Главная страница 1страница 2страница 3
Иванова Н.А. Леонид Михайлович Иванов и его детище // Иванов Леонид Михайлович: Личность и научное наследие историка. Сборник статей к 100-летию со дня рождения. М.: РОССПЭН, 2009. С. 59-91.

Н

.А.Иванова

Леонид Михайлович Иванов
и его детище

Обращение к личности и деятельности Л.М.Иванова вызвано не только стремлением его учеников и коллег воздать должное ему накануне 100летнего юбилея со дня рождения. Судьба и творческий путь крупного ученого и организатора науки высвечивают важный период в развитии советской исторической науки – конца 40-х – начала 70-х гг. XX столетия, позволяют с современных позиций взглянуть на достижения и слабые стороны историографии тех лет, оценить влияние заложенных тогда основ на последующее развитие научных исследований1.

Леонид Михайлович Иванов принадлежал к тому поколению советских ученых, которые вышли из низов, из простолюдинов, и это проявлялось в их облике, сказывалось на их поведении на протяжении всей жизни. Вместе с тем предоставившаяся при советской власти возможность получить высшее образование, трудолюбие и природный ум, позволили им подняться выше своих, как правило крестьянствующих родителей, на стезю творческой деятельности, добиться немалых успехов в науке.

Л.М. Иванов родился 8 ноября 1909 г. в г. Петербурге. В 1911 г. семья пере- ехала в г. Кострому. Отец Иванова был портным-кустарем, затем работал закройщиком в мастерских. В волжских городах Центральной России прошли детство и юность Леонида Михайловича. Окончив среднюю школу в Костроме, в 1929 г. он поступил на историко-экономическое отделение Ярославского пединститута. Уже со второго курса начал работать в ряде техникумов, а в 1932 г. после окончания института переехал в г. Иваново, где стал преподавателем в вечерней совпартшколе. Однако уже в следующем году Иванов поступил в аспирантуру Исторического музея г. Москвы, которую окончил в 1936 г. В 1936–1937 гг. работал экскурсоводом в Музее революции, а осенью 1937 г. был принят младшим научным сотрудником в Институт истории АН СССР. С 1926 г. по 1939 г. Иванов являлся членом ВЛКСМ, вел активную общественную работу – был редактором стенгазеты, секретарем бюро ВЛКСМ, пропагандистом.

В 1941 г., с началом Великой Отечественной войны, ушел добровольцем на фронт – сначала рядовым в ополчение и батальон истребителей г. Москвы, а с января 1942 г. находился в действующей армии на Калининском фронте. В армии в декабре 1941 г. Иванов вступил в ряды КПСС (кандидатом в члены партии он стал еще в Институте истории), а весной 1942 г. был назначен агитатором полка и получил первое командирское звание – младший политрук. В 1943 г. был ранен и де- мобилизован из армии в звании капитана. За участие в войне в 1943 г. был награжден медалью «За отвагу», а в 1945 г. орденом «Знак почета».

В 1943 г. Леонид Михайлович вернулся на работу в Институт истории и стал ученым секретарем Института, которым оставался до осени 1946г. В 1946-1948гг. по распоряжению руководящих органов он являлся заместителем директора Института истории АН Украинской ССР, что потребовало переезда в Киев. Одновременно Иванов оставался теперь уже старшим научным сотрудником Института истории АН СССР.

В 1951 г. решением дирекции Института Л. М. Иванов был назначен временно исполняющим обязанности заведующего сектором истории СССР XIX – начала XX в., а в 1958 г. стал заведующим сектором истории СССР периода капитализма. В 1968 г. Институт истории был разделен на два Института: Институт всеобщей истории и Институт истории СССР. В следующем году Иванов был переизбран на должность заведующего на новый срок и оставался на этом посту вплоть до своей кончины 10 января 1972 г.2

В последнее двадцатилетие жизни в наибольшей степени раскрылись недюжинные исследовательские и организаторские способности Л. М. Иванова. Его руководство большим коллективом ученых и научные труды, органически связанные с деятельностью сектора истории капитализма и потребностями развития науки, стали подлинным детищем ученого, делом всей его жизни, в которое он вложил не только свой ум и талант, но и свою душу.

Свои занятия наукой Л. М. Иванов начал с изучения российского крестьянства. В 1939 г. он защитил диссертацию на степень кандидата исторических наук на тему «Государственные крестьяне Московской губернии и реформа Киселева», а в 1945 г. напечатал большую статью на эту тему.3 Когда в следующем году вышел I том капитальной монографии Н. М. Дружинина о реформе П. Д. Киселева, Иванов опубликовал на него рецензию4, которая свидетельствовала о широких познаниях Леонида Михайловича по данной проблеме.

Актуальность избранной темы обуславливалась слабой изученностью тогда государственных крестьян, по численности лишь немного уступавших крестьянам помещичьим. Кроме того оба исследователя признавали существование органической связи между реформой Киселева 1837 – 1841 гг. и крестьянской реформой 1861 г.: первая использовалась для решения крестьянского вопроса в России в целом. Особенность исследования Иванова заключалась в том, что оно содержало рассмотрение общих вопросов, касающихся сущности реформы Киселева, но основное внимание уделялось реализации реформы на примере государственных крестьян Московской губернии. Большой материал об этом был почерпнут автором из фондов Государственного исторического архива г. Москвы.

Изучив законодательство, Иванов пришел к выводу, что главной задачей ре- формы Киселева было упорядочение управления государственными крестьянами путем изъятия их из ведения Министерства финансов и казенных палат и создания особого аппарата – Министерства государственных имуществ, окружных управлений и сельских обществ. Касаясь остающегося дискуссионным до сих пор вопроса о соотношении крестьянской общины и сельского общества, Л.М. Иванов, опираясь на официальные документы, давал на него вполне ясный ответ: «Образование сельских обществ, – писал он, – не задевало деревенскую общину и пре- следовало только цели удобства управления». Сельское общество представляло собой «основную единицу, на которой обеспечивается исполнение административных и хозяйственных распоряжений правительства»5. При этом вновь созданные низшие крестьянские органы в лице сельских и волостных управлений, формально избираемые крестьянами, были подотчетны не крестьянскому миру, а аппарату министерства. Вместе с тем Иванов не соглашался с Дружининым в том, что крестьянская община, за исключением северных районов, накануне реформы Киселева изжила себя, превратилась в орудие богатеев и уездных чиновников. Леонид Михайлович отмечал живучесть общины, которая сохранилась вплоть до Октябрьской революции 1917 г. Это, как известно, было подтверждено последующими исследованиями, в частности монографией П. Н. Зырянова об общине.

Представляет интерес и замечание Иванова о том, что земля и сами крестьяне по реформе Киселева считались «государственным имуществом», но вместе с тем в законодательных актах и официальных документах государственные крестьяне именовались «свободным сословием» (так их определял и Дружинин). Признавая подчиненность крестьян государству как неполноправного сословия, Иванов вместе с тем видел их отличие от крепостных в отсутствии личной зависимости одному лицу. Кроме того он разделял мысль Дружинина о том, что способы феодальной эксплуатации на казенных и частновладельческих землях были далеко не одинаковы. Здесь крылось одно из объяснений существовавших отличий между крепостным и сословным правом, смешение которых нередко встречается в современной литературе.

Однако Иванов не считал возможным, как это делал Дружинин, систему эксплуатации в государственной деревне определять как «государственный феодализм», ссылаясь на В. И. Ленина, который, по мнению Леонида Михайловича, при- давал этому термину «условный характер»6. Между тем известно, что дальнейшее изучение государственного капитализма в России и в теоретическом, и в конкретно-историческом плане получило большое развитие.

Решение земельного вопроса по реформе Киселева основывалось, как писал Иванов, на признании государственной собственности на землю, вековой системы общинного пользования землей, на том, что как считали законодатели, не следует «укоренять мысль о собственности земли у крестьян»7. Отсюда задача укрепления общины, настороженное отношение к подворному землевладению крестьян, вы- движение на первый план в ходе реформы фискальной стороны вопроса. Связывая предусмотренное реформой переложение подати с душ на землю и установление промыслового налога с нарождением буржуазных отношений, а затем анализируя конкретные факты решения земельного вопроса у крестьян Московской губернии, Иванов пришел к выводу, что хотя проникновение капитализма в казенную деревню имело место, оно было незначительным. «Замкнутое, полунатуральное крестьянское хозяйство дореформенного периода направлено в первую очередь на удовлетворение собственных потребностей»8, – писал он. Показывая, что элементы разложения государственных крестьян на зажиточных и бедных появились раньше, чем у других категорий крестьян, Иванов считал, что преувеличивать их, как это делал Дружинин, нет оснований9. Как известно, вопрос о степени развития капитализма в сельском хозяйстве России являлся одним из самых дискуссионных в советской и постсоветской историографии. К выводу о неправомерности завышения буржуазного развития в дореволюционной деревне приходит сейчас все больше ученых.

Со второй половины 40-х годов появляются работы, которые свидетельствуют об обращении Иванова к новой исследовательской теме – о революции 1905 – 1907 гг. на Украине. Однако автору пришлось на некоторое время от нее отвлечься, как это нередко бывало в советский период в случаях привлечения ученых к написанию коллективных трудов. В подготовленных в Институте истории АН СССР к обсуждению (1952 г.) материалах 2-ой части «Истории СССР (1856 – 1894)», которая была посвящена народам России, Л. М. Иванову принадлежала глава «Европейский Север». Получив сверху вполне определенный социальный заказ – показать объективно-прогрессивные последствия включения народов в состав России, ведущую роль русского пролетариата в их совместной революционной борьбе с царизмом и капиталистическим строем, значение передовой русской культуры в развитии культуры отдельных народов – авторы труда выполнили его по мере своего понимания проблемы, своих сил и возможностей. Иванов, использовав широкий круг опубликованных источников и дореволюционной литературы (советская историография проблемы практически отсутствовала), предпринял всесторонний анализ истории народов Севера. Он показал национальный состав населения в северных губерниях, особенности проведения здесь крестьянской реформы, главным образом среди составлявших большинство государственных крестьян, а также мастеровых Олонецких, Кажимских горных заводов и др., борьбу крестьян в связи с реформой. В работе выявлены черты капиталистического развития у различных народов при одновременном сохранении у них родовых и феодальных отношений.

Характеристика Севера как колонии содержит рассмотрение эксплуатации его самодержавным государством, русскими и иностранными предпринимателями. Специальный раздел посвящен культурному развитию северных народов, воздействию на него передовой русской культуры.

С начала 50-х годов история буржуазно-демократической революции на Украине становится главной исследовательской темой ученого. Надвигался 50-летний юбилей революции, изучение ее истории в то время находилось практически на начальной стадии; работа в Киеве, сохранившиеся научные связи и знакомство с местными архивами видимо тоже подтолкнули к выбору темы. Круг рассматриваемых Ивановым вопросов постепенно расширялся. Публикуются его статьи об украинской прессе, о роли пролетариата в интернациональном сплочении украинского и русского народов, о борьбе моряков торгового флота Одессы в 1905 –1906 гг., об Октябрьской политической стачке на Украине, о массовом движении горнозаводских рабочих Донбасса летом 1906 г.10 Органической составной частью исследования были рецензии Иванова на коллективные и индивидуальные труды по теме и сборники документов. Они являлись способом историографического осмысления проблемы, свидетельствовали о критическом складе ума автора. По мере расширения проблематики увеличивался и корпус используемых источников. В их числе оказались материалы центральных и украинских архивов, дореволюционная статистика, не только касавшаяся украинских губерний, но и общероссийская, пресса различных политических направлений, начавшие выходить сборники документов о рабочем движении и революции 1905 г.

В 1955 г. в сборнике «Революция 1905–1907 гг. в национальных районах России» была напечатана статья Леонида Михайловича «Революция 1905–1907 гг. на Украине». По существу она представляла собой монографию не только по объему (свыше 8 п. л.), но и по широте поставленных проблем, приведенного фактического материала и его систематизации. Работа состояла из пяти разделов, аналогичных главам: 1. Украина накануне революции 1905–1907 гг.; 2. Начало революции на Украине; 3. Подъем революции. Всеобщая октябрьская политическая стачка; 4. Образование Советов рабочих депутатов. Вооруженное восстание на Украине; 5. Революционное движение на Украине в 1906–1907 гг. Эта статья являлась сокращенным вариантом представленной Ивановым монографии объемом 52 п.л., которая была защищена им в 1956 г. в качестве докторской диссертации.

В основе исследования Иванова, как и других советских историков того времени, лежала марксистская концепция классовой борьбы и революционного движения в России. Она включала положения о руководящей роли русского пролетариата, о братском союзе его с рабочими Украины, абсолютизировалось значение деятельности РСДРП и прежде всего большевиков, негативно оценивались меньшевистские, буржуазно-либеральные и националистические движения. Господствующим оставался тезис о двух политических лагерях в революции. Одновременно введение в научный оборот всё более широкого круга источников становилось одним из способов преодоления схематизма. В числе наблюдений Иванова, оказавшихся перспективными для дальнейших научных исследований, можно назвать изучение предпосылок революции на Украине и в связи с ними выявление специфики развития промышленности и рабочего класса юга России по сравнению с другими регионами. «Чисто капиталистическая промышленность юга России, – писал Иванов, – при своем возникновении не знала ни сословности, ни национальности, ни замкнутости определенного населения, ни сложившихся еще при крепостничестве условий рабочего быта». «Создание за короткий срок многочисленной армии пролетариата, прежде всего в горнозаводской промышленности, большая доля русских рабочих в ведущих отраслях производства, высокая концентрация пролетариата по крупным заводам и фабрикам – таковы основные особенности формирования украинского рабочего класса»11 . Использование наряду с украинскими источников общероссийского плана – Сводов отчетов фабричных инспекторов, Сборников статистических сведений о горнозаводской промышленности России, материалов переписи населения 1897 г., Ежегодников Министерства финансов и др. – позволило поставить осмысление региональных особенностей различных отрядов рабочего класса России на прочную источниковую основу.

В то же время Иванов показывал, что Украина оставалась аграрным районом, где сельское население преобладало над городским, где современные формы организации производства переплетались с отсталыми, крупнейшие латифундии соседствовали с мелкими и мельчайшими хозяйствами, земельная теснота сочеталась с ростом цен на землю и арендных цен. Местная национальная буржуазия преобладала в основном в сельском хозяйстве, в мелкой пищевой и обрабатывающей промышленности. Напротив, большая часть крупной промышленности находилась в руках не национальной, а русской и иностранной буржуазии, городское население в заводских районах (Донбасс, Криворожье и др.) также состояло в основном из русских, в то время как в деревне преобладали украинцы.

Специфика социально-экономического развития, национальная политика самодержавия обусловили, как показал Иванов, особенности революционного движения на Украине, в котором существенное место занимал, в частности, национальный вопрос. Не случайно он рассматривал позицию по национальному и другим вопросам различных революционных, оппозиционных, националистических партий и организаций, видных украинских и русских деятелей культуры. Вместе с тем, Иванов подчеркивал наличие общности истории русского и украинского народов, единство экономического пространства Российской империи, интернациональный состав рабочего класса и других слоев населения. В силу этого рабочее и крестьянское движение на Украине накануне и в период революции 1905–1907 гг. представляло собой неотъемлемую часть общероссийского освободительного движения. Поэтому переключение на общероссийскую проблематику являлось логически обоснованным, следующим шагом ученого.

В учебнике по истории СССР для ВУЗов, вышедшем двумя изданиями в 1959, а затем 1965 г.12, Иванову принадлежала глава о предпосылках революции 1905– 1907гг. в России. Еще раньше, в октябре 1955 г. на расширенном заседании Ученого совета Института истории АН СССР, посвященном 50-летию революции 1905–1907 гг., Л. М. Иванов выступил с докладом «Всероссийская октябрьская политическая стачка и Советы рабочих депутатов»13. Доклад основывался на немногих опубликованных работах об этом важном событии революции и вышедшем в 1955 г. сборнике документов «Всероссийская политическая стачка в октябре 1905 г.» из многотомной серии, готовившейся в секторе истории капитализма. Доклад носил в целом общий и традиционный по тому времени характер, освещая в основном ход стачки. В то же время Иванов отмечал, что в литературе уделяется недостаточно внимания расстановке классовых сил в связи с вопросом о Булыгинской думе, т.е. октябрьской стачке как определенному этапу революции. Эта стачка, говорил докладчик, происходила в условиях, когда, с одной стороны, в стране нарастало массовое народное движение, во главе которого выступал пролетариат, а с другой – самодержавие в союзе с либеральной буржуазией пыталось прервать развитие революции, перевести ее на конституционно-монархический путь.

Через 14 лет Леонид Михайлович опубликовал большую статью «Бойкот булыгинской Думы и стачка в октябре 1905 г. (К вопросу о расстановке борющихся сил)»14, в которой решался заинтересовавший его вопрос. Эта статья, говорившая о быстром творческом росте автора, эволюции его взглядов, не потеряла своего научного значения до наших дней, несмотря на огромное количество литературы о революции 1905 г., вышедшей с тех пор.

После XX съезда КПСС, состоявшегося в 1956 г., развернулась борьба с культом личности, начетничеством и догматизмом, началась деидеологизация исторической науки. Либерализация политической и общественной жизни в 60-е годы способствовала повышению научного уровня исследований. В статье Иванова поражает обилие использованных источников. В их числе архивные и опубликованные документы, исходящие от большевиков и меньшевиков, эсеров и либералов, национальных социал-демократических и буржуазных партий – протоколы съездов и других заседаний, пресса, листовки, воспоминания, переписка и т.д. Изучены приговоры крестьян, документы, касающиеся правительственного лагеря, широко представлена также дореволюционная литература.

Большая часть статьи посвящена борьбе политических сил по вопросу о булыгинской Думе. Как никто другой Иванов нарисовал широкий фронт антисамодержавной борьбы, сложившийся в ходе бойкота Думы и всероссийской октябрьской стачки, показал расстановку не только революционных и контрреволюционных, но и оппозиционных сил, выявил точки соприкосновения и расхождения социалистических и либеральных партий и организаций, уделил большое внимание деятельности профессионально-политических союзов интеллигенции и служащих и объединяющего их Союза Союзов, рассмотрел позицию крестьян. Сделанный им итоговый вывод свидетельствует о том, что Иванов вплотную подошел к мысли о трех политических лагерях в революции. «Помещики, – писал он, – выступали за Думу, чтобы использовать ее как инструмент подавления революции и сохранения самодержавия; либеральная буржуазия тоже была за Думу, но чтобы ограничить самодержавие и тем самым остановить революцию; пролетариат был против Думы, чтобы довести революцию до победного конца и низвергнуть самодержавие»15. Во второй части статьи, посвященной ходу стачки, подробно рассмотрены не только выступления пролетариата, но и городских слоев – интеллигенции, служащих, студенчества и их демократических организаций. Даже либералы поддерживали стачку, хотя и отстаивали ее мирный характер.

Изучение большой научной проблемы всегда дает выходы на более частные темы. Для Иванова такой темой, позволившей создать очередное исследование монографического типа, стала история землевладения и способов ведения помещичьего хозяйства на Украине в конце XIX – начале XX в., связанная с предпосылками революции 1905 г. Объем статей «Распределение землевладения на Украине накануне революции 1905–1907 гг.» и «О капиталистической и отработочной системах в сельском хозяйстве помещиков на Украине в конце XIX в.»16 составил в общей сложности около 8 п.л. Он увеличивался за счет многочисленных основательных таблиц – только в первой из упомянутых работ их 16, причем три представляют собой вклеенные трехстраничные таблицы. Использованные источники, на этот раз главным образом статистические – статистика землевладения 1905 г., составленная статистическим комитетом МВД, сведения по губерниям, земские подворные переписи, материалы Дворянского земельного банка и др., – позволили автору рассмотреть основные вопросы в динамике с 1877 по 1905г. и сопоставить украинские губернии между собой и с Европейской Россией. Хотя указанные статистические материалы изучались исследователями до Иванова и после него, использованная им методика их анализа остается основательной и пригодной для дальнейшего исследования проблемы, а основные выводы полвека спустя не устарели.

По данным статистики землевладения ученый показал соотношение частновладельческой, надельной крестьянской и государственной земли, динамику распределения земли по этим разрядам, районам и губерниям. Рассмотрен вопрос о распределении надельной земли по отдельным группам крестьян, исходя из их состоятельности, показано уменьшение среднего размера на двор с 1877 по 1905 г., связь этого процесса с более интенсивным и медленным развитием капитализма в деревне. Прослежены различия в общинном и подворном владении землей у помещичьих и государственных крестьян. Распределение частновладельческой земли представлено по сословиям, показано сокращение дворянского землевладения, все большее вовлечение крестьян в операции с землей. Автор однако пришел к выводу, что в основном крестьянские покупки земли носили не предпринимательский, а потребительский, «едоцкий» характер, имея целью прибавкой к наделу удовлетворить прожиточный минимум. При этом основная масса покупщиков состояла из разоренного и среднего крестьянства.

Иванов показал латифундиальный характер помещичьего землевладения на Украине, установил, что в хозяйстве помещиков сложилась переходная система, соединявшая в себе черты барщинного (отработочного) и капиталистического хозяйствования на земле. Он привел данные о сдаче помещичьей земли в аренду и об увеличении в хозяйствах помещиков собственной запашки под влиянием развития товарно-денежных отношений. Остановился Леонид Михайлович и на таком важном показателе, как использование крестьянского и наемного труда помещиками, обращая внимание на то, что учет найма рабочих в сельском хозяйстве в источниках слаб.

Основной вывод исследователя сводился к тому, что капиталистические способы ведения хозяйства помещиками расширялись, что существовали отличия в распространении капиталистической и отработочной систем на Юге Украины, в Правобережье и Левобережье. Но не было ни одного района, где бы одна из систем полностью вытеснила другую. Капиталистическое развитие, проявляясь в разных формах, шло, но было очень медленным.

Рецензия на книгу И. Д. Кузнецова «Крестьянство Чувашии в период капитализма» (Чебоксары. 1963 г.) показывает глубокое понимание Ивановым аграрного вопроса в России, прекрасное знание источников по этой проблеме, методики их обработки, нетерпимость к поверхностным, необоснованным выводам.


следующая страница >>

Смотрите также:
Сборник статей к 100-летию со дня рождения. М.: Росспэн, 2009. С. 59-91
452.07kb.
3 стр.
Сборник научно-методических статей, посвя­щенный 200-летию со дня рождения А. С. Пушкина паимс москва, 1999
97.21kb.
1 стр.
Урок литературно-музыкальная композиция, посвящённая 100-летию со дня рождения Н. А. Островского. 10 класс
113.38kb.
1 стр.
Отчет о проведенных мероприятиях
33.28kb.
1 стр.
Сценарий к 100- летию со дня рождения М. Джалиля «Чтим земляка»
79.88kb.
1 стр.
«Только в песне да в сказке уместится Приамурье мое»
18.75kb.
1 стр.
Диплом победителю конкурса «Русский медвежонок -языкознание для всех»
18.18kb.
1 стр.
Научно-практическая конференция, посвященная 150-летию со дня рождения А. П. Чехова. «Чехов как человек, как личность в воспоминаниях современников»
99.46kb.
1 стр.
Сборник статей Чебоксары 2009 ббк 74. 204. 2 М 879
864.16kb.
8 стр.
Масюченко Светлана Дмитриевна Ответы на вопросы Интернет конкурса, посвященного 190-летию со дня рождения И. С. Тургенева
43.06kb.
1 стр.
Информация о Республиканском открытом конкурсе творчества инвалидов по зрению "Тукай безнең күңелләрдә" "Тукай в наших сердцах", посвященном 125-летию со дня рождения великого
100.21kb.
1 стр.
Сборник научных статей Чебоксары 2009 ббк 74. 20 П 24
2604.34kb.
13 стр.