Главная страница 1страница 2
Номинация «Пьеса-сказка»

Геннадий АВЛАСЕНКО

1955 г. р.

Сказка о Мушке,

которая любила работать

(Пьеса-сказка в 4-х действиях)


Действующие особы:

  1. Мушка

  2. Отец Мушки

  3. Мать Мушки

  4. Пчела

  5. Паук

  6. 1-ая оса-муха

  7. 2-ая оса-муха

  8. Великий Шершень

  9. Оса


Действие 1

Комнатка небогатого мушиного жилища.

В комнатке самая простая мебель, за столом сидят

родители Мушки.

ОТЕЦ. Нет! До сих пор нет! (Вскакивает, начинает взволнованно ходить, точнее, бегать по комнате.) Ну, я её! Ну, я ей….

МАТЬ. Ты всё же постарайся держать себя в руках. Она ещё совсем ребёнок.

ОТЕЦ. Ребёнок?! Да она достаточно взрослая для того, чтобы самой отвечать за свои поступки! И понимать, что можно делать, а чего нельзя ни в коем случае! (Замолкает, некоторое время оба молчат.) Какой позор! Дожил на старости лет – соседям в глаза взглянуть стыдно! А вдруг кто-то уже знает, что тогда?

МАТЬ. И в кого она такая, не понимаю! И я, и ты… да и все наши родичи… мы всегда были порядочными, законопослушными мухами. Ни одного порочащего нас поступка за всю жизнь… ничего такого, чего стоило бы стыдиться… (Умолкает на мгновение.) Разве только мой бедный брат…

ОТЕЦ. Не вспоминай о нём! Он плохо кончил и… и не смей даже думать о нём! (Топает ногой.) Я запрещаю тебе думать о нём! Слышишь, я запрещаю!

МАТЬ (тихо). А я и не думаю.

ОТЕЦ. Лжёшь! Думаешь! Каждый день думаешь! Я же не слепой… я вижу, я всё вижу!

МАТЬ. Разговор шёл о нашей дочери! Не понимаю, причём тут мой несчастный брат?!

ОТЕЦ. Притом!



В комнате появляется Мушка, их дочь.

МУШКА (весело). Приветик, мамулечка! (Подбегает к матери, целует её в щёку.) Приветик, папулечка! (Хочет его поцеловать, отец демонстративно отклоняет голову.) А вы чего такие грустные? Снова ссоритесь?

ОТЕЦ (сухо). С чего ты, позволь спросить, взяла, что мы ссоримся?

МУШКА. А вы не ссоритесь? (По очереди смотрит на родителей, те молчат.) Ну, нет, так нет! Я очень рада!



Хочет уйти

ОТЕЦ. Подожди!

МУШКА (останавливается). Что, папочка?

ОТЕЦ (строго). Ты где была?

МУШКА. Когда?

ОТЕЦ. Не строй из себя дурочку! Откуда ты прилетела только что?

МУШКА (не совсем уверено). Ниоткуда. Так, гуляла…

ОТЕЦ. Гуляла?

МУШКА. Гуляла. Летала себе, туда-сюда… (Умолкает, смотрит на отца.) А что?

ОТЕЦ (еле сдерживаясь, чтобы не вспылить). И где же ты так летала, ежели не секрет?

МУШКА. Ну… я уже и не помню! Везде…

ОТЕЦ. Ну, а всё же? (Ждёт ответа, но Мушка молчит.) Ты была на лугу? Что ты молчишь? Ты снова там была?! (Мушка опускает голову.) Была, значит! (Жене.) Она там была! Несмотря на все мои запреты, она снова полетела на луг! (Мушке.) И что ты там делала? (Мушка ещё ниже опускает голову.) Что ты делала там, я тебя спрашиваю?!

МУШКА. Я… я просто летала там… среди цветочков. Я просто любовалась ими… они такие красивые с утра, вот я и… (Умолкает.)

МАТЬ (с надеждой). Ты правду говоришь, доченька?

ОТЕЦ. Лжёт! (Топает ногой.) Ты же нам лжёшь, да?! Ты не просто летала там, среди цветочков! Ты… ты… (понижает голос почти до шёпота) ты там работала!

МАТЬ (хватается за сердце). Что ты говоришь такое! Она этого не делала! Она не могла этого делать! Она же понимает, что…

ОТЕЦ. Молчать! (в гневе топает ногами.) Не могла?! Не могла, а всё же работала! Помогала этим противным пчёлам!

МУШКА. Они не противные, папа! Они…

ОТЕЦ. Молчать, я кому сказал! Ни слова больше, иначе я за себя не ручаюсь! (Снова топает ногами, на этот раз довольно продолжительное время.) Да я же тебя… да я же с тобой… О, что я с ней сейчас сделаю!

МУШКА (со слезами в голосе). Ну не надо так, папочка!

ОТЕЦ. Молчать, в третий раз тебе говорю!

Он умолкает, некоторое время все молчат. Потом Мушка начинает

тихонько всхлипывать.

Ну вот, как всегда! Не успеешь и двух слов сказать – сразу слёзы!

МАТЬ. Просто ты очень грубо с ней разговаривал. Я же просила тебя… ты же обещал…

ОТЕЦ. Просила! Обещал! Ну, так поговори с ней сама! А с меня хватит! У меня, к твоему сведению, нервы! И они у меня расшатаны до предела! Мне так врач сказал! (Садится за стол.) А ты давай, поговори с ней! Ну, что же ты молчишь!



Мать встаёт из-за стола, подходит к дочери, обнимает её за плечи.

МАТЬ. Глупышка ты моя! Ну, подумай сама, кем… ну, кем ты хочешь стать! Я уже и не говорю о том, что это физически невозможно – муха, если она родилась мухой, никак не может превратиться в кого бы то ни было. Но превращаться в пчелу?! Зачем тебе даже мечтать об этом? С изысканной беззаботной мухи превратиться в какую-то грубую необразованную пчелу, которая кроме своей тупой работы ничего больше не знает, да и знать ничего не желает! Фу!

ОТЕЦ. Работать?! (Его даже передёрнула всего от одного этого слова.) Бр-р-р! Как это, наверное, неприятно!

МУШКА. Это приятно, папа! Это очень приятно! И если б вы с мамой хоть разочек сами…

ОТЕЦ. Ну, этого ты от нас не дождёшься! (Решительно встаёт из-за стола.) Скорее будет наоборот!

МУШКА. Наоборот?

ОТЕЦ. Наоборот! Мы с мамой… (Бросает на мать многозначительный взгляд, но та продолжает молчать.) Так вот, мы с ней посоветовались и решили, что тебя лучше на некоторое время отсюда удалить!

МУШКА. Удалить?

МАТЬ (поспешно). Ну, отправить! В гости! И самым наилучшим вариантом будет отправить тебя к моей сестре, на кухню.

МУШКА (убитым голосом). На кухню?

ОТЕЦ (поспешно). А что ты имеешь против кухни? Да там… там не жизнь а одно сплошное наслаждение! (Вздыхает, вспомнив о чём-то очень приятном.) Там столько молодых му… я имею в виду, там столько молодёжи! Там у тебя скоро появятся масса новых подружек и… новых друзей! А что, ты уже достаточно взрослая, чтобы, наконец, заиметь себе какого-нибудь постоянного дружка, как и все уважающие себя молодые мухи…

МАТЬ. Да что ты такое несёшь, старый развратник! Она же ещё совсем ребёнок!

ОТЕЦ. А по мне, так уж лучше пускай с мушиными парнями тусуется, чем с этими… пчёлоподобными! Или ты не согласна?

Мать ничего не отвечает

МУШКА (с трудом сдерживая слёзы). Когда мне надо будет отправляться туда?

ОТЕЦ. Завтра с утра. И не надо… не надо делать вид, что это какое-то наказание! Наоборот! Там же столько всего… вкусненького! (Шёпотом.) Скажу по секрету, там встречаются даже такие напитки, от которых потом так забойно себя чувствуешь! Как будто ты – это и не ты вовсе!

МУШКА. Как это?

ОТЕЦ. А так! Руки – себе, ноги – себе! Крылья – тоже, вроде, сами по себе!

МАТЬ. А голова, так, вообще, неизвестно где! Помню, как же! Прилетел как-то раз в таком состоянии! И как ещё целым домой добрался!

ОТЕЦ (быстро). Это было давно и неправда!

МАТЬ. В том то и дело, что - правда!

ОТЕЦ. Ну, может быть! В тот день я с шурином и в самом деле немного перепи… перепробовали разных таких напитков… вкусных таких напитков… (Вздыхает.) А, вообще-то, на кухне хорошо! Замечательно просто! И было бы ещё лучше, если бы не эти противные люди!

МУШКА. Люди? Кто это?

ОТЕЦ. Да никто! Вернее, ничто! (Пожимает плечами.) И кто их только создал, с какой такой целью? Ни пользы от них настоящей, ни даже эстетического удовольствия! Вообще, ничего кроме вреда! Да они даже летать не умеют, представляешь, насколько это примитивные создания!

МУШКА. Представляю!

ОТЕЦ. Да ничего ты не представляешь! (Умолкает на мгновение.) Вот представь себе на мгновение огромнейшую гору… представь потом, что эта гора живая и двигается!

МУШКА. Трудно представить.

ОТЕЦ. Вот видишь! А теперь представь ещё, что у этой горы имеются какие-то низменные животные инстинкты, пусть даже самые примитивные… Вот, если ты всё это себе представила – ты, возможно, и получишь какое-то, пусть сааме отдалённое представление об этих монстрах.

МУШКА. Не понимаю тогда, чем же они могут нам мешать, такие примитивные?

ОТЕЦ. Да всем! Не знаю почему, но один только вид летящей по воздуху мухи сразу же приводит этих чудовищ в самое настоящее бешенство! Возможно, это возникает у них из чувства собственной лётной неполноценности, но, как бы там ни было, эти чудовища готовы часами гоняться за одной-единственной мухой, и с одной-единственной только целью – убить её!

МУШКА. Какой ужас!

ОТЕЦ. И это ещё не всё! Люди, несмотря на полное отсутствие у них разуму, довольно хитрые и коварные создания. Они смогли придумать множество всяческих хитроумных ловушек, смертельно опасных для нас, мух!

МУШКА. Ловушек для мух?

ОТЕЦ. И не для кого другого! Вот, представляешь, лежит на подоконнике обычная блестящая бумажка. Бумажка как бумажка, да ещё с таким приятным запахом, что так и хочется на неё присесть, отдохнуть… Но делать этого нельзя ни в коем случае!

МУШКА. Почему?

ОТЕЦ. Да потому, что не успеешь ты только дотронуться до этой бумажки, как что-то невидимое хватает тебя и… всё, тебе уже не вырваться из его цепких объятий! Наоборот, чем сильнее ты дёргаешься, в тщетных попытках спасения, чем сильнее держит тебя это «что-то»!

МУШКА. Как паутина?

ОТЕЦ. Не совсем, но… чем-то похоже. Кстати, настоящая паутина там тоже имеется. В углах. Так что там надо держать ухо востро, если не хочешь угодить на обед голодному пауку. Но и это ещё не всё!

МУШКА. Не всё?

ОТЕЦ. Не всё! Там ещё везде разбросана отравленная еда…

МУШКА. Отравленная еда? Кто же её отравил?

ОТЕЦ. Ну, разумеется, люди! Эти безмозглые твари дошли до такой степени низости, что научились даже отравлять сам воздух!

МУШКА. Какой ужас! (Затыкает уши.) Замолчи, папочка, я не желаю даже слышать об этой твоей кухне!

МАТЬ. Я тоже!

ОТЕЦ. И ты?!

МАТЬ. И я! Неужели ты думаешь, что я отпущу нашу единственную дочь в это жуткое место! Плохо же ты меня знаешь!

ОТЕЦ. Язык мой – враг мой! (Вздыхает.) А, вообще, там не так уж и плохо. Может всё же…

МУШКА и МАТЬ (в один голос). Ни за что!

ОТЕЦ. Ну, ладно! Тогда переходим к варианту номер два! Я пойду, пройдусь… нервишки успокою, а ты, мать, растолкуй ей всё, как мы и договаривались!



Отец выходит. Мать и Мушка какое-то время молчат.

МУШКА. Так мне… мне не надо будет лететь туда?

МАТЬ (думая о чём-то своём). Не надо!

МУШКА (радостно). Спасибо, мама!



Мать ничего не отвечает и некоторое время они снова молчат.

МАТЬ. Пообещай мне одну вещь! Ты меня слушаешь?

МУШКА. Я слушаю, мама?

МАТЬ. Пообещай мне, что ты никогда, слышишь, никогда не полетишь больше на луг! Пообещай мне, что ты не будешь больше работать! (Ждёт ответа, но Мушка молчит.) Почему ты не отвечаешь?!

МУШКА (тихо, еле слышно). Как я могу пообещать такое, мама! Мама, ты что, плачешь? Почему ты плачешь, мама?!

МАТЬ. Ты… ты знаешь, кто ты?! Ты – эгоистка! Злая, неблагодарная, бессердечная эгоистка, вот кто ты!

МУШКА (с ужасом). Мама, зачем ты так?!

МАТЬ. Ты что, не понимаешь, в какое опасное положение поставила ты и себя, и нас с отцом?! Ты что, не понимаешь, что может произойти, если хоть кто-либо из соседей… (Не договорив, молча плачет.)

МУШКА. Мама, я… (Вздыхает, опускает голову.) Я просто не думала, что это так серьёзно…

МАТЬ. Это очень серьёзно, доченька! (Идёт к столу, садится.) Последнее время, как только я увижу осу – я вся дрожу от страха!

МУШКА. Но ты же всегда боялась ос!

МАТЬ. Не всегда! Пока я знала, что никто из нас не нарушает закон…

МУШКА. Закон?! Ты что, до сих пор веришь в то, что эти осы хватают только нарушителей закона? Ты всё ещё в это веришь, мама?! Да ведь они каждый день кого-то хватают!

МАТЬ. Ну… это потому, что за последнее время и в самом деле развелось так много этих самых нарушителей… Раньше их столько не было…

МУШКА. А, может, раньше просто было меньше ос? Да и что это за законы такие, которые просто невозможно не нарушить! Кстати, ты их хорошо знаешь, мама?

МАТЬ. Откуда! К тому же, их так часто меняют…

МУШКА. Ну, и как же ты можешь знать – нарушаешь ты в данный момент тот или иной закон или не нарушаешь? Как же ты можешь знать это, если законов сотни и сотни… и каждый день принимаются всё новые или изменяются старые! Разве мы можем знать, что нам разрешено сегодня, а что запрещено?!

МАТЬ (соглашаясь). Конечно, эти законы… просто не успеваешь к ним приспособиться…

МУШКА. Вот видишь!

МАТЬ. Но закон о том, что работать нельзя – он всегда остаётся главным законом нашей страны! И нарушителей этого закона… их ждёт самое суровое наказание!



Мать умолкает, и некоторое время они молчат.

МУШКА. Мама, что случилось с твоим братом, моим дядей?

МАТЬ. Что?! (Встаёт, вновь садится.) Откуда ты… Кто тебе рассказал о твоём дяде?

МУШКА. Что с ним случилось, мама?

МАТЬ. Я… я не знаю! (Встаёт, подходит к окну, некоторое время молча в него смотрит.) Я ничего не знаю!

МУШКА (подходит к матери, прислоняется к ней). Ты до сих пор не можешь забыть его, мама?

МАТЬ. Что? (Смотрит на дочь.) Не говори глупостей!

МУШКА. Это не глупости, мама! Я ведь знаю, как ты любила его!

МАТЬ. Да?! И что ты ещё знаешь?

МУШКА. Больше ничего. (Вздыхает.) Но я горжусь своим дядечкам! Очень горжусь! И хочу быть похожей на него!

МАТЬ (не сразу). А знаешь, тебя и в самом деле надо куда-то отправлять! Вот только куда?

В комнату снова входит отец, останавливается около дверей.

ОТЕЦ. Ну? Ты сказала ей то, о чём мы договаривались?

МАТЬ (виновато). Не успела ещё…

ОТЕЦ (передразнивает). Не успела ещё! Полчаса лясы точила, а как о самом главном: не успела ещё!

МУШКА. А в чём дело, папа?

ОТЕЦ. А в том, моя дорогуша, что, возможно, кто-то из наших уже видел тебя на том лугу! Да ещё в компании этих пчёлоподобных!

МАТЬ (испуганно). Видел?!

ОТЕЦ. Я говорю: возможно! И не сбивай меня, я и сам собьюсь! (Какое-то время все молчат.) Так вот… если кто-то что-нибудь всё же видел и, естественно, донёс куда надо, тогда…

МУШКА. Тогда, что?

ОТЕЦ. Тогда нас или тебя одну вызовут на допрос!

МАТЬ. На допрос!

ОТЕЦ. Не сбивай, я кому сказал! Так вот, если это случится, тогда ты…

МУШКА. Я должна всё отрицать, да?

ОТЕЦ (вздыхает). Да нет, это уже не поможет! (Снова вздыхает.) А вот если ты во всём чистосердечно признаешься…

МУШКА. Признаться? (Отец кивает.) Во всём? (Отец снова кивает.) Но ведь тогда меня… нас всех…

ОТЕЦ (шёпотом). Ничего плохого с нами не случится, если ты скажешь, что делала всё это специально!

МУШКА. Специально?

ОТЕЦ. Ну да! Специально завела знакомство с этими пчёлами с одной единственной целью: разведать все их военные и экономические секреты! То есть, всё то, что так необходимо Его Величеству, Великому Шершню!

МУШКА (растерянно). Но что такого я могла там разведать?

ОТЕЦ. Да что угодно! Где, к примеру, хранится их стратегический запас мёда, какая там охрана, как часто она меняется… Понимаешь?

МУШКА. Но ведь я никогда ни о чём таком их не спрашивала!

ОТЕЦ (с раздражением). Ну, так спроси! Как маленькая, ей богу! Для этого я разрешаю тебе ещё разочек, самый последний, посетить этот проклятый луг! Ну, что ты на меня так уставилась?! Ну, слетай разочек, повстречайся там с этими своими пчёлами… и так, между прочим, поинтересуйся у них о том, о сём… Но делай это осторожно, чтобы не заподозрили! (Умолкает, смотрит на дочь.) Как тебе моё предложение? Что ты молчишь? Ты согласна? (Мушка отрицательно мотает головой.) Ты не согласна?!

МУШКА (сквозь слёзы). Я… я… я не смогу! Не смогу я! Поймите меня правильно!

Заплакав, она выбегает из комнаты.

ОТЕЦ. Куда это она? (Смотрит на мать, та молчит.) Надеюсь - на луг? (Снова смотрит на мать, но та по-прежнему молчит.) А если на луг, то, надеюсь, что она… Ну, что ты так на меня смотришь?!

МАТЬ. Не надо было предлагать ей это!

ОТЕЦ. Ну вот, я ещё и виноватым остался! (Раздражённо бегает по комнате.) Я виноват, да?! Виноват в том, что наша дочь любит работать, что она связалась с этими пчёлами - во всём этом моя вина, да?!

МАТЬ. Я не это имела в виду…

ОТЕЦ. Нет, это! Именно это! (Он всё больше и больше входит в роль несправедливо обиженного.) Я виноват в том, что всегда хочу как лучше! Причём, не себе лучше, а всем нам… всем нам, понимаешь!

МАТЬ. Тише, кто-то идёт!

Отец умолкает, и в это самое время в комнату входят две осы.

Они в полосатых мундирах, со шпагами на перевязи. Некоторое время

осы стоят неподвижно, рассматривая перепуганных мух.

ОТЕЦ (дрожащим голосом). Здравствуйте, господа осы! Я… мы очень рады! Это такая честь для нас… такая честь… Жена, ну чего ты ждёшь! Сейчас же собирай на стол, надо же угостить таких дорогих гостей… (Смотрит на жену, та словно окаменела.) Жена, ну ты чего?! Сейчас же неси на стол!

1-Я ОСА. Не надо!

ОТЕЦ (растеряно). Не надо? Почему не надо? Я ведь от всей души… я ведь…

2-Я ОСА. По приказу Его Высочества Шершня Одиннадцатого вы арестованы!
Конец 1-го действия

Действие 2

Большой луг, на нём много цветов. Под ближайшем

цветком спит Пчела, рядом лежит её пустое ведёрко.

Появляется Мушка. Она замечает Пчелу, останавливается неподалёку,

некоторое время её рассматривает. Потом берёт ведёрко и начинает

собирать в него нектар. Когда ведёрко наполняется, Мушка снова

направляется в сторону Пчелы. Ставит ведёрко рядом с ней.

МУШКА. Эй! (Пчела и не думает просыпаться.) Эй! (Осторожно трогает Пчелу за плечо.)



Пчела наконец-таки просыпается, садится.

ПЧЕЛА. Ну и стоило меня будить так рано?! (Замечает Мушку.) Муха?! Ты что тут делаешь?

МУШКА. Ничего. Просто прилетела сюда, чтобы… (Умолкает, смотрит на Пчелу.) А вы что, заболели?

ПЧЕЛА. С чего ты взяла?

МУШКА. Ну… просто я впервые вижу пчелу, которая не работает, а… (Подбирает слова, не желая обидеть свою новую знакомую.)

ПЧЕЛА. Да говори ты прямо: пчелу, которая дрыхнет среди бела дня! Так?

МУШКА. Ну, в общем, да! А вы и, правда, не заболели?

ПЧЕЛА. Правда! (Замечает своё ведёрко.) А это откуда? (Внимательно смотрит на Мушку, та опускает голову.) Это ты насобирала? (Мушка молча кивает головой.) Ну, тогда я тоже впервые встречаю муху, которая обожает работать! Подожди, подожди! Так ты и есть та ненормальная муха, которая каждый день прилетает сюда помогать нам собирать нектар? Мне про тебя рассказывали…

МУШКА. Правда?! И что же, конкретно, вам про меня рассказывали?

ПЧЕЛА (немного замешкав с ответом). Да так, разное. Ничего особенного. (Внимательно смотрит на Мушку.) Может, и тебе про меня что-нибудь говорили?

МУШКА (несмело). Кажется, я слышала что-то такое… Вы…

ПЧЕЛА. Слушай, давай на «ты»! Итак, что же ты про меня слышала?

МУШКА. Ты – та самая странная пчела, которая не любит работать?

ПЧЕЛА. Вот даже как?

МУШКА. Ну, может, не очень любит работать…

ПЧЕЛА. Нет, нет! Первое определение было более верным! Именно, не любит работать! А ещё правильнее – не желает работать!

МУШКА. Не любит… не желает… какая разница?

ПЧЕЛА. Огромная! Любая работа должна приносить тому, кто работает, в данном случае – мне, хоть какое-то удовлетворение… ты с этим согласна?



Мушка неуверенно кивает.

Ну, а любимая работа, она, вообще, должна быть в радость! С этим ты тоже, надеюсь, не станешь спорить?

МУШКА. Не стану, но ведь…

ПЧЕЛА. Подожди, дай мне закончить! Так вот, та работа, которой я вынуждена заниматься целыми днями - она ничего такого мне не приносит!



Некоторое время обе молчат.

МУШКА (растеряно). Но ведь такого не может быть! Такого просто быть не может! Всякая работа должна приносить удовлетворение, удовольствие даже! (Замолкает, смотрит на Пчелу, та тоже молча на неё смотрит.) Работать – это уже удовольствие! Огромное удовольствие!

ПЧЕЛА (с какой-то даже жалостью). Глупенькая ты, глупенькая!

МУШКА (ещё более растеряно). Моя мама… она тоже говорила мне именно об этом! Но ведь она муха… как же можешь ты, пчела, как можешь ты не любить работать?!

ПЧЕЛА. Могу, как видишь! Странно, правда? (Зевает, потягиваясь, встаёт.) Да пойми ты, маленькая ты дурочка, что наша пчелиная жизнь не такая уж и замечательная штука, как ты, возможно, себе это представила!

МУШКА. Чем же она тебя не устраивает, эта жизнь?

ПЧЕЛА. Чем? (Вздыхает.) Представь себе ежедневную, однообразную, изматывающую работу, работу с рассвета и да заката… работу и только работу, и ещё раз работу! Представь себе, что у тебя нет никакого другого занятия, кроме занудливой этой работы, а есть только немножечко времени для сна. Да и сам сон нужен только для того, чтобы за короткое сие время успеть набраться достаточно сил для новой работы следующего дня. Представь себе все наши разговоры, все наши мероприятия, которые тоже посвящены работе и только работе, да ещё тому, как её, это работу, хоть чуточку улучшить, ускорить, увеличить. Попробуй представить себе ещё, что единственной наградой за тяжёлый изнурительный этот труд является только новый труд! И те из нас, которые трудятся сегодня лучше всех остальных - как думаешь, что они имеют за это? Да одно только то, что завтра они должны показать ещё более качественную работу, они просто обязаны это сделать, и это единственное их вознаграждение! Ну а остальные, конечно же, обязаны следовать их достойному примеру и тоже пытаться показать свои личные чудеса трудовых свершений! И представь себе, наконец, что это на всю жизнь… понимаешь, на всю жизнь, до самого, как говориться… (Вздыхает.) Впрочем, тебе этого не понять!

Некоторое время они обе молчат.

МУШКА. Но ведь тогда… тогда выходит, что мои родители были правы, когда говорили мне, что вы, пчёлы… (Умолкает.)

ПЧЕЛА. Что же ты замолчала? Продолжай, я не обижусь! (Ждёт, но Мушка молчит.) Они говорили тебе, что мы, пчёлы – грубые, малообразованные, ограниченные создания, которые ничего не знают и ничем не интересуются, кроме своей дурацкой работы… они тебе так говорили? (Мушка неуверенно кивает.) Так вот, учти - они сказали тебе чистую правду!

МУШКА (с ужасом). Этого не может быть! Этого просто быть не может! Ты мне лжёшь! Ты мне специально лжёшь!

ПЧЕЛА. Зачем же мне тебе лгать?

МУШКА. Ты лжёшь, потому что ты – лентяйка! Да, лентяйка! Ты… ты больше похожа на муху, чем на пчелу! Ты просто случайно родилась пчелой, как и я случайно родилась мухой! (Плачет.)

ПЧЕЛА. Выходит, что мы с тобой обе – ошибки природы! Интересно, правда? Кстати, ты спрашивала, что наши пчёлы говорят о тебе… Так вот, они тебе не доверяют! Они считают, что ты… что тебя специально подослали к нам с какими-то нехорошими намерениями.

МУШКА. Что?! (Она даже плакать перестала.) Они и в самом деле так считают?!

ПЧЕЛА. Не все. Но многие…

МУШКА. Но ведь это неправда! Я… они не могут так считать… ведь это не так! Это совершенно не так! Я… мне… как мне жить теперь, как мне теперь жить!



Она падает на землю, горько плачет. Пчела некоторое время

молча на неё смотрит, потом садится рядом.

ПЧЕЛА. Ну, не надо, не надо! Не все так считают, я, например, никогда так не считала! Ты мне веришь? (Ждёт ответа, но Мушка ничего не отвечает.) Ты на меня обиделась? Ну, прости! Возможно, мне не стоило рассказывать тебе об этом… (Умолкает, некоторое время обе молчат.) А, может, и стоило, кто знает…

МУШКА (сквозь слёзы). Я вас не слушаю!

ПЧЕЛА. Значит, всё-таки обиделась! (Осторожно дотрагивается до плеча Мушки.) Ну, всё, мир!

МУШКА (вскакивая на ноги). Не трогайте меня!

ПЧЕЛА (тоже встаёт). Хорошо, не буду!

МУШКА. И, вообще, оставьте меня в покое!

ПЧЕЛА. Как пожелаешь! (Пожимает плечами, берёт ведёрко.) Кстати, спасибо за помощь! (Мушка молчит, отвернувшись.) Ну, я полечу! Скоро стемнеет… (Снова ждёт ответа, и снова напрасно.) Ну, что ты всё молчишь и молчишь? Скажи хоть что-нибудь на прощание! Ну, хотя бы, скажи мне: «до свидание»!

МУШКА (сухо). Прощайте!

Пчела снова пожимает плечами, летит прочь. Некоторое время

Мушка печально смотрит ей вслед, потом вздыхает и снова опускается

на землю. В это время откуда-то сбоку появляется Паук.

ПАУК. Наконец мы одни! А то я уже заждался, можно сказать!

МУШКА (испуганно вскакивает). Что?! Кто вы?!

ПАУК. Я говорю: нельзя же столько заставлять себя ждать! Тем более - что у меня диета…

МУШКА. Кто вы такой?! Что вам от меня надо?!

ПАУК. Сначала отвечу на первый вопрос, ты уже успела задать его дважды. Кто я такой? (Смеётся.) Неужели ты меня не узнаёшь?

МУШКА (испуганно). Кажется, я знаю, кто вы такой! Вы – паук?!

ПАУК. Паук! Так что с первым вопросом мы разобрались. Теперь о том, что же мне от тебя надо… (Смеётся.) Ведь ты муха, да?

МУШКА. Муха! И что из того?

ПАУК. Неужели ты не знаешь, что происходит, когда паук встречается с мухой? Правда, не знаешь? Да ни в жизнь не поверю!

МУШКА. Я знаю, что вы нас не любите!

ПАУК (с негодованием). Поклёп! Грязный поклёп и клевета! Да больше всего на свете я люблю мух! Они такие вкусненькие, такие беззащитненькие…

МУШКА. Может мы и беззащитные, но зато у нас есть крылья! А у тебя их нет! Так что, прощай!

Она взлетает, вернее, пытается взлететь, но Паук, выхватив откуда-то

из-за спины нить-паутину, ловко набрасывает её на Мушку. Мушка падает… ещё мгновение – и она вся с головы до ног опутана паутиной.

ПАУК. Моя паутина куда лучше за всякие там крылья! Ты со мной, надеюсь, согласна?



Он умолкает, смотрит на Мушку, которая из последних сил пытается

освободиться.

Да не переживай ты так! Не ты первая, не ты последняя! Сколько я переловил вашего брата – не пересчитать…

МУШКА. У меня нет братьев! И сестёр тоже!

ПАУК. Решила напоследок блеснуть остроумием? Ну, ну! Да хватит тебе ужё дёргаться! Я ведь против тебя лично ничего не имею! Но ты тоже войди в моё положение – мне ведь чем-то питаться надо!

МУШКА (всё ещё стараясь высвободиться). Разве мало еды вокруг?! Нектар… травка зелёненькая…

ПАУК (брезгливо). Нашла еду! Слушай, ты зря стараешься! Скажу по секрету: я в своём вязальном деле настоящий «профи»! Мастер с большой буквы! Я даже как-то соревнование выиграл…

МУШКА. Соревнование? Какое соревнование?

ПАУК. Э, не! Ты мне челюсти не заговаривай! Да и вообще, заболтался я с тобой, а у меня диета… мне уже давно ужинать пора…



Он начинает медленно приближаться к Мушке.

МУШКА (с ужасом). Вы что, и в самом деле хотите меня съесть?!

ПАУК. Какая сообразительная!

МУШКА. Но ведь я… я не желаю этого!

ПАУК. Ну и что? Главное - я желаю! А моё желание – для меня закон!

Внезапно неподалёку от них вновь появляется Пчела.

ПЧЕЛА. Ты знаешь, такое совпадение: ведь для меня главный закон – это тоже мои желания!

ПАУК (вздрагивает, оборачивается). Что?! Снова ты?!

ПЧЕЛА. Ты не рад меня видеть?

ПАУК. Рад! Очень рад! А теперь убирайся!

ПЧЕЛА. Как грубо! Ты даже не соизволил выслушать моё желание, то, которое для меня – закон!

ПАУК. Какое ещё желание?

ПЧЕЛА. Так вот, я желаю, чтобы ты отпустил эту муху! (Внезапно выхватывает из ножен шпагу-жало) И притом, немедленно!

ПАУК (с досадой). И чего тебе было возвращаться?!

ПЧЕЛА. Ну, считай, что я просто забыла пожелать спокойной ночи этой маленькой дурочке, которая вечно попадает в разные неприятные ситуации…

Вот и сейчас…

ПАУК (нервно). А что, сейчас? Ничего, сейчас! Это мы так с ней играем… (Гладит Мушку по голове, в это время она ухитряется укусить его за лапу.) А-а-а! (Трясёт лапой.) Вот видишь, играем!

ПЧЕЛА. Вижу! Я тоже люблю играть! (Приставляет шпагу к горлу Паука.) Как тебе такая игра?

ПАУК (испуганно и злобно одновременно). Но, но, осторожнее! Какая ж это игра?!

ПЧЕЛА (с деланным удивлением). Тебе не нравится? А мне казалось – не хуже твоей… (Уже другим, приказным тоном.) Развяжи её! Живо! Считаю до трёх: раз…

ПАУК. Дальше не надо! (Быстренько развязывает Мушку.) Вот!

ПЧЕЛА. А теперь: пошёл вон!

ПАУК. Понял!



Паук быстренько ретируется. Мушка и Пчела некоторое время молчат.

МУШКА (тихо). Спасибо!

ПЧЕЛА. Не за что! (Вкладывает шпагу в ножны.) Ты в порядке?

Мушка кивает, и снова они некоторое время молчат.

МУШКА. Как ты догадалась, что мне грозит опасность?

ПЧЕЛА. Да так… догадалась. А ты что, вроде, как и не рада меня видеть?

МУШКА (горячо). Да нет же, я рада! Я очень рада! Прости меня за то, что я тогда тебе наговорила! И знаешь что: давай дружить?!

ПЧЕЛА. С удовольствием! Только вот…

Она умолкает, Мушка внимательно смотрит на подружку.

МУШКА. Ты хочешь мне что-то сказать? (Пчела кивает.) Я слушаю!

ПЧЕЛА. Знаешь, я ведь вернулась не просто так. Я хотела предупредить тебя…

МУШКА. Предупредить меня? О чём?

ПЧЕЛА. Я только что встретила знакомую бабочку. Ты же знаешь - им можно летать везде…

МУШКА (нетерпеливо). Я знаю, знаю! Дальше что?!

ПЧЕЛА. Она сообщила мне, что твои родители… что их арестовали…

МУШКА. Арестовали?!

ПЧЕЛА. Ну да! По приказу этого вашего Великого Шершня… или как его там…

МУШКА. Арестовали! Это всё из-за меня!

ПЧЕЛА. Из-за тебя?! Что же такого ты сделала противозаконного?

МУШКА. Я… я - работала!

ПЧЕЛА (удивлённо). Из-за этого?!

МУШКА (кивает головой). Ещё я подружилась с пчёлами, помогала им…

ПЧЕЛА (задумчиво). Странные у вас порядки, как я погляжу! (Некоторое время обе молчат.) Кстати, бабочка сказала ещё, что теперь осы повсюду разыскивают тебя! Наверное, чтобы тоже арестовать…

МУШКА. Наверное! (Вздыхает.) Я сама полечу туда, к ним!

ПЧЕЛА. Сама?!

МУШКА (кивает). И немедленно!



Она хочет лететь, но Пчела удерживает её.

ПЧЕЛА. Тебе что, негде спрятаться?

МУШКА. Не в этом дело!

ПЧЕЛА (понимающе). Дело в родителях, да? (Мушка кивает головой.) Наверное, это хорошо, когда у тебя есть родители, да?

МУШКА. У тебя что, нет родителей? (Пчела кивает головой.) Они… они что, погибли?

ПЧЕЛА. У пчёл не бывает родителей! У них… у них только воспитательницы! Строгие и справедливые! (Вздыхает.) Но мы отвлеклись! Итак, ты хочешь спасти своих родителей? (Мушка снова кивает головой.) Каким образом?

МУШКА. Ну… я скажу осам, что мои родители тут ни при чём! Что это я… одна я во всём виновата! Я, а не они!

ПЧЕЛА. И ты полагаешь, что их сразу же отпустят?

МУШКА (немного помолчав). Не знаю! Скорее всего, нет!

ПЧЕЛА. Ну и зачем тогда лететь?

МУШКА (со слезами в голосе). А что мне ещё остаётся делать, что?!

ПЧЕЛА. Сражаться!

МУШКА. Сражаться?! Маленькая беззащитная муха, как я смогу сражаться с осами?!

Некоторое время они молчат, потом Пчела решительным жестом

снимает с себя ножны со шпагой-жалом.

ПЧЕЛА. Держи!

МУШКА. Что?! Не надо, зачем?!

ПЧЕЛА. Бери! (Мушка не двигается с места.) Да бери же ты! (Почти силой закрепляет шпагу на поясе Мушки.) А знаешь, тебе даже идёт!

МУШКА. Спасибо! (Спохватывается.) А ты, как же ты?!

ПЧЕЛА. Скажу, что потеряла… нет, лучше скажу, что сломалась! Если поверят – выпишут новую…

МУШКА. А если не поверят?

ПЧЕЛА. Тогда не выпишут. Да шучу я, шучу! Обязательно выпишут, так что не думай об этом!



Мушка нерешительно вытаскивает из ножен шпагу, с опаской

её рассматривает, потом делает несколько неуверенных взмахов.

МУШКА. Но я же совсем не умею её владеть!

ПЧЕЛА. Научишься! (Смотрит на небо.) Э, скоро станет совсем темно! Надо спешить, с этим у нас строго! (Смотрит на ведёрко, оно опрокинуто.) Жалко, что весь твой труд насмарку!

МУШКА (с готовностью). Давай ещё наберу?

ПЧЕЛА. Не надо! (Поднимает пустое ведёрко.) Не успеешь… да и кому она, вообще, нужна, эта твоя помощь!

МУШКА. Как, кому? Вам, пчёлам!

ПЧЕЛА. Нам? (Невесело смеётся.) Ты что, всерьёз веришь в то, что этот нектар мы собираем для себя?

МУШКА (растерянно). Но ведь вы делаете из него мёд!

ПЧЕЛА. А потом этот мёд забирают у нас люди! А нам оставляют самую чуточку, ровно столько, чтобы мы всё же имели достаточно сил для новых трудовых свершений!

МУШКА. Опять эти люди! (С недоумением, с недоверием даже смотрит на Пчелу.) И вы позволяете им это?

ПЧЕЛА. Что, это?

МУШКА. Вы позволяете людям забирать ваш мёд?! (Пчела кивает головой.) Не верю! Вы, такие сильные, такие воинственные!

ПЧЕЛА. И тем не менее! Ведь люди – наши хозяева! Мы им служим.

МУШКА. Вы служите людям?! Этим неуклюжим, примитивным созданиям?!

ПЧЕЛА. Ну… не такие они и неуклюжие, и совсем даже не примитивные. Впрочем, в двух словах этого не объяснишь, тем более, что мне надо лететь! Иначе наша стража просто не пустит меня в улей!

Пчела летит прочь. Мушка смотрит ей вслед.

МУШКА (кричит). Спасибо за подарок! И за спасение тоже!



Откуда-то сбоку снова появляется уже знакомый нам Паук.

ПАУК. Ну, насчёт спасения – это ты поторопилась!

МУШКА. А? Что? (Оборачивается.) Это опять вы?!

ПАУК. Я, моя крошка! А ты, я вижу, снова осталась одна?

МУШКА. Я не одна! Со мной вот это! (Мгновенно выхватывает из ножен шпагу.) Ну, что ты теперь скажешь?!

ПАУК. Скажу, что первый раз вижу муху со шпагой! Обалдеть можно!

МУШКА. И это всё, что ты можешь сказать? Немного! В прошлый раз ты был куда как разговорчивее! Ну, что ты молчишь?! Расскажи мне, к примеру, как сильно ты любишь мух! Они же такие вкусные, такие беззащитные! Ведь так?

ПАУК (заикаясь). Я… это… в принципе, допускаю, что иногда…

МУШКА. Как видишь, не все! (Взмахивает шпагой.)

ПАУК. Я… это… я лучше пойду! Дела у меня, знаешь… куча дел всяческих… Я пойду, да?

МУШКА. Дуй и не оглядывайся!

Паук быстренько ретируется. Мушка некоторое время смотрит ему

вслед, потом снова взмахивает шпагой.

МУШКА. Я спасу тебя, мама! И тебя, папа, я тоже спасу!


Конец 2-го действия

следующая страница >>

Смотрите также:
Сказка о Мушке, которая любила работать (Пьеса-сказка в 4-х действиях) Действующие особы : Мушка
455.93kb.
2 стр.
Береза Анна «Неправильная сказка» пьеса в двух действиях
432.86kb.
3 стр.
Сказка в 2-х действиях на основе мифов древних славян действующие лица
517.2kb.
3 стр.
Аглаида Лой Тургеневская девушка пьеса в 2-х действиях Действующие лица
635.92kb.
4 стр.
Мосты пьеса в трех действиях Действие первое По пути обратно Действующие лица таксист
280.5kb.
1 стр.
Сказка в трех действиях Действующие лица: Полина, официантка
743kb.
3 стр.
Сказка в двух действиях. Действующие лица: солдат андрей плотник григорий, на все руки мастер царь царевна софья
275.13kb.
1 стр.
Сказка первая. Мальчик из кобры. Сказка вторая. Секрет семи фиников. Сказка третья. Струны, медь и бубны
813.4kb.
4 стр.
Сказка про Ивашку-школьника и гусей-лебедей (Театрализованное представление на новый лад) 2 клас с Действующие лица
85.56kb.
1 стр.
«сказка про краски»
163.8kb.
1 стр.
Сказка Действующие лица
217.61kb.
1 стр.
Сказка сказываться жадная мельничиха. Украинская сказка
34.99kb.
1 стр.