнению с другими регионами Великобритании самыми инициативными. Участие в референдуме приняли 81 % избирате­лей, из них в поддержку Белфастского соглашения высказался 71 %. Следует вывод, что референдумы всего лишь подтвердили это Соглашение, и результаты были во многом предсказуемы, так как необходимый консенсус в обществе был достигнут еще в ходе переговоров, предшествовавших заключению Соглашения. Подтверждением является и тот факт, что референдум был проведен очень быстро после заключения Соглашения, то есть времени на агитационную кампанию практически не было предоставлено. По всей видимости, этого и не требовалось. Хотя, возможно, правительства Британии и Ирландии опасались, что в случае длительной агитационной кампании мог быть утрачен с таким трудом достигнутый консенсус.

Таким образом, в трех регионах Соединенного Королевства в 1998 году положительно (хотя и с разной процентной долей) прошли референдумы по образованию региональных законодательных и исполнительных органов власти. Следует отметить, что сам факт проведения референдумов и тенденция постепенного увеличения юридического значения данного института непосредственной демократии для Великобритании является несомненным новшеством. Реформа регионального управления в целом базируется именно на результатах референдумов, что позволило некоторым авторам26 прийти к выводу о том, что данные результаты не могут быть пересмотрены только по желанию центральной власти. Последующее изменение статуса региона должно быть проведено по аналогичной процедуре, то есть с голосованием на новом референдуме. Этот порядок может быть применен для Шотландии и Уэльса. Североирландская автономия ещё и защищена нормами международного права, так как базовым для Ассамблеи Северной Ирландии служит не столько результат референдума, сколько международный договор «Белфастское соглашение» 1998 г. Кроме того, ст. 1 Северно-ирландского акта устанавливает, что Северная Ирландия является составной частью Великобритании и не перестанет быть таковой без согласия большинства ее населения. В случае если большинство населения выскажется за отделение Северной Ирландии и включение ее в состав Ирландской Республики, парламент Велико­британии обязуется принять все необходимые акты, как если бы соот­ветствующее соглашение было достигнуто между правительством Ее Величества и правительством Ирландии. Референдум по этому вопро­су назначается Государственным секретарем по делам Северной Ир­ландии, который определяет его дату, порядок проведения и вопросы. При этом государственный секретарь не может назначать референдум ранее, чем по истечении семи лет с момента предыдущего референдума по тому же вопросу. В этой связи, как справедливо утверждает О'Коннор, удача или неудача деволюции более всего зависит от самих людей - высших выразителей демократии27.

Дальнейшее реформирование проходило путем создания парламентских актов: Шотландский Акт 1998 года, Акт об управлении Уэльсом 1998 года, Североирландский Акт 1998 года28. Данные документы регулируют основные вопросы организации и деятельности созданных законодательных органов: в Шотландии – Парламента, в Уэльсе – Национальной ассамблеи, в Северной Ирландии – Ассамблеи Северной Ирландии. Кроме того, в Шотландии создается не только законодательный, но и исполнительный орган власти, который так и называется «шотландская исполнительная власть». Его правовой статус установлен в ч. 2 Акта 1998 года. А по словам С.И. Коданевой, Национальная Ассамблея Уэльса является корпоративным органом, т.е. объединяет в себе органы законодательной и исполнительной властей29.

Составной частью региональной конституционной реформы является введение принципиально новой для Британии смешанной избирательной системы при выборах в Национальной ассамблее Уэльса и Парламенте Шотландии. Не рассматривая подробно этот вопрос, отметим лишь количественный состав законодательных органов. Согласно ст. 1 Акта об управлении Уэльсом 1998 года Национальная ассамблея состо­ит из 60 членов: 20 избираются по избирательным регионам, основан­ных на существующих уэльсских избирательных округах по выборам в Европарламент, и 40 — по избирательным округам. Согласно приложению 1 к Шотландскому Акту 1998 года парламент Шотландии состоит из 129 членов и 73 члена избирается по округам, а 56 — по избирательным регионам. Как и в Уэльсе, предусмотрена возможность изменения границ избира­тельных регионов, то есть численность парламента Шотландии, как и чис­ленность Национальной ассамблеи Уэльса и Палаты общин, может ме­няться. В Северной Ирландии 108 членов Ассамблеи должны избираться по системе единственного передаваемого голо­са (то есть избиратели имеют один голос и могут расставлять преферен­ции, в соответствии с которыми этот голос будет передаваться в случае, когда он окажется излишним, или, напротив, кандидат получит явно недостаточное количество первых преференций) по шесть членов от каждого избирательного округа.

В перечисленных актах урегулированы некоторые полномочия государственных секретарей регионов. В частности, ст. 11 Акта об управлении Уэльсом 1998 года, ст. 12 Шотландского Акта 1998 года и ст. 34 Североирландского Акта 1998 года устанавливают, что государственный секретарь наделен полномочиями издавать распоряжения по вопросам выборов законодательных органов. Так, более подробно поря­док выборов в Шотландии урегулирован распоряжением государственного секрета­ря по делам Шотландии от 10 марта 1999 года № 78730. При этом данное распоряжение построено совершенно по иному принципу, чем анало­гичное распоряжение государственного секретаря по делам Уэльса от 10 марта 1999 года № 45031. Распоряжение государственного секретаря по делам Шотландии в основном использует отсылочный метод (в частности, очень распростра­нена следующая формулировка: «в данном случае применяется такая-то статья Акта о народном представительстве 1983 года со следующими изъятиями»). В распоряжении же государственного секретаря по делам Уэльса содержится непосредственно подробное регулирование всех вопросов и практически не имеется отсылочных норм, хотя большин­ство его положений дублирует все тот же акт 1983 года. Порядок избрания Ассамблеи Северной Ирландии установлен аналогичным распоряжением государственного секретаря по делам Северной Ирландии от 21 мая 1998 года № 128732. Оно отличается особой лаконичностью по сравнению с упомянутым. Так, в его ст. 3 указывается, что для выборов Ассамблеи Северной Ирландии применяются положения упомянутого акта 1983 года, а также акта 1985 года о выборах в Северной Ирландии, но с соответствующими изменения­ми (они излагаются в этой же статье, а также в приложениях 1 и 2 к рас­поряжению).

Региональные законодательные органы Соединенного Королевства наделены разным объемом полномочий. Здесь следует обратить внимание на ряд важных моментов. Во-первых, порядок предоставления полномочий в трех регионах Великобритании идентичен. Так, парламентские акты дают примерный перечень вопросов, входящих в компетенцию региональных органов (в Шотландии и Северной Ирландии используется негативный метод, то есть парламент может законодательствовать по любым вопросам, не включенным в список изъятий Соединенного Королевства). При этом монарх приказом в Совете может внести в этот перечень любые изме­нения, которые сочтет необходимыми. Так, приказом от 22 июня 1999 года № 174933 Шотландии было предоставлено право устанавливать запрет на использование средств коммуникации осужденными, вносить измене­ния в перечень британских органов здравоохранения и др.

Во-вторых, все вопросы ведения Соединенного Королевства и его регионов можно разделить на исключенные (excepted), зарезервированные (reserved) и переходящие (transferred). Их определения подробно представлены в приложениях 2 и 3 к Североирландскому Акту 1998 года. Так, исключенными являются вопросы, находящиеся в исключитель­ном ведении короны, зарезервированными – вопросы по предметам конкурирующей компетенции короны и региональных органов власти, а переходящими – те вопросы, которые передаются непосредственно законодательному органу региона. Как отмечает Е. Денежкина, «начиная с 1998 года в Шотландии, Уэльсе и в Северной Ирландии большинство решений в области образования, здравоохранения, жилищной политики, правопорядка и безопасности, а также по ряду других вопросов принимается их законодательными органами власти. Одновременно такие вопросы национальной важности, как внешняя политика, оборона, макроэкономика и ряд других, решаются центральными органами государственной власти»34. И только Шотландский парламент (ч. 4 Акта) наделен первичным законодательным правом по вопросам изменения ставки подоходного налога в пределах 3 % как в сторону уменьшения, так и в сторону увеличения (установление налогов остается в компетенции общенационального парламента). Налогоплательщиками являются граждане Великобритании, которые большую часть соответствующего года проживают в Шотландии, либо являются членами парламентов Шотландии, Великобритании или Европарламента от Шотландии. По словам Н.В. Ереминой, данное право - это важный шаг на пути становления собственных программ экономического развития Шотландии, поскольку оно позволяет учитывать региональные возможности и возможности населения, а также уровень его благосостояния35. Как подчеркивает С.И. Коданева, законодательные органы регионов в первые годы существования проявили себя достаточно жизнеспособными: было принято более 500 документов, и благодаря этому произошло некоторое «насыщение» правового поля законодательными актами36.

И наконец, юридическая сила издаваемых документов в трех новых законодательных органах Соединенного Королевства существенно различается. Национальная ассамблея Уэльса вправе принимать так называемое вторичное законодательство (документы, принимаемые Ассамблеей, именуются Statutory Instrument), конкретизирующее акты британского парламента с учетом региональных особенностей (если проводить параллели с Российской Федерацией, то компетенция Национальной Ассамблеи Уэльса напоминает предметы совместного ведения РФ и субъектов РФ). Шотландский парламент и Ассамблея Северной Ирландии могут принимать собственные законы в рамках своей компетенции. Следует обратить внимание на ст. 5 Североирландского Акта 1998 года о соотношении юридической силы ак­тов, принимаемых парламентом Великобритании и Ассамблеей Север­ной Ирландии. Она гласит, что парламент вправе принимать акты в отношении Северной Ирландии, но Ассамблея Северной Ирландии при этом сохраняет право изменить любое положение такого акта пар­ламента в той части, в которой оно является частью правовой системы Ирландии. Однако нормы, принимаемые Ассамблеей, если они вый­дут за рамки ее законодательной компетенции, не подлежат приме­нению.

Некоторые юристы отмечают уникальный характер деволюции Англии, который состоит в том, что это не просто децентрализация власти, но делегирование части государственного суверенитета избираемым жителями регионов законодательным и исполнительным органам власти, при котором принцип суверенитета британского парламента остается незыблемым37. Однако, как отмечает Р. Гнейст, что лишь в прошлом веке принято было считать парламентаризм неотъемлемым свойством Великобритании38. В связи с этим существует обратное утверждение: принципиальная для Англии доктрина парламентского суверенитета («парламент обладает правом принимать или отменять любые законы; отсутствует лицо и/или орган, уполномоченный Английским правом отменять или не исполнять законы, принятые парламентом»39) с проведением региональных реформ перестает соответствовать реальным отношениям власти.

Кроме того, процесс деволюции в Великобритании привел к практике использования в Шотландии собственной валюты, равноценной курсу национального фунта стерлинга, и образованию в данном регионе собственной системы юриспруденции. Также в Уэльсе, Шотландии и Северной Ирландии имеются в наличии два и более языка, приравненные по своему статусу к государственному40.

Таким образом, уже сейчас можно выделить асимметричность как основную черту британской деволюции. Однако, как сказал министр иностранных дел Великобритании: «Отражая разнообразие частей, составляющих Соединенное Королевство, деволюция служит гарантией будущего»41. Вот только возникает вопрос: кКакого именно будущего – страны или партии лейбористов? Ведь первостепенной целью любой политической партии является власть, и если проводимая политика деволюции войдет в противоречие с этой целью, то приоритет останется не за государством. Возможно иное развитие событий, при котором на очередных выборах в Великобритании победу одержит партия консерваторов, которые по своему определению не могут проводить столь радикальных реформ.



Тем не менее ряд британских ученых (а вслед за ними и российские исследователи – Денежкина, Еремина, Коданева, Кушхов, Перегудов42) уже сейчас называют свою страну квазифедерацией или полуфедерацией, что, на наш взгляд, является преждевременным. Можно сказать, что Великобритания и ранее не вполне отвечала критериям унитарного государства в стогом смысле этого слова. Однако это ещё не даёт оснований считать её федерацией, квазифедерацией или полуфедерацией. Нам кажется, что прошло еще слишком мало времени с начала конституционных преобразований для того, чтобы делать столь скоропалительные выводы. К тому же, трехсотлетний исторический опыт британских реформ дает нам весомое основание предполагать, что такие существенные изменения в государственном устройстве будут слишком крутым поворотом для страны со столь уважительным отношением к своим традициям. В этой связи верно заявил один из авторов деволюции, Рон Дэвис, бывший министр кабинета министров Соединенного Королевства, что деволюция «является процессом, а не событием»…


1 См.: Барихин А.Б. Большой юридический энциклопедический словарь. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Книжный мир, 2006.

2 Олех Л.Г. Регионализм и федерализм: Учеб. пособие. Новосибирск, 1998. С. 126.

3 Там же. С. 125.

4 См.: Лихачев В. К Европе регионов // Независимая газета. 2000. 29 сентября.

5 См.: Федерализм: теория, институты, отношения (сравнительно-правовое исследование) / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. М. Юристъ, 2001. С. 317-335.

6 См.: Волкова Г.И. Баскский терроризм и политика регионального автономизма в Испании // Мировая экономика и международные отношения. 2002. № 2. С. 93-97.

7 См.: Маклаков В.В. Конституционное право зарубежных стран. Общая часть. М., 2005. С. 816.

8 См.: Савицкий П.И. Становление бельгийской федерации // Правоведение. 1995. № 4–5. С. 56.

9 См.: Кушхов И.Р. Основы федерализма при современной монархической форме правления // Журнал российского права. 2006. № 1.

10 Зеленов Р.Ю. Федерализм и его институциональный аспект в Конституционном Договоре Европейского Союза. Проблема разграничения законодательных полномочий // Юрист-международник. 2004. № 3.

11 См.: Бусыгина И.М. Концептуальные основы европейского регионализма: проблемы европейского регионализма // Доклады Института Европы РАН. № 61. М., 1999; Бусыгина И.М. Стратегии европейских регионов в контексте интеграции и глобализации. М., 2002. С. 66; Зеленов Р.Ю. Федерализм и его институциональный аспект в Конституционном Договоре Европейского Союза. Проблема разграничения законодательных полномочий // Юрист-международник. 2004. №3; Мелкумов А.А. Федеративные принципы государственного устройства: концептуальный аспект // Общественные науки и современность. 2001. № 4. С. 64; Сиджански Д. Федералистическое будущее Европы. От Европейского Сообщества до Европейского Союза. М., 1998. С. 402; Федерализм: теория, институты, отношения (сравнительно-правовое исследование) / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. М.: Юристъ, 2001. С. 317–335.

12 См.: Топорнин Б.Н. Европейское право: Учебник. М.: Юристъ, 2000. С. 15–16.

13 Declarations Adopted By The Conference Declaration on the future of the Union Official Journal C 080, 10.03.2001. P. 0085-0086.

14 См. подробнее: Зеленов Р.Ю. Федерализм и его институциональный аспект в Конституционном Договоре Европейского Союза. Проблема разграничения законодательных полномочий // Юрист-международник. 2004. № 3.

15 См.: Устный доклад Председателя, представленный на Европейском Совете в Тессалониках 20 июня 2003 г. Thessaloniki, 20.06.03; SN 173/03; Ley/JF/ved. P. 10.

16 См.: Message from Tony Blair, Prime Minister of the United Kingdom, 03.04.2001.

17 См.: Марк Элиот. Великобритания: суверенитет парламента под угрозой // Сравнительное конституционное обозрение. 2006. № 1. С. 15.

18 См.: Коданева С.И. Британский регионализм (конституционная реформа). М.: Юристъ. 2004. С. 29.

19 См.: Кожахметов М. Партийно-политические сдвиги и поведение электората // Консерваторы у власти: опыт Великобритании: Сборник статей. РАН Ордена Трудового Красного Знамени. Институт мировой экономики и международных отношений / Отв. ред.: А.П. Науменков, С.П. Перегудов, Е.С. Хесин. М., 1992. С. 221.

20 Цит. по: Коданева С.И. О'Коннор С.Д. Страны с меняющимся государственным устройством: федерализм и деволюция на рубеже перехода к новому тысячелетию // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 4. Государство и право: РЖ/РАН. ИНИОН. Центр социальных научно-информационных исследований. Отдел правоведения. М., 2002. №4. С. 25.

21 Referendums (Scotland and Wales) Act 1997 – http://www.parliamentary-counsel.gov.uk

22 Цит по.: Коданева С.И. Британский регионализм (конституционная реформа). М.: Юристъ. 2004.

23 Цит. по: Коданева С.И. Указ. соч. С. 45.

24 Belfast Agreement. Internet: http://www.parliamentary-counsel.gov.uk.

25 The Northern Ireland (Elections) Act 1998. Internet: http://www.parliamentary-counsel.gov.uk.

26 См.: Laffin M. Constitutional Design: a Framework for Analysis. P. 532–541; Mcallister. The new politics in Wales: rhetoric or reality? P. 591–604.

27 Цит. по: Коданева С.И. О'Коннор С.Д. Страны с меняющимся государственным устройством: федерализм и деволюция на рубеже перехода к новому тысячелетию //Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 4. Государство и право: РЖ/РАН. ИНИОН. Центр социальных научно-информационных исследований. Отдел правоведения. М., 2002. №4. С. 27.

28 The Scotland Act 1998, The Act about governance of Wales 1998, The Northern Ireland (Elections) Act 1998 – http://www.parliamentary-counsel.gov.uk.

29 См.: Коданева С.И. Региональная реформа в Соединенном Королевстве // Государство и право. 2003. № 9. С. 84.

30 Statutory Instrument 1999. No. 787 The Scottish Parliament (Elections etc.) Order 1999. Internet: http://www.parliamentary-counsel.gov.uk.

31 Statutory Instrument 1999. No. 450. The National Assembly for Wales (Representation of the People) Order 1999. Internet: http://www.parliamentary-counsel.gov.uk.

32 Statutory Instrument 1998. No. 1287 The New Northern Ireland Assembly (Elections) Order 1998. Internet: http://www.parliamentary-counsel.gov.uk.

33 Statutory Instrument 1999. No. 1749 The Scotland Act 1998 (Modifications of Schedules 4 and 5) Order 1999. Internet: http://www.parliamentary-counsel.gov.uk.

34 Денежкина Е. Опыт Великобритании в области государственного устройства // Федерализм. 2006. № 1. С. 145.

35 См.: Еремина Н.В. Проблема статуса Шотландии в 90-е годы ХХ века. СПб.: Изд-во С-Петерб.ун-та, 2005. С. 164.

36 См.: Коданева С.И. Британский регионализм (конституционная реформа). М.: Юристъ. 2004. С. 99.

37 См.: Барихин А.Б. Большой юридический энциклопедический словарь. 2-е издание, переработанное и дополненное. М.: Книжный мир, 2006.

38 Цит. по: Щербакова Н.В. Идеи С.А. Котляровского о сущности парламентаризма и современность // Юридические записки Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова / Под ред В.Н. Карташова, Л.Л. Кругликова, В.В. Бутнева; Яросл. гос. ун-т. Ярославль, 2002. Вып. 6. С. 24.

39 Цит. по: Гусев К.А. Доктрина парламентского суверенитета в Великобритании // Право: прошлое, настоящее, будущее: Сб. науч. статей аспирантов / Под общ. ред. Н.В. Щедрина. Красноярск: ИЦ КрасГУ; Изд-во «Григ», 2003. С. 126.

40 См.: Денежкина Е. Опыт Великобритании в области государственного устройства // Федерализм. 2006. № 1. С. 145.

41 Цит. по: Коданева С.И. О'Коннор С.Д. Страны с меняющимся государственным устройством: федерализм и деволюция на рубеже перехода к новому тысячелетию.//Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 4. Государство и право: РЖ/РАН. ИНИОН. Центр социальных научно-информационных исследований. Отдел правоведения. М., 2002. №4. С. 25.

42 См.: Денежкина Е. Опыт Великобритании в области государственного устройства // Федерализм. 2006. № 1. С. 145; Еремина Н.В. Проблема статуса Шотландии в 90-е годы ХХ века. СПб.: Изд-во С-Петерб.ун-та, 2005. С. 172; Коданева С.И. Британский регионализм. М.: «Юристъ», 2004. С. 134; Кушхов И.Р. Основы федерализма при современной монархической форме правления // Журнал российского права. 2006. № 1; Перегудов С.П. Конституционная реформа в Великобритании // Политические институты на рубеже тысячелетий. 2-е изд., стереотип. Дубна: ООО «Феникс+», 2005. С. 258–283.


Смотрите также:
Т. В. Матюхина Деволюция в Великобритании на рубеже ХХ-ХХI вв
222.39kb.
1 стр.
Культурологическое прочтение Э. Т. А. Гофмана на рубеже ХХ-ХХI вв.: онтологизм фантастического
676.45kb.
5 стр.
«Шах-наме» и«Повесть временных лет»
527.55kb.
4 стр.
М. В. Матюхина (Волгоград)
3980.7kb.
15 стр.
Д. А. Белов дискуссия политического руководства великобритании по вопросу о награждении г. Сталинграда
53.34kb.
1 стр.
Налогообложение компаний в Великобритании
20.63kb.
1 стр.
Налоги в России на рубеже десятилетий
33.08kb.
1 стр.
2 Особенности налоговой системы Великобритании 3
67.09kb.
1 стр.
Разрешение споров: Патентный суд и судебная система Великобритании Общий обзор
140.59kb.
1 стр.
Объединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии
60.55kb.
1 стр.
Программа курса (факультатив) «элиты, власть и общество в испании. ХХ начало ХХI в в»
164.27kb.
1 стр.
Рабочая программа предназначена для студентов 3 курса отделения журналистики филологического факультета. Курс «История зарубежной литературы второй половины ХХ и начала ХХI века»
1037.69kb.
9 стр.