Главная страница 1 ... страница 7страница 8страница 9страница 10страница 11

ДЕСЯТАЯ ЛЕКЦИЯ


Дорнах, 27 ноября 1916,

Перевод с немецкого И. Меликошвили

Ред. А. Демидов
Когда мы пытаемся рассмотреть вопрос, поставленный нами в прошлый раз: Как может современный человек достичь возможного отношения ко Христу? – то, само собой разумеется, у некоторых возникает возражение, и они отвечают, что многие люди современности имеют свое отношение ко Христу. Об этом возражении я уже часто говорил, и мы знаем, что оно недействительно, так как при пристальном рассмотрении оборачивается довольно эгоистической точкой зрения: У меня есть удовлетворяющая меня вера, и ни что другое меня не касается.– Но то, что человечество вообще не стоит на удовлетворительной почве по отношению к Существу Христа, ясно видно из событий нашего времени. Ответ на это возражение может дать себе каждый, кто скажет себе, что основным элементом исповедания Христа является то, что Христос умер и воскрес для всех людей одинаково, и во имя Христа никогда не может происходить борьба человека с человеком за внешнее добро. Можно отвернуться от этой общечеловеческой судьбы и эгоистично концентрироваться на своем исповедании. Да, но тогда не учитывается, что событие Мистерии Голгофы в первую очередь относится к человеческой общности. Теперь мы рассмотрим некоторые вещи, указывающие, в чем сущность пути ко Христу; ибо само собой разумеется, что путь ко Христу, который соответствовал бы нашему времени, каждая душа должна найти сама. Если мы сначала попытаемся глубже понять, что означает Существо Христа для Земли, то в первую очередь мы должны учесть, что существенным для события Христа является то, что Мистерия Голгофы произошла однажды, в определенном временном пункте, – следовательно, во времени и пространстве. Однако, учтя это, мы обнаружим противоречие с общим мировоззрением, к которому относится и наше; и так как это противоречие имеет основание, нельзя просто отмахнуться от него; его нужно сначала признать, если хотим затем устранить его из своей души. Мы ведь всегда подчеркиваем, что Мистерия Голгофы составляет смысл земного развития, и она, конечно, содержит внутреннюю, действительную истину. Однако, все то, что происходит во времени и пространстве, как мы знаем, относится к области майи, великого заблуждения, и, следовательно, не принадлежит к действительной, вечной сущности вещей. И так стоим мы перед значительным противоречием, что Мистерия Голгофы принадлежит майе, великому заблуждению. В этом состоит значительное противоречие, которое сначала должно предстать перед душой во всей своей значимости.

А теперь, раз Мистерия Голгофы разыгралась во времени, в течение развития человеческого рода на Земле, рассмотрим это развитие человеческого рода на Земле. Мы ведь знаем, что человек перешел на Землю из предшествовавших миров, и, как мы говорили в «Очерке тайноведения», в определенный момент времени он подпал тому, что можно назвать люциферическим искушением, соблазном. Мы часто рассматривали в смысле исследования духовной науки то, что называется люциферическим искушением. Мы знаем, что оно выражено в величественной картине в начале Ветхого Завета, в образе так называемого грехопадения, где Люцифер выступает как змей в раю; это один из мощнейших образов религиозных преданий.

И если окинуть взором время, пройденное человеческой эволюцией от люциферического искушения до Мистерии Голгофы, то увидим, что люди от первоначальных, ранних планетарных ступеней, когда они имели атавистическое ясновидческое откровение, посредством которого духовные миры стояли перед их душевным оком, постепенно спустились вниз; так что в столетиях, предшествовавших Мистерии Голгофы, они уже были не в состоянии поднимать взор в духовные миры, а располагали лишь отголосками древних познаний о духовных мирах.

Проведем перед нашими душами относительно короткий земной период (мы не можем вернуться до люциферического искушения) – последующие ступени нисходящего развития человечества до Мистерии Голгофы. Тут мы найдем следующее. Если мы вернёмся достаточно далеко назад, мы найдём, как то, что люди раньше имели как атавистическую мудрость, как действительное созерцание духовных миров, нашло своё выражение в отголосках религиозных мировоззрений в форме почитания более или менее значительного, выдающегося предка. То есть в различных областях Земли мы находим религиозные культы, которые можно назвать культами предков. Такие культы предков ведь и теперь наблюдаются у людей, остановившихся на более или менее ранних ступенях развития. Итак, люди почитают или взирают с почитанием к предку. Что собственно лежит в основе этого созерцания предков? В чем реальность почитания предков в те древнейшие времена, в которые еще можно заглянуть? Скажем так: вернёмся назад в тёмные времена, там в определенную эпоху существовали культы предков (см. схему на стр.).

Эти культы предков не основывались, как это полагает сегодняшняя поверхностная наука, на том, что люди вообразили себе, будто нужно почитать предков, а на том, что в древнейших культах предков люди в определенные периоды своей жизни имели непосредственное созерцание своих предков. Тот, кто взирал вверх к своему предку-богу, в определенные периоды своей жизни, в состояниях между бодрствованием и сном, как это было на древнем этапе развития человечества, действительно приходил к совместному бытию с тем, кого он почитал как своего предка. Предок являлся ему не только во сне, но и в сновидческом представлении, которое для него было реальностью. И те люди бы кому являлся общий предок, были соединены в служении этому общему предку.

То, что люди видели в духе, было возвышенным человеческим обликом, однако за этим человеческим обликом скрывалось еще нечто иное. Если хотим познать, что собственно скрывалось за этим духовным обликом, нужно учесть следующее: предок некогда умер; он ушел с Земли как высокоуважаемая личность, которая сделала много хорошего для определенной человеческой общности. Предок прошел через врата смерти, и, следовательно, когда люди поднимали взор к нему вверх, он был на пути между смертью и новым рождением. Что же из его существа видели люди, взирающие вверх к нему?

Мы ведь знаем, что человек, пройдя через врата смерти, затем еще краткое время находится в своем эфирном теле; затем это эфирное тело он слагает с себя. Но это означает, что эфирное тело переходит в духовные миры, в эфирный мир. Человек в своем "я" и в своем астральном теле развивается дальше, а эфирное тело переходит в эфирный мир. Так как соответствующий человек создал на Земле консистенцию, воспоминание эфирного тела оставалось долго. Эфирное тело своих предков люди воспринимали в своем старом атавистическом, сновидческом ясновидении, почитали то, что им открывалось посредством этого эфирного тела. Однако между смертью и новым рождением это эфирное тело приходит в соприкосновение с духами высших иерархий, прежде всего с духами иерархии Архаев, Духов Времени. И так как этот человек представлял собой значительную для развития человечества личность, то он связывал себя с Духом Времени, который приводил развитие человечества на шаг вперед.

То, что проявляло себя, я бы сказал, через призрак предка, было по существу Духом Времени, одним из Духов Времени, так что древнее религиозное культовое почитание предков было ничем иным, как почитанием Духа Времени. Всюду, где мы возвращаемся в доисторические времена, мы находим, что люди почитали эфирные тела своих предков как средства откровения Духов Времени. Итак, возвращаясь к культам предков, мы находим почитание Духов времени, Архаев.

Затем люди спускаются ниже и начинают почитать тех божеств, которых мы знаем из различных мифологий, и которые являются Архангелами; в греческой мифологии Зевс и другие божества имеют значимость Архангелов. В древнейшие времена люди поднимали взор к Духам Времени, затем они поднимали взор к тем духам, которые уже не являются Духами Времени, но равнозначны тем духам, которые руководят народными племенами, к Архангелам. Так что мы можем сказать: политеизм следует за культом предков; люди почитают Архангелов.

Затем приходит эпоха, когда люди спускаются еще ниже, когда постепенно уже должно рождаться "я" отдельных людей. И мы находим, что более продвинутые народы сравнительно раньше, а другие позже, – египтяне, например, уже во втором тысячелетии, переднеазиатские народы позже, – переходят к монотеизму, то есть уже начинают почитать не Архангелов, а Ангелов, каждый почитает своего Ангела. Они спускаются от более высокого политеизма к более низкому монотеизму. После моих вчерашних пояснений, вам уже не будет трудно понять то, что я говорю сейчас, вы увидите, что люди должны исцелиться от высокомерия, которым пропитана вся современная религиозная наука: будто то, что обычно называют монотеизмом, должно смотреть свысока на политеизм, как на религию более низкой ступени. Ведь это не так, а так, как я показал теперь.

Почему эти древние народы были в состоянии почитать Архаев, Архангелов, Ангелов? Потому что они еще имели остатки, или отголоски древнего атавистического ясновидческого искусства. Поэтому они могли подниматься к тому, что является сверхчеловеческим; в определенной мере они могли вырастать над человеческим, подниматься к сверхчеловеческому. И в древних мистериях это достижение сверхчеловеческого культивировалось совершенно особенно. Тут люди приводились к развитию в себе того, что выходило за пределы человеческого, того, что человеческую душу поднимало в царство духовности. Однако теперь приходит время, когда человеческое "я", как оно живет тут между рождением и смертью, рождается для человека. Это было временем Мистерии Голгофы. Если бы не произошла Мистерия Голгофы, люди бы дегенерировали; от почитания Ангелов они перешли бы к почитанию существа, стоящего на одну ступень ниже в иерархии, – самого человека. И мы должны только вспомнить, что римские цезари требовали по отношению к себе богоподобного почитания, и для народа они действительно были богами, чтобы понять, что ко времени Мистерии Голгофы люди в своей дегенерации зашли так далеко, что молились уже не Архаям, Архангелам или Ангелам, а самим людям. В это время, для спасения от почитания земного человека должен был явиться Богочеловек.

Архаи, Духи Времени Культ предков

Архангелы Политеизм

Ангелы Монотеизм

Человек Богочеловек

Вступление Богочеловека в историю означает существенно новый вид отношения к религиозной жизни. Ибо где реализовывался культ Ангелов, Архангелов, Архаев? Где, в конце концов, реализовывался культ человека в форме поклонения римским цезарям? В самом человеке; ибо никто не почитал цезарей посредством цезарей, а, само собой разумеется, посредством самих себя; это возникло в самом человеке, исходило наружу из человеческой души. Христос же должен был быть воспринят извне, как природные явления, он должен был подойти к человеку с совсем иной стороны, чем Боги древних религий. «Там, где двое соединены во имя Мое – Я посреди них» – это важнейшее положение христианства, ибо оно означает, что хотя на пути чисто индивидуальной мистики можно найти Ангела, Архангела, даже Архая, но Христа на пути чисто индивидуальной мистики невозможно найти. Тот, кто хочет следовать индивидуальной мистике, как это описывается часто и среди теософов, как правило, доходит только лишь до Ангела. Они только делают этого Ангела еще более внутренним, иногда делают даже чуть более эгоистичным, чем другие люди своего Бога. Христа находят иным путем, не просто внутренним развитием, а, прежде всего, тогда, когда осознают, что Христос принадлежит человеческому сообществу, всему человеческой сообществу.

А теперь мы приходим к очень значительному различию, которое, надо признаться, очень трудно входит в человеческие души. Однако когда-нибудь нужно подняться к нему. Встречаясь в этой жизни, мы, как люди, предстаем друг другу в майе. Точно так же, как и в природных явлениях перед нами только лишь майя, так и от стоящего перед нами человека мы имеем только майю. Внутри майи стоит перед нами человек – во-первых, как отдельный человек, каким он предстает нашим внешним чувствам и с тем, что связано с внешним чувственным миром; затем он предстает нам как член своей семьи, своего народа, своего времени. Если бы увидели его полностью, то за ним увидели бы Ангела, Архангела, Архая; но все они выражают себя в том, чем является человек. Ибо человек является членом определенных человеческих групп благодаря тому, что за ним стоят Архангелы, Архаи. Иными словами, благодаря, этому находится он в линии наследственности, в условиях наследственности. Только по понятной человеческой, близорукости мы, видя перед собой человека, не всегда сознательно относим его к той или иной группе; ибо бессознательно мы постоянно делаем это. Мы бессознательно стоим друг перед другом в той дифференциации, которую эти три иерархии должны по необходимости вносить в человечество. Однако Христос требует большего; Христос ставит иное требование. Христос требует в действительности: когда предстаешь перед человеком, надо смотреть на него, понимая, что его действительность определяется не только Архаями, Архангелами, Ангелами, но еще и Высшими Духами, которые уже не относятся к земному развитию, не относятся даже и к планетарному развитию (оно начинается с Архаев, как вам известно из «Очерка тайноведения»), а Высшими Небесными Духами; что с человеком в майю вступает сверхземное.

Сказанное теперь надо полностью перенести в чувство, а не оставить на уровне понятия, если хотим достичь полного понимания. Надо уяснить себе, что в каждом человеке нам предстает то, что имеет сверхземную природу и не может быть постигнуто человеческими средствами. Тогда в наших душах установится утонченное благоговение по отношению ко всему человеческому.

Однако перед Мистерией Голгофы люди стали такими, что постепенно утеряли это сверхчеловеческое начало и спустились до уровня человека. Сверхчеловеческое было ими утеряно. Ибо в тот момент – постарайтесь хорошо понять эту фразу! – когда человек, подобно римскому цезарю, дает поклоняться себе, как Богу, он теряет своё человеческое начало и опускается в под-человеческое. Он перестаёт быть человеком, когда в социальной жизни даст поклоняться себе как сверхчеловеку. Итак, человеку угрожала потеря человеческого начала; и она была возвращена ему явлением Христа на Земле. Прочитайте цикл лекций в Карлсруэ («От Иисуса ко Христу»), где я говорю об этом, о том, как каждый отдельный человек получает нечто благодаря тому, что Христос был на Земле.

Итак, с Христом пришло признание, что Христос находится за каждым земным человеком, даже если он грешник и мытарь, – поэтому-то и сидит Христос с ними, – для каждого земного человека признается истина слов: «Что ты делаешь для малейшего из моих братьев, то ты делаешь для меня» (Матф. 25, 40). Как сказано, эта мысль должна полностью перейти в ощущение, только тогда постигнем мы её полную истину. Ибо перед тем, что тогда видишь, никнут все понятия и представления, разделяющие людей; и нечто, общее для всех людей, как аура проходит над Землей, когда люди осознают, что теперь, встречая человека, духовное искание нужно направлять не просто до Архая, а подниматься в поисках к тому, что стоит над Архаем.

Если обратим взор к древним Мистериям, увидим, что в них человек пытался подниматься над самим собой, со своей душой врастать в духовный мир. Однако из-за того, что однажды произошло люциферическое искушение, это возможно только лишь до определенной ступени. Затем при этом восхождении человек теряет возможность продвижения. Уже нечего возносить в высший мир. Почему это происходит? Ответ на этот вопрос получим, когда глубже рассмотрим смысл люциферического искушения. Чего же хочет собственно Люцифер в отношении человека? Мы часто указывали на это. Человечество живет в майе, в том, что является только лишь зеркалом мира, а не в действительном мире. К чему стремится Люцифер? Человек в этом зеркале может подняться на несколько ступеней над собой вплоть до Архаев. Однако затем им должен овладеть Люцифер, и если он хочет идти дальше в духовном мире, то в определенной степени он должен сделать Люцифера своим водителем, Люцифер представляет собой тот свет, который может вести его дальше. Если бы дело остановилось на люциферической эволюции, если бы Христос не вошел в эволюцию человечества, то с того времени, когда должна была совершиться Мистерия Голгофы (в том случае, если бы она не совершилась), люди в мистериях смогли бы развиваться до той ступени, когда им открывались бы Архаи. Однако затем они вступали бы в люциферический мир. Но тогда на Земле оставалось бы все то, что высшие боги, например, Эксузиаи, внесли в земное развитие как земное человеческое начало, как все то, что на Земле является земным человеческим. Люди, так сказать, одухотворились бы совершенно аскетически, с оставлением телесности, и вошли бы в духовный люциферический мир. Души людей нашли бы освобождение, однако Земля оказалась бы бесполезной. Тела не смогли бы никогда оказать душам ту услугу, которую они собственно должны были бы оказать. В предотвращении этого состоит значение Мистерии Голгофы.

Мы должны еще раз оглянуться на эволюцию до Мистерии Голгофы, если хотим хорошо понять наш вопрос. С самого начала земного развития Люцифер имел намерение возвести людей с Земли в свои духовные царства. Люцифер не имел интереса к остальному земному развитию, он хотел заиметь для себя только то, что высшие боги внесли в него с человеком; это – как душу – хотел он вывести из земного развития, после некоторого времени пребывания в земной форме, которая происходит от Эксузиаев, от Духов Формы. Итак, он хотел вывести души и предоставить Землю своей судьбе. Почему же люди во время Мистерии Голгофы не последовали стремлению Люцифера вывести их в светоносный мир? Почему они не последовали? Это вы можете понять из некоторых указаний, которые я дал и в этих лекциях. Они не последовали за ним потому, что высшие Боги внесли в земное развитие нечто, мешающее человеку в своем развитии легко и непосредственно следовать за Люцифером.

В земное развитие было введено то, что, как я показывал, называют восьмой сферой. Одним из аспектов восьмой сферы является то, что человек в своей низшей природе получает такое качество и такую склонность, что Люцифер не может уже изъять его высшую природу из низшей. Каждый раз, когда Люцифер в древности делал усилие одухотворить человека, оказывалось, что люди слишком привыкли к плоти, чтобы следовать за Люцифером. Если бы у них не было этой склонности к плоти, к физической природе, то они последовали бы за Люцифером. Видите ли, это одна из великих тайн мирового бытия, что божественное было насаждено в человеческой природе, чтобы эта человеческая природа имела как бы большую тяжесть, чем она имела бы, если бы это божественное не было помещено в неё как божественно-необходимое. Если бы это не было насаждено, людские души последовали бы за Люцифером. Возвращаясь назад в древность, мы всюду находим, что религии указывают людям на почитание того, что является земным, что дает земные связи, что живет в плоти и крови, для того, чтобы человек был достаточно тяжелым, и его нельзя было бы вывести во вселенную. И так как для того, что обще для человеческого и космического, всегда должны существовать не только земные, но и космические установления, произошло то, что вы находите в моем «Очерке тайноведения», то, что в определенное время сформировалась не только Земля и начала вращаться по своему пути вокруг Солнца, но она получила Луну в качестве спутника.

Что же это значит: Земля получила в спутники Луну? Это означает следующее: Земля получила силу, посредством которой она может Луну удержать в своей близости, может притягивать её. Если бы Земля не имела эту силу притяжения Луны, тогда духовный коррелят этой силы не смог бы приковать человека к своей низшей природе; ибо с духовной точки зрения сила, приковывающая человека к низшей природе, является и той силой, с которой Земля притягивает Луну. Так что можно сказать: Луна во вселенную поставлена как противник Люцифера, чтобы оказывать сопротивление люциферическому. Я уже однажды указывал на эту тайну. Я указывал на то, что во времена материализма в XIX веке эта истина была обращена в свою противоположность в «Тайном буддизме» Синнета: тут Луна описывается как нечто враждебное человеку. В действительности она ему не враждебна, а препятствует ему подпасть искушению Люцифера, как космический коррелят того, что в человеке является привязанностью к его низшей природе. Для того, чтобы одухотворить вместе с ним и низшую природу, не вырвать душу из низшей природы, а одухотворить вместе с человеком и его низшую природу, для этого нужно было определенное устройство, притом бессознательное; так как в сознании это не могло разыграться, иначе человек опустился бы до животного, иначе человек сознательно последовал бы своей низшей природе. В низшей природе должно было быть нечто бессознательное, чему бы он не следовал сознательно, а как человек, как земное существо он следовал бы тому, что как божественное вливалось в его низшую природу. Особенно заботился о том, чтобы человек остался на Земле, Бог Ветхого Завета, Бог Ягве, и он этим таинственно связан с Луной, что вы найдете и в «Очерке тайновидения». Из этого можете понять, что описывать Луну как прямо-таки восьмую сферу, тогда как восьмая сфера является той силой, той сферой, которая притягивает Луну, – значит делать это материалистически. А Блаватская под влиянием своего искушении проявила совершенно особое коварство, когда в своем «Тайном учении» и «Тайной доктрине» дискредитировала Бога Ягве как просто Бога Луны и вознамерилась поставить Люцифера на его место, и хотела представить Люцифера как друга этого Духа, к которому он относится в указанном мною смысле.

Бога Ягве она хотела представить как Бога только низшей природы, тогда как низшей природе было привито то, что было сопротивлением Люциферу.

Вы видите, как опасно представлять истины, которые могут быть искажены так, что превращаются в свою противоположность. Блаватская была соблазнена определенными существами, которые стремились соблазнить её к тому, чтобы на место Христа поставить Люцифера, это должно было быть достигнуто тем, что о восьмой сфере миру была бы представлена именно эта противоположность истины, и был бы дискредитирован Бог Ягве, когда он был представлен просто как Бог низшей природы. Так работали те мировые силы, которые хотели способствовать материализму, они старались достичь этого и посредством того, что называлось теософией, ибо материализм скатился бы в самые ужасные бездны, если бы люди пришли к вере, что Луна, в смысле Синнета и Блаватской, действительно является восьмой сферой, и против христианства непременно надо бороться.

Но тут дело касалось только того, чтобы в низшую природу внести противовес Люциферу, пока человек не развил бы свое "я" таким образом, как это произошло ко времени Мистерии Голгофы. Ведь очень недооценивается то, каким приглушенным было "я" в древности. "Я" выступило только в столетиях, предшествовавших Мистерии Голгофы. Тогда дело уже было не в том, чтобы в подсознательную, бессознательную природу внести то, что противодействует Люциферу; тут должно было прийти то, что человек может принять в свое сознание: Христос, который является дальнейшим развитием (die Fortentwickelung) Бога Ягве. Христос должен был прийти, чтобы теперь сознательно, посредством исповедания Христа, человек противился простому одухотворению, стремление к которому идет от Люцифера. Ибо Христос сошел на Землю для всех людей. И только посредством того, что мы чувствуем связь со всеми людьми, принадлежим мы Земле; в соединении с людьми и в том, что мы делаем для соединения с людьми, для полной целостной связи, содержится глубокое понимание Христа.

Видите ли, когда люди жили с не полностью развитым "я" (до Мистерии Голгофы) и проходили через врата смерти в духовный мир, то вступали тогда в связь с Архаями, Архангелами, Ангелами. Однако поскольку они тут на Земле еще не имели полностью развитого "я", то после прохождения врат смерти им не нужно было развивать сознательной связи с высшими сущностями. Посредством атавистических сил, находящихся в них, упорядочивалась эта связь. Однако с Мистерии Голгофы – не посредством Мистерии Голгофы, а с этого времени – положение изменилось для человечества. Давайте посмотрим, как все изменилось!

Скажем, несколько человек проходят через врата смерти; или: один человек проходит через врата смерти, а другие остаются тут на Земле. Ведь пройдя через врата смерти, человек остается человеком, и наше отношение к нему не может измениться, если мы хотим быть с ним в правильной взаимосвязи. А теперь обдумаем следующее: человек, поднимаясь в духовные миры (сегодня, когда мы живем во времени после Мистерии Голгофы), поднимается через иерархии Ангелов, Архангелов, Архаев, и так как он теперь находится во времени, когда тут на Земле уже развилось его "я", то у него есть и сознание для других иерархий, стоящих выше. Это значит, что он сознательно переживает те силы, которые вливают в него еще более высокие сущности, чем Архай. Что же это означает? Возьмем определенный случай, скажем, у кого-то скончался очень дорогой для него человек; он же остался. Тот, кто прошел через врата смерти, сохраняет в течение ряда лет связь с определёнными склонностями, направлениями, которые он имел тут в жизни; однако благодаря тому, что он тут в жизни как человек развил "я", сразу же после прохождения через врата смерти для него становится осознанной перспектива следующей инкарнации; разрешение это находит в том, что я в «Драмах-Мистериях» назвал "полночью бытия" ("мировая полночь" – апогей восхождения человеческой души в сфере Сатурна, где решается её дальнейшая судьба, после чего начинается нисхождение вниз по планетарным сферам к новому воплощению на Земле – примеч. ред.); однако кое-что из этого вступает в человеческое сознание уже вскоре после прохождения через врата смерти. И когда человек находится в таком состоянии, то в нем уже живет то, что отводит его от условий существования в предшествующей жизни. Скажем, в последней жизни он принадлежал определенному народу. Тот, кто остался тут, продолжает принадлежать этому народу своим физическим телом. А тому, кто умер, уже передаются силы совсем другого народа. Как может связь между тем, кто живёт здесь, и тем, кто умер, оставаться реальной, идти за пределы смерти в неослабленном виде? Только в том случае, если оставшийся тут имеет понимание того, что находится выше уровня Ангелов, Архангелов, Архаев. Это значит: выходит за пределы того, что можно развить как склонности в человеческих сообществах тут на Земле. Если бы некто тут оставался в качестве члена определенного народа, а к нему стремился бы умерший, который уже готовится к принадлежности к другому народу, то связь любви не могла бы оставаться неомраченной. Только благодаря тому, что оба исповедуют Христа, понимают Христа в том, что выше всех дифференциаций людей, может их союз быть надземным. Ибо, что сказал Иоанн, когда Христос Иисус пришел креститься? «Вот Агнец Божий, который берёт (на Себя) грех мира» (Ин. 1,29). – Слово, от всего значения которого человек побледнел бы, если бы смог понять всю тяжесть его.


<< предыдущая страница   следующая страница >>

Смотрите также:
Рудольф Штейнер Карма профессий в связи с жизнью Гёте ga 172 Космическая и человеческая история
2578.22kb.
11 стр.
Рудольф штейнер духовный задний план первой мировой войны (Космическая и человеческая история) седьмой том ga 174b
4266.63kb.
18 стр.
Литература (ДЗ) 172 Иностранный язык (ДЗ) 116 История (ДЗ) 172 Обществознание
82.87kb.
1 стр.
Рудольф Штейнер Чудеса мира, испытания души и откровения духа ga 129
2403.93kb.
16 стр.
А. Г. Габричевский о поэтике Гёте
232.96kb.
1 стр.
Эволюция: Космическая, биологическая, социальная
892.95kb.
5 стр.
Тема: "Все профессии важны"
102.42kb.
1 стр.
Примерная программа учебной дисциплины история для профессий начального профессионального
575.8kb.
5 стр.
Примерная программа учебной дисциплины история для профессий начального профессионального
570.84kb.
5 стр.
Парфюмер или история одного убийцы
2548.18kb.
39 стр.
Моя будущая профессия
9.19kb.
1 стр.
Типы профессий по предмету труда классы профессий по характеру труда исполнительные
13.53kb.
1 стр.