Главная страница 1страница 2 ... страница 13страница 14
Слово редактора

Казалось бы, обыденный факт – выход в свет очередного номера литературного альманаха. Так, да не совсем. В условиях, когда отсутствуют дипломатические отношения между Российской Федерацией и Грузией, когда официальная идеология и средства массовой информации, не мудрствуя лекаво, спихивают все проблемы на северного соседа, из которого уже давно и, увы, небезуспешно формируется образ врага, когда 25 февраля, в день советизации Грузии (тесно связанной с именами Сталина, Орджоникидзе, Махарадзе и других этнических грузин) запрещали исполнение русских песен по радио, проведение уроков русского языка и литературы в некоторых русскоязычных школах, сжигали (!) книги русских классиков (бедный Пушкин), появление очередного номера альманаха «На холмах Грузии» воистину становится событием. Редакция получает много откликов на наше издание, в том числе и из-за рубежа. Большое спасибо за добрые слова, поддержку, высокую оценку нашего труда. Постараемся оправдать ваши ожидания, не опускать планку, понимая, что Ее Величество Литература не терпит серости. Пройдут годы, и по этому альманаху будут судить о состоянии русскоязычной литературы Грузии,первой четверти XXI века. В девятой книжке альманаха «На холмах Грузии» по традиции представлены несколько дебютантов. Среди них тбилисская поэтесса Наталья Петриашвили, прозаик из Рустави Ольга Данелия-Румянцева. Хочется обратить особое внимание на самобытные, новаторские тексты Гагика Теймуразяна – подлинный прорыв для русскоязычной литературы Грузии, во многом традиционной. Среди уже известных имен представлены талантливая поэзия Тамилы Айдиновой, Натальи Селезневой, Михаила Ананова, переводы Гугули Кебурия безвременно ушедшего из жизни Давида Гулуа, пьеса Инги Гаручава и Петра Хотяновского «Капитолийская Волчица». Как обычно, разнообразна и интересна проза: от «бытовых» рассказов Ксении Родионовой-Хелая до интеллектуальных размышлений о жизни Елены Черняевой, от фантастики Александра Элдриджа до «блокбастера» Владимира Чантуридзе, который может стать отличной сценарной основой для фильма с голливудским размахом.

Михаил АЙДИНОВ,

руководитель Пушкинского общества «Арион»,

редактор литературного альманаха «На холмах Грузии»

Содержание:


Слово редактора
ПОЭЗИЯ
Тамила АЙДИНОВА

Апрель


Тайна солнечного света

*** Меня там нет, где тени пустота

*** Умру, как все, но не как все живу

Романс


Беру у ночи взаймы

*** Облака, облака

*** На волнах хрупкой тишины

Королева грусть

*** Волны изящный плеск

*** Убегаю, убегаю

*** Между нами дожди

*** Вскипает кровь, бушуют страсти

*** Ладонь в ладони

*** Солнце усталое в воду нырнуло

*** Плывут воспоминаний облака

*** Ничто не вечно

*** Как много нерастраченной любви

*** Слова подчас страшнее топора

*** Впусти в свой сон

*** Унесенные ветром дни будят печаль

*** Кто же выдумал моду

*** Костер метался в тишине

*** С лихвой досталось мне полыни

*** Белое облако, словно фату

*** Июнь – июль – как близнецы

*** Высоко взлетаю над толпой

*** Я хожу по опасному краю
Михаил АНАНОВ

Рыцарю гитары

Коктебельская грива

Соло золотой осени

Вспомнившему обо мне

Чудные самородки

Щедрый сосед
Наталья ПЕТРИАШВИЛИ

*** Ненавидеть легче, чем любить

*** Мы сегодня хотим говорить о высоком

*** Когда стану взрослей

*** Человек

*** Мчусь объезженной лошадкой

*** В сердце больше

*** Я сном твоим заветным буду

*** Прости, как если бы прощал

*** До губ твоих дотронулась весна

*** Между камнем и цветком

*** Движеньем быстрым переключаю

*** Память, что с тобой?

*** Стихи не пишутся умом

*** Что заложено в нас – прорастет

*** Лицо загримирую

*** Меж камней цветок распустит

Завещание

*** … Вам куда?

*** Молчит гармонь

*** Я временем отвергнута

*** Засверкает безудержным светом

*** Звон!.. Ты слышишь

*** Устрой мне вечер без названья


Наталья СЕЛЕЗНЕВА

Знамение


Данте

Безвременье

Розовый конь

Корабль ( I )

Корабль (II)

Корабль ( III )

Корабль ( IV ), или “чистые числа”

Корабль ( V ), или “слепой вагон”


Гагик ТЕЙМУРАЗЯН

Царь
ПЕРЕВОДЫ


Гугули КЕБУРИЯ

Реквием
Жюль СИР



*** Пятна на солнце

*** Деревья закручены

*** В саду большом

*** Одинок, растерян

*** Они везде.

*** Ускользает от разума

*** С стволом кривым

*** Ночь на исходе.

*** Одетый

*** Уединение позвало.

*** Вековая кора

*** Движенье губ


ПРОЗА
Ольга ДАНЕЛИЯ-РУМЯНЦЕВА

Вспомнишь обо мне

Птица счастья

Принцесса


Ксения РОДИОНОВА-ХЕЛАЯ

Да здравствует…

Дела сердечные

Мне очень хорошо


Владимир ЧАНТУРИДЗЕ

Незнакомое оружие


Елена ЧЕРНЯЕВА

Гром небесный

И будем

«Ты знал мое имя…»



Лицо
Александр ЭЛДРИДЖ

Лось
ДРАМАТУРГИЯ


Инга ГАРУЧАВА, Петр ХОТЯНОВСКИЙ

Капитолийская Волчица



ПОЭЗИЯ

Тамила

Айдинова


АПРЕЛЬ
День чахнет. Сырость, слякоть. Дрожь

По телу зябко пробегает,

И ненавистный сердцу дождь

В холодный угол загоняет.

И так занудливо с небес

Стекают струйки омраченно.

Еще недавно было без

Дождя прекрасно. Увлеченно

Тянуло к краскам новизны,

К лучам от края и до края.

Приход заботливой весны

Казался нам днем светлым Рая.

Но дождь все шел, и только мгла

Его незримо поджидала.

По темным улицам вела

И с ветром в окна залетала.

Зажглись во мраке фонари,

Безмолвно нас к себе манили.

Дождь с солнцем заключил пари

На день грядущий…

В лужах плыли

Пузатенькие пузыри

И лопались так оживленно,

Что верилось – дождь до зари

Пройдет озябший монотонно.

***
Меня там нет, где тени пустота.

Открыта настежь и ветрам, и морю.

Я сплав любви, сплошная маета,

Не справиться со мной ни злу, ни горю.

Там нет меня, где выдох за чертой,

Где искры тают в неподвижной ночи.

Я – уголек и сизый дым густой,

Я – откровенье, что любовь пророчит.

Я – та Звезда, что светит над зарей,

Не удивляясь и не удивляя.

Вода морская, что влечет игрой,

Вглубь таинств незаметно погружая.

ТАЙНА СОЛНЕЧНОГО СВЕТА
Тайна солнечного света,

Как же так, неужто лето

Распахнуло свои глазки,

Перелистывает сказки,

Хмурится, журит, смеется,

Бесшабашным ливнем льется,

Ускользает, убегает,

И следы свои теряет

Между радостью и горем,

Бесконечно с кем-то споря.

Ждет кого-то, провожает,

В игры странные играет.

Дарит чудные мгновенья,

Изумрудно ожерелье

Вдруг с себя шутя снимает

И… на золото меняет.

Так легко, свободно, просто,

И на свой уходит остров,

Где таится вдохновенье

В легкой искорке мгновенья.

Лето, лето – сколько света

Унесешь от нас? Но это

Жизнь оставит без ответа.
Тайна солнечного лета!

***
Умру, как все, но не как все живу.

Извилиста моя дорога жизни.

И начиная новую главу,

Я никогда не думаю о тризне.

Старуха – смерть сама меня найдет,

Ну, а пока я путаю ей карты.

Жизнь, удивляя каждым днем, ведет

Меня от первой до последней парты.

Боюсь застигнутою быть врасплох.

Я начеку и верю в силу слова.

В душе царит порой переполох

От осознанья опыта былого.

Как на качелях – чувствую азарт!

Стремлюсь в объятья жизни неподкупной.

Пою, играя, – полугрустный бард,

И жду удачи непременно крупной.

РОМАНС
Вино пьянит. Сирени ветка

Влечет к себе, не согрешив.

Стрела любви пронзает метко,

Вмиг дара речи нас лишив.

О чем-то музыка страдает,

Уныньем не коснувшись нас,

Жизнь – виртуоз романс играет,

Волнуя в предвечерний час.

Рук ласковых красноречивость

Пленяет, дразнит и зовет,

Но слов приятная учтивость

Безумья сдерживает взлет.

***
Беру у ночи взаймы

Минуты для вдохновенья,

Волнуют причуды тьмы,

Когда прекрасны мгновенья

Рождений и фраз, и слов,

Мелодий нежных и тонких,

Что оторвались от снов,

От капель чистых и звонких.

Как трепетна мысль моя,

Как трудно ее уберечь.

Живая мелодия

Касается ночи и свеч.

Спадают одежды вниз

С горячих волнующих плеч.

Быть может, это каприз

Иль Музы безмолвная речь?

У ночи беру взаймы

Все то, что мне ей не вернуть.

Бессонницу в лапах тьмы

Боюсь ненароком вспугнуть.

Из теплых и искренних слов

Сплетаю любви венок,

Чтоб разнообразье цветов

Не смыл бурлящий поток.

***
Облака, облака

Вновь над грешной землею.

Не страшны им века,

Забавляясь игрою,

Удивляя, плывут,

Разрываются, тают,

И безмолвно поют,

И сюжеты сплетают.

Не дано нам, увы,

Окунуться в ту пену,

На пути нашем рвы,

Познаем и измену

Тяжелее земли,

Что нас держит, страдая.

Чьи-то тени легли,

Тоже странно играя…

***
На волнах хрупкой тишины

Страшилась вдребезги разбиться.

С виною или без вины

Я не желала примириться

С холодностью луны немой,

Что ей до бури непокоя?

Что ей до страсти огневой?

Испепеляющего зноя?

Роняя серебристый тюль

На раны недопониманья,

Она прохладила июль,

К себе магнитила вниманье.

И бились волны тишины

Вновь до самоуничтоженья.

И были отображены

В непостижимости движенья

Зеркальной глади… Блеск и мрак

Сливались снова воедино,

И верилось – то добрый знак!

И таяла бездушья льдина.



КОРОЛЕВА ГРУСТЬ
Королева Грусть

За моим столом,

Я одна, и пусть

Тяжкий в горле ком.

Тишина царит.

Слышен сердца стук.

Где же аппетит?

Замыкают круг

Стрелки всех часов.

Обречение.

Чувства на засов.

Отречение.

От любви немой,

Неприрученной.

Словно снег зимой

Неозвученный.

Королева Грусть

Бессловесная,

Что ж, пожалуй, пусть

Над стеной отвесною

Тает мокрый снег,

Радость малая.

Замедляет бег

Жизнь, не балуя.



***
Волны изящный плеск

И манит, и чарует.

И глаз влюбленных блеск

Надежду нам дарует.

Над морем чаек крик,

Зовущий в бесконечность.

Грядущий новый миг

Нас удивляет вечно.

Скользнула вниз звезда

Стремительно на землю.

Исчезла навсегда,

Волне полночной внемлю.

И путая опять

Вопросы и ответы,

Пытаюсь тяжесть снять,

Подбросив вверх монету.



***
Убегаю, убегаю

От невзгод и неудач.

Улыбаюсь, улыбаюсь,

Прочь нытье и горький плач.

Ускользаю, ускользаю

Как песчинка меж камней,

Убеждаюсь, убеждаюсь –

Жизнь из мрака и огней.

Время тянется и мчится

В неизвестность, в никуда,

Отлетает легкой птицей,

Пролетает как звезда.

Ничего не изменяя,

Жизнь, увы, не повторить.

В бездну день за днем роняя,

Разрывается, как нить.



***
Между нами дожди,

Слово грустное «жди…»

Между нами любовь,

Только не прекословь.

Ничего не уйдет

Легкой дымкою вдаль,

Солнце снова взойдет,

Отгоняя печаль.

И с улыбкой опять

Песни ритм обретем,

На погоду пенять

К Богу мы не пойдем.

Заблестит небосвод,

Под ногами трава,

Словно россыпи нот,

Растревожат слова

И рассыпятся вновь

Разноцветным драже,

Будоража любовь,

Словно блеск Фаберже.

***
Вскипает кровь, бушуют страсти,

Неукротим желанья дух!

Не разрывая ночь на части,

Нам очаровывает слух

Непревзойденной чудо – сказкой,

Где золотым шитьем в ночи

Сшивает слово с нежной лаской

Под трепетный огонь свечи.

***
Ладонь в ладони. Упоенье.

Луна, познавшая печаль.

Не выразить мне наслажденье

Неповторимости. А жаль!

Нас тишь томила грешной ночью,

А раньше пели соловьи.

Хотелось верить в многоточье,

В неумирание любви.

Взгляд полон чувств, но навсегда ли

Удержит нас влеченья нить?

Как хорошо, что мы познали

Что значит вспыхнуть и любить.



***
Солнце усталое в воду нырнуло,

Небо горящее вмиг остудив.

Белая чайка резво вспорхнула,

Будто услышала новый мотив.

Плакали струны на побережье,

Снова гитара за душу брала.

Волны ласкали камни небрежно,

Песня в потемках кого-то звала.

Месяц всевидящий не согревает,

Томно, лениво плывет над рекой.

Час благозвучия тишь продлевает,

Ночь обнимает прохладной рукой.

Звуки растаяли, песнь растворилась.

Шепот легко вуалирует суть.

Что-то вчерашнее не повторилось,

Что-то дальнейший продолжило путь.

***
Плывут воспоминаний облака

И шорохи тревожат в полумраке,

И занавес колышется слегка,

И на окне пылающие маки

Из алых превратились в силуэт –

Неповторимый отпечаток ночи.

Все это явь, а не болезни бред,

И не мираж, что нам печаль пророчит.

Покой и тишь – уснувший ураган –

Вбирают свет небесного светила,

И тень, что не плыла и не скользила,

Воображенье снова мне дарила,

Что расправлялось, словно воск свечи…

Дышало время ровно и бесшумно,

От прошлого отбросив прочь ключи

Не думая, безжалостно, безумно.

Оставив только в памяти мотив,

Дерзающий вмиг выбраться на волю,

Презрев условности, прервав речитатив,

Избавившись от измотавшей боли.

***
Ничто не вечно. Может быть, Луна

Отвергнет в гневе сказанное всуе.

Мир на земле, иль, может быть, война?

Но в тишине пропели Аллилуйя.

Прорвать пытаюсь с истин пелену.

Но кто мне скажет – жизни где прямая?

Мы чаще у судьбы своей в плену

На острие мучительного края.

***
Как много нерастраченной любви

У нас в душе, в природе, в мирозданьи.

О, этот мир! О, эта c’est la vie,

Где радость встреч и муки ожиданья,

Где искренность простого естества,

И трепет слов таких проникновенных,

Где бездна чувств и кругом голова

От мыслей обнаженно – откровенных.

***
Слова подчас страшнее топора.

Мгновенна смерть, мученья нестерпимы

Те, что в душе, что для людей незримы,

Нам акт не повторить, жизнь – не игра.

Не повернуть нам колесо назад,

Туда, откуда начали дорогу,

Где верили себе мы, а не Богу,

И пред судьбой не отводили взгляд.

Мы шли вперед порою напролом,

И брошенные камни вслед летели.

Но в то же время звонко песни пели,

И грохотал веселый майский гром.

Что было – также будет после нас:

Непредсказуемость, томленье ожиданья,

И нетерпенье, сложность мирозданья,

И гнев, и буря, и блаженный час!

***
Впусти в свой сон. Я так хочу присниться.

Ворваться вихрем, тишину круша.

И сжечь мосты, разрушить все границы,

Из-за которых мается душа.

Впусти меня, долой остаток ночи!

Не должен спать, когда не спится мне.

Жизнь с каждым днем неясное пророчит,

Испытывая силы на волне.

Все окна настежь! Чтобы не разбиться

О стекла птицей, раненною в грудь.

Впусти, любя, я так хочу присниться,

Прошу, не прекословь, не обессудь.

***
Унесенные ветром дни будят печаль.

Солнце тусклое спряталось в тучах.

Убегают тропинки в холодную даль,

Где пленяющее благозвучье?

Где улыбка капризной, прелестной весны?

Не оттаяло, не отболело…

Хворь природы плачевна и горькие сны

Безутешны. Душа онемела

Как пред стартом, пред сильным и смелым

прыжком


Изнуренного голодом зверя,

И сползает с горы в никуда снежный ком,

То зимы уходящая вера.

***
Кто же выдумал моду

Крылья правды сложить?

Обрела ложь свободу,

Как же здесь не тужить.

Верность канула в Вечность,

Льется горя вино,

Торжествует беспечность,

Беспредела полно.

Жить в безликости серой

Суждено, как ни плачь.

И с придуманной верой,

За которой палач

Прикрывается словом,

Заостренным мечом,

Нет покоя под кровом,

Где со страхом живем.

***
Костер метался в тишине,

Плясали тени.

Всплывали призраки извне

И ввысь летели.

Блуждали рядом и вокруг,

Страх нагоняя,

Вгоняли в замкнутый свой круг,

Смеясь, играя.

Деревья гнулись и ползли

Куда-то мимо,

Кусты безудержно росли,

А боль незримо

Впивалась в память, где в глуши

Любовь таилась.

Свершалось таинство в тиши –

Душа искрилась…

***
С лихвой досталось мне полыни,

Хмельного ветра и огня.

И пребывала я в уныньи,

И теребила дрожь меня.

И утопала в море ласки,

И звезды падали к ногам,

И доверяла лживой маске,

И улыбалась я богам.

Все было, все преодолела,

И розы были, и шипы.

Лишь перед злом я не робела,

Вставая гневно на дыбы.

***
Белое облако, словно фату

Вдруг сдуло ветром. Светлая явь.

Звуки застыли почти на лету.

Вслушайся в тишь. На минуту представь,

Что невесомые чувства парят

Вне твоего пониманья и власти,

Скромности сбросив нехитрый наряд,

Чтоб утонуть в ослепляющей страсти.

***
Июнь – июль – как близнецы,

Одной лишь буковкой разнятся.

И вылетают, как птенцы

Из гнезд. Пора, пора смеяться.

Ведь лето это непокой,

Дожди косые, солнце жарит,

То лес с шумящею рекой,

То поле ягоды нам дарит.

То птичий свист, то лай собак,

Все вперемежку как насмешка.

Да, лето это добрый знак,

Орел взлетает, а не решка.

И так приятно нам в тени,

В траве зеленой поваляться,

Не волноваться, не звонить,

Всецело лету отдаваться.

Прожить ее беспечный срок,

Признать и счастья ощущенье,

И пить ее волшебный сок

Без чувства страха прегрешенья.

***
Высоко взлетаю над толпой,

Выше повседневной суеты.

Не хочу покорной быть рабой,

Не хочу страдать от немоты.

Ощущаю птицею полет,

С высоты о твердь земную в кровь.

Искренность пронзительно поет.

Трепетному сердцу пища новь.

Зацепились облака за высь,

Разлетелись легкие как пух,

Тишиною ублажив свой слух,

Фразу повторяю: удержись,

Чтобы с циферблата не слететь

Сломанною стрелкой в никуда.

Жизнь свою и впрямь пересмотреть,

Чтоб понять – в чем счастье? в чем беда?

***
Я хожу по опасному краю,

Справа скалы, а слева обрыв.

Признаюсь, с жизнью я не играю,

Тянет в бездну безумный порыв.

Миг, и все… Вне меня это небо,

Жизнь – глоток, я его допила.

Пусть я шла необдуманно слепо,

Но счастливой я все же была.

Что-то вдруг изменилось до боли,

Коршун кружит. Боюсь, не к добру.

Сердце хочет по-прежнему воли

И встречать неизменно зарю.

Только щебень шуршит под ногами,

Раздражающе действует шум.

Я цепляюсь за выступ руками

Под терзание мыслей и дум.

Что-то в мире немыслимо держит –

Страх? Кружение чувств? Или свет?

Но однажды сорвусь, и забрезжит

Без меня в сонном мире рассвет.

Михаил

Ананов


РЫЦАРЮ ГИТАРЫ
Задумчивый бродил ты по Арбату

И Господа безропотно молил,

Чтоб о тебе Он тоже не забыл:

Ты относился к ближнему, как к брату.

Для творчества ты, не жалея сил,

Мог обойти коварную преграду,

И, верный слову – своему собрату,

В друзьях ты смысл жизни находил.

Но все же был ты баловень фортуны:

Твоей гитары освятила струны

Она своей счастливою рукой.

Тебе была нужна твоя победа,

И ты сумел достичь ее ценой,

Достойной песен доброго поэта.



КОКТЕБЕЛЬСКАЯ ГРИВА
Я был в твоих краях и видел профиль твой,

Исполненный любви к земле, тобой воспетой;

Я слышал: ветра зов был окрылен победой,

И гимн тебе в веках слагал морской прибой.

Заветный Карадаг, лучами дня согретый,

Над пафосом сердец вознесся ввысь мечтой,

И в памяти моей проходят чередой

Кудесники миров, крещенных в водах Леты.

Природный памятник твой истинный венец,

Ты этих дивных мест божественный гонец,

Оставил добрый след, взойдя легендой новой.

Распахнутая дверь… друзьями полон дом,

И музы славные резвятся мило в нем

Пред львиным образом поэта-богослова.


СОЛО ЗОЛОТОЙ ОСЕНИ
СЕРГЕЮ ЕСЕНИНУ 110 ЛЕТ
Ты нам на счастье руку протяни,

И ею лишь дотронься до качелей,

В которых мы, как в детской колыбели,

Встречаем наши радостные дни.

И в дальнюю дорогу мы одни

Ушли с тобой, чудные менестрели;

Нам соловьи свои дарили трели,

Которые мы до сих пор храним.

Тебе же вторит роща золотая,

Ведь белых яблонь свежесть колдовская

Струит волос твоих стеклянный дым.

Хоть рано ты ушел под вечны своды,

Ты нас любил, поэт, все эти годы,

А, значит, нами был всегда любим.



ВСПОМНИВШЕМУ ОБО МНЕ
Властитель снов, по гребням гор зубчатых

Уплывши к непостижным берегам,

Успел поведать о незримом нам,

Среди полночной тьмы лесов косматых.

И свой сонет тому я передам,

Кто провожал восходы и закаты,

Кто, укротив вселенские набаты,

Смог воскурить заветный фимиам.

Да, тот, кто смог постичь святой фавор,

Алмазом чьим блестел безумный взор,

Кто был во склеп судьбы при жизни брошен.

Тот – это он, кто вдруг воспряв от сна,

Решил назвать друзей всех имена –

Мой добрый друг – Максимильян Волошин.



ЧУДНЫЕ САМОРОДКИ
Женщина с массивным подбородком –

Украшение любой харчевни;

Мы идем, чудные самородки,

По раздольной солнечной деревне.


Мы из тех, кто созерцать умеет

Древние закаты мира, что же,

Чем мы есть, нельзя нам быть смелее,

И робее быть не смеем тоже.


Но у нас есть множество секретов

Как вершить разгульное веселье,

Чтоб секреты приравнять к советам,

Учиним фривольное похмелье.


Для чего, скажи, тогда мы строим

Кабаки, пивные и таверны,

Чтобы дух наш, ревностных изгоев,

Мы вином очистили от скверны.


Наш поход мы приравняем смело

К чуду эры в Кане Галилейской;

Нами же воздвигнутая стела

Нас ведет из стран гиперборейских.


Мы войдем: усядемся за столик,

Три стрельца, прожженные ду-хам-и:

И титан, и финансист, и стоик,

Трижды гений – детище цунами.


И она с улыбкой несравненной

Счастлива, как Зодиака Дива,

Нам рукой, по своему блаженной,

Выдаст три большие кружки пива.


Ну, ответь теперь, как не всплакнется,

Вспоминая притчи, небылицы,

И на дне бездонного колодца

Встретятся знакомые страницы.


Женщина с массивным подбородком –

Яркое подобие кумира –

На тебя всегда мы смотрим кротко,

О тебе поет ведь наша лира.


Потому на зов Фортуны древний,

Как велит она душе смеяться,

Мы идем довольные к харчевне,

Чтобы пред тобой покрасоваться.



следующая страница >>

Смотрите также:
Слово редактора Казалось бы, обыденный факт – выход в свет очередного номера литературного альманаха. Так, да не совсем. В
3048.8kb.
14 стр.
Ii основная часть
155.02kb.
1 стр.
1 страница Зима пришла, однако! Буквально за неделю облачился Таймыр в белые снега, и надежды, что он растает, улетучились вместе с последним осенним теплом
530.98kb.
4 стр.
Урок №1 Вступительное слово. Вступительный экзамен
687.69kb.
4 стр.
Оглядываясь назад всегда поражаешься тому как удивительно быстро и незаметно летят годы! Каждый раз осознаёшь этот факт, когда приходит время очередного твоего дня рождения
4826.17kb.
33 стр.
-
3733.38kb.
18 стр.
Экологическая игра
25.23kb.
1 стр.
Внутренний предиктор СССР
1059.48kb.
7 стр.
Внутренний предиктор СССР
5929.99kb.
30 стр.
Методические указания по выполнению и контрольных работ для студентов заочной формы обучения
85.38kb.
1 стр.
Методические рекомендации по использованию рабочей тетради по стилистике русского языка ст
1322.05kb.
9 стр.
Грани агни йоги. Том III 1962 г. (Янв. 1)
3805.81kb.
26 стр.