Главная страница 1
Особенности государственного развития на Востоке.

Территория. Организация государства. Самым крупным из эллинистических государств было царство Селевкидов, в пору своего расцвета охватывавшее большую часть тех территорий, которые ранее входили в состав державы Александра Македонского. Оно простиралось от Эгейского моря на западе до Индийского субконтинента на востоке и включало южную часть Малой Азии, Сирию, Месопотамию, Вавилонию, Иран, южные районы Средней Азии, большую часть Афганистана.

Создателем этого огромного государства был Селевк - один из телохранителей Александра Македонского. Согласно решению совещания диадохов в Трипарадизе (321 г. до н. э.), он получил в управление Вавилонию. За несколько лет сумел снискать расположение верхних слоев населения вавилонских городов. Когда Селевк был изгнан из своей сатрапии Антигоном Одноглазым, то сумел отвоевать ее с ничтожным по численности отрядом воинов, данным ему Птолемеем (600 или даже 300 всадников, по свидетельствам источников). Это оказалось возможным благодаря поддержке городов Вавилонии, встречавших Селевка как освободителя. Хорошо умея соизмерять цели с теми средствами, которыми он располагал, Селевк первоначально не вмешивался в борьбу диадохов в Греции и Малой Азии, а направил все свои силы на завоевание восточных областей державы Александра. Проявив незаурядное дипломатическое мастерство, Селевк сумел избежать столкновения с Чандрагуптой, создателем державы Маурьев. Уступив не принадлежавшие ему восточные окраины державы Александра Македонского, он взамен получил 500 боевых слонов, что резко усилило боеспособность его войска. Укрепив власть на Востоке, создав сильную, закаленную в постоянных походах армию, Селевк теперь мог вмешаться и в "большую политику". Его армия сыграла решающую роль в разгроме Антигона в битве при Ипсе (301 г. до н. э.). В результате Селевк овладел Северной Сирией и получил выход к Средиземному морю. Последним большим успехом Селевка был разгром в битве при Куропедионе (Лидия) армии Лисимаха (281т. до н. э.). Захватив благодаря этой победе Малую Азию, Селевк решил, что ему удастся совершить то, к чему десятилетиями безуспешно стремились его соперники,- объединить под своей властью большую часть державы Александра. Он двинул армию в Македонию. Однако в момент наибольших успехов Селевк был предательски убит Птолемеем Керавном (одним из сыновей Птолемея I). Сыну Селевка Антиоху I с большим трудом удалось справиться с разразившимся кризисом и укрепиться на троне.

Антиох оставил надежды на расширение государства (за счет завоевания Македонии и Греции) и все силы обратил на его консолидацию. При Селевке и Антиохе I (281-261 гг. до н. э.) на многие десятилетия сформировались основные направления политики Селевкидского государства. Селевкиды были вынуждены вести активную внешнюю политику в трех регионах: в Южной Сирии, Малой Азии и на востоке. В Южной Сирии Селевкиды вели почти непрекращающуюся борьбу с Птолемеями. Каждое из государств стремилось поставить под свой контроль эту важную область, где оканчивались многие торговые пути и где располагались процветающие портовые города. Здесь был основной театр так называемых сирийских войн, т. е. частых военных столкновений между Селевкидами и Птолемеями.

В Малой Азии владения Селевкидов и Птолемеев представляли настоящую чересполосицу, и начало военных действий в Сирии немедленно приводило к сражениям и в Малой Азии. Важную роль продолжали играть и старые греческие города Малой Азии, за власть над которыми также боролись и Птолемеи, и Селевкиды. На севере этого региона возник ряд независимых государств (Пергам, Вифиния, Каппадокия, Понт), взаимоотношения с которыми у Селевкидов всегда были очень сложными. Особенно большой угрозой для Селевкидов были галаты (кельты). Переселившиеся с Балканского полуострова в Малую Азию три воинственных кельтских племени, осевших в районах к северу от Фригии (здесь возникла независимая область Галатия), постоянно тревожили Селевкидов.

На востоке, в частности в Средней Азии, сложность ситуации определялась, во-первых, отдаленностью этого региона, трудностью связей с ним, а во-вторых, наличием постоянной угрозы со стороны кочевников, располагавшихся вдоль границ Селевкидского государства. В III в. до н. э. начались передвижения кочевых племен, что усилило напряженность на границах.

Не менее сложными были и внутриполитические проблемы государства Селевкидов. Оно охватывало огромную территорию, большое количество различающихся по уровню социально-экономического развития и характеру политической организации обществ, что делало задачу поддержания единства в государстве чрезвычайно сложной. Другой важнейшей особенностью этого государственного образования было то, что оно возникло в результате завоевания македонянами и греками Востока. Поэтому основная функция государства заключалась в обеспечении эксплуатации покоренных народов завоевателями. Как своего рода "программа" эта идея изложена в речи Селевка I, обращенной к армии по поводу бракосочетания его сына Антиоха со Стратоникой и дарования Антиоху прав соправителя и титула царя. Селевк говорил о том, что он создал державу для блага своих македонских подданных. Он подчеркивал, что существует тесная связь между создаваемой им династией и македонянами: царь и его семья называются хранителями "гегемонии" македонян. Хотя часть верхушки местного населения Востока и включалась в господствующий класс, все же основную его массу составляли завоеватели - македоняне и греки. В силу этих обстоятельств структура государства Селевкидов определялась основным социальным водоразделом: господствующий класс - в основном завоеватели, эксплуатируемая масса - в основном завоеванное население Востока.

Главой государства был царь. Его власть, в сущности, была абсолютной. Он являлся верховным главой гражданской администрации, главнокомандующим армией, верховным судьей и даже источником права. Основателю династии Селевку I принадлежит основополагающий принцип: "Всегда справедливо то, что постановлено царем". Власть царей селевкидской династии имела следующие правовые основания: 1) право завоевания (в эпоху античности оно считалось самым важным из правовых обоснований); 2) наследование власти от отца к сыну. Селевкидские цари обожествлялись. Есть две формы обожествления. Старые греческие города, вошедшие в государство, принимали "добровольные" решения о признании царя богом в благодарность за различные благодеяния. На остальной территории государства царский культ вводился административными мерами. Со времени Антиоха III обожествлялась и супруга царя. До нас дошли четыре надписи, найденные в разных частях государства, но абсолютно идентичные по содержанию, - указ Антиоха III о введении культа его жены. Имена царей сопровождались эпитетами, свидетельствующими об их "божественной" сущности: Сотер (Спаситель), Дикайос (Справедливый), Эвергет (Благодетель) и т. д.

В государстве Селевкидов существовала достаточно развитая бюрократическая система, которая, однако, не достигла таких масштабов, как в царстве Птолемеев. Огромные размеры государства не позволяли осуществлять всеобъемлющего административного контроля. Ряд местных политических образований (отдельные пле мена, греческие полисы, храмовые общины, местные династы) пользовались известной автономией во внутренних делах.

Высшими сановниками государства были "ведающий делами" (нечто вроде премьер-министра), глава царской канцелярии и финансовый контролер, отвечавший за сбор налогов и т. д. Ближайшее окружение царя составляли "родственники" и "друзья". Эти термины нельзя понимать буквально: это были придворные титулы. "Друзья", в свою очередь, делились на просто "друзей", "почитаемых друзей", "первых и самых почитаемых друзей". Именно из числа "родственников" и "друзей" выбирались царем люди для занятия высших постов в центральной и местной администрации, а также в армии. Территория Селевкидского царства делилась на сатрапии. По словам Аппиана, их было 72. Размеры сатрапий были много меньшими, чем в государстве Ахеменидов и державе Александра. Сатрапии, в свою очередь, делились на епархии, а последние - на гипархии. Сатрап (со времени административной реформы Антиоха III - стратег) имел как гражданскую, так и военную власть. Финансовое ведомство было самостоятельным, и его чиновники не подчинялись сатрапу. В силу огромных размеров государства, затруднявших эффективность управления, создавались иногда особые наместничества, из нескольких сатрапий. Наместники пользовались огромной властью, иногда они имели даже права соправителя и титул царя. Долгое время существовало восточное наместничество (так называемые "верхние сатрапии"), центром которого был город Селевкин на Тигре. Иногда все селевкидские владения в Малой Азии также объединялись под властью одного правителя. Центром селевкидской Малой Азии был город Сарды, Создание крупных наместничеств имело и некоторые негативные последствия. Обладавшие огромной властью наместники иногда проявляли и отчетливые сепаратистские тенденции.

Для проведения активной внешней политики и обеспечения внутренней безопасности государство Селевкидов, естественно, нуждалось в мощной армии. Размеры ее (по античным масштабам) были очень велики. В битве при Рафии у Антиоха III было 62 тыс. пехотинцев и 6 тыс. всадников; в параде, который устроил Антиох IV в Дафне (пригород столицы Антиохии на Оронте), участвовало 46 тыс. пеших и 4,5 тыс. конных воинов; в самой важной из битв, которую дали Селевкиды, - в битве Антиоха III с римлянами при Магнесии - царь располагал 60 тыс. пехоты и 12 тыс. конницы. При этом необходимо учитывать, что значительные контингенты войск не участвовали в этих событиях, находясь в гарнизонах на обширной территории страны. Основу армии составляла фаланга, в которой служили потомки македонян, осевших в Селевкидском государстве, или греков, вооруженных и обученных "по-македонски". Частью фаланги была пешая гвардия, так называемые аргироспиды (т. е, воины с серебряными щитами) - из наиболее физически крепких, хорошо обученных и отличившихся в боях воинов. В походах они обычно шли в авангарде армии. Из их числа назначались, как правило, командиры во все другие части армии. Значительную часть конницы составляли катафрактарии, т. е. воины с тяжелыми доспехами, иногда броней покрывались и кони. В составе кавалерии также имелась гвардейская часть-агема. Селевкидская армия включала и отряды легковсюруженных воинов (лучников, пращников). Важную роль играли боевые слоны. В регулярную армию входили также гарнизоны, подчинявшиеся стратегам (сатрапам) соответствующих провинций, занимавшие крепости вдоль границ и акрополи крупнейших городов.

Основу армии составляли македоняне и греки, жившие на территории государства в военных колониях (катойкиях) и полисах. Наемники, в отличие от Птолемеевского Египта, играли в армии Селевкидов незначительную роль. Столь же незначительное место отводилось отрядам из местного населения. В регулярную армию они, как правило, не включались, привлекались только изредка.

Основным военным центром Селевкидского государства был город Апамея, в Северной Сирии, недалеко от столицы, Здесь была расквартирована значительная часть армии, находились военные школы, в которых обучались новобранцы, государственные оружейные мастерские. Здесь же располагались отряды боевых слонов. Флот в государстве Селевкидов играл менее значительную роль. Главной базой его была Селевкия в Пиерии, прикрывавшая с моря столицу государства - Антиохию на Оронте.

Полисы в Селевкидском государстве. Армия, в частности фаланга и регулярная конница, пополнялись за счет военных колонистов и граждан греческих полисов, созданных Селевкидами. Военные колонии располагались в основном вдоль границ в неспокойных районах, вдоль важнейших дорог. Значительная часть новых полисов создавалась Селевкидами в Сирии и восточных частях государства. В Малой Азии имелись колонии, заселенные евреями из Вавилонии, а в Персиде были поселены в качестве военных колонистов 3 тыс. фракийцев, но подавляющую часть колонистов составляли македоняне и греки. Колонисты должны были отличаться этнически от основной массы местного населения, что, с точки зрения правительства, облегчало контроль за местным населением, позволяло "разделять и властвовать". При основании колонии колонист получал определенную ссуду на обзаведение хозяйством и освобождался на несколько лет от налогов. Самым важным было то, что государство предоставляло ему участок земли для дома и два участка земли для ведения хозяйства (пахотная земля для зерновых культур и виноградник или сад). Величина участка зависела от природных условий, его местоположения, ранга колониста.

Размеры участков были таковы, что для обработки их помимо труда членов семьи необходима была также и дополнительная рабочая сила. Вероятнее всего, это были рабы. Участок колониста был неотчуждаемым. Колонист получал его с условием несения военной службы в царской армии. Система должна была функционировать следующим образом: военный колонист ряд лет служил в армии ("действительная служба"), затем он переходил в "запас" (призывался только в самых крайних случаях). В этот момент сын колониста должен был заменить отца в рядах армии. Данная система обеспечивала тесную связь армии с правящей династией. Колонист не был собственником участка, собственником его считался царь. Кроме того, эта система также имела еще одну важную особенность. Она служила делу воспитания лояльности у колонистов по отношению к династии. Длительная служба в армии накладывала отпечаток на всю жизнь колониста. Это происходило еще и потому, что царь не только считался, но и в действительности являлся главнокомандующим армией, который должен был лично вести армию в поход и сражаться в битвах во главе ее. Селевкиды прекрасно сознавали значение армии, ее лояльность обеспечивалась и тем, что отличившимся воинам был открыт путь к самым высоким чинам.

Аналогичной была и роль основанных Селевкидами греческих полисов в общей структуре государства. Селевкиды чрезвычайно активно создавали новые полисы; по свидетельствам источников, их было построено несколько десятков (примерно 70). Многие ученые считали, что строительство полисов было проявлением "идеальных" мотивов в политике "правящей династии": оно определялось стремлением распространить высокую эллинскую культуру среди "варварских народов". Однако более внимательное изучение источников показало, что причины этой градостроительной активности были сугубо практическими. Полисы создавались как опорные пункты власти Селевкидов на завоеванных землях. Дело заключалось не только в том, что полисы были укреплены и часто содержали гарнизоны из царской армии. Основное заключалось в том, что гражданский коллектив каждого из полисов находился в тесной социальной связи с династией, Полис создавался по воле царя, выделявшего прежде всего земли для него. Земля делилась на участки (клеры), распределявшиеся среди граждан. Насколько можно судить по довольно скудным свидетельствам источников, эти клеры были больших размеров, чем участки военных колонистов. То обстоятельство, что участок земли гражданина полиса не был его полной собственностью, а находился в условном владении, подтверждает дошедший до нас "Закон о наследовании", происходящий из города Дура-Европос (на среднем Евфрате). В полисах существовали Народное собрание, совет, система магистратур. Особую роль играли магистратуры, связанные с воспитанием юношества. Коллектив граждан стремился воспитывать молодое поколение целиком в духе греческих культурных традиций, предохраняя его, насколько это было возможно, от всяких культурных влияний со стороны местного населения. В Селевкии в Пиерии в 219 г. до н. э. насчитывалось 6 тыс. граждан при общей численности населения в 30 тыс. человек. В огромном городе, столице государства - Антиохии на Оронте, было всего 10 тыс. граждан. Создание новых полисов было одним из самых важных направлений политики первых селевкидских царей. Они стремились привлечь поселенцев из старых греческих городов Малой Азии и материковой Греции. Известно, например, что в Антиохию на Оронте переселялись греки из Афин, Аргоса, Этолии, с Кипра, Крита, Эвбеи. Эта политика продолжалась вплоть до Антиоха IV.

Греческие полисы играли роль костяка Селевкидской державы. Тесно связанные с царской династией, получившие от царей землю и обязанные за это нести военную службу, граждане полисов занимали привилегированное место в общей структуре государства. Известно, например, что цари даровали права гражданства в греческих полисах своим отставным военачальникам и чиновникам. Полис помимо земли, составлявшей участки граждан, обычно контролировал достаточно обширные территории, занятые общинами местного населения. Эксплуатация этих общин составляла одну из важнейших основ благосостояния гражданства полисов. Государству это было выгодно, ибо полис брал на себя часть его функций по контролю над местным населением, сбору налогов и т. п. Селевкидское государство и греческий полис выступали как союзники в эксплуатации местного населения, и греческие полисы служили, как правило, надежной опорой династии.

Несколько иной была роль старых греческих полисов Малой Азии, вошедших в состав государства Селевкидов. У них не было той органической связи с династией, которая существовала у новых полисов. Они рассматривали себя как союзников Селевкидов, и цари этой династии в силу разного рода обстоятельств вынуждены были считаться с этим. Греческие полисы Малой Азии были объектом притязаний со стороны Селевкидов, Птолемеев, Македонии, Пергама. Столкновение этих сил позволяло полисам Малой Азии маневрировать, сохранять известную долю автономии, помогало им избегать полного поглощения Селевкидским царством.

В эллинистическую эпоху на Востоке продолжался процесс, начавшийся уже ранее,-развития различного типа городских общин, приближающихся по своим формам к греческому полису. Дальше всего по этому пути пошли финикийские города, очень быстро эллинизировавшиеся и приобретшие все черты восточных греческих полисов. Эллинизация их была столь полной, что граждан финикийских городов стали допускать даже к Олимпийским ифам. Именно эти города давали основные кадры для флота Селевкидов.

Несколько иной характер имели вавилонские гражданско-храмовые общины (Урук, Вавилон, Ниппур, Борсиппа и т. д.). В Вавилонии к началу эллинистической эпохи сложился тип общины, образовавшейся в результате постепенного слияния служителей городских храмов с зажиточными слоями населения этих городов. Такая община в источниках называется "город" или "город людей храмов". Храмовые должности занимали многие члены этих общин, но это не было обязательным условием принадлежности к общине. Основную массу членов гражданско-храмовой общины составляли частные лица, не находившиеся в зависимости от храмов, но связанные с ними. Главной формой связи было получение довольствия (пребенды) из храмового хозяйства. Право на получение довольствия было когда-то связано с выполнением определенных обязанностей в храме, но позднее эта связь прервалась и право на получение довольствия могло свободно продаваться и покупаться. В селевкидское время выдача довольствия превратилась в один из методов распределения прибавочного продукта, созданного в храмовых хозяйствах, между гражданами. Города этого типа имели самоуправление, признанное и санкционированное селевкидскими царями. Существовало "собрание", руководителем которого был эконом. Эти собрания решали имущественные вопросы, накладывали штрафы, оказывали почести как своим согражданам, так и представителя