Главная страница 1 ... страница 2страница 3страница 4страница 5страница 6

Глава 11. Защита.
Орей с интересом рассматривал небольшое круглой формы помещение, со стоящим посереди огромны зеркалом, в позолоченной раме. Юноша вздохнул. За сегодняшний день он понял, что слишком многого не видел в своей жизни. Его мир до этого дня был сужен до города, в котором ему довелось родиться и леса, где проводил все свое свободное время с возлюбленным. Внимательный взгляд Орея скользнул по комнате и остановился на кристалле, разместившемся напротив зеркала. Он был единственным источником света, излучая тусклое желтоватое сияние.

- Где это мы? – прошептал Орей. Ему почему-то не хотелось нарушать царившую здесь тишину, которая на удивление не давила, а лишь приносила приятное чувство расслабленности.

- Это ритуальный зал, – шепотом ответил Оксил. – Только здесь мы творим нашу магию. Конечно, можно было обойтись и без него, но в этом случае силы у нашего колдовства будет намного меньше.

Орей заворожено наблюдал за тем, как четыре сестры полукругом разместились у зеркала, при этом оставляя одно свободное место. Юноша предположил, что его должен был занять Оксил. Его догадка подтвердилась, когда Морея обернулась и с улыбкой произнесла:

- Тебе нужно отдельное приглашение, брат?

Мужчина, усмехнувшись, отрицательно покачал головой и, посмотрев на Орея, проговорил:

- Близко к нам не подходи. Встань у стены и не двигайся. Так для тебя будет безопаснее.

Юноша кивнул и выполнил просьбу возлюбленного. Тот тем временем занял свое место среди сестер. Они несколько минут смотрели в зеркало, а затем синхронно подняли руки и прикоснулись к его гладкой поверхности. Зачем им это? Не успел Орей об этом поразмыслить, как получил ответ на свой вопрос. По поверхности зеркал пробежала легкая рябь, что напомнило юноше легкие колебания воды в озере, и в нем появилось изображение.

Орей с удивлением смотрел на представшую перед ним картину. У леса с горящими факелами, которые в ночи казались мелкими оранжевыми точками, расположился отряд людей. Они о чем-то бурно спорили и изредка опасливо поглядывали на темные густые заросли, но из-за отсутствия звука не возможно было понять, о чем именно велся спор. Юноша только сейчас с удивлением отметил, что в отличие от его мира у дриад господствовал день. Надо же, как сильно разнилось время.

Внезапно картинка поменялась, и вот перед взором Орея предстали мэр города и хозяин магазина артефактов. Они по переменно что-то говорили собравшимся, а те в свою очередь внимательно их слушали, но затем снова разгорелся спор. Что они делают? Юноша не понимал их поведения.

- Почему они медлят? – спросил Оксил, разрывая царившую в помещении тишину, от чего Орей вздрогнул, выныривая из омута размышлений.

- Не знаю, Оксил? – отозвалась Крания. На ее хмуром лице читалось недоумение.

- Может они передумали? – с надеждой предположила Эгеру.

- Вряд ли, – скептически хмыкнула Морея.

- Скорее они не могут решить, кому принадлежит право первому поджечь лес, – уверено заявила Сика.

Крания, Эгеру, Морея и Оксил внимательно посмотрели на сестру. Ее слова не были лишены смысла. Вполне возможно она права.

Дриады снова повернулись к зеркалу и принялись внимательно наблюдать за спорящими людьми. Судя по яростному выражению лица мэра, тот в скором времени окончательно потеряет терпение и кинется поджигать лес. Этого они допустить не могли, следовательно, нужно срочно принимать меры и устанавливать защитный купол. Дриады решительно взялись за руки. Однако прежде чем они приступили, Оксил обернулся и с улыбкой посмотрел на возлюбленного.

- Чтобы не случилось, не вздумай и близко к нам приближаться. – Предупредил мужчина.

Орей нахмурился, но все же кивнул. Происходящее ему определенно не нравилось. Страх и волнение охватили сердце. А что если что-то пойдет не так и случится что-нибудь плохое? Сознание тут услужливо подкинуло картину мертвых тел дриад. Юноша, вздрогнув, встряхнул головой, пытаясь таким образом избавиться от неприятных мыслей. Все будет хорошо, беспокоиться не о чем. Его попытки успокоиться были жалкими, и он это признавал, но больше юноше на ум ничего не приходило.

- Все хорошо, – улыбнувшись, успокаивающе проговорил Оксил. – Для нас в этом нет ничего страшного и опасного. Сейчас ты увидишь истинную силу гаммадриады. До тебя этого не позволялось никому.

- Но так как ты теперь член нашей семьи, то должен знать и доверять нам, – продолжила Крания, когда Оксил замолчал.

Их слова успокоили юношу и он, неуверенно улыбнувшись, снова кивнул, давая тем самым понять, что полностью им доверяет. Оксил и Крания тут же отвернулись и, переглянувшись с сестрами, сосредоточили все свое внимание на изображении в зеркале.

Орей видел, как мэр, выхватив у одного из стоящих поблизости мужчин факел, целенаправленно устремился к лесу. Сика оказалась права. Они действительно спорили о праве первого.

- Начинаем! – громко скомандовал Оксил, закрывая глаза и чуть приподнимая голову вверх. Сестры последовали его примеру.

Орей с интересом наблюдал за действиями дриад, стараясь уловить мельчайшие изменения в обстановке, и когда ему уже стало казаться, что ничего не произойдет, он почувствовал, как волосы растрепал легкий порыв ветра, наполненный ароматом цветов. Юноша испугано замер, понимая, что его по определению здесь быть не должно, поскольку окон в этом дворце не имелось.

Орей напрягся, ощущая, как воздух в помещении завибрировал, становясь плотным. Казалось, протянешь руку и сможешь почувствовать каков он на ощупь. Юноша поежился. Чувствовать вокруг себя что-то плотное и невидимое было неприятно. Однако он мужественно держался, стараясь не обращать на это внимание. Юноша поежился, почувствовав, как в помещении резко похолодало. Орей вздохнул, и из его рта вырвалось облачко пара. Больше всего на свете ему хотелось оказаться как можно дальше от этого места. И если раньше ему хотелось посмотреть, как творят магию дриады, то теперь он не был уверен, что это хорошая идея. Может юноше стоило уйти? Орей направился было к выходу, но внезапно понял, что не может сдвинуться с места. Страх своей липкой рукой тут же сжал сердце, поднимая в душе волну паники, которая грозила вырваться из-под контроля, заставляя совершать опрометчивые поступки. Орей снова дернулся. Господи! Было страшно осознавать, что тело ему не подчиняется. К панике присоединилось отчаяние. Еще мгновение и он сорвется, принимаясь умолять о свободе.

- Я же сказал тебе не двигаться, Орей, – раздраженно бросил Оксил, не оборачиваясь.

Юноша с мольбой посмотрел на возлюбленного. Однако это не возымело действия, поскольку мужчина даже не увидел этого.

- Стой спокойно и не двигайся, – коротко приказал Оксил.

Орей молча повиновался. Приказной тон возлюбленного ему не понравился, но он промолчал, понимая, что Оксил заботился только о его безопасности.

Как только Орей перестал вырываться и пытаться уйти, невидимые путы, что сковывали его, не давая двигаться, исчезли. Похоже, удерживал его никто иной, как Оксил. Юноша гневно поглядел на мужчину, который в этот момент вместе со своими сестрами был предельно сосредоточен и внимательно смотрел на изображение в зеркале. В нем мэр города, в котором Орей вырос, приблизился к лесу и с самодовольной улыбкой опустил факел к траве. Пламя опалило ее, постепенно, разгораясь.

- Сейчас! – скомандовал Оксил.

Воздух в помещении внезапно накалился, нагреваясь и обжигая кожу Орея. Боли не было, но вот ощущение дискомфорта присутствовало. За ней последовала золотистая дымка, которая легким туманом окутала присутствующих, ослабляя жар, наполнивший комнату.

Орей словно завороженный рассматривал помещение. Он протянул руку, желая потрогать золотистую дымку, и разочарованно вздохнул, когда у него ничего не вышло. Волна тепла, счастья и покоя наполнили сердце. Орей, восхищенно вздохнув, прикрыл глаза. Ему было так хорошо и приятно, будто он находился в ласковых объятьях возлюбленного, нежась под легкими едва ощутимыми поцелуями. Именно такие юноша больше всего любил, поскольку они приносили успокоение и красноречивее слов говорили об испытываемых любовником чувствах.

Орей снова вздохнул и распахнул глаза, возвращаясь к реальности. Он не желал этого, но понимал, что если не сделает это, то пропустит самое интересное. Как оказалось, юноша успел во время, чтобы заметить очередное появление легкого ветерка. Он играючи пробежал по комнате, подхватил золотистую дымку, заставляя ее следовать за собой, выплясывая хоровод вокруг дриад и зеркала, чье изображение покрылось рябью, скрывая от их взора происходящее у леса.

Юноша с восхищением смотрел на это действо не в силах оторваться от столь впечатляющего зрелища. Казалось безумный хоровод, который с каждой секундой убыстрял свое движение, гипнотизировал, приковывая к себе внимание и не давая двинуться с места. Орей вздохнул и, с трудом отведя взор, поглядел на дриад. Те сосредоточено продолжали смотреть на зеркало, по которому пробегала легкая рябь, словно бы видели там что-то очень важное и интересное.

Внезапно ветер усилился и метнулся вверх, увлекая за собой золотистую дымку, а затем снова бросился вниз, устремившись к зеркалу. С силой ударив в стекло, он проник внутрь и рябь, пробегающая по его поверхности, тут же разгладилась. В зеркале снова появилось изображение, и присутствующие могли беспрепятственно наблюдать за тем, как золотистый вихрь, промчавшись по поляне, взметнув при этом зеленную траву, устремился к людям, набирая высоту. Пробежав над их головами и посеяв страх и панику, которая тут же охватила присутствующих, заставляя собравшихся, нервно друг от друга отшатнуться и ринуться от леса прочь.

Золотистый вихрь, миновав людей, устремился к лесу. Оказавшись над ним, он взмыл в небо и взорвался фейерверком разноцветных искр, которые дождем посыпались на лесную чащу, окутывая ее золотистым сеянием, от которого резало глаза, гася при этом успевшую разгореться траву. Когда яркий свет потух, перед оставшимися на поляне людьми предстал огромный защитный купол, переливающийся всеми оттенками зеленого. Померцав несколько минут, он исчез. Однако как только люди попытались приблизиться к лесу он, предупреждающе вспыхнув, снова появился, давая понять, чтобы они близко не подходили. Те, поняв намек, переглянулись и, развернувшись, зашагали к городу, возвращаясь в свои дома ни с чем. Единственные кто остался на поляне были мэр и Кирс – хозяин магазина артефактов. Они, все еще держа в руках горящие факелы, несколько минут о чем-то переговаривались, затем, подойдя к мерцающему зеленью защитному куполу и, протянув руки, коснулись его. Мужчины, словно ошпаренные, отскочили от кромки леса, при этом, уронив факелы, которые, коснувшись земли, тут же потухли и, что-то испуганно прокричав, ринулись в город.

Глупая попытка людей уничтожить дриад не увенчалась успехом. Установленный защитный купол не позволил совершить задуманное. Сегодня люди раз и навсегда поняли, что отныне вход в этот лес им закрыт.

Когда изображение в зеркале исчезло, Орей вздрогнул, с удивлением отмечая, как взволновано бьется сердце и напряжено тело. Все это время он неотрывно наблюдал за тем, что происходило на поляне, и внутренне радовался, когда у поджигателей ничего не получилось. В душе Орей их презирал. Ему было стыдно, что он родился человеком. Что такого сделали им дриады? Все их опасения не были подтверждены реальными фактами, так почему они решились на подобный шаг? Ответ на этот вопрос Орею был прекрасно известен. Страх – вот чем руководствовались люди, столкнувшись с непонятной ситуацией. Так было и будет всегда. Этого, к сожалению не изменить.

Юноша едва заметно улыбнулся, когда дриады, разжав руки, обессилено повалились на пол, при этом блаженно прикрыв глаза. Они были усталыми, но очень довольными. Задуманное удалось им на славу, впрочем, чтобы убедиться в этом, достаточно увидеть то, что случилось несколько минут назад.

- Ох! В какой-то момент мне показалось, что мы не успеем или хуже того – у нас ничего не получится, – облегченно вздохнув, заговорила Крания.

- И не говори, – промолвила Эгеру, устало потягиваясь и разминая затекшие ноги.

- Я с вами полностью согласна. – Довольно улыбаясь, вступила в разговор Морея.

- А я была уверена, что у нас все получится, поэтому не боялась, – ухмыльнулась Сика, чем вызвала смешок со стороны Оксила.

- Что?! - возмутилась она, раздраженно поглядев на брата.

- Ты ври, да не завирайся. Тебе прекрасно известно, что при использовании магии мы можем ощущать эмоции друг друга. Так что ты для нас словно открытая книга, впрочем, как и мы для тебя.

- Не правда, – возразила Сика, обижено надув губы. – В глубине души я и вправду была уверена, что у нас все получится.

Орей улыбнулся. Их перепалка была такой забавной. Несколько минут он изучал вальяжно развалившихся на полу дриад, затем решился приблизиться, здраво рассудив, что теперь, когда все закончилось это вполне можно сделать.

- Что это было? – приблизившись к ним, поинтересовался юноша, который впрочем, не нуждался в ответе, поскольку сам уже обо всем догадался.

Оксил посмотрел на Орея и улыбнулся. Мужчина был рад, что произошедшее не сильно напугало возлюбленного, ведь в этом случае ему пришлось бы потратить много времени на то, чтобы его успокоить. Конечно, он был не против этого. Тем более что этот процесс мог быть очень приятным, просто ему не хотелось видеть юношу расстроенным.

- Мы установили защитный купол над лесом, который никому не позволит приблизиться к нашим владениям. Так что теперь ни люди, ни дриады не будут пересекаться. – Ответила вместо Оксила Морея и довольно улыбнулась, не обратив внимание на то, как побледнел, а затем и помрачнел юноша. Зато это заметил мужчина и тут же поинтересовался, не понимая причины столь резкой перемены настроения:

- Что-то не так, Орей?

Тот отрицательно покачал головой.

- Нет, все нормально, – тихо ответил юноша.

- Не лги мне, Орея. Я же вижу, что что-то не так. Говори правду, – последние слова прозвучали, как приказ и человек с удивлением обнаружил, что не может ему сопротивляться.

- Я больше не смогу вернуться к людям? – спросил Орея.

Оксил нахмурившись, резко приподнялся и быстро встал. Его сестры не удосужились последовать его примеру. Они, лишь синхронно перевернувшись на животы, принялись с интересом наблюдать за происходящим, не мешая двум влюбленным, которые, по их мнению, вели себя как два идиота.

- А ты хочешь к ним вернуться? – вопросом на вопрос ответил Оксил, чувствуя, как сердце сжимает боль. Мужчина, конечно, понимал, что юноша рано или поздно захочет побыть со своими сородичами, но он и не предполагал, что это случить так скоро. А может, Орея и вовсе не собирался оставаться вместе с ним? Оксил даже не потрудился об этом поинтересоваться. Мужчина вздохнул. К чему жалеть об упущенной возможности. Если Орей захочет вернуться в свой мир, то ему будет очень больно, ведь он уже привык к этому маленькому человечку. Более того, Оксил давно понял, что между ними возникло нечто большее, чем влечение и легкая привязанность.

- Мне бы хотелось, – ответил Орей.

Внутри мужчины все похолодело. Оксил напрягся, стараясь не выдать своих эмоций, но, судя по удивленному выражению лица юноши, у него не очень хорошо получалось. Сам же Орей не понимал причины такой реакции возлюбленного и тщательно анализировал то, что они друг другу только что сказали. Догадка озарила мгновенно. Господи! Как он мог об этом подумать? Ответ не заставил себя ждать. Они о подобном никогда не говорили. Более того, даже не задумывались об этом, просто плывя по течению и позволяя судьбе все взять в свои руки. Однако теперь юноша понимал, что они должны раз и навсегда в этом разобраться.

- Ты не правильно меня понял, Оксил, – проговорил юноша, немного смущаясь внимательных взглядов сестер, которых, казалось, весьма забавляла сложившаяся ситуация.

- Тогда объясни мне, – холодно попросил мужчина.

Орей вздохнул. Как же тяжело было правильно объяснить.

- Дело не в том, что я хочу вернуться назад, а...

- В чем же? – перебил его Оксил. Голос мужчины взволнованно дрожал, а в глазах искрилась радость. Орей не собирался от него уходить, а остальное ему было не важно.

- Если ты не будешь меня перебивать, то я все объясню, – раздраженно бросил юноша, чем вызвал смех у сестер. Однако гневный взгляд брата тут же заставил их замолчать и не мешать.

- Хорошо говори. Я тебя внимательно слушаю, – милостиво разрешил мужчина.

Орей кивнув, снова вздохнул, собираясь с силами и взывая ко всей имеющейся у него храбрости. Черт! Как же трудно! Орей не хотел навязываться, но прекрасно понимал, что если не поступиться своими принципами и гордостью, то впоследствии об этом можно пожалеть.

- Видишь ли, говоря о своем возвращении назад, я имел ввиду то, что мне бы хотелось повидаться с родителями. Более того, они желают с тобой познакомиться и взяли с меня обещание привести тебя к ним. Поверь, мне очень хочется остаться с тобой, если ты конечно не против. – Сбивчиво объяснил юноша, которому было очень неловко. К тому же он сильно нервничал и боялся быть отвергнутым.

Оксил радостно улыбнулся и, обняв Орея, произнес:

- Ну, конечно же, не против. Я желаю этого с того момента, как увидел маленького мальчишку поливающего небольшое деревце. Он не знал, что этого не требуется, ведь все необходимое оно получает от природы. Но уверен даже если бы ему было об этом известно, то мальчишка поступил бы точно также. Его душа так чиста и добра, что привлекла к себе внимание старой развратной дриады. Мне было интересно, как долго продлиться его любовь к лесу, и был приятно удивлен, когда понял, что она очень глубока, словно в нем жила меленька дриада. С тех самых пор я заинтересовался этим мальчонкой и стал за ним приглядывать. Никогда ранее мне не доводилось видеть подобных ему. Я наблюдал за тем, как он рос, превращаясь в привлекательного юношу, которого незаметно для себя полюбил. Мы дриады не верим в это чувство. Для нас главное семья, складывающаяся из взаимного понимания и уважения. Удивительно, правда?

- О да, братец, это очень удивительно, – усмехнувшись, согласилась с ним Сика, за что заработала гневный взгляд Оксила. Хихикнув, она не обратила на это внимание, продолжая наблюдать за влюбленными.

Орей замер в объятьях мужчины. Все казалось ему каким-то странным, но, тем не менее, счастливым сном. Юноша немного отстранился от дриады и пристально посмотрел в его изумрудные глаза.

- Каждый раз, приходя в лес, я чувствовал, что за мной кто-то наблюдает. Неужели это был ты? – проговорил Орей не в силах поверить услышанному.

Факт того, что за ним кто-то наблюдал не вызвал абсолютно никаких эмоций. В конце концов, дриады были хозяевами леса, а он незваным гостем, поэтому они могли делать все, что им заблагорассудиться. Ему еще повезло, что те не выгнали его, позволяя спокойно шататься по своему дому. Орея удивляло лишь то, что ему удалось привлечь стол пристальное внимание Оксила, ведь он был обычным юношей ничем не отличающимся от остальных людей. Что в нем такого особенного?

- Ты очень особенный, Орей, – улыбнувшись, произнес Оксил, словно читая его мысли. – Если бы это было не так, то ты не стал бы ухаживать за деревом, которое в этом не нуждалось. Мы всегда уважали любовь к природе и платили благодарностью за заботу.

- Благодарностью? - переспросил юноша, не совсем понимая смысла сказанного.

- Да. – Кивнул Оксил. – Нашей благодарностью было разрешение посещать лес.

Орей кивнул. Оксил довольно улыбнулся и, притянув того к себе, захватил его губы в плен. Сестры радостно зааплодировали, выражая тем самым свое одобрение.

- Я рад, что ты решил остаться вместе со мной, в противном случае мне бы пришлось превратиться в человека и последовать в мир людей за тобой. В любом случае покоя тебе бы не дал. – Ухмыльнувшись, произнес Оксил, прервав поцелуй.

Орей немного смутился, увидев улыбающихся сестер. Он и забыл, что помимо них в помещение присутствуют еще четыре дриады.

- А что насчет моих родителей? Я еще смогу их увидеть? – спросил Орей, решив не обращать на посторонних наблюдателей внимание.

- Конечно, увидишь. Защитный купол никак на это не повлияет. Говоря, что ни дриады, ни люди не будут больше пересекаться, Морея имела ввиду то, что жители твоего мира нас больше не увидят. Однако это вовсе не означает, что мы не сможем, приняв человеческий облик, заявиться к ним в город. К тому же мои сестры могут в любой момент снять защитный купол, если конечно пожелают, – улыбнулся Оксил. – Я буду очень рад познакомиться с твоими родителями. Только давай сначала подождем, пока вся это шумиха не утихнет, а уж потом нанесем им визит. В конце концов, у нас впереди еще долгая жизнь и мы все успеем.

Если бы все было так просто. Юноша грустно вздохнул. Продолжительность жизни у людей была не такой уж и большой в отличие от дриад. Его это нисколько не расстраивало и не беспокоило, а вот как к этому отнесется возлюбленный, Орей не знал. Но почему-то его это не волновало. Дриадам прекрасно известно, что человеческая раса не относилась к числу долгожителей, значит Оксила это тоже не заботило.

- Что случилось? – спросил Оксил

- Боюсь, моя жизнь не будет столь долгой как твоя. – Улыбнувшись, пояснил Орей и прижался к мужчине ближе.

Оксил хмыкнул. Его поддержали усмешки сестер, которые вели себя тихо, словно мыши и старались им не мешать.

- Не думаю, что это важно, – сказал мужчина, отстранившись от юноши. Орей с удивлением отметил, что тот самодовольно ухмыляется, словно знал что-то такое, что не было известно ему самому.

- Тем более ты будешь жить намного дольше, нежели обычный представитель человеческой расы. Ну, приблизительно столько же, сколько и я. – Добавил Оксил, видя заинтересованный взгляд юноши.

Глаза Орея удивленно распахнулись.

- О чем это ты? – нетерпеливо поинтересовался юноша.

Оксил усмехнулся.

- Видишь ли, Орей, в тот момент, когда мы были... хм... близки, моя магия привязала тебя ко мне, связывая нас особыми узами. Вы люди называете это браком. Для дриад же этот союз называется партнерством. Как только мы находим подходящую нам кандидатуру, то тут же стремимся создать семью. Это заложено в нас природой, так сказать, своеобразный инстинкт.

Орей прищурился.

- И когда ты собирался мне об этом рассказать?

- Ну, как только мы бы уладили все проблемы. Как видишь, именно это я и сделал.

Юноша молчал. Он не был зол на возлюбленного, просто все эти недомолвки и тайны его сильно раздражали. Орей их никогда не любил и предпочитал всегда говорить правду и ничего не скрывать.

- Так вот почему твое дерево меня сразу же приняло. Раньше оно отказывалось, поскольку мы не были связаны узами?

Оксил облегченно вздохнув, кивнул. Мужчина был рад, что юноша на него не обижен.

- Я очень его просил, но оно, ни в какую. Мол, сначала женись, а потом уже приводи в дом.

Орей улыбнулся.

- Так уж и быть на первый раз прощаю. Но в будущем прошу все мне говорить. Не люблю я секреты. Надеюсь, их у тебя больше нет?

Оксил отрицательно покачал головой и, видя, что юноша ему не особо поверил, решил добавить:

- Клянусь.

Несколько минут Орей подозрительно смотрел на него, затем кивнул, давая понять, что принимает его клятву и верит ему. Оксил счастливо улыбнулся и слегка коснулся своими губами губ юноши, даря ему нежный едва ощутимый поцелуй.

- Прекрасно, – заговорила Крания, вырывая их из омута удовольствия.

Оксил и Орей оторвались друг от друга и удивленно посмотрели на дриад, которые уже успели подняться с пола и окружить их.

- Раз вы решили все разногласия, – тем временем продолжила Крания, – то я думаю, тебе стоит посторониться, братец, и дать нам возможность поприветствовать нового члена семьи.

Как только она произнесла эти слова, ее сестры приблизились к Оксилу и мягко оттолкнули от юноши, тут же заключив последнего в кольцо из объятий. Тот немного растерялся, но возражать не стал.

- Добро пожаловать в семью, Орей, – улыбаясь хором, проговорили они.

- Конечно, нужно было сделать это раньше, но, увы, не было времени, – сказала Крания. Сестры были немного смущены из-за этого. Однако их оправдывало то, что они были заняты довольно таки серьезной проблемой.

- Спасибо, - поблагодарил Орей, при этом, пытаясь вырваться из объятий сестер. Ему, конечно, было очень приятно, но все же больше всего ему сейчас хотелось быть с возлюбленным. Словно бы прочитав его мысли дриады, отпустили юношу, и он оказался прижатым к груди Оксила.

Улыбнувшись, Орей взглянул на мужчину. Он был самым счастливым человеком на свете. У него теперь была новая любящая семьи и человек, к которому юноша испытывал глубокие чувства. Что касается его родителей, то Орей был уверен в скорой встрече. Что еще нужно для счастья?

- Люблю, – тихо шепнул Орей, потеревшись щекой о голую грудь мужчины. Тот, улыбнувшись, поцеловал юношу в макушку. Оксил прекрасно знал о чувствах Орея, но услышать об этом из его уст было намного приятнее. К тому же эти слова развеяли последние остатки сомнения, которые все еще терзали душу дриады.

- Хватит уже миловаться, – прервала их Сика. – Пойдемте лучше что-нибудь поедим. После всех этих ритуалов у меня просыпается зверский аппетит.

Оксил и Орей переглянувшись, с улыбкой на устах согласно кивнули. Крания, Морея и Эгеру рассмеялись.

- Идемте, а то Сика нам не даст покоя, – отсмеявшись, проговорила Морея и направилась за сестрой, которая уже целенаправленно двигалась к выходу. Остальным не оставалось ничего иного как последовать за ними.



<< предыдущая страница   следующая страница >>

Смотрите также:
Счастливое детство
982.75kb.
6 стр.
Конкурс детского рисунка на асфальте «За счастливое детство!» Приложение пришкольные лагеря
174.52kb.
1 стр.
Ясли: плюсы и минусы «Счастливое детство, счастливый ребенок»
60.2kb.
1 стр.
Конкурса «литературная премия «легкокрылый пегас»
479.35kb.
3 стр.
Сочинение на тему «Вспомним детство золотое» будет готово. Игра-рассказ «Вспомним детство золотое»
75.57kb.
1 стр.
«Семья и школа: детство без жестокости и насилия». На собрании присутствовало 83 человека
15.35kb.
1 стр.
Дети войны. Посвящается 65-летию победы в Великой Отечественной войне
73.85kb.
1 стр.
Ветлицына Ирина Михайловна, ведущий научный сотрудник ниц информкультура Российской государственной библиотеки Обсерватория культуры
63.62kb.
1 стр.
Литература Н. Г. Гарин Михайловский «Детство Темы»
72.17kb.
1 стр.
I. детство как предмет психологического исследования
4972.09kb.
36 стр.
Детство будущего революционера Первые революционные кружки. Первая ссылка
372.33kb.
3 стр.
Дошкольное детство
19.49kb.
1 стр.