Главная страница 1


СЕМЕНТОВСКИЕ И ЮЖНЫЙ УРАЛ

(вместо предисловия)
Фамилия «Сементовский» по звучанию напоминает польскую или южнорусскую. И действительно: существуют белорусская и украинская ветви рода Сементовских и Курило-Сементовских1.

Основой фамилии послужило церковное имя «Сементий», одна из форм крестильного мужского имени «Семён» (в переводе с древнееврейского – «услышанный Богом в молитве»). Святым покровителем этого имени считается Симеон Богоприимец, праведный старец, живший в Иерусалиме2.

В качестве «первопредка» семейная память сохранила имя священника Петра Сементовского. В домашнем архиве имеется единственная сборная фотография очень плохой сохранности, где он запечатлён в окружении детей. На обороте надпись: «Сыну моему Николаю Петровичу священнику Сементовскому в достопамятный день 28 сентября 1884 года, в который исполнилось сорок лет благополучного моего священства. Староста Градо-Троицкого собора протоиерей Пётр Сементовский».

Даже мой дед, живший в детстве в Миассе, ничего не знал о своем прадеде – ни отчества, ни количества детей, ни основных вех биографии. Возможно, сыграла свою негативную роль династическая принадлежность членов семьи к духовному сословию, что приходилось замалчивать и скрывать в годы советской власти, пока постепенно многое не забылось само собой. Лишь сейчас недостающие сведения постепенно, зачастую случайно, начинают проясняться благодаря Интернету и неравнодушным энтузиастам краеведческого и родословного поиска.

Первым на мой призыв о помощи в генеалогических разысканиях откликнулся Петр Сергеевич Правдин из Миасса и прислал мне четырехтомный репринт Летописи Петропавловского храма Миасского завода, в котором служил Николай Петрович Сементовский. Он же познакомил с Андреем Львовичем Ламановым из Екатеринбурга – представителем родственных Сементовским cемейств Малышевых и Маляровых. А.Л. Ламанов, в свою очередь, поделился фотографиями из семейного архива и соединил с Галиной Южаковой из Чебаркуля, приславшей мне электронный вариант Летописи Параскевинской Кундравинской церкви, где служил Пётр Сементовский, а также адрес сайта Челябинской областной библиотеки, на котором размещены Оренбургские епархиальные ведомости с 1873 по 1912 год. Располагая всеми этими поистине бесценными источниками, мне удалось глубже проникнуть к корням семейного древа и восполнить пробелы в биографии родственников3.

Удалось установить, что южноуральская ветвь рода восходит к бедному дьячку (младшему церковнослужителю) Ярославской губернии Ивану Фёдоровичу Сементовскому, имевшему многочисленное потомство от двух браков и родственников не только в Ярославской, но и других губерниях России и в Малороссии. Доподлинно известно, что священниками стали, по крайней мере, двое его сыновей от первого брака – Николай (его имя встречается в списке выпускников Московской Духовной Академии ХII курса 1836–1840 гг.) и Петр, о котором будет сказано ниже. Жизнь самого Петра Ивановича и его потомков была тесно связана с Южным Уралом (Кундравы, Троицк, Миасс, Тургояк, Чебаркуль, Челябинск).


Глава 1. Благочинный протоиерей Петр Сементовский
Главными материалами для реконструкции биографии Петра Ивановича. Сементовского (1819–1891) служат Летопись Кундравинской Параскевинской церкви (1865–1875), некролог в Оренбургских епархиальных ведомостях, написанный его сыном – священником Миасского завода Николаем Сементовским4, а также автобиографические записки последнего, где содержатся интересные воспоминания об отце и укладе жизни семьи5.

Петр Иванович Сементовский родился 8 января 1819 года в селе Семеновском Ярославской губернии в многодетной семье беднейшего сельского дьячка (причетника) Ивана Фёдоровича Сементовского. После смерти матери отец женился во второй раз, и Петру пришлось состоять нянькою при детях своей мачехи (в этом браке родилось 19(!) детей). Неудивительно, что детство и юность его были полны крайней бедности, нужды и тяжелой работы.

Начальное образование Петр получил в Ярославле, где окончил уездное училище и низшее отделение духовной семинарии. На учебу и жилье он старался заработать сам, чтобы не быть обузой для семьи, – служил древорубом у квартирной хозяйки, рассыльным в кабаке ее мужа, переписывал за кусок хлеба лекции для товарищей по семинарии.

Вскоре отца перевели в Оренбургскую епархию, и высшее отделение семинарии (богословский курс) Петр окончил уже в Оренбурге, в 1844 году. Завершить духовное образование ему помог старший брат Николай, уже окончивший к этому времени Московскую духовную академию.

28 сентября 1844 года Петр Сементовский епископом Оренбургским и Уфимским Иоанникием был рукоположен во священника церкви великомученицы Параскевы в станице Кундравинской Троицкого уезда Оренбургской губернии, в которой прослужил свыше 30 лет.
Церковь во имя святой великомученицы Параскевы в Кундравах. Фото из Летописи Кундравинской церкви предоставлено Галиной Южаковой (г. Чебаркуль)
Кундравинская Параскевинская церковь была построена тщанием прихожан в 1806 году. В ее приход входило свыше десятка селений, жители которых – бывшие государственные крестьяне, в 1842 году переведенные в казачье сословие и приписанные к Оренбургскому казачьему войску. Большинство из них было занято хлебопашеством и скотоводством, некоторые имели маслобойки, мельницы, занимались торговлей. Жители станицы и окрестных селений были зажиточными, проживали в собственных добротных домах6.

На плечи молодого священника легли многочисленные обязанности не только главы прихода, но и катехизатора (его труды по составлению катехизических поучений получили высокую оценку епархиального начальства), миссионера (как и другим клирикам, ему пришлось вести проповедь православия среди старообрядцев), законоучителя, депутата епархиальных училищных съездов... Всего в приходе насчитывалось семь церковноприходских школ, причем одна из них, женская, открытая в ноябре 1862 года в Кундравах, первые четыре года находилась в доме священника Петра Сементовского7.

Наряду с этим он должен был «пристраивать» своих родных и сводных братьев и сестер, заботиться о престарелых родителях и воспитании собственных детей. Выдерживать необычайно напряженный ритм жизни ему помогали неустанное трудолюбие и выработанная годами жесткая самодисциплина.

В сентябре 1850 года о. Петр был назначен исполняющим обязанности благочинного 10-го округа, а 6 мая 1852 года его признали действительным благочинным. Он беспрерывно нес эту должность до 1876 года, т.е. 26 лет (всего же прослужил в благочиннической должности 38 лет).

Пётр Сементовский был отличен церковными наградами – набедренником (1851), скуфьею (1856), бронзовым крестом на Владимирской ленте в память войны 1856 года (1856), камилавкою (1868), наперсным крестом (1872). Многократно ему объявляли архипастырские благодарности и благословения – как за ревностное выполнение служебных обязанностей, так и за отдельные заслуги. В частности, в 1859 году о. Петр отстоял честь духовного лица – диакона Златоустовскаго завода Василия Сребренникова, оговоренного подполковником Чулковым в уголовном преступлении, причем не только «справедливо и бескорыстно защищал правоту духовнаго лица против нелепых выводов», но и «понес при этом деле немалые издержки». В 1860 году он представил в духовную консисторию собранную по подписке крупную сумму денег (222 руб. 715 коп. серебром) на покупку дома под Оренбургское духовное училище, после чего его даже собирались перевести в Оренбург к Троицкой церкви с определением на должность члена консистории, но по личной просьбе оставили на прежнем месте.

3 февраля 1864 года в награду «за прослужение с особым усердием двенадцати лет кряду в должности благочиннаго» священник Сементовский был «всемилостивейше сопричислен к императорскому ордену Святой Анны 3-й степени», а 8 июня того же года «за усердие к делу народного образования» ему было «преподано благословение Святейшаго Синода с выдачей установленной грамоты». В последующие годы он был высочайше удостоен орденов св. Анны 2-й степени (дающей право потомственного дворянства) и св. Владимира 4-й степени.

В 1865 году по инициативе епархиального начальства при крупных приходских и соборных церквах Оренбургской губернии было «начато летописание, имеющее благородную цель донести до потомков наиболее значительные события прошлого и настоящего». Не стала исключением и приходская Кундравинская Параскевинская церковь, первые страницы которой заполнены рукой Петра Сементовского. Летопись год за годом отражает жизнь прихода – от визитов в Кундравы августейших особ, государственных чиновников и губернских властей до природных катаклизмов и цен на продукты питания. Не обошла молчанием Летопись и такие события, как 25-летние юбилеи службы Петра Ивановича в должностях иерея (28 сентября 1869 года) и окружного благочинного (16 сентября 1875 года).

Описание второго празднования содержит очень важные подробности. Вот его краткое изложение. Юбилейное торжество началось утренним богослужением и литургией, к которой съехалось почти все духовенство округа. Утреню и литургию служил сам юбиляр в сослужении своих детей-священников: зятя, священника г. Верхнеуральска8, и двух сыновей (один диакон9, другой – настоятель Филимоновского прихода10). После поздравительных слов юбиляру поднесена от духовенства округа сребро-позолоченная икона ангела его – апостола Петра. От станичных властей и общества, в среде которого «многие принадлежали к воспитанникам юбиляра-законоучителя», было прочитано приветствие и поднесена священническая трость черного дерева с надписью на серебряном набалдашнике. Из церкви юбиляр был сопровождаем всем духовенством в дом, где ожидали его местный священник11 с крестом и хор певчих. После краткого молитвословия от духовенства поднесены адрес и наперсный украшенный камнями крест, а зять подарил икону Божией Матери в серебряной ризе. Были прочитаны приветствия от отсутствующих, в том числе архиепископа Иосифа, бывшего епископа Уфимского, который «первым избрал юбиляра в благочинные». В адресе от духовенства о. Петра благодарили за «правоту, беспристрастие, благоразумную снисходительность и заботливость, всегдашнюю приветливость и истинно отеческие советы как по служебным делам, так и по домашним»12.

В 1876 году Пётр Сементовский был произведён в сан протоиерея и перемещён на штатное протоиерейское место в Челябинский Христорождественский собор. Одновременно он был назначен благочинным Челябинского женского Одигитриевского монастыря13. Здесь о. протоиерей преподавал Закон Божий военной команде, затем в Александровском женском училище.

Через год, в 1877 году, он был определён в Свято-Троицкий собор города Троицка на настоятельское место с принятием должности городского, окружного и монастырского благочинного. Кроме того, он был окружным духовником, депутатом по следственным делам, депутатом окружного Челябинского и Оренбургского епархиальных съездов, законоучителем в начальных школах, директором Троицкого тюремного отделения, председателем Троицких отделений Михайло-Архангельского братства и училищного совета. С 1877 по 1890 год он был членом Оренбургского епархиального Комитета православного миссионерского общества.

Дом о. Петра Сементовского (в Троицке?). Фото из семейного архива

На рубеже 1880-х годов семья Петра Ивановича пережила сразу несколько печальных событий. Об этом пишет в своих «Думах и воспоминаниях» Николай Петрович:

«Недавно посетил Господь нашу фамилию седьмью близкими гробами в течение почти одного года. Умирают один за другим дядя, тётка, два двоюродных брата, зять, родной брат и, наконец, любимая мать, оставившая отца – старца с пятью непристроенными сиротами. Скопление стольких скорбей сковывает судорожным молчанием уста…»14.

В домашнем архиве сохранилась единственная фотография очень плохой сохранности, запечатлевшая семейство протоиерея Петра Сементовского в 1884 году. На обороте надпись: «Сыну моему Николаю Петровичу священнику Сементовскому в достопамятный день 28 сентября 1884 года, в который исполнилось сорок лет благополучного моего священства. Староста Градо-Троицкого собора протоиерей Пётр Сементовский».

Нижний ряд (слева направо): сыновья Павел и Константин, протоиерей Пётр Иванович Сементовский, сыновья Николай и Иван. Верхний ряд – дочь Мария, младший сын и старшая дочь, вышедшая замуж за священника г. Верхнеуральска. Таким образом, у Петра Ивановича в 1884 году было пятеро сыновей и две дочери (еще один сын скончался около 1881 года).

Протоиерей и кавалер Пётр Иванович Сементовский скончался 5 сентября 1891 года на 73 году жизни. При гробе почившего было произнесено его сослуживцами шесть речей, в которых воздавалась должная похвала трудолюбивому священнослужителю. В своем слове протоиерей о. В. Лавровский отметил характерные черты личности умершего: «Неустанное трудолюбие – вот что отличило и возвысило почившего до сана протоиерея и кавалерственного ордена, давшего детям его права потомственного дворянства… Он был примерным пастырем и неутомимым тружеником… никогда он не возлагал своего бремени на плечи других, но всегда сам нёс тяготы своего служения бодро, неустанно, безропотно».

В некрологе о. Петра священник Николай Петрович Сементовский писал: «Насколько неутомим был почивший по разным должностям епархиального управлении видно уже из того, что почти накануне смерти своей, уже сильно изнемогший, на смертном одре, он не переставал заниматься делами церковноприходских школ.

…Всегда вставал в 4–5 ч. утра, о. Пётр почти ежедневно, несмотря на сложные служебные занятия, находил время, вместо отдыха, спускаться в свою мастерскую, названную им «меховою», обстановка которой сделала бы честь и цеховому столяру. Здесь он, одетый в рабочую армячину, столярил, слесарил и кузнечил. Починка домашней утвари, исправление мебели, вставка стёкол производились собственноручно о. Петром. Именно только трудолюбием и экономией мог о. Пётр сводить концы с концами и умереть в собственном, нигде не заложенном, доме, двери которого были отверсты для приема родных и знакомых; редкий день проходил без постороннего человека за столом хлебосольного Петра Ивановича.

Несмотря на пожилые годы, о. Петр старался не отставать от века, любил литературу и не жалел средств на покупку книг, оставил такую библиотеку, какую имеют не многие из пастырей церкви.

Детей у о. Петра осталось семеро15, из которых двое непристроенных»16.

«Непристроенными» в 1891 году оставались только младший сын-подросток и младшая незамужняя дочь Мария. Пока не у всех членов семьи удалось установить имена и даты жизни – для этого требуется кропотливый поиск в метрических книгах и других архивных источниках. Можно предположить, что старшие дети о. Петра родились в Кундравинской станице, где он начал свой путь священнослужителя в 1844 году, а младшие – в Троицке, где прошли последние годы его жизни.

Старший сын Иван Петрович (родился между 1844 и 1847 гг.) был гражданским инженером, жил с семьей в Харькове. Сохранилась фотография, запечатлевшая его семейство, на обороте которой надпись: «Снята эта фотография в память пребывания в г. Харькове дорогого брата о. Николая. Ив. Сементовский. Г. Харьков. 1896 г.».


В центре стоят Иван Петрович и его супруга Глафира Николаевна, учительница. Слева – неустановленное лицо. Девочки – дочери Ивана Петровича Варвара и Вера, впоследствии студентки Бестужевских курсов в Петербурге.
Николай Петрович (1847–1919) окончил Уфимскую духовную семинарию, в 1869 году был рукоположен во священника к Николаевской церкви Филимоновского посёлка Троицкого уезда Оренбургской епархии. С 1879 по 1912 год служил священником Миасского завода, в последние годы – протоиерей и благочинный. (О Николае Петровиче и его семье подробно будет рассказано в последующих главах).

Константин Петрович (1869 – ?) окончил высший курс агротехнических наук в Новоалександрийском институте сельского хозяйства и лесоводства17. Епископом Уфимским и Мензелинским Никанором 30 января 1883 года рукоположен во священника к Николаевской церкви села Надеждино Бирского уезда Уфимской епархии, в августе того же года епархиальным начальством ему была выражена «особенная признательность за ревностное попечение и просвещение вверенного ему прихода». В 1883 году назначен духовным следователем по окружному благочинию, исполнял должность катехизатора, был награждён набедренником.

Неоднократно по разным причинам, в том числе и «для пользы службы», ему приходилось менять приходы. В 1884 году переведён в г. Мензелинск на священническую вакансию к Николаевскому собору, в августе 1885 года – в с. Суслово Бирского уезда, а в январе 1887 года – в Оренбургскую епархию на настоятельское место в поселок Тургояк Троицкого уезда к новостроящейся Михайло-Архангельской церкви18.. Он стал первым настоятелем Тургоякского прихода, созданного в июне 1888 года, избирался делегатом училищных съездов в Челябинске19, входил в Оренбургский епархиальный Комитет православного миссионерского общества от Троицкого благочиния20. 28 марта 1889 года он был перемещён в Клястицкий приход Троицкого уезда21, а в сентябре 1891 года особые обстоятельства заставили его обратиться с прошением к епископу Оренбургскому и Уральскому Макарию о сложении с него духовного сана.

В прошении он писал, что он не может продолжать свою службу в тяжелых условиях, вызванных многолетней засухой и неурожаем. Как семейный священник он вынужден требовать от прихожан уплаты жалованья за требы, с другой стороны, он близко к сердцу принимает нужды голодающих прихожан. Заботы о прихожанах и собственных сыновьях, которых настала пора отдавать в учебные заведения, не дают ему сосредоточиться на молитвенном служении. Епископ счел эти причины «неслыханными» и передал дело на рассмотрение Консистории.

Братья Сементовские (слева направо): священник Константин Петрович, инженер Иван Петрович, священник Николай Петрович. На стене виден парадный портрет протоиерея Петра Сементовского (после 1891 года)

Слушание по делу проходило 19 ноября 1891 года. В ходе заседания были озвучены послужной список «смутьяна», изобиловавший благодарностями начальства «за примерно-усердное прохождение службы», и сведения о его доходах и семейном положении. Во владении Константина Петровича имелись 4 десятины земли в Уфимской губернии, а в семействе – «жена Елена Александрова 31 года, дети Петр 8 л., Павел 5 л. и Борис 2 лет». Ему самому на тот момент было 32 года. Результатом слушания было решение увещевать Константина Сементовского не уклоняться от сана, и 17 марта 1892 года от него было получено согласие остаться в духовном звании22. Некоторое время он служил в Михайло-Архангельской церкви г. Троицка, а 25 июля 1895 года был переведен на Новотроицкий прииск братьев Подвинцевых23, где стал законоучителем приисковой Князе-Никольской церковноприходской школы, открытой 8 октября того же года24. О дальнейшей судьбе Константина Петровича мне пока не известно.



Павел Петрович (1865–1940) был известным хирургом и эпидемиологом, служил земским врачом в г. Камышине Саратовской губернии (кстати, вместе с ним на ниве здравоохранения трудилась и сестра Мария Петровна). Он родился в Кундравинской станице, учился на медицинском факультете Казанского университета, откуда был дважды исключён. В первый раз – за участие в антиправительственной студенческой сходке, но был восстановлен благодаря ходатайствам родных, во второй раз, окончательно, – за участие в деятельности марксистского кружка. Отбыв несколько месяцев в камере-одиночке, Павел отправился в ссылку в город Шадринск неподалеку от родных мест.

Диплом врача он получил в 1893 году, сдав экстерном экзамены в Харьковском университете. Тогда же участвовал в ликвидации эпидемии холеры, а в начале двадцатого века – сибирской язвы лёгочной формы, когда вместе с будущим президентом Академии наук Украины Д.К. Заболотным выделил микроб возбудителя и ликвидировал очаг заболевания в Камышинском уезде Саратовской губернии. В Камышине он и обосновался, учредив и возглавив земскую больницу. Кроме врачебной практики занимался исследовательской работой. В 1912 году выступил на губернском съезде врачей и председателей земских управ со своей монографией «Об организации питания стационарных больных в земских больницах Саратовской губернии». Много сил и энергии отдавал организации борьбы с туберкулёзом: открыл кумысолечебницу неподалёку от Камышина, организовал сборы пожертвований на лечение больных, выпускал листовки о чахотке на русском и немецком языках (Камышин был почти на треть немецкоговорящим). В 1913 году надворный советник П.П. Сементовский был награжден почётным дипломом Международной ассоциации по борьбе с туберкулёзом, а Всероссийская Лига удостоила его серебряной медали25. При советской власти Павел Петрович также не был обойдён признанием заслуг: дважды был удостоен звания «Герой Труда», ему была назначена персональная пенсия. Вскоре после своего 75-летнего юбилея в июле 1940 года Павел Петрович отправился по путёвке на крымский курорт, но умер по дороге26.


Семья Павла Сементовского. Слева направо: Мария Петровна, Павел Петрович, его сыновья Михаил и Пётр. Камышин, 1925 год. Фото предоставлено Е.Ю. Сементовской, внучкой Михаила Павловича
О камышинских родственниках в нашем семейном архиве сохранились отрывочные упоминания в переписке и пара фотографий. На одной из них запечатлена Мария Петровна во время войны – уже пожилая и больная женщина. Моя мама смутно вспоминает, что в послевоенные годы ее дед и бабушка поддерживали родственные связи, даже ездили в Камышин и принимали гостей у себя в Казани. Но для меня эта родня оказалась приятной неожиданностью благодаря отклику Елены Юрьевны Сементовской, правнучки Павла Петровича. Так виртуальные контакты помогают восстановить, казалось бы, навсегда оборванные семейные связи.

Сведениями о супруге и остальных детях Петра Ивановича я пока не располагаю.

Дальнейшее повествование будет посвящено потомкам Петра Сементовского по линии Николая Петровича, что мне сделать значительно проще, опираясь на материалы семейного архива и информацию, полученную от моих добровольных помощников, перед которыми я в неоплатном долгу.

Мне бы хотелось, чтобы красной нитью через все повествование прошла тема малой родины – Южного Урала. Совершенно особым духовным центром для детей и внуков Николая Петровича было озеро Тургояк, о котором мой прадед даже написал книгу. А сколько поэтических строк и воспоминаний ему отведено в переписке! Сколько событий с ним связано! Поэтому заключительная глава будет посвящена этому озеру – полноправному участнику жизни нескольких поколений Сементовских. Не оставляю надежды вновь побывать на его берегах и я.



А теперь, благожелательный читатель, приглашаю поближе познакомиться с героями «семейной саги».

1 Существует «клан» Сементовских и в других регионах, например, в Иркутске. Интересными данными о нем со мной поделилась краевед и журналист Валентина Рекунова, но как «иркутяне» соотносятся с «уральцами», я не знаю.

2 С сайта: http://www.ufolog.ru/names/order.

3 В «Реестре имен для вечного поминовения на литургиях и панихидах» Кундравинской церкви содержатся имена родственников священника Петра Сементовского: «Иереи Симеон, Иоанн, Павел, Василий, чтецы Иоанн [наверняка отец], Стефан, Григорий, Евфимий, миряне [два Николая, три Варвары, две Евдокии], Анисья, Анастасия» и четыре ребенка, включая «младенца иерея Петра и Елизаветы» – возможно, некрещённого новорожденного самого Петра Ивановича и его супруги // Летопись Кундравинской Параскевинской церкви. – 1868. – С. 131. Степень родства этих лиц не выяснена, как и Василия Сементовского, преподавателя Пермской гимназии (ОЕВ. – 1889. – № 5. – С. 54).

4 ОЕВ. – 1891. – № 22. – С. 779–881 (под псевдонимом С.Н.С., т.е. священник Николай Сементовский).

5 Н.С. Думы и воспоминания. Из дневника священника // ОЕВ. – 1881. – № 14. – С. 507-518; № 15–16. – С. 540-559; № 17. – С. 603-614; 1883. – № 14. – С. 508-520; № 15. – С. 544-554; № 16. – С. 570-585; № 16. – С. 572-573; № 17. – С. 619-629; № 18. – С. 681-690.

6 Летопись Кундравинской Параскевинской церкви. – 1865. – С. 23–24, 32.

7 Выдержка из речи о. Петра на праздновании 12-летия школы 22 ноября 1874 года: «Мне по новой ныне обязанности к сей школе [попечителя], а прежде бывшей для меня по возрождению и, в особенности, по первобытному ея существованию под непосредственным моим надзором, когда она находилась в течение четырех лет в моем доме…» (ОЕВ. – 1875. – № 8. – С. 279).

8 Возможно, Н. Воронцовский, указанный в «Комплекте приходов и причтов в Оренбургской губернии по новым штатам, высочайше утвержденным 7 апреля 1873 г.» (ОЕВ. – 1873. – № 24. – С. 942).

9 Возможно, диакон Серафим Сементовский, исполнявший должность псаломщика Верхнеувельского прихода и умерший 5 марта 1879 года, поскольку Константин Петрович служил в это время в другой епархии (см. ОЕВ. – 1879. – № 8. – С. 238).

10 Николай Петрович Сементовский.

11 Лев Васильевич Емельянов

12 Подробнее см.: Летопись Кундравинской Параскевинской церкви. – 1875. – С. 361–365.

13 ОЕВ. – 1876. – № 11. – С. 382.

14 ОЕВ. – 1881. – № 15–16. – С. 544.

15


16 ОЕВ. – 1891. – № 22. – С. 779–881.

17. Основан близ Варшавы в 1816 г., в 1860-е гг. переведен в Новоалександрию (Пулавы, Польша).

18 Послужной список К.П. Сементовского содержат «Ведомость о церкви Тургоякского прихода в Троицком уезде Оренбургской епархии за 1888 год» // ГАОО. Ф. 173. Оп. 9. Д. 1304. Лл. 83–86 (документ любезно предоставлен Валентиной Николаевной Варгановой из Тургояка) и «Дело о сложении сана священником Клястицкого пос. Константином Сементовским» // ГАОО. – Ф. 173. Оп. 4. Д. 7017. Лл. 5–6.

19 Летопись Миасской Петропавловской церкви. Т. 2. – С. 234–235.

20 ОЕВ. – 1891. – № 21. – С. 237; 1894. – № 12. – С. 169 и др.

21 ОЕВ. – 1889. – № 10. – С. 122.

22 «Дело о сложении сана со священника Константина Сементовского» в фонде Оренбургской Духовной Консистории // ГАОО. Ф. 173. Оп. 4. Д. 7017. Лл. 1–11.

23 ОЕВ. – 1895. – № 17. – С. 258.

24 ОЕВ. – 1895. – № 21. – С. 666–668.

25 http://infokam.su/n1365.html

26 Сведения и фотография из Википедии // http://ru.wikipedia.org/wiki



Смотрите также:
Сементовские и южный урал (вместо предисловия)
194.35kb.
1 стр.
Конкурса сочинений «В память поколений. Великая Отечественная война и Южный Урал» «И это все в меня запало…»
177.06kb.
1 стр.
Мальтиникова Н. П., Лебедева А. А., Г. Челябинск Приобщение дошкольников к традиционной семейной культуре основных народов, населяющих Южный Урал
62.43kb.
1 стр.
Василию Акимовичу Никифорову-Волгину посвящается Вместо предисловия сказка
2231.97kb.
36 стр.
Оглавление 3 вместо предисловия 4
617.38kb.
8 стр.
Исполнители: Подберезкин Алексей Иванович, доктор исторических наук; Стреляев Сергей Павлович, кандидат политических наук; Хохлов Олег Александрович; Ястребов Ярослав Иосифович. Содержани е вместо предисловия
2369.07kb.
11 стр.
Вместо предисловия
1625.51kb.
7 стр.
Города и поселения в VI — первой половине IX века
240.76kb.
1 стр.
Города и поселения Казахстана. Города и поселения в VI первой половине IX века
470.19kb.
2 стр.
Мужская версия
3281.51kb.
19 стр.
Южный филиал
1264.74kb.
9 стр.
Предисловия к первому и второму изданиям
6297.84kb.
44 стр.