Главная страница 1страница 2страница 3страница 4
Социально-демографический портрет Чесменского района в годы Великой Отечественной войны ( 1941 – 1945 гг.).


Выполнил: Князюк Е.А..
Чесма, 2008 г.
Глава I. Демографическое развитие Чесменского района в годы Великой Отечественной войны.

1.1 Динамика численности жителей района в годы Великой Отечественной войны (1941-1945гг.).
Динамика численности населения является важнейшим результатом воспроизводственных и миграционных процессов. Количество населения страны, прежде всего, зависит от числа родившихся и умерших, от масштаба прибывших в страну и выбывших за ее пределы. Помимо этого количество жителей отдельных территорий, городов и деревень определяется размерами внутрирегионной миграции.

Великая Отечественная война, как масштабное социальное явление, обусловила негативное соотношение вышеперечисленных факторов и тем самым вызвала резкое сокращение количества населения СССР.

В Чесменском районе динамика численности населения определялась действием нескольких факторов, взаимодействие которых и диктовало в конечном итоге колебания числа его жителей в 1941-1945гг.: эвакуация людей; массовая мобилизация мужчин, а иногда и женщин в армию; перераспределение сельского населения между отраслями промышленности, строительства и транспорта; резкое уменьшение рождаемости; увеличение смертности населения; реэвакуация, развернувшаяся в конце войны.

За все военные годы в Чесменском районе перепись населения не проводилась, поэтому данные сведения рассчитывались только статистами района и основывались на текущем учете.

Согласно архивным данным, в первые два года войны в район прибыло более одной тысячи эвакуированного населения, среди которого были и семьи военнослужащих, составляющие от общего количества мигрантов 60% и дети дошкольного возраста1, требующие к себе особого внимания, в том числе и местных органов власти.

Однако, несмотря на то, что в районе к декабрю 1942 года было размещено только 0,3% от общего количества эвакуированных по Челябинской области, приток данной категории граждан из центральных и западных регионов страны значительно отразился на динамике численности населения района 1941-1943гг. Так, в декабре 1941 года в Чесменский район в результате эвакуации прибыло 1112 человек2, а в ноябре 1942 года еще 3003.

Однако согласно данным, приведенным в приложениях 1 и 4, приток эвакуированных не смог компенсировать убыль местных жителей района и поэтому в 1941-1942 гг. численность населения не увеличилась, а наоборот уменьшилась по сравнению с 1940 годом: с 13516 человек до 110004 в 1941г. и 109835- 1942г, что объясняется, в первую очередь, массовой мобилизацией в действующую Красную Армию. Лишь в 1941 году район покинуло 31166 мужчин и женщин, а в 1942г.- еще 10427, что повлекло за собой не только изменения половозрастного состава его жителей, но и катастрофическое обострение проблем, связанных с нехваткой рабочих кадров. Так, если до войны мужское население в Чесменском районе составляло 46,7%, а женское – 53,3%, то в 1941г. доля мужчин сократилась до 38,3%8, в 1942г. – до 17,7%9, а женщин увеличилась до 61,7%10 в 1941г. и до 62,7%11 в 1942г. Среди населения колхозов мужчины составляли в 1941г. 37,6%12, в 1942г. – 35,9%, женщины – 62,4 и 64,1%13.

По возрастным группам наибольшему сокращению среди всего наличного населения подверглись лица мужского пола 60 лет и старше – на 42,8%, от 0 до 8 лет – на 29,6%, 14-15 лет – на 26,7%14.

Отсюда следует, что за первые годы войны группа мужчин района в трудоспособном возрасте уменьшилась на 8,9%.

Среди женского пола более всего сократилась младшая группа - от 0 до 8 лет – 28,5% и 14-15 лет – на 26%15, то есть женщин в трудоспособном возрасте стало меньше на 17,2%16, а 55 лет и старше – на 3,6%17.

Таким образом, удельный вес населения в трудоспособном возрасте в районе среди мужчин (16-59 лет) составлял примерно одну треть всего мужского населения, женщин (16-54 лет) – ровно половину, следовательно, две треть жителей находилось в нетрудоспособном возрасте ( мужчин от 0 до 15 лет и от 60 и старше, так же женщин только от 55 лет и старше), из чего можно сделать вывод о увеличении числа детей, иждивенцев и престарелых на одного трудоспособного примерно в 2,2 раза по сравнению с довоенным временем.

Такая перегруппировка в соотношении половозрастных и трудоспособных групп сельского населения, происшедшая на протяжении кратчайшего времени, существенным образом отразилась на производственной деятельности колхозов, совхоза и МТС Чесменского района, трудовой активности его населения, а также профессиональной занятости местных жителей.

Масштабная мобилизация мужчин в армию, в возрасте от 18 до 49 лет, повлекшая за собой резкую деформацию половозрастной структуры населения, явилась основной причиной сокращения уровня брачности и как результат этого низкой рождаемости в 1941-1942 годах в Чесменском районе.

Данные, представленные в приложении 3, наглядно демонстрируют резкое сокращение уровня брачности. Так, в декабре 1941 г. в районе было заключено почти в 3 раза меньше браков, чем в январе этого же года. Кратковременное же увеличение брачности в июне 1941г. объясняется официальным оформлением фактических брачных отношений перед уходом мужчин на фронт.

Падение числа регистрируемых браков продолжилось и в последующие годы войны по мере нарастания диспропорций в соотношении полов. В 1940 году в целом по району ЗАГСом было зафиксировано 39 новых семьи, в 1941г. – 2318, а в 1942г.-1719, то есть в 1,7 и 2,3 раза меньше по сравнению с довоенным временем.

Соответственно выше приведенным данным, если в 1940 году число родившихся на 1000 человек превосходило на 51,4% количество умерших, то уже в 1942г. эта разница составила лишь 15 человек. Однако, в 1941 году количество родившихся на 1000 человек превышало число умерших на 27,420, следовательно, разница данных показателей составляла 54%.

Следовательно, данные приложения 3 показывают, что рождаемость в Чесменском районе в первые месяцы после начала Великой Отечественной войны не только не сократилась, но даже увеличилась, что отразило тенденции демографического развития предвоенных лет.

В период с июня 1941г. по июнь 1942г. на свет появились дети, зачатые в промежутке между октябрем 1940г. и июнем 1941г. В итоге в январе 1942г. коэффициент рождаемости был выше, чем в январе 1941г. на 24,6%21. Сокращение рождаемости в Чесменском районе фиксируется только с марта 1942г. Но когда этот процесс начался, он сразу же стал очень резким.

В целом же доля детей в возрасте до 8 лет составляла среди всего населения района 22,6%22 в 1941г. и 19, 6%23 в 1942 г.

Сокращение численности населения в 1941-1942гг. в Чесменском районе является результатом не только масштабного ухода мужчин в армию и резким сокращением количества родившихся, но и ростом смертности населения.

Для Чесменского региона в 1930-е – начале 1940-х гг. была характерна резкая концентрация смертности в детском возрасте, что нашло отражение в возрастной структуре смертности 1941г. В этом году доля детей до 5 лет в составе умерших превышала 40%24.

В 1942 году возрастная поляризация смертности была выражена не столь резко, как в 1941г. Прослойка детей до 5 лет в общей совокупности умерших сократилась, тогда как увеличился удельный вес людей, скончавшихся в рабочих и старческих возрастах. Это говорит о том, что в начале Великой Отечественной войны смертность в старших возрастных группах увеличивалась более интенсивно, чем детская.

Быстрое увеличение смертности населения района само по себе свидетельствует о значительном ухудшении условий существования людей.

Острая нехватка продуктов питания, дефицит в нем белков и витаминов, снижение калорийности продуктов, распространение различных заменителей, интенсивная миграция людей, дефицит одежды, обуви, предметов личной гигиены способствовали резкому увеличению случаев пищеварительных и инфекционных заболеваний. В целом по Чесменскому району число таких случаев только за первые годы войны выросло в 2 раза по сравнению с 1940 годом, а смертность от общего количества больных составила 57%25.

Однако, основным фактором увеличения показателей смертности в 1941-1942гг. было не столько повышение заболеваемости, сколько распад государственной системы здравоохранения.

Впервые же дни боевых действий очевидной стала неготовность к войне не только Красной Армии, но и всех санитарных служб, в том числе здравоохранения.

Уже в начале войны в полной мере сказалось характерное для предвоенного периода отношение к здравоохранению, финансируемому по остаточному принципу, как к чему-то второстепенному. С развертыванием боевых действий все слабости и недостатки советского здравоохранения не только появились в концентрированном виде, но и многократно усилились26.

С позиции анализа смертности, как социального процесса, особое значение имеет деление причин смерти на две основные группы: эндогенные (результат естественного старения человеческого организма, например, сердечно-сосудистые болезни) и экзогенные (результат внешнего негативного воздействия: условия жизни, питание, состояние здравоохранения.) Чем выше в структуре причин смерти доля экзогенных факторов, мало зависящих от возрастного состава населения, тем значительнее уровень смертности27. Между тем в структуре причин смерти населения района, особенно в 1942 году, преобладали факторы экзогенного происхождения, которые составили в 1941 году только 37% (105 человек28) от общего числа умерших, а в 1942г. уже 84% (30529).

С началом Великой Отечественной войны началось массовое перераспределение сельского населения между отраслями промышленности, строительства и транспорта. Уже в 1941 году Чесменский район покинуло 315 юношей и девушек, отправившихся, в том числе и добровольно, работать на Челябинский металлургический, Челябметаллургстрой, Челябинский тракторный, Магнитогорский металлургический заводы30.

Таким образом, только за 724 военных дня численность населения Чесменского района, с учетом прибывшего эваконаселения, сократилась более чем в 1,3 раза.

Несколько иные тенденции динамики численности населения Чесменского района были характерны для 1943-1945гг.

В 1943 году численность жителей района возросла на 14531 человек, в 1944 – 59032, 1945-133133, по сравнению с 1942 годом, что связано с уменьшением количества умерших, откомандированием в колхозы работников для оказания организационной помощи их председателям, демобилизацией, а также возращением молодежи с промышленных предприятий.

Конец 1942 – начало 1943гг. характеризуется кардинальным переломом в динамике смертности населения района. В сущности, с осени 1942 года преобладающей тенденцией в демографическом развитии стало резкое снижение показателей смертности в Чесменском районе.

Данные приложения 2 говорят о том, что за 1943-1945гг. общий коэффициент смертности понизился по сравнению с 1942 годом и составил в 1943г. на 1000 человек – 22,134, а в 1945г. – 21,935.

Непосредственной причиной сокращения смертности населения района стало уменьшение числа умерших от инфекционных, желудочно-кишечных болезней и болезней органов дыхания.

Начиная с января 1943 года, в районе сократилось число умерших от всех без исключения экзогенных причин, но особенно значительно – от таких опасных заболеваний, уносивших в начале войны большинство жизней мирных граждан, как корь, скарлатина, острый гастроэнтероколит, коклюш, дифтерия и дизентерия. Медленнее сокращалась смертность от воспаления легких и брюшного тифа36.

Снижение показателей смертности от заболеваний экзогенного происхождения на 80%, в том числе и в 1945 году, объясняется повышением качества медицинского обслуживания и ужесточением санитарного контроля.

Таким образом, в 1943 году количество умерших от различного рода заболеваний сократилось до 107 человек37, а в 1945г.- 10038, что составило 92,2% и 84,7% от общего процента смертности в районе за эти годы.

В какой-то степени снижение показателей смертности в 1943-1945гг. можно объяснить возникновением в жителях Чесменского района так называемого «запаса прочности», мобилизацией всех своих жизненных ресурсов в связи с коренным переломом в войне.

Демографические катастрофы всегда являли собой пример жесточайшего биологического отбора, в ходе которого наименее жизнеспособные группы населения вымирали. Поколения людей становились малочисленными, но в течение короткого времени обладали повышенной жизнестойкостью.

Однако этого объяснения явно недостаточно. Перестройка структуры причин смерти протекала на фоне низкого уровня жизни, плохих жилищных условий, недостаточного и несбалансированного питания, даже голода, повышенной заболеваемости людей, их явной физиологической ослабленности. Казалось бы, логика демографического развития была полностью нарушена и снижение смертности в Чесменском районе противоречит здравому смыслу. Этот феномен явился логическим следствием явления, которое уже проявлялось в СССР в 1930-е гг. и обозначено как советский демографический парадокс.

Основным фактором снижения смертности населения района в 1943-1945гг. был, конечно же, не биологический отбор, а целая система мер правительства по развитию здравоохранения, медико-фармацевтической промышленности и предельному ужесточению санитарного контроля.

Остаточный принцип ресурсного обеспечения здравоохранения по-прежнему сохранялся, однако финансирование этого важнейшего элемента социальной инфраструктуры было улучшено, в результате чего временно удалось нейтрализовать ухудшение условий существования населения.

Анализ всех вышеперечисленных фактов показывает, что смертность жителей Чесменского района за 1943-1945гг. сократилась в 1,2 раза по сравнению с 1941-1942гг. и от данного сокращения выиграли, прежде всего, «слабые» группы населения. Смертность детей снижалась интенсивнее, чем смертность в старших возрастах.

Однако, не смотря на повышение качества медицинского обслуживания, рождаемость в районе в 1943-1945 годах по сравнению с 1942г. резко сократилась и составила в среднем 150 человек в год, а именно в 1943г. – 18539; 1944г. – 168 и 1945г. – 25040 детей.

Причины столь резкого сокращения рождаемости неоднозначны. Вне всякого сомнения, к ним необходимо причислить общее понижение уровня жизни и втягивание женщин в производство, резкую деформацию половозрастной структуры, и как следствие этого падение числа заключенных браков.

Удельный вес мужчин бракоспособного возраста в составе населения района в годы Великой Отечественной войны существенно снизился. В 1943 году в возрастном диапазоне от 18 до 49 лет на долю лиц мужского пола приходилось менее четверти населения района.

В целом по району перевес женщин в трудоспособном диапазоне возрастов (мужчин 16-59 лет, женщины 16-54 лет) составлял (на начало года): 1943г. – 2496, 1944г. – 2991, 1945г. – 961 человек41.

Перекос в половозрастной структуре населения района в связи с не прекращающейся мобилизацией мужчин в армию и их гибелью в огне войны обусловил острый дефицит мужчин бракоспособного возраста и не мог не отразиться на динамике брачности. Свою низшую точку брачность жителей района прошла в 1943 году (10 зарегистрированных браков42), после чего стала медленно увеличиваться, перевесив в 1945 году, в связи с развернувшейся демобилизацией солдат и офицеров, уровень 1940г. и составила 4343 новых семей.

Следовательно, деформация половозрастного состава населения и, как прямое следствие этого, падение числа заключаемых браков (1943г.), фактическое прекращение брачных отношений в уже сформировавшихся семьях в связи с уходом мужей на фронт, массовое овдовение женщин, откладывание людьми появления детей до окончания войны явились главными причинами резкого падения рождаемости.

В связи с протоколом заседания бюро обкома ВКП (б) от 20 апреля 1943 года о мерах организационной помощи колхозам Советского Союза44, в 1943 году и последующие военные годы в Чесменский район заметно больше стало поступать тракторов, автомобилей, горючего, запасных частей и трудовых ресурсов. Так, уже в начале мая 1943 года из городов Челябинской области в район было откомандировано для оказания организационной помощи председателям колхозов на весь сезон сельхозработ из партийных, советских и земельных органов, учащихся и научных работников сельскохозяйственных вузов, агрономов более пятидесяти человек45.

Безусловно, данный факт не мог значительно повлиять на динамику численности населения района, но именно он явился некой «точкой отсчета» увеличения количества жителей района в 1943-1945 годах.

В 1944 - 1945 годах в район, по неполным данным, вернулись около 2106 человек46, ранее командированных на промышленные предприятия области. Кроме того, осенью 1945 года была произведена первая крупная демобилизация воинов Советской Армии старших возрастов, в результате чего 1404 солдат и сержантов вернулись в Чесменский район.

Таким образом, уже в конце 1945 года численность населения района составила 12314 человек47, что равнялось 78% от числа его жителей в довоенное время.

В результате прибытия большого числа трудоспособного населения в Чесменский район не только был полностью компенсирован отток эвакуированных, но и частично решена проблема нехватки рабочих кадров.

Процесс реэвакуации, начавшийся в ноябре 1943 года, в целом по району, протекал вплоть до сентября 1945г. Так, в 1943 году Чесменский район покинуло 455 человек, а в 1945г. – еще 731, что составило 83,9% от общего числа прибывших эвакуированных в 1941-1942гг.

Следовательно, к сентябрю 1945 года подавляющее число эвакуированного населения возвратились к местам постоянного проживания, и лишь незначительная его часть, а именно 18,8%, осела в Чесменском районе и составила 226 человек48.

Совершенно очевидно, что сопровождавшееся резкими перекосами в структуре сокращение численности населения района повлекло за собой и изменение доли естественного прироста в общем количестве его жителей, составлявшей в 1940г. 9,2%, а в 1941г. уже только 2%. И даже в 1945 году, когда рождаемость вновь приобрела положительную динамику, доля естественного прироста продолжала сокращаться составив 0,9%, что говорит, в конечном итоге, учитывая масштабную реэвакуацию из района (в результате которой 81,2% эвакуированного населения покинуло его границы), о незначительном влиянии притока эвакуированных на численность жителей Чесменского района.

Постоянное сокращение доли естественного прироста в численности населения района в годы войны, в среднем в два раза, объясняется увеличением количества умерших, в основном по причине низкого качества медицинской помощи, оказываемой местным жителям; низким показателем брачности и высоким – разводимости, чему способствовал уход мужчин на фронт, массовое овдовение женщин, поиск материальной выгоды от фиктивных браков и тяжелые социально-бытовые условия.


1.2. Эвакуация населения, как один из факторов, повлиявший на демографические процессы района.
24 июня 1941 года в стране был создан Совет по эвакуации при СНК СССР49, а также принят ряд постановлений СНК СССР о порядке и очередности перемещения в тыл из прифронтовой полосы оборудования и людей, основная масса которых была эвакуирована на Урал.

Статус эвакуированных получали все прибывшие из прифронтовых районов, с территории, временно занятых неприятелем; граждане, первично эвакуированные в другие республики и области, но затем переехавшие на Урал; лица, освобожденные из заключения из переведенных на Урал тюрем.

Не относились к этой категории прибывшие из рядов Красной Армии и флота, кадровый военный состав вывезенных в глубокий тыл военных учреждений, кроме того, освобожденные от амнистии польские граждане, представители репрессированных сталинским режимом народов ( немцев, крымских татар, чеченцев, ингушей и т.д.).

Для устройства людей на новом месте в ноябре 1941 года при Совете эвакуации было образовано управление по эвакуации населения, преобразованное в январе 1942 года в Отдел СНК РСФСР по хозяйственному устройству эвакуированного населения (просуществовавший до сентября 1945 г.). Аналогичные отделы были созданы на местах при СНК автономных республик и исполкомах облсоветов.

Анализируя данные учета эваконаселения на Урале, следует отметить, что эвакуация проходила в два этапа. Первый – летом и осенью 1941 года, второй – летом и осенью 1942г50.

В начале августа 1941 года по разнарядке райисполкома51 в Чесменский район стало поступать эвакуированное население.

Для организации приема и размещения эвакуированных, их первоочередного жизнеобеспечения и защиты в селе Чесма 15 августа 1941 года была создана эвакоприемная комиссия, возглавляемая главой районной администрации – А.Н. Николаенко. Так же комиссия включала в свой состав районного инспектора – Тимошенко, представителя от НКВД – Валова, старшего страхового инспектора – Котика, народного судью – Юхновского52.

По данным эвакоприемной комиссии в Чесменский район только за первые четыре месяца войны прибыло 1112 человек из Москвы, Ленинграда, Эстонии, Украины53, нуждающихся в жилье, одежде, еде и работе. И поскольку опыта в приеме такого большого количества людей одновременно у администрации не было, не обошлось и без ошибок, главная из которых заключалась в отсутствии у членов комиссии твердости при распределении людей в колхозы района. Дело в том, что многие из эвакуированных не захотели ехать в глубинку, а решили поселиться в райцентре. Более смелые и грамотные из них, создав представительство, даже изложили свои требования районному руководству54, проигнорировав его настойчивые требования поехать по предварительной разнарядке в деревни.

В результате почти 97% эвакуированных55, прибывших в 1941 году, остались в Чесме, что привело не только к обострению жилищной проблемы, но и к появлению безработицы в селе. Именно поэтому не было в диковинку, если по утрам по улицам Чесмы шли группы людей и кричали в окна учреждений и организаций: не требуются ли им учителя, врачи, музыканты, архитекторы, экономисты, поэты56.

Однако, со временем, путем дробления рабочих ставок и перераспределения местного населения на рабочие места в колхозы района, проблема безработицы уже к началу декабря 1941г. была частично решена, то есть 61%57 эвакуированных были обеспечены работой.

Аналогично администрацией Чесменского района была предпринята попытка решить и жилищную проблему. Поскольку третья часть местного населения села Чесмы была направлена работать в колхозы района, в результате чего, освобождена занимаемая ими жилищная площадь, местные органы власти перераспределили данный жилищный фонд между 49% эвакуированных58. Что же касается остальных 51%, то эти люди были размещены путем подселения и приспособления нежилых помещений59.

Таким образом, лишь из-за своей нерешительности, стремления угодить эвакуированным, удовлетворить все их требования администрация Чесменского района столкнулась с проблемами, оказавшимися ей не по силам решить полностью. В результате, в 1941г., 102 человека так и не были обеспечены работой, 403 – проживало в нежилых помещениях, 317 – полностью не соответствовали занимаемым ими местами60, что приводило к торможению в работе, и как следствие этого, к невыполнению плана.

В августе 1941 года из Москвы в Чесменский район так же был эвакуирован и Московский детский дом в количестве 114 детей с 3-го до 16-го возраста и 4 взрослых61.

Первоначально, до 1946 года, детский дом располагался в здании Чесменской средней школы, затем он был переведен из-за аварийного состояния занимаемой ранее жилой площади в поселок Черноборский и размещен в трех жилых домах62.

По данным различных источников в Московском детском доме на протяжении пяти военных лет работало только 6 сотрудников, а именно: Толхаева В.П, Дремова З., Баландина К.А, Щелокова А.И., Овсянникова А.И, Удалова Л. (эвакуированная). Щелокова А.И и Овсянникова А.И работали в младшей группе, то есть с детьми от 3-го до 9-го возраста, количество которых достигало 31 человека; Баландина К.А и Дремова З работали в средней группе – от 10-го до 12-го возраста – 45; Толхаева В.П и Удалова Л. в старшей группе – от 13-го до 16-го возраста – 38. Директором детского дома до 1946 года была Никитина Л. (эвакуированная)63.

Как и все жители села, коллектив Московского детского дома, а так же его воспитанники под руководством своих воспитателей работали на колхозных полях: участвовали в уборке хлеба, льна, овощей (картофеля, турнепса, брюквы, капусты), в сборе лекарственных трав для аптек, принимали активное участие в организации школьных праздников, в субботниках, концертах и спектаклях, выступали с кукольным театром перед тружениками колхоза «Красный партизан», оформляли стенгазеты, в которых писали свои стихотворения, рассказы, частушки и даже тексты песен64.

Кроме всего вышеперечисленного, дети детского дома, не теряя надежду на скорейшую встречу с близкими, писали письма оставшимся в Москве родителям и родственникам о своей вере в ближайшую победу над врагом Советского Союза, желании скорейшего возращения домой, стремлении вернуться в родные места65.

По данным списка воспитанников детских домов, эвакуированных из Москвы за 1941год и Ленинграда, только 68 детей имели постоянную связь со своими близкими, остальные же 46 не имели ее вообще66. Однако, уже в 1943 году, благодаря непрерывному поиску администрацией Чесменского района родителей детдомовцев, 20 детей нашли своих близких67 и уже в 1944г. 57 воспитанников детского дома вернулось домой в Москву68.

15 августа 1949 года детский дом, в составе 5 взрослых и 57 детей дошкольного возраста, то есть с 3 до 8 лет, был отправлен в г. Москву69.

В декабре 1941 года в Чесменский район прибыл еще один детский дом, но уже из Ленинграда в количестве 2 взрослых и 99 детей в возрасте от 5 до 16 лет70.

Детский дом сразу же был размещен в трех жилых домах колхоза Тогузак71. Но поскольку данные о сотрудниках этого учреждения были потеряны, мы можем только предполагать на основе « Списка воспитанников Ленинградского и Московского домов за 1941-1943 гг.», что в течение 1941-1945гг. в нем работало лишь два сотрудника, в том числе и директор - К. Капустина72.

В благодарность за неоценимую заботу каждой весной, в течение трех лет, воспитанники детского дома выходили на прополку колхозных полей73. Сохранился даже отчет директора детского дома К. Капустиной, в котором она сообщает в райисполком о том, что дети детдома в 1943г. за 13 дней пропололи 71 га зерновых74. Однако, уже после снятия блокады Ленинграда, дети уехали домой.

Подводя итог первому этапу эвакуации людей из прифронтовой полосы в Чесменский район, продлившемуся четыре месяца, необходимо отметить, что за август – декабрь 1941 года население небольшого района, всего в 14 тыс. жителей75, выросло более чем на одну тысячу эвакуированных и составило 15112 человек. Однако, не смотря на прибытие 699 людей в трудоспособном возрасте76(18 до 49 лет), проблема нехватки рабочих рук в колхозах Чесменского района так и не была решена, поскольку 97% эваконаселения настояли на размещении их в райцентре.

Попытки местных органов власти разрешить обострявшуюся с каждым днем проблему рабочих кадров путем перераспределения местного населения Чесмы в колхозы района не увенчались успехом, так как общая численность жителей села в 1941 году составляла не более 2000 человек, а по разнарядке райисполкома в деревни должно было быть направлено 109 77 эвакуированного населения.

Прибытие, размещение детских домов из Москвы и Ленинграда особых проблем у районной администрации не вызвало. Хотя организация их полноценного питания, обеспечение одеждой, осуществлявшееся только из Челябинска, вызывало некоторые трудности.

Летом 1942 года начался второй этап эвакуации населения на Урал, продлившийся, как и первый, четыре месяца.

В Чесменский район, по данным эвакоприемной комиссии, активно работавшей с августа до конца декабря 1942г., прибыло 300 эвакуированных из Москвы, Ленинграда, Эстонии, Украины и Прибалтики78.

Администрация района, учтя свои ошибки, допущенные в 1941г. с размещением эваконаселения, не смотря на требования новоприбывших поселить их в райцентре, распределила людей по колхозам, остро нуждавшимся в рабочих кадрах79. Так, 43 преподавателя, эвакуированных из Москвы и Ленинграда, уже в сентябре 1942г., были перераспределены между 20 населенными пунктами Чесменского района и в этом же месяце приступили к работе в сельских школах80.

Однако 300 человек, из которых только 214 трудоспособного возраста81, безусловно, было недостаточно для компенсации армейских и трудовых мобилизаций местного населения района, хотя бы на 30%, то есть малочисленность эвакуированных, размещенных в колхозах, по-прежнему не позволила решить проблему, существовавшую на протяжении всего периода Великой Отечественной войны, нехватки рабочих кадров района.

Особых трудностей с расселением, трудоустройством и обеспечением питания эваконаселения у председателей колхозов района не возникло, поскольку жилищная площадь и рабочие места, специально подготовленные для размещения эвакуированных 1941г., так и не были заняты, а продовольствие для данной категории граждан выделялось районной администрацией из общего потребительского фонда82. Кроме того, 25 декабря 1941г. в связи с решением суженного состава Челябинского горисполкома об отпуске средств на оказание материальной помощи эвакуированному населению, каждая остронуждающаяся семья, эвакуированная из прифронтовой полосы в Чесменский район, получила наличными до 300 рублей83. А в 1942 году по решению райисполкома для данной категории граждан, на фоне прогрессирующих инфекционных и желудочно-кишечных заболеваний, развивающегося голода у местного населения, было предоставлено долгосрочных ссуд в сумме 1088,3 тыс. рублей для улучшения их материально-бытового положения в с.Чесма.

Если учесть, что каждый из прибывших эвакуированных занимался огородничеством, то есть имел возможность частично удовлетворять свою потребность в продуктах питания, кто работал получал заработную плату плюс получал всевозможную денежная помощь со стороны районных органов власти, то можно сказать, что данная категория граждан была обеспечена продуктами питания лучше местных жителей района, за исключением партработников.

Среди эвакуированных были разные люди, в том числе и денежные. Безусловно, во многом это сыграло свою отрицательную роль, так как эти люди, не стоя за ценой, покупали у колхозников скот, птицу, другие продукты, скупали практически всю продукцию в магазинах, способствуя тем самым неимоверному росту цен на потребительские товары, которые после 1942г. стали несбыточной мечтой для многих колхозников района84.

Подводя итог второму этапу эвакуации в Чесменский район, необходимо отметить, что он прошел практически без трудностей. Все прибывшие люди сразу же были размещены, трудоустроены и обеспечены всем необходимым. Однако, политика правительства и местных органов власти по отношению к эвакуированному населению на протяжении 1941-1943гг., направленная на улучшение положения данной категории людей, способствовала выделению с 1942 г. эваконаселения среди местных жителей, что негативно сказалась на их взаимоотношениях.

Несмотря на тяжелейшие условия осени-зимы 1941 года, не урожайность 1942 и 1943гг. возможная помощь прибывшим в район эвакуированным, как уже отмечалось выше, местными органами власти активно оказывалась. Так, например, в сентябре – декабре 1941г. Чесменский райисполком принял меры по обеспечению всех эвакуированных ребят школьными учебниками и детскими книгами, а также установил строгий учет за посещаемостью ими школьных и дошкольных учреждений, открыл специальную детскую столовую, в которой дети всегда могли получить горячее питание85.

Кроме того, из-за неурожайности 1942 -1943 гг., повлекшей за собой не хватку хлеба для выдачи на трудодни, райисполком в апреле 1943 года выделил на каждого взрослого человека, из эвакуированных, 600г. сахара, на детей 900г.; какао по 100г., кофе по 200, крупы по 500г. Семьям же военнослужащих, составляющих 60% от общего числа эвакуированных в 1941г., было выдано по 1 кг. крупы, по 200г. жиров, мыло, 6м. мануфактуры и обуви86.

Безусловно, свою заботу о эвакуированном населении проявляли и местные жители района, но противоречивость их отношения к данной категории граждан не позволяет говорить о том, что взаимоотношения с эвакуированными характеризовались только положительно. На ряду с доброжелательностью, заботой и состраданием встречались факты грубости, хамства, сверхтребовательности от стороны эвакуированных.

Причинами столь негативных явлений, по мнению Потемкиной М.Н., являлись снижение уровня жизни людей, вызванное экстремальными условиями военного времени; невысокий уровень культуры населения; недостаточный учет в национальной политике интересов различных народностей.

Однако, на наш взгляд, к перечисленным причинам, по Чесменскому району, необходимо отнести еще и непропорциональность заботы правительства и местных органов власти об эвакуированных и местных жителях. Следовательно, данный факт не мог не вызывать негативного отношения людей к эваконаселению.

1 ноября 1943 года началась плановая реэвакуация87. Для эваконаселения Чесменского района этот процесс затянулся на несколько лет, так как по сравнению с реэвакуацией в городских поселениях, он был хуже организован и из-за этого осуществлялся достаточно медленными темпами.

К концу 1945 года подавляющая часть населения, прибывшего в район по эвакуации, вернулась на прежнее место жительства – к этому времени количество эваконаселения сократилось в сравнении с концом 1942 года на 84% и составило 226 человек88.

Однако отъезд людей в освобожденные районы не осложнил кадровую проблему Чесменского района, поскольку, уже начиная с 1944 года, в родные места стали возвращаться ранее командированные на промышленные предприятия области молодые люди, а осенью 1945 года была произведена первая крупная демобилизация воинов Советской Армии старших возрастов в результате чего много солдат и сержантов вернулись в район.

Не стоит забывать и о том факте, что большинство эвакуированных, по собственному требованию, в годы войны было размещено в селе Чесма, а не в колхозах района, остро нуждавшихся в рабочих кадрах.

Таким образом, одним из факторов увеличения численности жителей Чесменского района была миграция населения в процессе эвакуации. Однако, по проведенным расчетам, в целом по району в условиях войны отток сельского населения был больше размера притока эваконаселения в 1941-1942гг. и естественного прироста, что вело к непрерывному сокращению численности его жителей. Наиболее высокие показатели отрицательного механического движения, характерные для 1942 года, когда шел огромный призыв в армию и мобилизации на работы на военно-промышленный комплекс, не были компенсированы в результате эвакуации даже на 50%, что повлекло за собой не только сокращение доли естественного прироста в последующие военные года по сравнению с 1941г,. отрицательно повлиявшего на динамику численности населения района, но и вызвало острую нехватку рабочих кадров.

Приток эвакуированных из центральных, западных районов страны повлиял и на половозрастной состав жителей Чесменского района. Однако, поскольку точных данных у нас нет, мы можем только предположить, что в 1941году процент эвакуированных среди женского населения района составлял 8,4 в возрасте от 5 до 58 лет , а мужского – 3% - от 3 до 27. В 1942 году соответственно 1% - от 20 до 42 лет и 0,2% - от 5 до 8 лет.

Процессы реэвакуации, в результате которых уже в начале 1945 года 86% эваконаселения покинули границы Чесменского района, прошли безболезненно для численности населения района, поскольку отток эвакуированных был полностью компенсирован уже в середине 1944г. за счет возвращения ранее командированных на промышленные предприятия области молодых людей и демобилизации солдат с фронтов. Следовательно, на коэффициент рождаемости в 1944-1945гг. процессы реэвакуации, так же как и численность населения района, в послевоенные годы, не повлияли.

распределению ля эвакуированных из Москвы и Ленинграда уже в сентябре 1942г.





следующая страница >>

Смотрите также:
Социально-демографический портрет Чесменского района в годы Великой Отечественной войны
789.05kb.
4 стр.
Моя семья в годы Великой Отечественной войны
69.85kb.
1 стр.
Тема. Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны
54.04kb.
1 стр.
Великая отечественная война в судьбе моей семьи…
77.18kb.
1 стр.
Сочинение, посвящённое 65-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов
18.23kb.
1 стр.
Оборонительные бои на Украине летом 1941 г по-прежнему остаются сравнительно малоисследованной страницей истории Великой Отечественной войны
156.86kb.
1 стр.
«70 лет начала Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Цели, задачи, результаты нападения фашистских агрессоров»
45.73kb.
1 стр.
Урок семинар в 11 классе «Физика в годы Великой Отечественной войны»
185.57kb.
1 стр.
По горизонтали: 1 Район, появившийся в Казани в годы Великой Отечественной Войны. 2
19.97kb.
1 стр.
Наше село в годы Великой Отечественной войны Работу
205.66kb.
1 стр.
Сочинение о памятнике воинам землякам, погибшим в боях за Родину в годы Великой Отечественной войны 1941 1945 годов
16.78kb.
1 стр.
«Рассказ об удивительном человеке»
58.33kb.
1 стр.