Главная страница 1
ОПЫТ РОССИЙСКОЙ ПЕНСИОННОЙ РЕФОРМЫ 2002 Г.

Дементьев Н.П.

ИЭОПП СО РАН, г. Новосибирск
В докладе представлен обзор российской пенсионной реформы 2002 г., ее целей, основных положений и текущих результатов. Особое внимание уделяется неудачам этой реформы по введению индивидуальных накопительных счетов в систему обязательного пенсионного страхования в России. Рассматривается нынешнее состояние системы добровольного негосударственного пенсионного обеспечения. Обсуждается опыт чилийской пенсионной реформы 1982 г.
В нынешней России существует три основных вида пенсий: государственные трудовые пенсии в системе обязательного пенсионного страхования (ОПС), пенсии в системе государственного пенсионного обеспечения (пенсии государственным служащим и военнослужащим, социальные пенсии и т.п.) и частные накопительные пенсии в системе негосударственного пенсионного обеспечения (НПО).

Подавляющая часть пенсионных выплат населению приходилась на государственные трудовые пенсии в системе ОПС. До 2002 г. в России государственные трудовые пенсии выплачивались по распределительному принципу (или, то же самое, по принципу "солидарности поколений"): в каждом году пенсии полностью обеспечивались за счет текущих взносов, взимаемых с работающих граждан. Так как взносы в Пенсионный фонд России (ПФР), составляющий основу системы обязательного пенсионного страхования, "с колес" расходовались на выплату пенсий, то пенсионные резервы в ПФР были невелики и не могли служить существенным источником инвестиций в экономику. Суть пенсионной реформы 2002 г. заключалась в переходе от распределительной пенсионной системы к системе с накопительными и условно-накопительными элементами.

Ниже кратко рассматриваются текущие итоги пенсионной реформы. Основная часть использованной нами информации была взята из опубликованных в Интернете материалов Федеральной службы финансовых рынков.
1. Причины и цели российской пенсионной реформы

Среди многих причин реформы государственной пенсионной системы, начавшейся в 2002 г., обычно называют низкий уровень трудовых пенсий и уравниловку при их назначении. В 2001 г. коэффициент возмещения, т. е. отношение средней пенсии к средней заработной плате, составлял лишь 32% (по 102-й конвенции Международной организации труда коэффициент возмещения должен быть не ниже 40%). Пенсия конкретного человека мало зависела от его прежних трудовых заслуг - от размера заработной платы и стажа. Кроме того, старая система была сильно усложнена, поскольку предусматривала множество пенсионных льгот. Все это противоречило принципам рыночной экономики и существенно ослабляет эффективность пенсионной системы, поскольку способствовало уходу работающих и работодателей от уплаты пенсионных взносов, распространению неформальных и теневых отношений в оплате труда.

Другой важной причиной пенсионной реформы послужили негативные демографические тенденции в России. Ныне в странах со стареющим населением, к которым принадлежат как Россия, так и западные страны, государственные пенсионные системы распределительного типа переживают глубокий кризис. В таких странах на число пенсионеров со временем приходится все меньшее число работающих, и тогда правительства вынуждены идти на непопулярные меры: снижать уровень пенсий, повышать пенсионный возраст, увеличивать налоги. Первые две меры едва ли осуществимы в нынешней России, поскольку трудовые пенсии и без того мизерны, а средняя продолжительность жизни мужчин меньше пенсионного возраста. Повышать отчисления на социальное страхование Правительство РФ также не считает возможным, снижение налогов всегда было его приоритетом.

Любая пенсионная реформа может лишь несколько смягчить, но не решить проблемы в системе пенсионного страхования, возникающие в связи неблагоприятной демографией. Если сейчас одного пенсионера в России, говоря попросту, кормят два работающих, а через тридцать лет, по утверждению демографов, будет кормить один работающий, то этот неблагоприятный для экономики факт не зависит от вида пенсионной системы. Тем не менее, если пенсионная реформа способствует росту инвестиций в экономику, тогда через тридцать лет за счет дополнительного роста фондовооруженности труда на одного работающего будет приходиться больше продукции, которую и придется делить между ним и пенсионером. Таким образом, остроту пенсионных проблем, возникших в связи с неблагоприятными демографическими тенденциями, реформы помогут снизить только в том случае, если они будут способствовать росту совокупного сбережения в экономике.

Резкое падение производства в 90-х гг. прошлого века еще более усугубило положение в государственной пенсионной системе, и уже в 1995 г. Правительство РФ выступило с концепцией реформы пенсионного обеспечения, в которой предлагалось усилить зависимость трудовой пенсии от трудового стажа и размера заработной платы, развивать в системе НПО профессиональные пенсионные программы. Концепция неоднократно пересматривалась, а сама реформа откладывалась вследствие череды потрясений в социально-экономической сфере России и, в первую очередь, дефолта 1998 г.

В 2000 г. МЭРТ подготовил очередной вариант пенсионной реформы и под нажимом усилившейся к тому времени исполнительной власти Дума РФ в конце 2001 г. приняла соответствующее пенсионное законодательство.


2. Основные положения российской пенсионной системы

За свою короткую историю стартовавшая в 2002 г. пенсионная реформа несколько раз корректировалась, что, конечно, не способствовало укреплению доверия к ней со стороны населения. По ее нынешней версии, для граждан 1967 года рождения и моложе трудовая пенсия будет состоять из трех частей - базовой, страховой и накопительной. Для граждан, родившихся ранее 1967 г., накопительная часть пенсии не предусматривается и, стало быть, их пенсия состоит из двух частей - базовой и страховой.

Базовая часть пенсии выплачивается федеральным бюджетом, она не зависит от стажа и уровня заработной платы.

Застрахованные граждане 1967 года рождения и моложе имеют сейчас в ПФР два индивидуальных счета - страховой и накопительный (после 2004 г. застрахованный может по желанию перевести свой накопительный счет из ПФР в избранный им негосударственный пенсионный фонд), от сумм на которых и будут зависеть соответственно страховая и накопительная части пенсии.

В настоящее время для большинства работающих граждан сумма отчислений в Пенсионный фонд России составляет 14% заработной платы. Для граждан, родившихся ранее 1967 г., все отчисления поступают на их страховые счета в ПФР. Для более молодых граждан 10% заработной платы направляется на их страховые счета, а остальные 4% - на накопительные счета. Согласно закону, с 2008 г. первая часть должна уменьшиться до 8%, а вторая, соответственно, увеличиться до 6% заработной платы.

Как и до пенсионной реформы, страховые части пенсий выплачиваются по распределительному принципу: все страховые взносы направляются на выплату текущих пенсий, а на страховых индивидуальных счетах работающих накапливаются не реальные денежные средства, а лишь обязательства государства перед ними на будущее. Поэтому говорят, что страховая часть пенсий организована по схеме условно-накопительных счетов в рамках распределительной системы пенсионного обеспечения.

Существование третьей (накопительной) компоненты трудовой пенсии означает, что часть пенсионных взносов граждан должна расходоваться не на выплату текущих пенсий, а накапливаться на их индивидуальных счетах. Реальные средства на накопительных счетах граждан должны, по замыслу реформы 2002 г., инвестироваться в экономику и приносить инвестиционный доход. Средства на индивидуальном накопительном счете застрахованного лица могут быть потрачены только на выплату пенсии этому лицу или на выплаты его наследникам (в случае смерти застрахованного до выхода на пенсию). По сути, реформа 2002 г. предусматривает принудительное пенсионное сбережение в рамках ОПС.

По закону Пенсионный фонд России не имеет права сам заниматься инвестированием пенсионных накоплений. С этой целью привлекаются частные управляющие компании (ЧУК), избранных Правительством РФ по конкурсу, а также Банк внешнеэкономической деятельности СССР (кратко, Внешэкономбанк или ВЭБ) - единственная государственная управляющая компания, специально назначенная Правительством РФ. Застрахованный имеет право выбрать управляющую компанию из указанных компаний и, тем самым, предложенный ею инвестиционный портфель. Накоплениями промолчавших ("молчунов") управлять призван Внешэкономбанк. По закону ВЭБ обязан инвестировать пенсионные накопления только в государственные ценные бумаги, которые относятся к высоконадежным, но малодоходным финансовым активам, а также в гарантированные государством ипотечные ценные бумаги, рынка которых в России пока нет. У ЧУК возможности более широкие, они могут покупать как государственные, так и наиболее надежные ценные бумаги корпораций.

С 2004 г. застрахованным в системе ОПС было разрешено переводить свои пенсионные накопления из ПФР в наиболее надежные негосударственные пенсионные фонды (НПФ), список которых составляется государством. В этом случае накопительную часть пенсии будет выплачивать избранный НПФ. НПФ могут инвестировать пенсионные накопления либо самостоятельно, либо через независимые управляющие компании, отобранные с этой целью по конкурсу.
3. Реализация пенсионной реформы. Ее неудачи

Реформирование российской системы ОПС до сих пор протекало на благоприятном макроэкономическом фоне в стране. Годовой ВВП в реальном выражении рос от года к году с высокими темпами, причем совокупная оплата труда наемных работников увеличивалась еще быстрее. Это способствовало росту пенсионных взносов в Пенсионный фонд России, что в первые годы реформы позволило заметно повысить текущие пенсии. В 2004 г. реальный размер средней пенсии стал на 15% выше, чем в перед дефолтом 1998 г., и на 28% выше, чем в 2001 г., то есть накануне реформы. Все же пенсии росли медленнее, чем заработная плата, поскольку в соответствии с начавшейся реформой часть доходов ПФР расходовалась не на выплату текущих пенсий, а отвлекалась на накопительные счета застрахованных. Как результат, коэффициент возмещения упал с 32% в 2001 г. до 27% в начале 2008 г.

В годы реформы существенно возросли доходы федерального бюджета в виде нефтегазовой ренты, что позволило в 2005 г. снизить ставку социального налога в федеральный бюджет с 14 до 6% и одновременно повысить базовую часть пенсий более чем на треть (в связи с протестами населения по поводу монетизации льгот). Несмотря на это, рост средней пенсии в реальном выражении замедлился, или даже остановился. В ближайшие годы коэффициент замещения по прогнозам должен упасть до 15-20%. Для сравнения, в странах Западной Европы трудовая пенсия лиц с полным трудовым стажем составляет 50-70% их заработной платы.

Как видно, нынешние даже весьма скромные успехи в повышении пенсий следует приписывать не столько самой пенсионной реформе, сколько дотациям из федерального бюджета, то есть, в конечном счете, благоприятной ценовой конъюнктуре на мировом нефтегазовом рынке.

Достижение другой заявленной в пенсионной реформе цели - привязки размера трудовой пенсии к страховым платежам - откладывается, по существу, на длительное время. Формирование нынешних трудовых пенсий остается далеким от страховых принципов, их размер по-прежнему мало зависит трудовых заслуг застрахованного. Во-первых, в трудовой пенсии практически не снизилась доля базовой части, не зависящей ни от стажа, ни от уровня заработной платы. Если в 2002 г. на долю базовой пенсии в средней трудовой пенсии приходилось 37%, то в апреле 2008 г. этот показатель был равен 35%, а в августе этого же года (по прогнозу) снова должен достичь 37%. Во-вторых, существенную часть сумм на индивидуальных страховых счетах лиц старшего поколения, на основе которых рассчитывается страховая часть трудовых пенсий, составляют их пенсионные права на 1 января 2002 г., а в предусмотренную законом методику их расчета заложена все та же уравниловка.

Низкая дифференциация трудовых пенсий не способствовала решению еще одной цели пенсионной реформы - легализации трудовых доходов и, как следствие, росту взносов в систему ОПС. Согласно данным ФСГС, доля скрытой оплаты труда в общем объеме оплаты труда наемных работников возросла с 24,6% в 2002 г. до 27,0% в 2005 г.

Но особенно удручающими выглядят результаты российской пенсионной реформы в ее накопительной составляющей. Так, в течение 2007 г. Пенсионный фонд РФ передал в доверительное управление: государственной управляющей компании Внешэкономбанку - 90,5 млрд. руб., частным управляющим компаниям - 3,4 млрд. руб., негосударственным пенсионным фондам - 15,8 млрд. руб. Таким образом, подавляющая часть работающего населения относится к категории "молчунов" и, тем самым, игнорирует реформу. В результате, на конец 2007 г. чистые активы в доверительном управлении Внешэкономбанком составили 362,9 млрд. руб., а в доверительном управлении частных управляющих компаний - 12,2 млрд. руб. Кроме того, на пенсионные накопления в НПФ приходилось 26,8 млрд. руб.

Одна из причин безразличия населения к накопительной пенсии заключается в низкой доходности от инвестирования пенсионных средств. Так, в 2007 г. доходность пенсионных накоплений под управлением ВЭБа составляла в среднем 5,98%, а их доходность под управлением частных компаний была в границах от -1,3 до 7,3%.

Инвестиционные доходы лиц, передавших свои пенсионные накопления из ПФР в негосударственные пенсионные фонды, были в 2007 г. ненамного выше. Так, в наиболее крупных негосударственных пенсионных фондах "Благосостояние", "Газфонд", "Лукойл-Гарант", "Национальный НПФ", "Стальфонд" и "Электроэнергетика" (в них сосредоточено около 60% всех пенсионных накоплений в НПФ) доходность от инвестирования пенсионных накоплений варьировалась в 2007 г. от 3,9 до 9,2%.

В ситуации, когда инфляция даже по заниженным официальным оценкам составляла 12% годовых, пенсионные накопления вне зависимости от форм их управления становятся бессмысленными ввиду их быстрого обесценения.

Как указывалось выше, средства, поступающие на индивидуальные страховые счета граждан в ОПС, сразу же расходуются на выплату текущих страховых пенсий. Однако государство по закону гарантирует гражданину вернуть в дальнейшем средства, накопленные на его страховом счете, в виде пенсионных выплат. Ныне подавляющая часть средств на накопительных счетах граждан в ОПС размещена в государственных ценных бумагах РФ. Таким образом, в настоящее время страховая и накопительная составляющие ОПС де-факто мало чем отличаются друг от друга: в первом случае государство гарантирует возврат пенсионных взносов прямо, в силу пенсионного законодательства, тогда как во втором случае предусмотрены дополнительные процедуры в виде оформления и погашения государственных долговых обязательств (облигаций).

Судя по официальной статистике Национальных счетов России, пенсионная реформа 2002 г. не привела пока к росту нормы сбережения в экономике. Если в 2000 и 2001 гг. норма валового сбережения (отношение валового сбережения к располагаемому валовому доходу) составляла соответственно 37,1 и 33,1 %, то в последующие 5 лет - соответственно 29,9, 29,6, 31,6, 31,8 и 31,7%.

Неуспехи российской пенсионной накопительной реформы нельзя считать неожиданными, они прогнозировались критиками реформы уже на стадии ее разработки. Так, накануне реформы экспертами ГД РФ на основе изучения зарубежного опыта были указаны важнейшие условия для успешной реализации накопительной пенсионной реформы:

- высокий уровень благосостояния населения;

- экономическая и политическая стабильность;

- развитая финансовая структура;

- налоговая система, поощряющая накопительные схемы;

- доверие населения к пенсионной накопительной системе.

Там же эксперты отмечали, что в России пока не создано ни одного из перечисленных условий. Подготовку реформы МЭРТ начал через год-два после финансовой катастрофы 1998 г., когда доверие населения к финансовой системе упало до нулевого уровня, а об экономической стабильности можно было только мечтать. Разработчики и сторонники реформы не могли тогда отрицать важность перечисленных выше условий. Но, исходя из интересов бизнеса, они рассматривали накопительную пенсионную реформу, главным образом, как один из инструментов укрепления финансовой системы страны.

Ошибкой было распространение накопительной пенсии только на граждан, родившихся в 1967 г. и позже. Как показывает мировой опыт, молодые работники проявляют мало интереса к пенсионным накоплениям даже в условиях относительно стабильных экономик. Неудивительно, что вопреки поставленным целям российская накопительная реформа не привела к уменьшению доли теневой заработной платы в экономике.

В какой-то степени реализация пенсионной накопительной реформы осложняется нынешней ситуацией на рынке государственных ценных бумаг. Правительство РФ, имея солидный бюджетный профицит, не нуждается в значительных заимствованиях. Если цены на углеводородное сырье не упадут и нынешняя бюджетная политика правительства сохранится, то государственный долг скоро будет не в состоянии "переваривать" прирост пенсионных накоплений "молчунов", объем которых к 2012 г. по прогнозам может достичь 2 трлн. руб.

В таких непростых условиях Правительство Российской Федерации в начале 2007 г. поручило Минздравсоцразвития России совместно с Минфином и Минэкономразвития подготовить очередные меры по спасению пенсионной системы. МЭРТ предлагало, например, передать часть накоплений "молчунов" (без их согласия) в реальный сектор экономики и с этой целью разрешить ВЭБ инвестировать ипотечные бумаги без государственной гарантии, в ценные бумаги российских и иностранных корпораций.

Минздравсоцразвития РФ категорически отвергало предложения МЭРТ как ущемляющие права "молчунов". Более того, оно предлагало в перспективе (до 2013 г.) предоставить право гражданам вообще отказаться от формирования пенсионных накоплений. Поскольку подавляющая часть населения демонстрирует недоверие к проводимой накопительной реформе, то предоставление участникам ОПС права отказа от формирования пенсионных накоплений привела бы на практике к свертыванию этой реформы.
4. Негосударственные пенсионные фонды

В 1991 г. промышленным предприятиям было позволено создавать за счет прибыли специальные фонды для выплаты в будущем добавочных пенсий своим работникам. Согласно статистике ФСФР, на 1 января 2008 г. пенсионные резервы НПФ составляли 473 млрд. руб., в том числе 27 млрд. руб. пенсионных накоплений, переведенных из системы обязательного пенсионного страхования. НПФ охватывали 6,8 млн. участников, из которых 1,9 миллиона приходилось на застрахованных в системе ОПС.

Крупнейшим негосударственным пенсионным фондом в системе НПО является "Газфонд", обслуживающий, в основном, пенсионные программы "Газпрома". На 1 января 2008 г. в "Газфонде" было сосредоточено 56% пенсионных резервов всех НПФ России, хотя на этот фонд приходится всего 2,4% от числа всех участников по НПО. Пенсионные резервы первой шестерки среди НПФ России ("Газфонд", НПФ "Благосостояние" работников РЖД, Ханты-Мансийский НПФ, "Лукойл-Гарант", НПФ "Электроэнергетики" и НПФ "Транснефть") составляли 380 млрд. руб. или 80% пенсионных резервов всех российских НПФ.

Как видно, в настоящее время система российских НПФ сводится, в основном, к пенсионным программам, обслуживающим работников нескольких крупных монополий страны. Так, пенсионные программы "Газфонда" охватывают около трети работников газовой отрасли. Часть пенсионных резервов размещается в акциях монополий-учредителей пенсионных фондов.

Как видно, подавляющая часть населения России не участвует в системе НПО. В последнее время предпринимаются попытки стимулировать добровольные пенсионные накопления путем предоставления налоговых льгот или государственных доплат к пенсионным взносам. В начале 2008 г. был принят закон, предусматривающий 100%-е софинансирование со стороны государства добровольных пенсионных накоплений граждан (в пределах 12 тыс. руб. в год). Следует отметить, что серьезные налоговые льготы для поощрения добровольного пенсионного страхования в России уже существуют. В соответствии с Налоговым кодексом РФ, сумма платежей (взносов) работодателей по договорам долгосрочного страхования жизни работников, пенсионного страхования работников, вычитаются из налогооблагаемой базы налога на прибыль в размере, не превышающем 12% от суммы расходов на оплату труда.

5. Опыт чилийской пенсионной реформы

Чилийскую пенсионную накопительную реформу 1982 г. нередко рассматривают как образец для развивающихся стран, в том числе и для России. Реформа была подготовлена в правительстве А. Пиночета при сотрудничестве с группой экономистов из Чикагской школы М. Фридмана. Суть реформы заключалась в переходе от государственной распределительной пенсионной системы к накопительным пенсионным схемам (планам) под управлением частных компаний.

Сейчас на пенсионном рынке Чили действуют только шесть управляющих компаний (их список утверждается государством). Граждане, впервые приступившие к работе после 1982 г., обязаны выбрать одну из таких компаний и, тем самым, предлагаемый ею пенсионный план. Лица, уже задействованные в предшествующей государственной пенсионной системе, должны были к 1983 г. окончательно определиться: оставаться ли в ней, либо перейти в частную управляющую компанию. Ныне подавляющая часть наемных работников (97%) участвует в частных пенсионных планах. Пенсионные взносы составляют 10% заработной платы

Примерно до середины 90-х гг. новая пенсионная система Чили преподносилась многими специалистами как экономическое чудо. Ее сторонники утверждали, что чилийская реформа способствовала росту сбережения в экономике. Действительно, с начала 80-х гг. и до середины 90-х гг. прошлого века сбережение в экономике Чили было довольно высоким и рост пенсионных накоплений населения, вероятно, содействовал тому. К концу 2007 г. в частных пенсионных планах было накоплено более 100 млрд. долл., что эквивалентно 70% валового национального дохода Чили1.

Тем не менее, в настоящее время, когда частная чилийская пенсионная система достигла зрелости и ее первые участники стали выходить на пенсию, результаты реформы предстают в совсем ином свете. Для многих пенсии оказались настолько низкими, что на них невозможно прожить. Оказалось, что люди, оставшиеся в старой государственной пенсионной системе, имеют более высокие пенсии. Поэтому участники частной пенсионной системы чувствуют себя обманутыми и считают, что система нуждается в реформировании.. Чаще всего в литературе указываются две причины неудач частной чилийской пенсионной системы - высокий удельный вес теневой экономики в Чили и очень большие издержки частных пенсионных фондов. На комиссии, страховые и другие административные издержки фондов уходит ныне около 30% поступающих пенсионных взносов. Поэтому работающие граждане расценивают политику частных пенсионных фондов как нечестную, они не считают возможным накопить в них достойную пенсию и стараются уйти от уплаты пенсионных взносов, уводя в тень свою заработную плату.

Чилийская пенсионная модель могла и не выйти за рамки интересного, но рискованного эксперимента в отдельной стране, если бы ее не взял на вооружение Всемирный банк (ВБ). Как известно, основной профиль деятельности ВБ - предоставление долгосрочных льготных кредитов развивающимся странам под определенные программы развития с сопровождающими аналитическими и консультационными услугами. В 1994 г. банк опубликовал книгу "Averting the Old Age Crisis: Policies to Protect the Old and Promote Growth"2, в которой были разработаны основные цели и принципы пенсионных реформ. Реформы должны были решить несколько взаимоувязанных задач: улучшить пенсионное обеспечение пожилого населения, увеличить национальное сбережение, развить финансовые рынки, достичь устойчивости государственного бюджета. На практике принято считать, что рекомендуемая для этих целей пенсионная модель Всемирного банка состоит из трех звеньев:

- государственной распределительной пенсионной системы с установленными выплатами;

- обязательной пенсионной системы с установленными взносами. Система управляется частными компаниями;

- добровольной частной пенсионной системы с установленными взносами.

Как видно, второе звено модели ВБ копирует обязательную пенсионную систему Чили. Следуя примеру Чили, опираясь на финансовую поддержку ВБ и следуя его рекомендациям, целый ряд развивающихся стран (латиноамериканских, в первую очередь) осуществили полный или частичный переход от существовавших ранее государственных распределительных систем с установленными взносами к частным пенсионным системам с установленными взносами. Пенсионные реформы в этом направлении были проведены и в некоторых странах бывшей социалистической системы (Венгрия, Казахстан, Латвия, Польша, Румыния, Словакия). Из них особо следует отметить Казахстан, практически полностью скопировавший чилийскую модель обязательного пенсионного страхования.

Затруднения в нынешней пенсионной системе Чили нельзя считать вполне неожиданными. С 90-х XX века резко возросло количество исследований, в которых критически исследуется аргументация сторонников частных пенсионных систем с установленными взносами. Особый интерес представляют работы известных экономистов Н. Барра, П. Орсзага и Дж. Стиглица3, имевших прямое отношение к реальной экономической политике и занимавших в разное время ответственные посты в государственных структурах США, либо в МБ и МВФ. Указанные авторы не отвергают в принципе накопительные пенсионные системы, однако считают, что целый ряд утверждений об их преимуществах, циркулирующих в литературе и распространяемых в обществе, не доказаны ни теоретически, ни практически. Изложим кратко критические соображения Н. Барра, П. Орсзага и Дж. Стиглица по поводу ряда таких утверждений (мифов, по их терминологии).



Миф 1. Накопительные системы позволяют решить проблемы, связанные с неблагоприятной демографией.

Действительно, старение населения способствует снижению взносов в государственные распределительные пенсионные системы и, стало быть, снижению государственных пенсий. Но воздействие неблагоприятной демографии на пенсии в частных накопительных системах также негативно, хотя и более завуалировано. Если, например, пенсионные накопления были размещены в корпоративных акциях, рост числа пенсионеров способствует увеличению продаж этих бумаг со стороны частных пенсионных систем (чтобы обеспечить пенсионные выплаты). В результате, предложение на рынке корпоративных акций превысит спрос, что приведет к падению их курса и, следовательно, к снижению частных пенсий.



Миф 2. Конкурентная борьба обеспечивает низкие административные издержки в накопительных системах.

Опыт частных накопительных систем в Великобритании и Чили опровергает это утверждение. Так, M. Murthi, J. M. Orszag и P. R. Orszag показали, что частные британские пенсионные системы тратят на свои издержки 40-45% накопленных ресурсов. В государственных распределительных пенсионных системах административные издержки намного ниже.



Миф 3. Накопительные системы гарантируют более высокую доходность пенсионных сбережений.

Это утверждение сомнительно как из-за высоких административных издержек частных накопительных систем, так и издержек переходного периода от старой государственной распределительной пенсионной системы к частным накопительным системам.



Миф 4. Обязательные накопительные системы увеличивают национальное сбережение.

Переход к обязательным накопительным пенсионным системам может увеличивать национальное сбережение лишь на стадии их создания. В зрелых накопительных системах пенсионные взносы сравнимы по величине с выплатами пенсионерам. Кроме того, увеличение обязательных пенсионных накоплений всегда сопровождается сокращением добровольных пенсионных сбережений.



Ныне итоги накопительных пенсионных реформ в Чили и других странах неоднозначно оцениваются специалистами. Целесообразность их проведения до сих пор служит предметом дискуссий. Так, например, в специальных исследованиях, проведенных по заказу МВФ, признано ненужным для стран со сложившимися системами пенсионного обеспечения переходить от одной модели к другой. Этим как бы признается, что ни одна из существующих моделей пенсионных систем не имеет явного преимущества над другими.

1 Критики чилийской реформы, со своей стороны, считают, что достигнутые успехи частных пенсионных фондов были обусловлены, главным образом, весьма благоприятной демографической ситуацией: в 80-х гг. на одного чилийского пенсионера приходилось более 10 работников и, стало быть, приток денег в пенсионные фонды намного превышал их отток. Кроме того, чилийская реформа пришлась на время быстрого экономического роста, что увеличивало пенсионные взносы в частные фонды.


2 Примерный перевод названия книги на русский язык: "Предотвращение кризиса, связанного со старением населения: политика защиты старости и поддержки экономического роста".

3 Так, Дж. Стиглиц, лауреат нобелевской премии по экономике 2001 г., был председателем Совета экономических консультантов в администрации Б. Клинтона, а в конце 90-х гг. - вице-президентом и главным экономистом ВБ.





Смотрите также:
Опыт российской пенсионной реформы 2002 Г
182.77kb.
1 стр.
Развитие альтернативных санкций в российской уголовной юстиции: опыт и перспективы
86.85kb.
1 стр.
Причины неэффективности накопительного компонента российской пенсионной системы
60.56kb.
1 стр.
Проблемы и необходимые реформы Пенсионной системы Е. Т. Гурвич Экономическая экспертная группа
777.18kb.
5 стр.
Тематические направления курсовых работ по предмету «Система государственного управления»
36.12kb.
1 стр.
-
286.77kb.
1 стр.
Анализ и рекомендации по проведению административной реформы в системе социальной поддержки в Украине
715.7kb.
4 стр.
56. Буржуазные реформы и система управления Россией во второй половине 19 в
39.94kb.
1 стр.
Приказами Госстроя Украины от 23. 02. 2001 г. №40, от 07 мая 2002 г №79 и введен в действие с 01. 07. 2002 г. Введение Цель разработки установление кодекса сложившейся практики
852.43kb.
11 стр.
Другая модель пенсионной системы А. А. Оконишников
187.56kb.
1 стр.
Стратегия государственной молодежной политики
411.73kb.
1 стр.
Министр С. Франк
781.64kb.
7 стр.