Главная страница 1
Тема 11. ВОЗВЫШЕНИЕ МАКЕДОНИИ

И УСТАНОВЛЕНИЕ МАКЕДОНСКОЙ ГЕГЕМОНИИ В ГРЕЦИИ

ПРИМЕРНЫЙ ПЛАН

1. Утверждение Филиппа II у власти в Македонии. Реформы Филиппа.

2. Борьба Филиппа за установление македонской гегемонии в Греции:

a) 357–346 гг. до н.э.

б) 346–338 гг. до н.э.

3. Общегреческий конгресс в Коринфе. Его решения, образование Коринфской лиги.

4. Борьба промакедонской и антимакедонской «партий» в Афинах и других городах Греции.
ИСТОЧНИКИ
Гиперид. Речи / Пер. Л.М. Глускиной // Вестник древней истории. 1962. № 1.

Демосфен. Речи / Отв. ред. Е.С. Голубцова, Л.П. Маринович, Э.Д. Фролов. Т. I–III. М., 1994–1996.

Исократ. Речи / Пер. под ред. К.М. Колобовой // Вестник древней истории. 1965–1969.

Ликург. Против Леократа / Пер. Т.В. Прушакевич // Вестник древней истории. 1962. № 2.

Полиэн. Стратегемы, кн. IV / Пер. М.М. Холода, Т.В. Антонова под ред. Н.А. Чистяковой // Полиэн. Стратегемы / Под общ. ред. А.К. Нефедкина. СПб., 2002.

Плутарх. Сравнительные жизнеописания / Изд. подг. С.С. Аверинцев, М.Л. Гаспаров, С.П. Маркиш. Т. II. М., 1994. Биография Демосфена.

Эсхин. Речи / Пер. Л.М. Глускиной, Н.И. Новосадского, Э.Д. Фролова // Вестник древней истории. 1964. № 3–4.

Юстин. Эпитома сочинения Помпея Трога «Historiae Philippicae» / Пер. А.А. Деконского, М.И. Рижского под ред. М.Е. Грабарь-Пассек. Комментарии К.В. Вержбицкого, М.М. Холода. СПб., 2005.
ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА
Белох Ю. История Греции / Пер. с нем. Т. II. М., 2009.

Жебелев С.А. Возвышение Македонии и падение независимости Греции // Древняя Греция. М., 1956.

Кондратюк М.А. Коринфская лига и ее роль в политической истории Греции 30–20-х гг. до н.э. // Вестник древней истории. 1977. № 2.

Фролов Э.Д. Греция в эпоху поздней классики (Общество. Личность. Власть). СПб., 2001.

Холод М.М. Тень Херонейского льва: утверждение македонского господства в Греции в 338 гг. до н.э. // Проблемы античной истории. Сборник научных статей к 70-летию со дня рождения проф. Э.Д. Фролова. СПб., 2003.

Шофман А.С. История античной Македонии. Ч. I. Казань, 1960.
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории / Пер. с нем. Т. I. СПб., 1994.

Дройзен И.Г. История эллинизма / Пер. с франц. изд. Т. I. СПб., 1997.

Исаева В.И. Античная Греция в зеркале риторики: Исократ. М., 1994.

Кузьмин Ю.Н. Из истории археологических раскопок в Вергине // Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира. 2007. Вып. 6.

Радциг С.И. Демосфен — оратор и политический деятель // Демосфен. Речи. Т. III. М., 1996.


ЛЕММА


Прежде всего следует определить по карте границы Македонского царства как к началу, так и к концу правления Филиппа II, т.е. соответственно к 360/59 и 336 гг. до н.э. Вместе с этим важно обратить внимание на специфику природных условий Македонии, а также на проблему этнической принадлежности македонян. В свою очередь, необходимо рассмотреть социально-политическую организацию македонского общества, выявить ее особенности.

Знакомство с правлением Филиппа II стоит начать с выяснения того, каким образом происходило его утверждение у власти в Македонии. Пристальное внимание нужно сосредоточить на реформах Филиппа, которые он начал проводить почти сразу после своего восшествия на престол. Необходимо вскыть причины проведения этих реформ, определить их содержание и результаты. При этом, охарактеризовав реформы Филиппа, затронувшие систему государственного управления и социально-экономическую сферу, целесообразно подробно остановиться на его военной реформе. В данной связи следует выяснить, что из себя представляли созданные Филиппом фаланга пехотинцев-педзетайров и корпус всадников-гетайров, а также каковыми были принципы военной тактики реформированной македонской армии.

Начиная рассмотрение вопроса о борьбе Филиппа за установление македонской гегемонии в Греции, есть смысл дать общую характеристику политической ситуации, сложившейся в последней к середине IV в. до н.э. Далее необходимо подробно проследить, как шел процесс установления в Греции македонского господства. Данный процесс целесообразно поделить на два этапа: первый — с 357 по 346 гг. до н.э., в течение которого Филипп завоевал греческие города Северной Эгеиды, подчинил себе Фессалию и в результате III Священной войны прочно утвердил свое влияние в делах Средней Греции; второй — с 346 по 338 гг. до н.э., когда македонский царь развил свои предыдущие политические успехи и в конце концов, одержав победу в битве при Херонее, стал фактическим хозяином всей Греции. При этом важно проанализировать не только события, происходившие на названных этапах, но и те методы, которыми пользовался Филипп для достижения своих политических целей в Греции. В свою очередь, особое внимание необходимо сосредоточить на том, как произошло оформление македонской гегемонии на всегреческом конгрессе, созванном по инициативе Филиппа в Коринфе. В этой связи следует познакомиться с основными решениями конгресса, определить, каковыми были государственно-правовая основа Коринфской лиги, ее основные институты, сущность и значение.

Наконец, рассматривая борьбу промакедонской и антимакедонской партий в греческих городах и прежде всего в Афинах, нужно выяснить взгляды представителей этих группировок, а также причины, заставлявшие их следовать одной или другой внешнеполитической ориентации.
ТЕКСТЫ ИСТОЧНИКОВ

Утверждение Филиппа II у власти в Македонии.

Реформы Филиппа

Диодор «Историческая библиотека»

(XVI, 2, 4–3, 6)

Диодор Сицилийский (I в. до н.э.) автор обширного произведения «Историческая библиотека» (в 40 кн.), представлявшего собой попытку описания исторических судеб человечества, начиная с легендарных времен и до эпохи Гая Юлия Цезаря. Полностью дошли до наших дней IV и XIXX кн., от остального труда сохранились только отрывки. XVI кн. сочинения Диодора является одним из основных источников по истории правления Филиппа II.

(2, 4) Когда же он [Пердикка] был побежден иллирийцами в великой битве и пал в ней, его брат Филипп, убежав из плена, получил царство, находившееся в жалком состоянии1. (5) Ибо в той битве погибло более 4 тыс. македонян, а остальные, устрашенные войском иллирийцев, пребывали в большом смятении и не имели охоты продолжать войну. (6) Около того же времени пеоны, живущие поблизости от Македонии, начали опустошать ее землю, испытывая презрение к македонянам, а иллирийцы стали собирать великое войско и готовиться к походу в Македонию. Кроме того, некий Павсаний, принадлежавший к царскому роду, возымел намерение с помощью царя фракийцев вернуться в Македонское царство2. Равным образом и афиняне, враждебно относившиеся к Филиппу, попытались вернуть на царство Аргея3 и для этого послали стратега Мантия с 3 тыс. гоплитов и значительными морскими силами.

(3, 1) Македоняне же из-за поражения в битве и величины надвигающихся опасностей пребывали в сильнейшем отчаянии. Однако Филипп, при столь больших страхах и опасностях, не смутился перед размером ожидаемых несчастий, но, постоянно собирая македонян на народные собрания и склоняя их силой слова к мужеству, вселил в них смелость. К тому же он, усилив отряды войска и надлежащим образом обеспечив людей воинским вооружением, постоянно проводил военные смотры и учения. (2) Кроме того, Филипп придумал и плотное построение фаланги, и ее снаряжение, подражая в этом сомкнотуму строю героев, воевавших под Троей, и тем самым первым создал македонскую фалангу4. (3) В беседах он был любезен и добивался наибольшей склонности народа с помощью подарков и обещаний. При этом Филипп точно находил средства против множества надвигающихся опасностей. Ведь он, видя, что афиняне все свои честолюбивые устремления направляют на то, чтобы вновь обладать Амфиполем, и ради этого пытаются вернуть на царство Аргея, добровольно оставил данный город, предоставив ему автономию5. (4) Отправив к пеонам послов и одних подкупив дарами, а других убедив лестными обещаниями, договорился с ними пока жить в мире. Равным образом он воспрепятствовал возвращению Павсания, подкупив дарами царя, намеревавшегося того вернуть в Македонию. (5) Мантий же, стратег афинян, приплыв в Мефону, сам остался в ней, а Аргея с наемниками послал в Эги. Тот, подойдя к городу, начал призывать жителей Эг одобрить его возвращение и стать основателями его царства. (6) Когда же никто не обратил на него внимания, он повернул назад в Мефону, а Филипп, появившись с войском и завязав битву, многих из наемников перебил, а остальных, бежавших на какой-то холм, отпустил по договору, получив выданных ими изгнанников. Итак, Филипп, выиграв эту первую битву, придал македонянам смелости для последующей борьбы.

Перевод М.М. Холода.

Полиэн «Стратегемы»

(IV, 2, 10)



Полиэн автор II в. н.э. Его труд «Стратегемы» (в 8 кн.) является сборником примеров военных хитростей отдельных личностей и народов древности. IV кн. труда Полиэна включает в себя стратегемы, имеющие отношение к историческим персонажам, так или иначе связанным с Македонией; при этом значительный раздел данной книги посвящен военным хитростям Филиппа II.

Филипп приучал македонян перед сопряженными с опасностью военными предприятиями часто в полном вооружении проходить триста стадий6, неся на себе одновременно шлемы, пельты, поножи, сариссы7, а также сверх того провиант и всю утварь, которой они пользовались в своем повседневном обиходе.

Перевод М.М. Холода.

Диодор «Историческая библиотека»

(XVI, 4, 1–4; 7)

(4, 1) В это время Филипп, отправив послов в Афины, убедил демос заключить с ним мир вследствие того, что он якобы не имеет более притязаний на Амфиполь8. (2) Отделавшись от войны с афинянами и узнав, что Агис, пеонийский царь, умер, он посчитал, что представился удобный момент для нападения на пеонов. Итак, выступив с войском в Пеонию и победив варваров в битве, Филипп принудил этот народ повиноваться македонянам. (3) Поскольку же иллирийцы все еще оставались врагами, он посчитал для себя вопросом чести покорить и их. Итак, созвав тотчас народное собрание и склонив подходящими словами воинов к войне, Филипп отправился походом в землю иллирийцев, имея не менее 10 тыс. пехотинцев и 600 всадников. (4) Бардил, царь иллирийцев, узнав о прибытии врагов, сперва отправил к ним послов по поводу примирения на том условии, чтобы обе стороны были хозяевами тех городов, которыми в то время владели. Когда же Филипп заявил, что желает мира, однако не согласится на него, если иллирийцы не покинут всех македонских городов, послы вернулись, ничего не добившись. Бардил, полагаясь на прежние победы и храбрость иллирийцев, выступил навстречу врагам с войском: было у него 10 тыс. отборных пехотинцев и около 500 всадников…

(7) Так как преследование происходило на большом пространстве и многие [иллирийцы] были убиты во время бегства, Филипп сигналом трубы отозвал македонян назад и, поставив трофей, похоронил собственных погибших. Иллирийцы, отправив к нему послов и покинув все македонские города, получили мир. В этом сражении было убито более 7 тыс. иллирийцев9.

Перевод М.М. Холода.

Юстин «Филиппова история»

(VII, 6, 4–9)



Марк Юниан Юстин (II или III в. н.э.) создатель эпитомы (сокращения) сочинения Помпея Трога «Филиппова история» (в 44 кн.), которое до нашего времени не сохранилось. В произведении Трога излагалась всемирная история, начиная с мифических времен и до современных автору дней, причем центральное место в сочинении было уделено Македонии и ее выдающимся монархам Филиппу II и Александру Великому. Исторический материал в эпитоме подается с морализирующей точки зрения. Правлению Филиппа II посвящены VIIIX кн. труда.

(6, 4) С разных сторон множество народов одновременно, точно составив какой-то заговор против Македонии, пошло на нее войной. Так как Филипп не мог одновременно справиться со всеми, (5) он решил, что надо избавиться отних поодиночке: одних врагов он успокоил заключением с ними договора, от других откупился деньгами, а на более слабых напал и победой над ними ободрил своих павших духом воинов и заставил врагов изменить их презрительное отношение к нему. (6) Прежде всего он сразился с афинянами, победил их при помощи военной хитрости и, хотя мог убить их всех, но, боясь навлечь на себя более грозную войну, отпустил их невредимыми и без выкупа. (7) После этого Филипп переместил войну в Иллирию и истребил там многие тысячи врагов… (8) Отсюда он внезапно напал на Фессалию, где ничуть не ожидали войны, причем напал не из жадности к добычи, а потому что страстно желал присоединить к своему войску мощную фессалийскую конницу...; (9) и создал единое непобедимое войско из пехотных и конных полков10.

Перевод А.А. Деконского, М.И. Рижского.

Диодор «Историческая библиотека»

(XVI, 8, 6–7)

(8, 6) После этого он, придя к городу Крениды, пополнил его многими жителями и переименовал в Филиппы, назвав по своему имени11. А золотоносные рудники в сельской округе12, которые ранее были совершенно незначительными и неизвестными, он разработал с помощью приспособлений до такой степени, что они смогли давать ему доход более чем в 1 тыс талантов. (7) Когда Филипп благодаря им вскоре разбогател, он повел Македонское царство к величию все более с помощью обилия денег. Ибо, чеканя золотую монету, названную по его имени «Филиппий», он создал значительное войско из наемников и многих из эллинов через это склонил к тому, чтобы они сделались предателями своих отечеств.

Перевод М.М. Холода.

Юстин «Филиппова история»

(VIII, 5, 7; 6, 1–2)

(5, 7) Возвратившись в свое царство, Филипп, наподобие того, как пастухи перегоняют свои стада то на летние, то на зимние пастбища, начал переселять по своему произволу народы и целые города, смотря по тому, какую местность он считал нужным более густо заселить, а какую — более редко.

(6, 1) Одни народы Филипп поселил у самой границы, чтобы они давали отпор врагам, других поселил в самых отдаленных пределах своего царства, а некоторых военнопленных расселил по городам для пополнения их населения. (2) Так из многочисленных племен и народов создал единое царство и единый народ.

Перевод А.А. Деконского, М.И. Рижского.

Борьба Филиппа за установление македонской гегемонии в Греции:

357–346 гг. до н.э.

Диодор «Историческая библиотека»

(XVI, 8, 1–5; 34, 4–5)

(8, 1) Приблизительно в это самое время Филипп, царь македонян, победив иллирийцев в большой битве и подчинив себе всех жителей вплоть до озера, называемого Лихнитида, вернулся в Македонию, заключив с иллирийцами славный мир. Теперь за свои достигнутые благодаря мужеству успехи он стал знаменит у македонян. (2) После этого, так как жители Амфиполя были настроены по отношению к Филиппу враждебно и предоставили много поводов к войне, он выступил против них в поход со значительным войском. Приставив к стенам осадные машины и поведя энергичную и непрерывную осаду, Филипп разрушил таранами некоторую часть стены. Проникнув в город через пролом и перебив многих из числа противников, он овладел городом. Тех, кто был настроен по отношению к нему враждебно, он изгнал, а с остальными обошелся милостиво13. (3) Сам этот город, удобно расположенный напротив Фракии и соседних земель, весьма содействовал усилению Филиппа. Ибо он тотчас захватил Пидну, а с олинфянами заключил военный союз и договорился, что передаст им Потидею, для господства над которой олинфяне приложили большие усилия. (4) Так как олинфяне населяли могущественный город и вследствие многочисленности в нем жителей имели значительный вес в делах войны, город их был вожделенным для тех, кто стремился к большей власти. Поэтому-то афиняне и Филипп соперничали друг с другом за военный союз с олинфянами. (5) Впрочем, Филипп, взяв посредством осады Потидею, вывел из города гарнизон афинян и, милостиво обойдясь с ним, отослал назад в Афины (ибо он очень боялся демос афинян из-за могущества и авторитета их города). Продав жителей Потидеи в рабство, Филипп передал ее олинфянам, подарив им в то же время и владения, находившиеся в сельской округе14.

(34, 4) Филипп, видя, что мефонцы предоставляют свой город в качестве опорного пункта его врагам, осадил Мефону15. (5) До некоторого момента мефонцы выдерживали осаду, но затем, одолеваемые, были вынуждены передать город царю на том условии, чтобы граждане ушли из Мефоны, имея каждый один гиматий. Филипп сровнял город с землей, а сельскую округу поделил между македонянами. Во время этой осады случилось, что Филипп, будучи ранен стрелой в глаз, ослеп на него.

Перевод М.М. Холода.

Полиэн «Стратегемы»

(IV, 2, 19)

Филипп, желая приобрести Фессалию, сам открыто не воевал с фессалийцами, но, пока пеллинейцы воевали с фарсальцами и ферейцы — с лариссянами, а остальные разделились по враждующим сторонам, всегда приходил на помощь тем, кто его звал. Одерживая верх, он не изгонял побежденных, не отнимал оружия, не разрушал укреплений, но еще более усиливал распри или развязывал их, поддерживал слабых, более сильных ниспровергал, был другом представителям народа, демагогам оказывал услуги. Именно этим, а не оружием Филипп завладел Фессалией16.

Перевод М.М. Холода.

Диодор «Историческая библиотека»

(XVI, 35; 38, 1–2)

(35, 1) После этого Филипп, призванный фессалийцами, прибыл в Фессалию с войском и сперва, помогая им, воевал против Ликофрона, тирана Фер. Затем, когда Ликофрон обратился за военной помощью к своим союзникам фокидянам17, к нему был отправлен Фаилл, брат Ономарха, с 7-тысячным войском. Филипп, победив фокидян, изгнал их из Фессалии. (2) Тогда Ономарх взял с собой все [фокидское] войско и, полагая, что получит господство над всей Фессалией, скоро прибыл туда, чтобы оказать помощь сторонникам Ликофрона. Когда Филипп вместе с фессалийцами выступил против фокидян, Ономарх, превосходя противников числом, победил их в двух битвах и перебил многих македонян18. Филипп, оказавшись в крайней опасности, так как воины из-за малодушия покинули его, ободрив войско, с трудом добился его послушания. (3) После этого Филипп отступил в Македонию… А Филипп, только что придя с войском в Фессалию из Македонии, выступил в поход против Ликофрона, тирана Фер, (4) который, будучи не в состоянии ему противостоять, обратился за военной помощью к своим союзникам фокидянам, обещая сообща с ними устроить дела в Фессалии. Поэтому, когда Ономарх прибыл по суше на помощь [к Ликофрону], имея 20 тыс. пехотинцев и 500 всадников, Филипп, убедив фессалийцев вести совместную войну, собрал в целом более 20 тыс. пехотинцев и 3 тыс. всадников. (5) В состоявшемся жестоком сражении19, поскольку фессалийские всадники превосходили врагов числом и доблестью, победил Филипп. Те, кто был с Ономархом, бежали к морю. Так как в тот момент случайно вдоль берега проплывал со многими триерами афинянин Харес20, случилось страшное избиение фокидян, ибо бежавшие, среди которых был и сам Ономарх, побросав все свое вооружение, пытались добраться вплавь до этих триер. (6) В конце концов фокидян и наемников погибло более 6 тыс., включая их стратега, а в плен было взято не менее 3 тыс. Филипп повесил Ономарха, остальных же как святотатцев утопил в море.

(38, 1) Ведь Филипп, блестяще победив Ономарха в сражении, уничтожил тиранию в Ферах. Вернув этому городу свободу и урегулировав в Фессалии остальные дела, он двинулся к Пилам, чтобы воевать с фокидянами. (2) Но так как афиняне помешали ему пройти через проход, Филипп вернулся в Македонию, возвеличив свое царство как делами, так и благочестивым отношением к богу.

Перевод М.М. Холода.

Юстин «Филиппова история»

(VIII, 2, 3–4)

(2, 3) Филипп, будто бы являясь мстителем не за фивян, а карая святотатство, приказал всем своим воинам надеть лавровые венки и вступил в сражение как бы под предводительством самого бога. (4) Фокидяне, увидев венки из лавра, посвященного богу, трепеща от сознания своего преступления, побросали оружие и обратились в бегство, кровью своей и смертью заплатив за оскорбление святыни21.

Перевод А.А. Деконского, М.И. Рижского.

Диодор «Историческая библиотека»

(XVI, 53, 2–3)

(53, 2) Филипп, выступив с большим войском против Олинфа, самого крупного из городов в этих местах, и сперва победив олинфян в двух битвах, осадил город со всех сторон. Совершая непрерывные атаки, он многих из своих воинов потерял в борьбе за стены. Наконец, подкупив стоявших во главе олинфян Эвфикрата и Ласфена, он взял Олинф вследствие их предательства22. (3) Разграбив его, а жителей обратив в рабство, Филипп продал добычу. Сделав это, он получил много денег на войну и устрашил остальные враждебные ему города. Он почтил отличившихся в битве воинов достойными дарами и, раздав большое количество денег влиятельным людям в городах, сделал тем самым многих предателями своих отечеств. Филипп сам заявлял, что возвеличил собственное царство гораздо больше с помощью золота, нежели с помощью оружия.

Перевод М.М. Холода.

Юстин «Филиппова история»

(VIII, 3, 10–13)

(3, 10) После этого Филипп напал на Олинф. Дело в том, что олинфяне из сострадания дали у себя убежище двум братьям Филиппа, рожденным от его мачехи, после того как еще один их брат был царем убит. Филипп хотел убить и этих двух, так как они могли притязать на царскую власть. (11) И вот по этой-то причине он разрушил древний и знаменитый город, а братьев предал давно предрешенной казни и насладился как богатой добычей, так и желанным для него братоубийством.

Перевод А.А. Деконского, М.И. Рижского.

Диодор «Историческая библиотека»

(XVI, 59, 2–60, 5)

(59, 2) Фалек23 же … отправил послов к царю относительно прекращения военных действий. (3) Когда было заключено соглашение, по которому Фалеку позволялось уйти с воинами, куда пожелает, он, находясь под защитой договора, удалился в Пелопоннес с наемниками, которых было 8 тыс. А фокидяне, лишившиеся надежд, сдались Филиппу. (4) Царь, неожиданно завершив Священную войну без борьбы, провел совещание с беотийцами и фессалийцами. Затем он постановил собрать совет амфиктионов и поручить тому решение всех дел.

(60, 1) Итак, члены совета решили принять в состав амфиктионии Филиппа и его потомков и дать им два голоса, которые прежде имели побежденные в войне фокидяне. К тому же они постановили срыть стены трех городов, находящихся во власти фокидян, и лишить последних участия в делах храма и в совете амфиктионов; не позволять им приобретать ни лошадей, ни оружия до тех пор, пока они не выплатят богу похищенные деньги; наложить на бежавших фокидян и остальных, участвовавших в святотатстве, проклятие и сделать подлежащими выдаче отовсюду. (2) Также было решено срыть все города фокидян до основания, а жителей расселить в деревни, каждая из которых не должна была иметь более 50 домов, отстоять же деревни эти должны были друг от друга не меньше, чем на стадий. Фокидянам дозволялось владеть своей землей и надлежало ежегодно вносить богу подать в размере 60 талантов, покуда они не выплатят деньги, значившиеся в списках во время святотатства. Кроме того, было постановлено возложить проведение Пифийских игр на Филиппа вместе с беотийцами и фессалийцами… (3) Амфиктионам и Филиппу полагалось разбить о скалы оружие фокидян и их наемников, оставшееся из него сжечь, а коней продать. В соответствии с этим амфиктионы определили то, что относилось к попечению об оракуле, и все прочее, касающееся благочестия, всеобщего мира и согласия эллинов. (4) Затем Филипп, когда он провел в жизнь совместно с амфиктионами их решения и выказал всем благоволение, вернулся в Македонию, не только снискав себе славу за благочестие и полководческую доблесть, но и предуготовив многое для своего грядущего величия. (5) Ведь желал он быть назначенным полномочным стратегом Эллады и пойти войной против персов…

Перевод М.М. Холода.

Борьба Филиппа за установление македонской гегемонии в Греции:

346–338 гг. до н.э.

Диодор «Историческая библиотека»

(XVI, 71, 1–2)

(71, 1) … а Филипп в Македонии отправился походом во Фракию, чтобы эллинские города у ее пределов побудить к благорасположению. Ибо Керсоблепт, царь фракийцев24, продолжал подчинять себе пограничные с Фракией города на Геллеспонте и разорять их землю. (2) Итак, желая прекратить натиск варваров, он выступил в поход против них с многочисленным войском25. Победив фракийцев в большинстве битв, он приказал побежденным в войне варварам платить македонянам десятину, а сам, основав в удобных местах значительные города, пресек дерзость фракийцев. Вследствие этого освободившиеся от страхов полисы эллинов с весьма большой готовностью заключили военный союз с Филиппом.

Перевод М.М. Холода.

Юстин «Филиппова история»

(VIII, 6, 3–7)

(6, 3) Устроив и приведя в порядок дела в Македонии, Филипп завоевал при помощи коварства и хитрости области дарданов и других соседей; (4) но даже и родственников он не пощадил: так, он решил лишить престола эпирского царя Арриббу, связанного теснейшими узами родства с женой Филиппа Олимпиадой, (5) а Александра, пасынка Ариббы, брата жены своей Олимпиады, красивого и чистого нравами юношу, Филипп вызвал в Македонию якобы по просьбе сестры. (6) … Филипп расчитывал, что впоследствии Александр будет ему вполне покорным… (7) Поэтому, когда Александру исполнилось двадцать лет, Филипп, несмотря не его юный возраст, передал ему отнятое у Ариббы царство26

Перевод А.А. Деконского, М.И. Рижского.

Диодор «Историческая библиотека»

(XVI, 74, 2; 4–5; 75, 1–2; 76, 3–4; 77, 2–3)

(74, 2) Филипп, все более усиливаясь, отправился походом против Перинфа27, бывшего ему враждебным и благосклонным к афинянам. Приступив к осаде и ежедневно подводя к городу осадные машины, он осуществлял один штурм стен за другим… (4) Борьба велась ожесточенно обеими сторонами. Царь, имея много различных метательных машин, с помощью их уничтожал перинфян, сражающихся у зубцов стен. Перинфяне же, ежедневно теряя многих убитыми, получили союзные войска, метательное оружие и катапульты из Византия. (5) Итак, снова сравнявшись силами с врагами, они воспряли духом и смело сносили опасности ради отечества. Царь также не прекратил борьбы…

(75, 1) Так как осада оказалась продолжительной и в городе многие были убиты и ранены, а припасы истощались, ожидалось, что город падет. Однако судьба не пренебрегла спасением находящихся в опасности и приготовила им неожиданную помощь. Ведь когда усиление царя стало известно в Азии, [персидский] царь28, относясь подозрительно к могуществу Филиппа, предписал приморским сатрапам помочь перинфянам всеми силами. (2) Вследствие этого сатрапы, придя к взаимному согласию, послали в Перинф множество наемников, значительную сумму денег, достаточное количество хлеба, метательного оружия и всего остального необходимого для войны. Равно и византийцы отправили к ним лучших из своих полководцев и воинов. Поскольку силы сторон выровнялись и война возобновилась, борьба за осажденный город опять получила характер несравненного соперничества.

(76, 3) Так как к тому же все необходимое для войны с готовностью доставлялось из Византия, Филипп поделил войско на две части. Он оставил половину воинов продолжать осаду, назначив над ними лучших полководцев, а сам, взяв с собой остальных, неожиданно напал на Византий и повел его энергичную осаду. (4) Византийцы, ибо их воины, метательное оружие и прочее необходимое [для войны] находились у перинфян, оказались в большом затруднении.

(77, 2) В это время, поскольку Филипп осаждал Византий, афиняне решили, что Филипп нарушил заключенный с ними мир29, и тотчас послали значительные морские силы, чтобы помочь византийцам. Подобно им хиосцы, косцы, родосцы и некоторые другие из эллинов отправили византийцам союзные войска. (3) Вследствие этого Филипп, устрашенный соединением вместе эллинов, прекратил осаду [обоих] городов…

Перевод М.М. Холода.

Юстин «Филиппова история»

(IX, 3, 4–8)

(3, 4) … он [Филипп] начал войну против афинян, которую давно уже втайне подготовлял. (5) Фивяне встали на сторону афинян, опасаясь, что если афиняне будут побеждены, пламя войны перекинется к ним. (6) Между этими двумя государствами, незадолго до того столь враждебными друг другу, был заключен союз30, и они разослали посольства по всей Греции: они считают, [говорили они], что общего врага надо отражать общими силами, (7) ибо Филипп, если первые его действия будут удачны, не успокоится, пока не покорит всю Грецию. (8) Под влиянием этого некоторые государства присоединились к афинянам; некоторых же страх перед трудностями войны склонил на сторону Филиппа.

Перевод А.А. Деконского, М.И. Рижского.

Диодор «Историческая библиотека»

(XVI, 86)

(86, 1) Когда на рассвете войска построились31, царь своего сына Александра, который находился в юношеском возрасте, но отличался мужеством и быстротой в действиях, поместил, приставив к нему лучших полководцев, на одном фланге. Сам, имея при себе отборных воинов, принял командование над другим флангом. Отдельные отряды он расставил в соответствии с обстоятельствами текущего момента. (2) Афиняне же, поделив войско по народностям, руководство одним флангом передали беотийцам, а сами взяли командование над другим. Когда состоялось ожесточенное сражение, продолжавшееся длительное время, и многие пали с обеих сторон, противники вплоть до некоторой поры не имели прочной надежды на победу. (3) Но потом Александр, поскольку он стремился показать отцу собственное мужество и не оставлял никому возможности превзойти его в битве и поскольку равным образом сражались вместе с ним многие храбрые мужи, первым прорвал единый строй врагов и, многих убив, стал одолевать выстроенных против него воинов. (4) Так как те, кто находился вместе с ним, сделали то же самое, единый строй противников начал постоянно разрываться. Когда образовалась куча мертвых тел, те, кто был с Александром, первыми, потеснив врагов, обратили их в бегство. После этого и сам царь, сражавшийся впереди, не уступая славу победителя даже Александру, сперва силой оттеснил выстроенных против него воинов, а затем, принудив их бежать, стал виновником победы. (5) В битве пало более 1 тыс. афинян, а в плен попало не менее 2 тыс. (6) Равным образом и многие из числа беотийцев погибли и были взяты в плен. После битвы Филипп, поставив трофей и согласившись выдать противникам мертвых для погребения, принес в честь победы жертвы богам и наградил по достоинству тех воинов, которые выказали свое мужество.

Перевод М.М. Холода.

Полиэн «Стратегемы»

(IV, 2, 2)

Филипп, когда сражался при Херонее с афинянами, подавшись назад, отступил. Стратокл, стратег афинян, воскликнув: «Мы должны до тех пор не отставать от врагов, пока не загоним их в Македонию!» — продолжал следовать за македонянами. «Афиняне не умеют побеждать», — сказал Филипп и стал отходить лицом к неприятелю, сомкнув фалангу и защитившись оружием от натиска афинян. Немного спустя, заняв возвышенности, он ободрил свое войско, сделал поворот и, решительно устремившись на афинян, блестяще с ними сразился и победил.

Перевод М.М. Холода.

Диодор «Историческая библиотека»

(XVI, 87, 3)

Наконец Филипп, покоренный аттической утонченностью Демада32, всех [афинских] пленных освободил без выкупа, а также, полностью отказавшись от высокомерия победителя, отправил послов к демосу афинян и заключил с ними дружбу и военный союз33. Введя в Фивы гарнизон, он согласился и на мир с беотийцами.

Перевод М.М. Холода.

Ликург «Против Леократа»

(50)


Ликург один из видных ораторов и политических деятелей Афин второй половины IV в. до н.э., противник Македонии. От речей Ликурга до нашего времени целиком дошла только одна – «Против Леократа», произнесенная в 331/30 г.до н.э.

А доблесть этих мужей [павших при Херонее афинян] доказана. Ибо в них одних только сохранялась свобода Эллады. Ведь когда они расстались с жизнью, была порабощена и Эллада, а вместе с их телами была погребена и свобода остальных эллинов. И этим они ясно всем показали, что, сражаясь, они подвергались опасности не ради личных интересов, а во имя всеобщей свободы. Поэтому, граждане, я не постеснялся бы назвать их души венцом отечества.

Перевод Т.В. Прушакевич.

Общегреческий конгресс в Коринфе.

Его решения, образование Коринфской лиги

Юстин «Филиппова история»

(IX, 5, 1–8)

(5, 1) Филипп, приведя в порядок дела в Греции, приказал созвать в Коринф представителей от всех государств для того, чтобы установить определенный порядок при сложившемся положении вещей34. (2) Здесь Филипп определил условия мира для всей Греции сообразно с заслугами отдельных государств и образовал из всех их общий совет, как бы единый сенат. (3) Одни только лакедемоняне отнеслись с презрением и к царю и к его установлениям, считая не миром, а рабством тот мир, о котором не сами государства договорились, а который дарован победителем. (4) Затем определена была численность вспомогательных отрядов, которые должны были выставить отдельные государства либо в помощь царю в случае нападения на него, либо для использования их под его командой в случае, если он сам объявит войну кому-нибудь. (5) И не было сомнения, что эти приготовления направлены против Персидского государства. (6) Численность вспомогательных отрядов была двести тысяч пехотинцев и пятнадцать тысяч всадников. (7) Сверх этого количества — македонское войско и отряды варваров из покоренных Македонией соседних племен. (8) В начале весны35 он послал вперед в Азию, подвластную персам, трех полководцев: Пармениона, Аминту и Аттала…

Перевод А.А. Деконского, М.И. Рижского.

Диодор «Историческая библиотека»

(XVI, 89, 1–3; 91, 2)

(89, 1) В это время царь Филипп, возгордившись победой при Херонее и устрашив наиболее значительные города, стремился стать гегемоном всей Эллады. (2) Распространив слух о том, что он желает начать войну против персов ради эллинов и подвергнуть персов наказанию за несправедливости, учиненные ими в отношении [эллинских] святилищ, Филипп доброжелательностью склонил эллинов на свою сторону. Будучи любезным со всеми как частным, так и общественным образом, он объявил городам, что хочет переговорить с ними относительно общих выгод. (3) Поэтому, когда в Коринфе собрался общий синедрион, Филипп повел разговор о войне против персов и, возбудив большие надежды, склонил членов синедриона к войне. Наконец, когда эллины избрали его стратегом-автократором36 Эллады, он начал вести великие приготовления для похода против персов. Определив же каждому городу количество воинов для союзного войска, Филипп вернулся в Македонию.

(91, 2) В это время царь Филипп, назначенный эллинами гегемоном и начавший войну против персов, послал вперед в Азию Аттала и Пармениона, дав им часть войска и предписав освобождать эллинские города37

Перевод М.М. Холода.

Договор о мире и союзе между греческими городами и царем Филиппом

(надпись, 338/7 г.до н.э.; Ditt. Syll.3, № 260)

a) … буду сохранять верность… И я не буду обращать оружия [с целью вреда ни на кого] из тех, кто сохраняет верность [клятвам, ни на земле], ни на море; и я не буду захватывать с военными целями [ни город], ни крепость, [ни гавань] ни у кого из тех, кто участвует в этом [мире], никакими способами [или средствами]. И я не буду ниспровергать царскую власть Филиппа и его потомков, а также государственное устройство, [имевшееся] у каждого в то время, когда приносили [клятвы на верность] миру. [И я не сделаю ничего] противного этому [договору, ни сам, ни] другому не позволю по [возможности. А если кто станет делать что-либо], противоречащее [этим соглашениям, то я приду на помощь] по призыву [тех, кто будет просить], и буду воевать со всяким, нарушающим [общий мир], так, как мне [будет предписано] и как прикажет гегемон … оставлю…

b) …: 5; … фессалийцев: 10; …: 2; … элимиотов: 1; [… самофракийцев и] фасосцев: 2; …: 2; амбракиотов … из Фракии и … фокидян: 3; локров: 3; … этейцев, малиян и [энианов: 3; …] агрейцев и долопов: 5; … перребов: 2; … Закинфа и Кефаллении: 338.

Перевод Э.Д. Фролова.

Псевдо-Демосфен «О договоре с Александром»

(8; 10; 15)

Эта речь сохранилась в корпусе речей Демосфена, но ее автором был явно другой афинский политик, принадлежавший к антимакедонской партии. Время произнесения данной речи спорно; однако, скорее всего, ее надо относить к 333 г. до н.э.

(8) К тому же и договор прямо в самом же начале говорит, что греки должны быть свободными и автономными.

(10) … в нем [договоре] сказано, что, ежели какие люди попытаются низвергнуть государственный строй, существовавший в каждом отдельном государстве в то время, когда приносили присягу на соблюдение мира, все такие люди да будут врагами всем участникам мира.

(15) … в договоре значится, что члены синедриона и лица, поставленные на страже общего дела, должны заботиться о том, чтобы в государствах, участниках мирного договора, не применялись ни казни, ни изгнания, вопреки установленным в этих государствах законам, ни отобрания в казну имуществ, ни передел земли, ни отмена долгов, ни освобождение рабов в целях государственного переворота.

Перевод С.И. Радцига.

Борьба промакедонской и антимакедонской «партий»

в Афинах и других городах Греции

Исократ «Филипп»

(15–16; 120)

Исократ знаменитый афинский оратор и публицист IV в. до н.э. В своем творчестве Исократ наиболее ярко, чем кто-либо, выразил панэллинскую идею, призывая всех греков к объединению и совместному завоевательному походу на Восток, против Персии. Призывая в разные периоды своей жизни к руководству данным предприятием то одни, то другие политические силы Греции, он в конце концов остановил выбор на Филиппе II, обратившись к нему в 346 г. до н.э. в памфлете «Филипп». До наших дней от творческого наследия Исократа дошли 21 речь и 9 писем, правда, подлинность последних является предметом спора.

(15) Тебе же [Филиппу] одному судьба дала неограниченную возможность и послов отправлять, к кому захочешь, и принимать, от кого тебе будет угодно, и говорить то, что кажется тебе полезным; к тому же ты приобрел такое богатство и могущество, как никто из эллинов, — то, что единственно может и убеждать, и принуждать. Это также, думаю, потребуется и для того дела, о котором будет идти речь. (16) Дело в том, что я намерен тебе советовать привести эллинов к согласию и возглавить поход против варваров: убеждение подходит для эллинов, а принуждение полезно для варваров.

(120) … какова же будет твоя слава, если ты осуществишь это на деле и главным образом попытаешься полностью сокрушить это царство [Персидское] или по крайней мере захватить как можно больше земли и занять Азию, как говорят, от Киликии до Синопы; кроме того, основать города на этой территории и поселить там тех, кто скитается теперь за неимением необходимых средств к жизни и вредит всем встречным.

Перевод В.Г. Боруховича.

Плутарх «Сравнительные жизнеописания» (биография Демосфена)

(16–17)


(16) … намерения и взгляды Демосфена были вполне ясны, ибо он порицал все действия Филиппа без исключения и любой его шаг использовал для того, чтобы возмущать и восстанавливать афинян против македонского царя.

(17) Когда же дело подошло к войне, ибо Филипп не мог оставаться в покое, и афиняне, подстрекаемые Демосфеном, ожесточались все сильнее, Демосфен, прежде всего, побудил сограждан вмешаться в дела на Эвбее, которую тираны отдали во власть Филиппа. Одобрив его предложение, афиняне переправились на остров и изгнали македонян. Далее, он оказал поддержку Византию и Перинфу, подвергшимся нападению Филиппа: он убедил народ … послать помощь, которая и спасла оба города. Затем, разъезжая послом по Греции и произнося зажигательные речи против Филиппа, он сплотил для борьбы с Македонией почти все государства…

Перевод С.П. Маркиша.

Демосфен «Олинфская первая»

(3–4)

Демосфен выдающийся афинский оратор второй половины IV в., виднейший представитель антимакедонской партии. Под именем Демосфена сохранились 61 речь и 5 писем, из которых не все считаются подлинными. «Олинфская первая» была произнесена им в 349 г. до н.э.

(3) Ведь бояться приходится главным образом того, как бы этот человек [Филипп], способный на все и умеющий пользоваться обстоятельствами — где уступками, если так сложатся дела, а где угрозами (эти угрозы, естественно, могут казаться правдоподобными), а то клеветами на нас и на наше отсутствие, не повернул дела в свою пользу и не оттягал у нас какой-нибудь из самых важных основ нашего государства. (4) … он один единолично является над всем властелином — над явными и тайными делами — и одновременно вождем, господином и казначеем и везде сам находится при войске, это для быстрого и своевременного ведения военных действий имеет преимущество…

Перевод С.И. Радцига.

Эсхин «Против Ктесифонта о венке»

(57; 66)

Эсхин, яркий представитель афинской промакедонской партии, произнес эту речь в 330 г. до н.э. Формально речь направлена против Ктесифонта (как внесшего в Народное собрание якобы незаконное предложение об увенчании Демосфена венком за его заслуги перед отчеством), но фактически против Демосфена. Последний тогда произнес ответную речь в свою защиту и выиграл процесс. От ораторского наследия Эсхина до нашего времени сохранились 3 речи.

(57) … я твердо надеюсь показать судьям, что виновниками спасения нашего государства были боги и те, которые гуманно и мягко распорядились судьбами нашего города39, а виновником всех наших несчастий был Демосфен.

(66) Вот этот самый Демосфен, который теперь называет себя ненавистником Александра, а тогда — Филиппа, упрекающий меня за дружбу с ними…

Перевод Л.М. Глускиной.

Демосфен «За Ктесифонта о венке»

(295–296)

(295) Действительно, еще в то время, когда силы Филиппа были слабы и довольно незначительны, мы часто предупреждали, советовали и разъясняли, как лучше всего было действовать, и, несмотря на это, именно они тогда ради своей личной корысти жертвовали общим благом, причем каждый со своей стороны старался обмануть и совратить своих собственных сограждан, пока не превратили их в «рабов»: фессалийцев — Даох, Киней и Фрасидей; аркадян — Керкид, Гиероним и Евкампид; аргосцев — Миртид, Теледам и Мнасей; элейцев — Евксифей, Клеотим и Аристехм; мессенцев — сыновья богопротивного Филиада, Неон и Фрасилох; сикионцев — Аристрат и Эпихар; коринфян — Динарх и Демарет; мегарцев — Птеодор, Геликс и Перилл; фиванцев — Тимолай, Феогитон и Анемет; эвбейцев — Гиппарх, Клитарх и Сосистрат. (296) Мне не хватит и дня, если я стану перечислять имена изменников. Все эти люди, граждане афинские, каждый у себя на родине задаются теми же целями, что и эти у вас: это — люди богомерзкие, льстецы, сущее проклятие, они искалечили каждый свое отечество, пропили свободу в прежнее время Филиппу, а теперь Александру; чревом своим и позорнейшими страстями они измеряют благополучие; они опрокинули свободу и независимость от чьего-либо господства — то, что в прежнее время служило грекам определением и мерилом блага.

Перевод С.И. Радцига.

Полибий «Всеобщая история»

(XVII, 14)

… как бы ни превозносили мы Демосфена за многое другое, всякий вправе осудить его за то, что он необдуманно и без всякого основания взводит позорнейшую вину на замечательных эллинов… Вместе с ними он перечисляет поименно и многих других граждан по городам, хотя все названные выше деятели могли бы привести в свое оправдание многие уважительные соображения… Имени предателей эти люди были бы достойны в том случае, если бы при этом пропустили гарнизоны Филиппа в родной город, ради собственной корысти или из властолюбия попрали бы законы и лишили сограждан свободы и вольностей. Если же, наоборот, они наблюдали выгоды родины и судили о них верно и не смешивали их с выгодами афинян, то Демосфен все не имел права обзывать таких людей предателями. Когда Демосфен все измеряет пользами родного города, полагая, что взоры всех эллинов должны быть обращены к афинянам, и называя предателем всякого, кто этого не делает, то он, мне кажется, судит неверно, уклоняется от истины…

Перевод Ф.Г. Мищенко.




1 Пердикка III — старший брат Филиппа II, царствовал в Македонии с 365 по 360/59 г. до н.э. По сообщению Юстина, приемником Пердикки вначале стал его сын Аминта (IV), а затем Филипп, до того являвшийся регентом при малолетнем Аминте. Однако не исключено, что Филипп взошел на престол сразу после гибели своего брата. Филипп правил до лета или осени 336 г. до н.э.

2 Павсаний заявлял права на македонский престол в 368/7 г. до н.э.

3 Аргей II правил в Македонии в 393/2–392/1 гг. до н.э.

4 Тяжеловооруженные македонские пехотинцы-фалангиты носили название педзетайры («пешие друзья»).

5 Пердикка III, недовольный стремлением Афин утвердиться в Амфиполе, прислал ему в помощь ок. 362 г. до н.э. воинские контингенты. Эти последние и были теперь выведены оттуда Филиппом.

6 Ок. 54 км.

7 Сарисса — длинное копье македонского фалангита (максимальная классическая длинна — 5–7 м).

8 359 г. до н.э.

9 События 358 г. до н.э.

10 Помимо того, что Филипп использовал фессалийскую конницу, он также создал мощный корпус тяжеловооруженной македонской кавалерии, так называемых гетайров («друзей»).

11 356 г. до н.э.

12 Рудники горы Пангей.

13 Захват Амфиполя приходится на 357 г. до н.э.

14 Пидна и Потидея были взяты в 356 г. до н.э.

15 354 г. до н.э.

16 Филипп начал вмешиваться в дела Фессалии с 358 г. до н.э. В 353 или 352 г. до н.э. он избирается пожизненным главой Фессалийского союза. После же проведенных им в 344–342 гг. до н.э. организационных мероприятий, еще более усиливших его влияние в Фессалии, эта греческая область окончательно попадает в зависимость от Филиппа.

17 В это время фокидяне вели войну против ряда греческих общин — членов Дельфийской амфиктионии, возглавляемых фессалийцами и беотийцами (III Священная война, 356/5–346 гг. до н.э.). Фокидяне были обвинены Советом амфиктионов в святотатстве — запашке посвященной Аполлону Дельфийскому земли. Во главе мятежной Фокиды вначале встал Филомел, а после его гибели Ономарх, который для военных нужд стал активно использовать сокровища Дельфийского святилища.

18 События 353 г. до н.э.

19 Битва на Крокусовом поле, имевшая место в 352 г. до н.э.

20 Известный афинский полководец того времени. Афины, как Спарта и некоторые другие греческие государства, поддерживали фокидян.

21 Речь здесь идет также о битве на Крокусовом поле.

22 348 г. до н.э.

23 Фалек был последним лидером мятежной Фокиды (вероятно, с 351 г. до н.э.).

24 Керсоблепт правил восточной частью Фракии.

25 342–341 гг. до н.э.

26 Арибба царствовал в Эпире с 370 по 360 г. до н.э. совместно со своим братом Неоптолемом, а с 360 г. до н.э. единолично. Зимой 343/2 г. до н.э. он был свергнут Филиппом, который тогда возвел на престол Александра.

27 Поход против Перинфа и Византия и их осада относятся к 340339 гг. до н.э.

28 Артаксеркс III Ох.

29 Так называемый Филократов мир 346 г. до н.э.

30 339 г. до н.э.

31 Сражение при Херонее состоялось либо 2 августа, либо 1 сентября 338 г. до н.э.

32 Популярного афинского политического деятеля, попавшего в плен к македонянам в битве при Херонее.

33 Был заключен так называемый Демадов мир.

34 Есть основания полагать, что в работе Коринфского конгресса нужно различать две основные сессиии: конституционное собрание, продолжавшееся с конца 338 по весну 337 г. до н.э., на котором было оформлено новое политическое объединение, так называемая Корифская лига, и открывшееся приблизительно в начале лета 337 г. до н.э. военное заседание, на котором был решен вопрос о походе против Персии.

35 336 г. до н.э.

36 Полномочным стратегом.

37 Имеются в виду греческие города Малой Азии, которые пребывали под властью Персии с 387/6 г. до н.э.

38 Цифры, по всей видимости, показывают количество голосов отдельных греческих общин в синедрионе.

39 Филипп в 338 г. и Александр в 336 и 335 гг. до н.э.


Смотрите также:
Примерный учебный план
176.63kb.
1 стр.
Примерный учебный план
166.05kb.
1 стр.
Примерный план
321.13kb.
1 стр.
Примерный учебный план (недельный)
47.89kb.
1 стр.
Примерный план реферата Назначение устройства и принцип его построения
15.15kb.
1 стр.
Примерный план рекламной кампании для фирмы на 1 месяц, занимающейся продажей недвижимости на Кипре, в Испании, Словении, Хорватии (или строительством, продажей элитного жилья в г. Москве ) в 2010 году
44.87kb.
1 стр.
Рефераты принести на зачет. Темы рефератов к зачету по курсу «основы управления социально-педагогическими процессами» Тема социально-педагогическая характеристика детско-юношеской группы примерный план
57.01kb.
1 стр.
Отчет о заседании кружка финансового права
31.87kb.
1 стр.
Методические указания по структуре и содержанию курсовой работы 2 Структура курсовой работы и примерный план 4
159.28kb.
1 стр.
Примерный план музейной практики и знакомства с музеями Объяснительная записка Владимир Иванович Даль в своём знаменитом словаре определил музей как «собранье редкостей или замечательных предметов по какой-либо отрасли наук и искусств»
74.8kb.
1 стр.
Примерный перечень вопросов к зачетам и экзаменам
47.36kb.
1 стр.
Примерный перечень учебного оборудования кабинета биологии и экологии
121.82kb.
1 стр.