Главная страница 1страница 2страница 3
Статья
Роль и функции экологических НПО в Кыргызстане.

В настоящее время в Кыргызстане действует около 200 экологических неправительственных организаций. Они осуществляют самые разнообразные функции в сфере охраны окружающей среды, включая:



  • экологическое образование и информацию;

  • природоохранное законодательство;

  • сотрудничество с особо охраняемыми природоохранными территориями (ООПТ) по вопросам сохранения биоразнообразия;

  • решение проблем, связанных с изменением климата и опустыниванием, озоновым слоем и стойкими органическими загрязнениями и т.д.

Следует учесть, что многие НПО, которые позиционируются как экологические, часто занимаются и активной правозащитной деятельностью для жизни в здоровой окружающей среде

История становления и развития неправительственного движения в Кыргызстане может быть подразделена на ряд этапов. Каждый из этапов отличают не только расширяющийся спектр деятельности, сферы активности, но и изменяющийся характер между основными актерами в стране – государством, гражданским обществом, международными организациями.



Первый этап (1992 – 1999 годы): освоение образовательных и информационно-консультативных технологий деятельности, активное освоение международного пространства – изучение методов и принципов деятельности общественных организаций. В спектре действий сектора неправительственных инициатив доминируют обучающие формы (семинары, тренинги), конференции, информационно-издательская деятельность, первые исследовательские проекты. Основой внедрения прогрессивных форм деятельности становятся зарубежные стажировки лидеров НПО, а также многообразные информационные встречи и образовательные тренинги с участием международных специалистов. Семинары о демократии и демократическом участии, о правах человека и правах конкретных групп населения на здоровую окружающую среду, об организационном строительстве неправительственного сектора, информационной и образовательной стратегии деятельности – эти темы являются наиболее общими в образовательных семинарах. Не случайно, этот период был назван в бюллетене Кыргызско-американского бюро по правам человека «Законодательство и практика масс-медиа. Киргизия» этапом «всеобщей семинаризации».

В этот период доноры нередко выделяли малые гранты на институциональное развитие неправительственных организаций. Именно в это время были организованы такие известные в стране экологические НПО как: Экологическое движение «Алейне» и, в последствии, выделившееся из него Молодежное экологическое движение «Биом», «Табият», «Независимая экологическая экспертиза» и др.



Второй этап (1999 – 2002 гг., до Аксыйских событий)

Аксыйская драма заставила всколыхнуться гражданское общество и стала катализатором дальнейшей политизации деятельности НПО всех направлений, в том числе и экологических НПО, с одной стороны, и поиска своих внутренних ценностей и направления деятельности, с другой. Аксыйские события повлияли на углубление противостояния по линии «государство – гражданское общество». Более того, в этот период формируются институциональные условия для углубления такого противостояния через создание поляризованных коммуникативных публичных площадок, через участие сектора НПО и государства в международных форумах на разных уровнях и с разными социальными заказами, написание альтернативных отчетов по результатам массовых исследований и т.д.

Спектр действий НПО в данный период расширяется такими видами действий как мониторинг, создание экологических сетей, а также символические политические акции типа пресс-конференций, писем протеста. Наиболее известной совместной акцией более 40 экологических НПО в этот период явилась борьба против строительства в Бишкеке мусоросжигательного завода, закончившейся победой гражданского сектора.

2003 – 2005 годы представляют собой новый этап развития экологического движения в стране, и характеризуется некомпетентным государственным регулированием внутриполитической жизни.

Уникальный случай профессионального объединения и борьбы за права на благоприятную экологическую среду отмечен в Иссык-кульском заповеднике в мае 2005 года. Сотрудники заповедника (34 человека) обратились к правительству и широкой общественности с пакетом требований по сохранению биосферной территории Иссык-Куля, для которых профессиональная группа экологов выбрала радикальную акцию – объявила и держала несколько дней голодовку. Примечательно, что, если во всех предыдущих случаях профессиональные группы выступали на защиту интересов своих членов, то в данном случае участники забастовки отстаивали, прежде всего, общественные права. Важным фактом, обусловившим эффективность влияния данной правозащитной акции, стало объединение усилий экологов-профессионалов с силой неправительственных экологических организаций, позволившее выбрать адекватную стратегию лоббирования.

Кыргызстан активно стремится интегрироваться в процессы устойчивого развития на глобальном, региональном и субрегиональном уровнях. Активное участие в международных программах и проектах, присоединение к международным конвенциям в области окружающей среды способствует включению страны в общемировой процесс экологической деятельности и открывает доступ к современным технологиям, информационным сетям, финансовым источникам. Это позволяет максимально эффективно осуществлять необходимые функции по защите экологических прав граждан республики.

Важнейшим инструментом обеспечения экологической безопасности становится участие общественности в принятии государственных решений и формировании экологической политики. С ратификацией Кыргызстаном в 2001 году Орхусской Конвенции фактически создан законодательный прецедент получения общественностью права участвовать в процессах принятия решений по проблемам окружающей среды. Это придает дополнительный мощный импульс для развития сотрудничества между государством и гражданским сектором.



Вставка 1.

Участие Кыргызстана в глобальных экологических конвенциях

Кыргызстаном приняты основные документы Всемирной конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992 г.). Республика присоединилась к 11 и ратифицировала 4 Конвенции глобального характера в области охраны окружающей среды – в целях приостановки ухудшения экологической ситуации в стране посредством гармонизации национального и международного законодательств в области экологии.

Кыргызстан активно участвует в международных экологических процессах на глобальном, субрегиональном и национальном уровнях, таких как: подготовка и участие в Конференции ООН по устойчивому развитию (Йоханнесбург, 2002 г.), Программа ЕС «Окружающая среда для Европы», Повестка дня на XXI век, Цели развития тысячелетия. Процессы в формате Устойчивого развития становятся важным составным элементом новой политики государства. Началась работа по закреплению принципов устойчивого развития в национальных стратегиях и переходу от экологического образования к образованию в интересах устойчивого развития.


В последнее время все больше НПО организуется и развивается в сельских районах. Все больше экологических НПО стремится участвовать в принятии решений на различных уровнях и старается сотрудничать с государственными органами и международными организациями.

Необходимой и важной основой для общественного участия в охране окружающей среды становится информированность общественности, организаций гражданского общества о существующих экологических проблемах, а также о мероприятиях, осуществляемых в этой области государственными и общественными организациями, о планируемых решениях, могущих оказать значительное влияние на ее состояние. В данном направлении активно работают такие НПО, как Молодежное экологическое движение «Биом», «Древо жизни», «Общественный центр экологической информации», «Устойчивое природопользование», «Независимая экологическая экспертиза» и др. В 2003 году начал работу Ресурсный центр Кыргызского филиала Регионального Экологического центра Центральной Азии.

Выполняя информативные функции, НПО выпускают ряд печатных и электронных экологических изданий. Среди них известный своими актуальными материалами журнал «Мурок», передачи независимых радиостанций в Караколе и Нарыне – «Тенир-Тоо».

Важным направлением общественного участия в экологических программах становится деятельность экологических организаций по сохранению биоразнообразия, сочетаемая с работой в особо охраняемых природоохранных территориях (ООПТ). Ряд НПО имеют серьезную техническую и интеллектуальную базы, позволяющую им в партнерстве с государственными структурами разрабатывать технико-экономические обоснования к организации ООПТ. В этой области успешно работает экологическое движение «Алейне». К успешным международным проектам по сохранению биоразнообразия с участием большой группы экологических НПО можно отнести:



  • Центрально-Азиатский трансграничный проект по сохранению биоразнообразия Западного Тянь-Шаня;

  • Кыргызско – Швейцарская программу «Лес» 2001-2005 гг.;

  • Концепцию развития лесной отрасли КР до 2025 г.

Следует отметить, что эффективность экологических НПО и научной общественности и во многом зависит от финансирования международными экологическими фондами и организациями, поскольку государство символически финансирует науку и исследовательскую деятельность. Так, за период с 2001 г. 83 проекта, реализующих обязательства Кыргызстана по глобальным экологическим конвенциям с участием НПО и местных сообществ, получили финансирование в рамках Программы малых грантов ПРООН / ГЭФ. В современных условиях экологические НПО становятся своеобразным финансовым буфером для научно-исследовательской общественности и институтов. Кроме того, экологические НПО являются медиаторами в передаче технологий по устойчивому природопользованию между странами «Севера» и «Юга» (образовательные семинары, тренинги, публикации).

Институты гражданского общества выполняют важную образовательную функцию, формируя высокую экологическую культуру населения, вовлекая все более широкие круги общественности в планирование национальной экологической политики и осуществление практических природоохранных мероприятий. Указанные функции экологического просвещения населения, в том числе и в контексте обязательств по глобальным экологическим конвенциям, наиболее активно выполняются НПО крупных городов Кыргызстана – Бишкека и Оша, и явно недостаточно на региональном и местном уровне.

Следует признать тот факт, что экологические функции гражданского общества зачастую вступают в острый конфликт с функциями представителей бизнеса. Многие предприятия предпочитают использовать любые средства для получения максимальной прибыли и идут на «соглашения» с высокого ранга управленцами, которые представляют таким «партнерам» статус неприкасаемых для контролирующих экологических органов. Как правило, оценки представителей бизнеса по поводу экологической безопасности своего производства резко диссонирует с оценками независимых экспертов из экологических НПО. Например, по поводу Кумтора последние авторитетно утверждают: несмотря на экологические мероприятия, а также заявления об отсутствии вреда, негативная нагрузка на окружающую среду, осуществляемая данным предприятием, сопоставима с антропогенным воздействием на природу населением двух крупных областей страны.

Несмотря на некоторые успехи гражданского общества страны в экологической деятельности, необходимо отметить следующие проблемы и трудности, сдерживающие деятельность общественных организаций по защите окружающей среды.

Большинство из существующих экологических организаций являются крайне малочисленными, часто состоят из одного – двух человек. Многие из существующих НПО испытывают серьезные проблемы с финансированием их деятельности. Зачастую, общественные организации не знакомы с механизмами принятия государственных решений, способами и формами участия общественных институтов в процессе принятия тех или иных решений центральной и местной исполнительной властью.

Законодательство и существующая практика отношений между госструктурами и общественными объединениями зачастую являются сдерживающим, если не сказать, отстраняющим, фактором для участия общественности в охране окружающей среды.

Отсутствие единого центра сбора и передачи информации, а также единой национальной системы экологического мониторинга существенно затрудняет процесс получения достоверной, оперативной и полной экологической информации.

Таким образом, экологический сектор гражданского общества страны испытывает те же проблемы и ограничения, что и гражданское общество в целом, однако становятся очевидными и все более эффективными интегрированные усилия эко-НПО по их преодолению.
Родина Е.М.

НПО «Устойчивое природопользование»


Эко-суу
Почем вода?

С момента обретения центрально-азиатскими государствами независимос­ти на разных уровнях звучат взаимные претензии, не прекращаются острые споры и дискуссии в решении водных во­просов. Не случайно данные проблемы отнесены специалистами из силовых ве­домств стран Содружества к факторам, которые негативно влияют на укрепле­ние региональной безопасности и ста­бильности. Они постоянно создают на­пряженные отношения не только между правительствами, но и гражданами рес­публик. Положение осложняется тем, что две главные центрально-азиатские реки Амударья и Сырдарья расположены в спорных трансграничных зонах.

В бытность СССР за счет этих рек бы­ли создана сеть крупных водохранилищ с приемлемой для республик, тогда еще Средней Азии, системой управления вод­ными ресурсами. Факторы затопления плодородных земель компенсировались расширением орошаемого земледелия. Гидроэлектростанции вырабатывали большие объемы электроэнергии летом и почти ничего зимой, в период накопле­ния влаги. В те времена центрально-ази­атская энергосистема была закольцова­на, и дефицит энергии в одной республи­ке восполнялся за счет других. В настоя­щее время о подобном рациональном ис­пользовании и тем более управлении на межгосударственном уровне можно толь­ко мечтать. По мнению известного специалиста по водной проблематике из Узбекистана Эрназара Махмудова, когда государства Центральной Азии стали су­веренными, в водопользовании наруши­лось взаимное согласие. «Из-за этого воз­никают проблемы зимних паводков, на­воднений, затоплений, что ведет к забо­лачиваемости орошаемых земель, их по­вторному засолению, подъему грунтовых вод и непригодности почвы для сельхозработ. Жизнь заставляет вернуться к принципам делового действенного со­трудничества, чтобы каждая страна без ущерба для другой нормально пользова­лась водными ресурсами», — считает ученый. К перечисленным проблемам можно добавить типичную ситуацию для Ферганской долины, когда многие жите­ли южных районов юга Кыргызстана вы­нуждены использовать для приготовле­ния пищи арычные или поливные воды. Об элементарной экологически чистой воде не может быть и речи. Кыргызские медики ежегодно фиксируют особенно в сельских районах вспышки брюшного тифа и других опасных желудочно-ки­шечных заболеваний. Не лучшим образом эпидемиологическая ситуация раз­вивается в соседних областях Узбекиста­на и Таджикистана. Причина, как прави­ло, заключается в зараженной химиката­ми и различными инфекционными па­лочками воде. Поэтому открытие в селах водопроводов с нормальной питьевой во­дой зачастую превращаются в народные праздники. Но такое возможно в основ­ном лишь при поддержке международ­ных организаций.

Как сообщил глава миссии ООН в Кыр­гызстане Ежи Скуратович, в нынешнем году в рамках реализации региональных проектов направленных на стабилизацию социально-экономических и политичес­ких процессов в Центральной Азии особо будет уделено внимание водной тематике. Глава миссии полагает, что урегулирова­ние вводно-энергетических проблем важ­но точно также как и решение погранич­ных вопросов. К грантовой поддержке Кыргызстана в решении этих задач готово и правительство Японии. Группа экспер­тов из страны Всходящего солнца уже дос­конально изучила эти аспекты. Такое вни­мание со стороны доноров к Кыргызстану отнюдь не случайно. Именно эта республи­ка и Таджикистан имеют по оценкам спе­циалистов главные «водные кладовые

Однако, согласно оценкам кыргызских ученных, гидроэнергоузлы Кыргызстана и Таджикистана, регулирующие режим по­дачи воды, работают больше на соседей — Казахстан и Узбекистан, которые продол­жают получать около 80 % воды практиче­ски бесплатно. Находящийся в определен­ной зависимости от поставок узбекского газа и казахстанского угля и нефтепродук­тов Кыргызстан еще в конце 90-х годов провозгласил, что вода это точно такой же сырьевой товар. Кстати, в бытность своего «премьерства» Курманбек Бакиев также не раз отмечал, что поддерживает законода­тельную инициативу парламента перево­да водных ресурсов в товарную категорию.

Но, для региональных соседей такая рыночная позиция оказалась не слиш­ком приемлемой. В результате отказа в 2003 году Казахстаном и Узбекистаном закупать у кыргызской стороны водно-энергетические ресурсы ряд основных водохранилищ страны оказались переполненными. Начавшейся их активный сброс привел к крайне критической ситуации в регионе, под водой могли оказать­ся ряд районов Казахстана. В январе 2004 ситуация повторилась грозя проры­вом дамб Шардарьинского водохранилища. Потоки воды могли затопить уже не только казахские, но и узбекские массивы. Оперативно состоявшиеся межправительственные переговоры позволили тогда снять проблему за счет поставок Кыргызстану узбекского «голубого топли­ва», а также казахского мазута и угля. И все же координальных выводов из про­изошедшего так и не было сделано. Один из основных парадоксов в межгосударст­венном непонимании водного вопроса заключается в том. что с начала 90-х го­дов прошлого века страны региона ак­тивно обсуждали данную тематику на всевозможных официальных и междуна­родных форумах. Так в 1994 году на встрече в узбекском городе Нукусе главы государств Центральной Азии утвердили совместную программу конкретных дей­ствий по рациональному использованию и охране воды. Спустя два года в Бишке­ке лидеры Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана приняли совместное заявле­ние о необходимости принятия новой стратегии вододеления и экономических методов управления в сфере водных и энергетических ресурсов. Но все благие намерения так и остались на декларатив­но-бумажном уровне. Раздел воды по «на­циональным квартирам» привел к тому, что каждая республика намерена само­стоятельно строить водохранилища, пол­тины и гидроэлектростанции. Суммар­ная стоимость этих проектов века состав­ляет, по оценкам специалистов, минимум $10 млрд. Реализация подобных совмест­ных межгосударственных договореннос­тей обошлась бы гораздо дешевле.

«В этой ситуации центрально-азиат­ским республикам, прежде всего, нужно достичь соглашений по взаимовыгодным экономическим и межотраслевым пози­циям. Учитывая, что Кыргызстан и Тад­жикистан являются обладателями наи­больших запасов воды, этим странам на­до выработать единый механизм по ис­пользованию водных ресурсов, предло­жив его в качестве модели Узбекистану и Казахстану», — считает экс глава МИД Кыргызстана, известный политолог Муратбек Иманалиев. Но, по его словам, ка­кой либо активности в этом направлении власти Кыргызстана не проявляли. До­вольно призрачными, пока остаются, по мнению Муратбека Иманалиева. надеж­ды, что данная проблема может быть урегулирована в рамках ЕврАзЭС.

Для стран Центральной Азии вода бы­ла и будет одним из основных геоэконо­мических ресурсов регионального разви­тия. От ее качества и количества во мно­гом зависят здоровье наций каждого го­сударства. Лидерам и правительствам республик в любом случае придется де­лать выбор в пользу стабильного сущест­вования своих государств или неприми­римых политических амбиций


Игорь Шестаков

Цетрально-Азиатский Интернет журнал «Оазис»


Возобновляемые источники энергии
Продвижение использования возобновляемых источников энергии в Кыргызской Республике на примере проекта «Словацко-Кыргызское сотрудничество по развитию рыночных отношений в сфере возобновляемых источников энергии» - FoRES
Потенциал ВИЭ в Кыргызской Республике

В Кыргызской Республике имеется высокий потенциал возобновляемых источников энергии, среди которых солнечная, ветровая, геотермальная, энергия биомассы, энергия малых водотоков. Наиболее перспективным возобновляемым источником является солнечная энергии, из - за большой продолжительности солнечного сияния в год. На втором месте находится энергия биомассы. Местные источники биомассы включают биомассу от сельскохозяйственного выращивания скота и солому. Биомасса леса имеет ограниченный потенциал из-за того, что только 4,32 % территории Кыргызстана покрыта лесом. Биомасса леса не подходит с точки зрения сезонности и географической дисперсии: большинство биомассы доступно в слабо населенных местностях с не развитой транспортной инфраструктурой. Территории леса пролегают на территории охраняемых природных объектах или высоко над уровнем моря. Существует широкое потребление сухого навоза (кизяка) для обогрева жилых помещений, но отопление при этом неэффективно, так как используются примитивные кухонные печи, что приводит к значительному внутреннему и внешнему загрязнению. Общее потребление такой биомассы оценивается в 730,6 тысяч кубических метров, но в большинстве случаев не регистрируется официальной статистикой.

Имеющийся, готовый к использованию энергетический потенциал биомассы в Кыргызстане (Оценка)

 

Леса и отходы от деревообрабатывающей промышленности

Биомасса сельского хозяйства

Общая

Энергетический потенциал (TДж)

2292

9732

12 024

Энергетический потенциал (ToE)*

54 689

232 212

286 901

Источник: ОЭФ ЮНИСОН, 2005

* тонна нефтяного эквивалента

Однако, потенциал значительно превышает спрос сектора бытовых потребителей, даже если учитывать демографические тенденции и более комфортабельные условия проживания. Это означает, что биомасса, включая сжигание бытовых отходов, сельскохозяйственная биомасса, и в меньшей степени, биомасса леса могут покрыть полностью тепловые запросы сельских бытовых потребителей. Такими способами сельские сообщества могут перейти с частичного электрического отопления на полное отопление биомассой. С другой стороны, технологический рынок и рыночные барьеры снижают доступный потенциал до уровня нынешнего использования биомассы в 1 676 ГДж. Поэтому необходимо, чтобы национальная политика была направлена на энергетическую политику, поддерживающую использование биомассы в энергетических целях. В то же время необходимо развитие использования и других доступных возобновляемых источников энергии.

Проект FoRES

Реализация проекта «Словацко-Кыргызское Сотрудничество по Развитию Рыночных Отношений в Сфере Возобновляемых Источников Энергии» - FоRES началась с октября 2005 года. Это международный проект, проектными партнерами которого являются частная консалтинговая фирма NAWITAS s.r.o. (Словакия), работающая в области ВИЭ, и Общественный Экологический Фонд «ЮНИСОН» (Кыргызстан). Проект поддержан официальной словацкой программой поддержки Slovak Aid под эгидой Министерства иностранных дел Словацкой Республики и Канадским Агентством по международному сотрудничеству (CIDA).



следующая страница >>

Смотрите также:
Решение проблем, связанных с изменением климата и опустыниванием, озоновым слоем и стойкими органическими загрязнениями и т д
548.69kb.
3 стр.
Лекции Практичес-кие занятия Тематичес-кие дискуссии (круглый стол, произв, сит.) Выездные заня-тия
93.81kb.
1 стр.
Теоретические основы инвестиционного климата 1 Понятие инвестиционного климата и его составляющие
400.51kb.
2 стр.
Аничков мост
82.58kb.
1 стр.
Межправительственной группы экспертов по изменению климата (мгэик) Изменение климата 2007: Научная основа
47.25kb.
1 стр.
Десятый пересмотр
2969.88kb.
20 стр.
Природа квазирегулярности катастрофических изменений климата и их влияние на биоразнообразие земли
292.52kb.
1 стр.
Приоритетные национальные проекты
87.45kb.
1 стр.
Информационная служба Посольства США
131.83kb.
1 стр.
Токсанбаева Майраш Сеитказыевна : доклад
45.21kb.
1 стр.
Введение в унологию
5460.62kb.
18 стр.
Е. Я. Габович (Германия) Бетонные сооружения римлян, кельтов и египтян
711.76kb.
4 стр.