Главная страница 1страница 2 ... страница 15страница 16
Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования – СПб.: Издательство «Питер», 2000. – 464с.
(с сокращениями)


Личностно-центрированное консультирование 2

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ 2

Перцепционная или субъективная система взглядов 2

ПРАКТИКА 15

Гештальт-консультирование 21

ПРАКТИКА 31

Консультирование по реализму 37

ПРАКТИКА 47

Экзистенциальное направление 52

ПРАКТИКА 60

Логотерапия 69

ПРАКТИКА 77

Поведенческое консультирование: практика 83

Рационально-эмотивное поведенческое консультирование 111

ПРАКТИКА 125

Когнитивное консультирование 140

ПРАКТИКА 157

Консультирование по жизненным умениям 168

ПРАКТИКА 188

Мультимодальное консультирование 202

ПРАКТИКА 209



Личностно-центрированное консультирование



Если я воздержусь оттого, чтобы вмешиваться в дела людей,

они сами о себе позаботятся.

Если я не буду командовать людьми,

они сами будут действовать самостоятельно.

Если я воздержусь от проповедования, люди сами себя исправят.

Если я не буду навязчивым, люди станут самими собой.

Лао Цзы.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ


В 1951 году Роджерс представил свою теорию личности и поведения в заключи­тельной главе книги «Клиент-центрированная терапия» (Client-centered Therapy). Через восемь лет появилась коллективная публикация под названием: «Психология: изучение науки» (Psychology A Study of Science), в которой была представлена моди­фицированная версия данной работы. В этой версии, как считал Роджерс, наиболее строго изложены основные теоретические положения и «наиболее заметно игнориру­ется все то, что я написал ранее» (Rogers, 1980, р. 60). Позже, вместе с соавторами (напр., Meador, Rogers, 1979; Raskin, Rogers, 1989), Роджерс заново сформулировал свою теорию, но не изменил ее сути. Роджерс полагал, что эта теория, как и любая другая, должна быть не догмой, а стимулом для дальнейших творческих разработок.

Перцепционная или субъективная система взглядов


Комбс и Снигг (Combs, Snygg, 1959) утверждают, что, вообще говоря, поведение можно рассматривать или с точки зрения стороннего наблюдателя, или с точки зрения тех, кто совершает данные поступки. Иногда говорят, что первые рассматривают пове­дение с внешней точки зрения, в то время как последние рассматривают его с внутрен­ней, субъективной, или перцепционной, точки зрения. Роджерс пишет о своей фунда­ментальной вере в субъективное. Он отмечает, что «человек живет по существу в соб­ственном личном и субъективном мире, и даже его наиболее объективное функциони­рование, например в науке, в частности в математической, является результатом дви­жения к субъективной цели и субъективного выбора» (Rogers, 1959, р. 191). Именно этот акцент на субъективном, перцепционном взгляде на клиентов обусловил утверж­дение термина «клиент-центрированный». Восприятие клиентов рассматривается как их версия действительности.

Позже Роджерс еще не раз подчеркивал, что единственная реальность, которую могут познать люди, — это мир, который они воспринимают индивидуально, и опыт данного момента. Вера в то, что существует «реальный мир», с определением которого может согласиться каждый, — роскошь, которую человеческая раса не может себе по­зволить. Такая вера ведет к развитию ложных убеждений, подобно тому как вера в тех­нологию довела наш вид до грани уничтожения. Суть альтернативной гипотезы Род­жерса заключается в том, что имеется столько же видов реальности, сколько суще­ствует людей. Более того, люди все чаще и чаще «внутренне и организмически отверга­ют представление об одной-единственной, одобренной обществом действительности» (Rogers, 1980, р. 26).



Тенденция актуализации

Роджерс полагал, что во Вселенной действует тенденция, способствующая ее раз­витию. Эта формирующая тенденция представляет собой «постоянное стремление ко все большему упорядочиванию и взаимосвязанному усложнению, очевидное как на неорганическом, так и на органическом уровне. Вселенная всегда строит и создает, так же как и разрушает» (Rogers, 1980, р. 126).

Тенденция актуализации является единственным основным мотивационным внут­ренним импульсом. У каждого организма имеется врожденная тенденция к развитию своих способностей с целью поддержания, репродуцирования самого себя, а также рас­ширения границ своего «Я». Тенденция актуализации действует всегда во всех орга­низмах и является отличительным признаком при определении, жив данный организм или мертв. Организм всегда к чему-нибудь стремится. Кроме того, тенденция актуали­зации включает в себя дальнейшую дифференциацию органов и функций.

Роджерс, основываясь на своем опыте индивидуального и группового консультиро­вания, а также на результатах своих попыток предоставить студентам в классах «сво­боду учиться», заключает, что «похоже, для отдельного человеческого существа наи­более характерно целенаправленно стремиться к цельности, к актуализации своих по­тенциальных возможностей» (Rogers, 1977, р. 240). Роджерс пытался подтвердить на­личие тенденции актуализации как наблюдая мир живой природы, например следя за поведением морских водорослей или детей, которые учатся ходить, так и проводя эмпи­рические исследования, изучая поведение морских ежей, крыс, младенцев, ветеранов войны с повреждениями мозга и т. д. Краеугольным камнем как терапевтического, так и политического мышления Роджерса было следующее убеждение: благодаря стремле­нию к актуализации, люди движутся к саморегулированию, к самосовершенствованию и избавляются от контроля со стороны внешних сил.

Тенденция актуализации в основном положительна. Роджерс верил в мудрость организма, «верил в наличие у каждого индивидуума конструктивного стремления к полной реализации имеющегося потенциала» (Raskin, Rogers, 1989, p. 155). Люди спо­собны направлять и контролировать самих себя, а также регулировать свое поведение при наличии некоторых определенных условий. Используя личностно-центрированный подход, консультанты ставят унитарный диагноз: «Все психологические трудности обусловлены блокировками стремления к актуализации». Следовательно, задача кон­сультантов заключается в том, чтобы использовать этот присущий всем людям положительный мотивационный стимул. Маслоу (Maslow, 1970) аналогичным образом рас­сматривает основы человеческой природы, когда пишет, что у человека, по-видимому, имеются остатки инстинкта и что результаты клинических и других исследований на­водят на мысль о том, что эти слабые инстинктоидные тенденции являются положи­тельными, полезными и заслуживающими сохранения.

Следует отметить, что, по-видимому, люди часто имеют две мотивационные систе­мы, организмическую тенденцию актуализации и сознательное эго. Маслоу (Maslow, 1962) пишет, что защитные силы людей и тенденции к росту постоянно находятся в конфликте, и отмечает, что стремление к актуализации может включать в себя мотива­цию как для поддержания состояния неполноценности, так и для роста. Однако при наличии определенной эмоциональной среды мотивация для роста становится все бо­лее и более сильной.



Организмический оценочный процесс

Для того чтобы получить адекватное представление о реальном (или истинном) и уникальном «Я», необходимо понять суть концепции организмического оценочного про­цесса. Данный процесс подразумевает скрупулезное непрерывное рассмотрение опы­та и размещение в рамках этого опыта ценностей в определенном порядке в соответ­ствии с их способностью удовлетворять потребности, связанные с тенденцией акту­ализации. Например, наблюдение за поведением младенцев показывает, что они пред­почитают опыт, который поддерживает и совершенствует их организм (например, лю­бопытство и безопасность), и отклоняют опыт, который не поддерживает и не совер­шенствует их организм (например, боль и голод). При таком рассмотрении опыт пред­ставляется скорее как организмический, чем сознательный символический процесс. Оценочные процессы и представления о ценностях, отраженные в различном опыте, по-видимому, берут начало в младенческом возрасте (младенцы реагируют на собствен­ные сенсорные и висцеральные сигналы). По мере того как люди растут, их оценочные процессы все в большей степени помогают им достичь такого уровня самоактуализа­ции, который позволяет осознавать и ощущать внутренние переживания.



Опыт и его переживание

Роджерс использует термин «сенсорный и висцеральный опыт» скорее в психоло­гическом, чем в физиологическом смысле. Можно попробовать по-другому объяснить, что подразумевается под сенсорным и висцеральным опытом. Человек постоянно под­вергается воздействию событий и сталкивается с фактами, которые можно осознать с помощью сенсорных и висцеральных элементов, от рождения присущих организму. Люди могут не осознавать многое из переживаемого ими. Например, когда вы сидите, вы можете не ощущать свои ягодицы до тех пор, пока не привлечете к ним ваше внима­ние. Другой пример — вы можете не осознавать физиологические аспекты голода, по­скольку слишком увлечены работой или игрой. Однако этот опыт потенциально досту­пен для сознательного понимания. Полный диапазон опыта, имеющегося на любой кон­кретный момент, можно назвать «эмпирическим (основанным на опыте)», «перцепционным» или «феноменальным» полем. Роджерс подчеркивал, что он не подразумевает физиологические процессы, такие как функционирование нейрона или изменение со­держания сахара в крови, когда рассматривает опыт с психологической точки зрения и определяет его соответствующим образом.

Слово «переживание» означает, что организм получает любые виды сенсорного или висцерального опыта, имеющие место на данный момент. Переживание чувства подра­зумевает получение индивидом как эмоционального содержания, так и личного смы­сла или когнитивного содержания, которые «неразрывно связаны в каждый момент» (Rogers, 1959, р. 198). Переживание чувства полностью означает, что переживание, осознание и выражение данного чувства абсолютно конгруэнтны.

Восприятие и осознание

Слова «восприятие» и «осознание» фактически являются синонимами в личностно-центрированной теории. Если опыт воспринят, значит, он вошел в сознание, и, ка­ким бы смутным ни было понимание этого опыта, его не требуется выражать с помо­щью вербальных символов. Можно по-другому сформулировать это положение: «вос­принимать» значит «отдавать себе отчет в наличии стимулов или переживаний». Род­жерс считал, что восприятие и осознание являются трансактными по своей природе и представляют собой конструкции, в основе которых лежит полученный в прошлом опыт, а также своего рода гипотезы или предсказания будущего. Восприятие или осо­знание может соотноситься с опытом или «реальностью», а может и не соотноситься с ними. Отражение опыта в сознании в виде точных символов означает, что гипотеза, существующая в сознании в скрытом виде, проявится, если оказать воздействие на процесс понимания. Многие виды переживаний не могут отражаться в сознании в виде точных символов из-за наличия защитных отрицаний и искажений. Другие варианты опыта, например ощущение ягодиц при сидении на стуле, могут не восприниматься индивидуумом, так как они не являются важными для тенденции актуализации.



Появление осознания, или сознательного внимания, является одним из самых последних эволюционных событий, произошедших в процессе развития человеческого рода. Роджерс рассматривал его как «вершину огромной пирамиды подсознательного организмического функционирования» (Rogers, 1977, р. 244). На рис. 2.1 представлена попытка схематично изобразить эту аналогию. Когда человек функционирует нормаль но, в сознании отражается процесс жизнедеятельности организма в таком виде, в каком он имеет место на данный момент. Однако часто люди функционируют ненормально, при этом они организмически двигаются в одном направлении, в то время как их сознательная жизнь течет в другую сторону.

НОВОВВЕДЕНИЯ

Личностно-центрированная теория может стать более понятной для читателя, если он проведет различие между «Я» и Я-концепцией.

«Я» можно рассматривать как реальное, базисное организмическое «Я». Такой смысл придается слову «Я» при использовании его в составе популярных выражений типа «Быт! верным собственному "Я"», «Быть самим собой». Я-концепции людей — это их восприятие самих себя, которое не всегда соответствует их собственному переживанию или организмическому «Я». Таким образом, в идеале стремление к актуализации относится к са моактуализации, характеризующейся синонимичностью или конгруэнтностью аспекте] «Я» и Я-концепции. Однако в тех случаях, когда «Я» и Я-концепция не конгруэнтны стремление актуализировать представление о самом себе может препятствовать удов летворению более глубокой потребности актуализировать организмическое «Я». В сво их работах Роджерс не всегда прямо указывает на вышеупомянутое различие, но всегд подразумевает его.

Ранний этап развития Я-концепции

Я-концепция — это воспринимаемое индивидом «Я» или то, что человек имеет в виду когда говорит «Я» или «мне». На начальном этапе Я-концепция обычно формируется по большей части на основании личного опыта, событий, происходящих в феноменально сфере и выделяемых индивидуумом в качестве «Я» или «самого себя», хотя бы и на довербальном уровне. Например, младенцы, которые обнаруживают пальцы своих ног могут включать тот факт, что у них есть пальцы ног, в свою Я-концепцию. Таким же образом голодные младенцы могут включать в свою Я-концепцию тот факт, что они негативно оценивают голод. По мере того как молодые люди взаимодействуют со средой, все больший объем опыта может в символической форме представляться в сознании в качеств личного опыта. Также индивиды разрабатывают Я-концепцию при взаимодействии другими людьми, которые имеют для них значение и обращаются с ними как с отдельными «Я». Я-концепция включает в себя как восприятие людьми самих себя, так и изменяй



Условия ценности

Потребность в положительном отношении со стороны других — это потребность, приобретенная и развитая в раннем младенчестве. Под выражением «положительное отношение» в этой книге подразумевается ощущение индивидом того, что он не без­различен другому (в положительном смысле) в эмпирическом поле этого другого. Впол­не вероятно, что во многих случаях поведение молодых людей и переживание этого поведения вызовут положительное отношение со стороны других и, следовательно, данные люди удовлетворят свою потребность в положительном отношении. Например, улыбка ребенка, адресованная родителям, может как отражать приятный полученный опыт, так и порождать положительное отношение.

Однако в других случаях молодые люди могут чувствовать, что их переживания вступают в конфликт с их потребностью в положительном отношении со стороны дру­гих людей, имеющих для них значение. Роджерс приводит следующий пример. Ребе­нок чувствует удовлетворение, когда бьет своего младшего брата, но испытывает на себе воздействие со стороны родителей, которые заявляют: «Ты плохой, твое поведе­ние плохое, тебя никто не будет любить и все будут считать тебя непривлекательным, если ты будешь вести себя подобным образом». В результате ребенок может не при­знать, что нанесение побоев младшему брату связано с получением удовольствия, что вытекает из его собственного опыта, но этот ребенок, скорее всего, придаст отрица­тельную ценность данному опыту, приняв точку зрения, которой придерживаются его родители, с целью удовлетворения своей потребности в положительном отношении с их стороны. Таким образом, вместо точной символизации опыта («Мое поведение вы­зывает у меня чувство удовлетворения, однако мои родители считают такое поведение неприемлемым»), может возникнуть искаженная символизация («Я воспринимаю та­кое поведение как неудовлетворительное») (Rogers, 1951, р. 500). Оценки, в основе которых лежит скорее мнение других, чем собственный организмический оценочный процесс индивидуума, называются условиями ценности. Условия ценности распро­странены чрезвычайно широко, так как слишком часто «поведение индивидуумов явля­ется культурно обусловленным, и людей вознаграждают и поощряют за поведение, которое фактически является извращением естественных директив унитарной тенден­ции актуализации» (Rogers, 1977, р. 247).

Концепция условий ценности очень важна, так как она подразумевает, что у людей развивается второй вид процесса оценки. Первый вид — это организмический процесс оценки, который верно отражает тенденцию актуализации. Второй вид — это процесс, связанный с условиями ценности, основанный на интернализации или «интроекции» оценок других людей (оценок, в искаженном виде отражающих тенденцию актуализа­ции, служащих для того, чтобы препятствовать выражению этой тенденции). Однако люди неправильно понимают суть и значение этого второго вида оценочного процесса, так как они полагают, что основанные на нем решения фактически основаны на их организмическом процессе оценки. Таким образом, люди часто стремятся к определенным переживаниям или избегают их с целью удовлетворения своих скорее ложных, чем реальных, потребностей.



Семейная жизнь

От степени адекватности Я-концепций родителей зависит то, как родители уста­навливают отношения со своими детьми. Гордон, соавтор опубликованной в 1951 году книги Роджерса «Клиент-центрированная терапия» (Client-centered Therapy), подчер­кивал, что уровень самопринятия или выраженность чувства собственного достоин­ства родителей может коррелировать со степенью принятия ими поведения своих де­тей, хотя эта корреляция не представляет собой нечто статическое. На рис. 2.2 схема­тично изображены, хотя и в упрощенном виде, механизмы возможного воздействия родителей на детей. Роджерс обнаружил, что родители способны безусловно позитив­но относиться к ребенку только в той мере, в какой они безусловно уважают самих себя. Под «безусловным позитивным отношением» Роджерс подразумевал способность родителей высоко ценить ребенка даже тогда, когда они не могут одинаково оценивать все его поступки. Чем выше степень безусловного позитивного отношения родителей к



ребенку, тем меньше условий ценности у ребенка и тем выше уровень его психологи-) ческой адаптации. Проще говоря, хорошо функционирующие родители создают уело-! вия для развития хорошо функционирующих детей. В 1970 году Гордон опубликовал книгу «Тренинг эффективности родителя» (Parent Effectivness Training), при напи­сании которой он основывался на принципах Роджерса. В этой книге Гордон пытается научить родителей слушать и говорить с детьми так, чтобы в сознании детей укорени­лась мысль, что они достойны высокой оценки.



Влияние условий ценности на Я-концепцию

Люди отличаются друг от друга по степени усвоения ими условий ценности, кото­рая зависит не только от «количества» безусловного позитивного отношения, которое индивидуумам предлагают другие люди, имеющие для них значение, но и от того, на­сколько сильно данные индивидуумы проявляют эмпатическое понимание и конгруэнт­ность. От того, какова потребность людей в позитивном отношении, зависит их спо­собность усваивать (интроецировать) условия ценности. У некоторых индивидуумов Я-концепции развиваются таким образом, что появляется возможность точного вос­приятия большей части полученного опыта. Однако даже наиболее удачливые люди, по всей вероятности, усваивают некоторые условия ценности, что же касается менее удачливых, то они обречены усваивать многие условия ценности.

Вот несколько примеров условий ценности: «Достижение цели очень важно, и я ока­жусь неполноценной личностью, если не достигну поставленной цели», «Делать деньги очень важно, и если у меня это не получается, значит, я — неудачник», «Сексуальные фантазии и сексуальное поведение по большей части дурны, и мне следовало бы недо­любливать себя за то, что я отмечаю их у себя». Усвоение условий ценности влечет за собой усвоение оценок, связанных не только с тем, какими люди должны быть, но и с тем, как они должны ощущать себя, если чувствуют, что не таковы, какими должны быть. Роджерс полагал, что большинство людей, как правило, руководствуются в основ­ном усвоенными извне оценками, рассматривая их как не изменяющиеся понятия, вер­ность которых редко проверяется. Таким образом, происходит не только отчуждение людей от своего опыта, но и понижается уровень их самоуважения, в результате люди теряют способность достаточно высоко оценивать себя. Кроме того, усваивая условия ценности, люди осваивают процесс, посредством которого они сами снижают уровень самоуважения или, другими словами, способствуют «собственному угнетению».

Брак и образование

С позиций личностно-центрированной теории, условия развития адекватных Я-кон­цепций и реинтеграции неадекватных Я-концепций по существу одни и те же. И те и другие включают в себя характерные черты добрых и проникнутых любовью межлично­стных отношений. К сожалению, развитие как адекватных, так и неадекватных Я-концепций не ограничивается ни периодом детства и юности, ни семейной жизнью.

Роджерс считал, что помогать людям развивать адекватные Я-концепции можно во многих ситуациях. Большинство людей самоактуализируются недостаточно, так как они перегружены условиями ценности. По мере накопления опыта консультирования Роджерс обращал все больше внимания на проблемы тех индивидов, которые в наи­меньшей степени выведены из состояния душевного равновесия. Отношения между партнерами, брачные или любые другие, могут стимулировать их рост и развитие, при наличии таких отношений условия ценности исчезают, а уровень самоуважения повы­шается. В книге «Становление партнеров» (Becoming Partners) Роджерс (Rogers, 1973) описал в качестве примера следующий трогательный случай. Один клиент Род­жерса, Джо, неустанно и нежно заботился о своей подруге Ирэн и продолжал верить в ее потенциал несмотря на то, что первоначально Ирэн имела следующую Я-концеп­цию: «Я не позволю тебе увидеть маленький, черный, гнилой, уродливый шарик, кото­рый я погребла внутри себя и который и есть действительная «Я», непривлекательная и нежеланная» (Rogers, 1973, р. 100).

Роджерс также обратил внимание на то, что вклад, вносимый образовательными учреждениями в создание эмоционального климата, необходимого для развития здоро­вых Я-концепций, недостаточно высоко оценивается. Роджерс придавал особенно боль­шое значение эмпирическому обучению, которое проводится по собственной инициа­тиве студентов и отражает скорее их заботы и потребности, чем заботы и потребности преподавателей или администраторов. Кроме того, Роджерс сосредоточил свое внима­ние на межличностных и межгрупповых отношениях; он считал веру в тенденцию ак­туализации показателем демократизации отношений (демократического распределе­ния власти и контроля).

ПОЧЕМУ ЛЮДИ ВЕДУТ СЕБЯ НЕАДЕКВАТНО

Работающие консультанты прежде всего стремятся выяснить не то, как клиенты стали такими, какими они являются на данный момент, а скорее то, что же в настоящее время заставляет клиентов придерживаться поведения, которое не позволяет удовле­творять их реальные потребности. Для полного понимания личностно-центрированной теории и получения необходимого практического опыта необходимо осознать суть кон­цепции сохранения, понять, как неадекватные представления и поведение закрепля­ются, несмотря на то что при этом часто становится невозможным удовлетворение су­ществующих потребностей. Личностно-центрированная теория может рассматривать­ся как теория обработки информации человеком или как теория переработки опыта в восприятие. Здесь условия ценности имеют большое значение, особенно для тех, кто выведен из состояния душевного равновесия.



Переработка опыта

Роджерс отмечал, что когда человек получает какой-то определенный опыт, имеются четыре возможности. Роджерс говорил о четырех типах реакции на полученый опыт — о четырех способах переработки опыта. Во-первых, как и ощущения, возникающие при сидении на стуле, полученный опыт может игнорироваться. Во-вторых, опыт может быть точно воспринят и организован посредством вовлечения в некоторые отношения с Я-концепцией в связи с тем, что этот опыт отвечает потребностям «Я» или он совместим с Я-концепцией и поэтому укрепляет ее. В-третьих, восприятие опыта может быть искажено таким образом, что станет возможным разрешение конфликта между Я-концепцией и переживаемым опытом. Например, студенты, имеющие пони­женную самооценку, при получении некоторой положительной обратной связи после написания ими эссе на заданную тему могут думать так: «Преподаватель читал мое эссе невнимательно» или: «У преподавателя, должно быть, низкие стандарты». В-четвертых, опыт может быть отклонен или не воспринят вообще. Например, представления о себе могут находиться под сильным влиянием пуританского воспитания, поэтому люди не­редко бывают неспособны чувствовать свою жажду сексуального удовлетворения.

На рис. 2.3 показано, как обрабатывают опытные данные плохо функционирующие и хорошо функционирующие люди. Ранее я уже отмечал, что у людей существуют два вида оценочного процесса: их собственный организмический оценочный процесс и усвоенный процесс, основанный на условиях ценности. Плохо функционирующие люди не вступа-

ют в контакт с собственным процессом оценки в обширных сферах переживания опыта В этих сферах Я-концепции индивидов основываются на условиях ценности, которые заставляют искажать и отрицать многое из их собственного опыта. С другой стороны хорошо функционирующие люди имеют меньшее количество условий ценности и поэтому способны точно воспринимать большую часть своих переживаний.

И хорошо функционирующие, и плохо функционирующие люди мотивируются стремлением к актуализации. Кроме того, всем людям свойственна общая тенденция к самоактуализации или к актуализации той части опыта организма, которая символизируется в Эго. Я-концепции хорошо функционирующих людей позволяют им воспринимать наиболее существенный сенсорный и висцеральный опыт, поэтому самоактуализация таких людей не приводит к блокировке их тенденции актуализации. У плохо ж функционирующих людей происходит расщепление, и «общая тенденция к актуализации организма может вступать в конфликт с тенденцией к актуализации собственного Эго» (Rogers, 1959, р. 197). Плохо функционирующие люди вовлечены в процесс само актуализации, который в недостаточной степени базируется на организмическом оценочном процессе. Следовательно, в то время как хорошо функционирующие люди способны взаимодействовать с другими индивидами и с окружающей средой, основываясь на реалистической (по большей части) информации, плохо функционирующие люд способны на это лишь в незначительной степени.

Неконгруэнтность между Я-концепцией и опытом

Когда опыт точно символизируется и включается в Я-концепцию, имеет мест состояние конгруэнтности между Я-концепцией и опытом или, иначе говоря, между Я-концепцией и организмическим Эго. Однако когда опыт отвергается и искажаете? возникает состояние неконгруэнтности между Я-концепцией и опытом. Это состояние неконгруэнтности может иметь место и при позитивном, и при негативном опыте. Клиенты консультантов обычно имеют низкую Я-концепцию и часто отрицают и искажаю положительную обратную связь, полученную извне, а также подавляют положительные чувства, возникающие внутри них.



Угроза, тревога и предвосприятие

Роджерс использует понятие «предвосприятие» или (subception) для описания механизма, с помощью которого сенсорный и висцеральный опыт, имеющий отношение тенденции актуализации, может быть отклонен или неточно воспринят. Роджерс приводит следующее заключение, сделанное Мак-Клири и Лазарусом: «Даже тогда, когда субъект неспособен проводить визуальные различия и сообщать о них, он все же в состоянии различать стимулы на некоем уровне, более низком, чем тот уровень, на которо может происходить сознательное распознавание» (McCleary, Lazarus, 1949, p. 178 Предвосприятие включает в себя фильтрацию опыта, производящуюся так, что опыт противоречащий и угрожающий Я-концепции, может быть исключен или изменен. Таким образом, организм может оценивать опыт, не задействуя более высокие нервны центры, отвечающие за сознательное понимание или восприятие. Процесс предвосприятия представляет собой механизм защиты Я-концепции, включающийся в ответ на угрозу нарушения структуры Я-концепции или набора Я-концепций.

Тревога — это состояние неудобства или напряженности, которое является реак­цией организма на «предвосприятие». При тревоге несоответствие или неконгруэнт­ность между Я-концепцией и опытом могут проникнуть в восприятие или понимание, таким образом вызывая изменения в доминирующей в настоящее время Я-концепции. Термин «напряженность» (intensionatity) используется для описания характерных черт индивидуума, занявшего защитную позицию. Связанные с напряженностью реак­ции (intensional reactions) подразумевают рассмотрение опыта с абсолютных и жест­ких позиций, чрезмерное обобщение, смешение фактов и их оценки и стремление в большей степени полагаться на абстракции, чем проверять действительность.

Срыв и дезорганизация

В этом разделе рассматриваются серьезные расстройства. Я-концепции очень плохо функционирующих людей блокируют правильное восприятие обширных областей их существенного сенсорного и висцерального опыта. Однако если возникает ситуация, в которой существенный опыт переживается внезапно или слишком сильно в сфере высо­кой неконгруэнтности, механизмы защиты могут оказаться неэффективными. Таким образом, можно не только испытывать тревогу в той степени, в какой нечто угрожает Я-концепции; при неэффективной работе механизмов защиты опыт может точно сим­волизироваться в понимании. Защитные механизмы становятся неэффективными в си­туации, когда велика интенсивность и значимость этого опыта для человека либо появ­ление этого опыта неожиданно. Блокированный ранее опыт как бы «прорывается» в сознание. Люди оказываются лицом к лицу с настолько большим объемом отклоненно­го опыта, что оказываются не в состоянии с ним справиться; в результате развивается состояние дезорганизации и увеличивается вероятность психотического срыва. Род­жерс отмечал, что ему известны случаи психотических срывов, которые имели место тогда, когда люди прибегали к нескольким различным видам «терапии» одновременно, а также тогда, когда клиенты преждевременно обращались к материалу, находясь под влиянием пентатола натрия. Как только проявляется крайнее психотическое возбужде­ние, защитные механизмы могут сработать, чтобы предохранить людей от боли и тревоги, порожденных восприятием неконгруэнтности своих переживаний и трудностей жизни.



Важность Я-концепции

Я-концепция человека (особенно определенное восприятие самого себя, которые рассматриваются как основополагающие) является фундаментальной концепцией, для понимания того, как сохраняется психологическая несогласованность. Я-концепция важна для людей потому, что она представляет собой совокупность восприятий самого себя или набор средств, с помощью которых люди взаимодействуют с жизнью таким образом, что им удается удовлетворять свои потребности. Эффективные Я-концепции позволяют людям воспринимать опыт реалистически, независимо от того, исходит этот опыт из их организма или из окружающей среды; другими словами, такие Я-концепции делают людей открытыми для переживаний.

Неэффективные Я-концепции могут упорно сохраняться по ряду причин. Во-первых, как и эффективные Я-концепции, неэффективные Я-концепции воспринимаются как средства удовлетворения потребности и источник личностной адекватности. Во-вторых, неэффективные Я-концепции содержат в себе много условий ценности, которые, воз­можно, были функциональными на одной из стадий жизни, но в настоящее время стали совершенно бесполезными. Тем не менее, поскольку неэффективные Я-концепции по­рождаются потребностью людей в позитивном отношении, они могут глубоко внедрять­ся в структуру Я-концепций в качестве своего рода «эмоционального багажа». В-треть­их, чем глубже внедрены условия ценности, тем более упорно они сохраняются, по­скольку изменение их вызвало бы тревогу из-за воспринимаемой неконгруэнтности представлений о себе и переживаемого опыта. В-четвертых, условия ценности способствуют понижению самооценки и таким образом снижают вероятность того, что у лю­дей возникнет чувство уверенности, необходимое для признания своих сфер неконгру­энтности и противостояния этой неконгруэнтности. Как у хорошо функционирующих, так и у плохо функционирующих людей имеется пороговая область, в которой они Moгут ассимилировать неконгруэнтные восприятия в свои Я-концепции. Эта пороговая область у плохо функционирующих людей, видимо, более узкая и более жестко опреде­ленная.

Характерные черты Я-концепции

Поскольку Я-концепция, иногда называемая концепцией «Я-структуры», «воспринимаемого Эго», «феноменального Я» или просто «Я», является основополагающей в личностно-центрированной теории, я кратко опишу некоторые из ее характерных черт

Области содержания. Я-концепции представляют собой уникальные комплекс! многих различных Я-концепций, которые содержат в себе определенный способ описания и различения самих себя. Некоторые содержательные области Я-концепций люде! включают в себя следующие элементы: физическую, социальную, сексуальную сферы чувства и эмоции, вкусы и предпочтения, работу, отдых, интеллектуальные занятия философию и ценности. Люди различаются по тому, какое значение они придают эти! областям, а также по тому, какие виды Я-концепций содержатся у них в этих сферах. Например, форма носа для одного человека может иметь большое значение, в то врем как другой человек может не обращать на нее внимания. Я-концепцию можно описывать с помощью относящихся к самому себе утверждений типа «Я — хороший плотник», «Я люблю мороженое», «Меня нервируют встречи с новыми людьми».

Структура или процесс. Я-концепцию можно рассматривать как структуру, со стоящую из различных Я-концепций, связанных между собой различными способами Я-концепция также является средством или процессом, с помощью которого люди взаимодействуют с окружающей средой и посредством которого они игнорируют, отрицают, искажают или точно воспринимают опыт.

Центральные Я-концепции — периферийные Я-концепции. Комбс и Сниг (Combs, Snygg, 1959) проводят различие между феноменальным «Я» — моделью всех те аспектов, которые люди описывают с помощью местоимений «Я» или «меня», и Я-концепцией — теми восприятиями самих себя, которые являются наиболее жизненно важными для самих людей и которые можно расценивать как самую их сущность. Для все людей некоторые Я-концепции имеют большее значение, чем другие, и каждый челе век использует уникальный способ разделения Я-концепций на центральные и периферийные, хотя такое разделение в большинстве случаев производится неявно.

Конгруэнтность—неконгруэнтность. Многие Я-концепции могут соответствовать реальным переживаниям людей. В этом случае налицо конгруэнтность между Я-концеп­цией и опытом. Другие Я-концепции могут в различной степени отличаться от действи­тельных переживаний. В этом случае имеет место неконгруэнтность между Я-кон­цепцией и опытом.

Условия ценности. Неконгруэнтность подразумевает, что Я-концепция базиру­ется на условии ценности, а не на собственном организмическом оценочном процессе. Например, неконгруэнтная Я-концепция человека может быть такой: «Я хочу быть док­тором», в то время как его конгруэнтная Я-концепция может быть следующей: «Я хочу быть художником». Желание быть доктором может быть обусловлено усвоением цен­ностей, присущих родителям, в то время как желание стать художником отражает соб­ственный организмический оценочный процесс.

Предвосприятие и защита. Здесь Я-концепция рассматривается как процесс. Опыт может быть отклонен или искажен в процессе предвосприятия. Предвосприятие дает возможность индивиду защищать существующие Я-концепции, не позволяя чело­веку воспринимать неконгруэнтность и, следовательно, изменять как свои Я-концеп­ции, так и свое поведение.

Напряженность (intensionality) — распространенность (extensionality). Понятие «напряженность» используется для описания характеристик Я-концепции при занятии индивидом защитной позиции, например, когда имеют место излишняя жест­кость и неадекватная проверка действительности. Понятие «распространенность» ис­пользуется для описания элементов зрелой Я-концепции, таких как рассмотрение опы­та с использованием определенных, дифференцированных терминов и проверка выво­дов и абстракций, реальностью.

Уровень самоуважения. Можно сказать, что «уровень самоуважения» представ­ляет собой «уровень самооценки». Роджерс утверждал, что если бы Я-концепции лю­дей были таковы, что никакой личный опыт не мог бы быть выделен как более достой­ный позитивного отношения, чем любой другой опыт, тогда люди ощущали бы без­условное положительное отношение к себе. «Уровень самопринятия» — это другое определение понятия «уровень самоуважения».

Реальные концепции — идеальные концепции. В то время как реальные Я-кон­цепции представляют мое восприятие себя, идеальные Я-концепции отражают мое пред­ставление о том, каким я больше всего хотел бы быть. Реальные и идеальные Я-концеп­ции являются элементами комплекса Я-концепций человека.


ПРАКТИКА


Цели

При личностно-центрированном консультировании цели клиентов и консультан­тов совпадают. Эти цели описываются в работах Роджерса (Rogers, 1959, 1961), Уолкера, Раблена и Роджерса (Walker, Rablen, Rogers, 1960),Маслоу(Ма51о\у, 1962,19' КомбсаиСнигга(СотЬз, Snygg, 1959). Роджерс, будучи уже опытным консультант перечислил качества «человека завтрашнего дня», который сможет жить в значительно измененном мире (Rogers, 1980). Роджерс считал, что имеет место «сдвиг парадигмы», изменение способов осмысления жизни человека.



В табл. 2.1 показано, что Роджерс и Маслоу считали целями консультирования и жизни, а также каковы были представления Роджерса о «человеке завтрашнего дня». Хотя Роджерс пишет о полноценно функционирующем человеке и «человеке завтраш­него дня», Маслоу — о самоактуализирующемся человеке, а Комбс и Снигг — об аде­кватных личностях, в их описаниях можно найти много общего.



Открытость переживанию. Наличие Я-концепции, которая позволяет восприни­мать весь существенный сенсорный и висцеральный опыт, является основой эффек­тивного функционирования. Роджерс часто использовал термин «открытость пережи­ванию» для описания способности индивида к реалистическому восприятию и отме­чал: «Нет никакой потребности в механизме "предвосприятия", посредством которого организм заранее предупреждается о том, что определенный опыт угрожает Эго» (Ro­gers, 1959, р. 206). Открытость переживанию обусловливает более эффективное пове­дение, при котором люди имеют более широкое перцепционное поле и способны чаще вести себя в соответствии со своим выбором, а не исходя из существующей необходи­мости. Открытость переживанию может также способствовать повышению спонтан­ности и креативности, так как открытые переживанию люди в меньшей степени связа­ны смирительной рубашкой условий ценности. Другими словами, открытость пережи­ванию дает людям возможность участвовать в экзистенциальном процессе жизни. Уча­ствуя в этом процессе, люди являются живыми в полном смысле этого слова, способны справиться с переменами и в любой ситуации сделать свободный выбор.

Рациональность. Открытость переживаниям позволяет индивидам вести себя рационально. Если люди находятся в контакте с тенденцией актуализации, их поведе­ние, вероятно, будет рациональным (способствующим сохранению и укреплению их организма). Маслоу (Maslow, 1970) отмечал, что невротики не являются «эмоциональ­но больными»; для них характерны нарушения когнитивного процесса. Роджерс счи­тал трагедией то, что большинство защитных механизмов, имеющихся у людей, не по­зволяют им даже представить, насколько рационально они могли бы действовать. То, что ранее было описано как распространенность (extensionality), в противовес напря­женности (intensionality), является характерной чертой этой рациональности.

Личная ответственность. Людей можно считать «лично ответственными» в том случае, если они берут на себя ответственность за свою самоактуализацию, а не про­сто испытывают чувство ответственности за других. Роджерс придает большое значе­ние вере в организмический оценочный процесс, в собственный авторитет, взятию на себя ответственности за собственное поведение, а также за отличие от других людей. Маслоу считает, что важную роль играют стремление к повышенной автономии и со­противление приобщению к какой-либо культуре. Лично ответственные люди способ­ны, в пределах экзистенциальных параметров смерти и судьбы, контролировать свою жизнь и самоактуализацию. Личностно-центрированная философия во многих отно­шениях является философией самоконтроля, самоусовершенствования и увеличения личной силы, при этом большое значение придается взаимоотношениям людей, про­никнутым заботой друг о друге. Признание личной ответственности является централь­ной частью Я-концепций эффективных людей.

Самоуважение. Самоуважение — еще одна важная часть Я-концепций эффектив­ных людей. Уважающий себя человек характеризуется высокой степенью безусловно­го самоуважения, или самопринятия. Самоуважение основано скорее на организмическом процессе оценки, чем на похвале и удовлетворении потребностей других людей Люди, характеризующиеся высокой степенью безусловного самоуважения, ценят ce6f даже в том случае, если они не могут высоко оценивать все свое поведение и все ceot отличительные черты. Комбс и Снигг (Combs, Snygg, 1959) отмечали, что не только количество, но и значимость положительных Я-концепций определяют адекватную личность. Возможно, самопринятие — это более фундаментальный способ провозглашения желательных качеств «правильными», поскольку положительные Я-концепцш или оценки могут отражать условия ценности, которые препятствуют реалистическому восприятию.

Способность к поддержанию хороших личных отношений. Самопринятие подразумевает, что люди менее склонны занимать оборонительную позицию и, следователь но, более склонны признавать других. Хорошие личные отношения, как считал Роджерс подразумевают принятие других людей как уникальных личностей, высокую оценку других, открытое и свободное обращение к ним на основе непосредственного переживания, а также наличие способности, когда это необходимо, сообщать другим о высоком уровне самосознания. Маслоу утверждал, что для поддержания хороших личных отношении также необходимы высокая степень принятия других, более глубокий контакт и боле демократическая структура характера. Хорошие личные отношения характеризуйте: взаимной заботой обеих личностей о самоактуализации друг друга. Они также характеризуются способностью внимательно выслушивать другого аутентичностью, подразумевающей соответствующее самораскрытие. Роджерс считал, что конгруэнтность, аутентичность или «реальность», являются, вероятно, наиболее важными элементами обычных жизненных взаимодействий, эмпатии же Роджерс придавал наибольшее значение случаях, когда другой человек тревожен и уязвим.

Этическая жизнь. Личностно-центрированная теория основана на представлена о том, что люди, по сути, являются заслуживающими доверия организмами. Это проявляется в социальных отношениях самоактуализирующихся людей, по крайней мере двумя путями. Во-первых, такие люди способны идентифицировать себя с другим; людьми, так что они склонны способствовать самоактуализации других, так же, как собственной самоактуализации. Следовательно, они проявляют осторожность, чтоб! не посягать на права других при удовлетворении собственных потребностей. Во-вторых, самоактуализирующиеся люди, по-видимому, способны проводить резкое разли чие между целями и средствами, а также между добром и злом. Маслоу (Maslow, 1970 писал, что такие люди, в том числе атеисты, являются религиозными людьми или людьми, которые идут по пути Бога. Качества людей, которые, вероятно, необходимы дл этической жизни, следующие: доверие скорее к внутреннему, чем к внешнему авторитету; безразличие по отношению к материальным вещам, таким как деньги и атрибут высокого положения в обществе; близость и уважение к природе; стремление к духовным ценностям, которым придается большее значение, чем индивидуумам.

Другие черты эффективных людей, такие как стремление к уединенности и повышенная частота пиковых переживаний, упоминаются в литературе, посвященной личностно-центрированному консультированию, но здесь не будут описываться. Главными отличительными чертами полноценно функционирующих, или самоактуализирующихся, людей являются уже упомянутые шесть черт: открытость переживании рациональность, личная ответственность, самоуважение, способность к поддержание хороших личных отношений и этическая жизнь. Все эти свойства являются и целями, и средствами тенденции самоактуализации и все они подразумевают наличие эффек­тивных Я-концепций. Я-концепции самоактуализирующихся людей являются актуа­лизирующими!



Консультант в процессе

Личностно-центрированное консультирование не полагается на определенные методики и не подразумевает совершение каких-либо действий в интересах клиентов, Роджерс считал, что «эффективность консультирования определяется прежде всего качеством межличностного взаимодействия консультанта с клиентом» (Rogers, 1962, >. 416). При личностно-центрированном консультировании большое значение имеют мысли и чувства как клиентов, так и консультантов.



Конгруэнтность. Для определения конгруэнтности используются такие слова подлинность, реальность, открытость, прозрачность, присутствие Конгруэнтность является наиболее важным условием отношений. Консультанты должны воспринимать чувства, которые они испытывают, быть в состоянии их осознавать, «жить этими чувствами и сообщать о них, если это требуется» (Rogers, 1962, р. 417). Кон­сультантам следует поддерживать прямой контакт («человек — человек») с клиента­ми. Кроме того, консультанты должны избегать интеллектуального подхода, который характеризуется тем, что с клиентами обращаются как с объектами. Конгруэнтные кон­сультанты не играют, разговаривая вежливо и используя профессиональные маски.

Роджерс признавал, что никто не бывает полностью конгруэнтным постоянно. Об­щение с несовершенными людьми может принести большую пользу клиентам. Консуль­тантам достаточно в специфические моменты при непосредственном общении с опре­деленными людьми быть полностью самими собой, при этом опыт консультантов дол­жен точно символизироваться в их Я-концепциях.

Утверждение, что консультанты должны быть конгруэнтными, не означает, что консультантам следует «импульсивно выражать словами каждое промелькнувшее чув­ство...» (Rogers, 1962, р. 418). Это утверждение также не означает, что консультанты должны проводить занятия скорее в консультант-центрированной, чем в клиент-центрированной форме. Однако конгруэнтность подразумевает, что консультант не боит­ся разделить чувства своего клиента или дать ему обратную связь, которая могла бы улучшить их отношения, если консультант выражает свои чувства искренне. Можно привести следующий пример. Некоторые консультанты склонны скорее делиться сво­им опытом усталости, нежели скрывать его. Такая открытость способствует восста­новлению энергетического потенциала консультанта и позволяет клиенту видеть, что он имеет дело с реальным человеком. Здесь будет уместно привести и другой пример. Роджерс полагал, что если консультант постоянно испытывает скуку при общении с клиентом, то он обязан рассказать об этом клиенту. Консультанту следует признать, что источник чувства скуки в нем самом, а не прибегать к обличительным утверждени­ям. Также консультанту следовало бы рассказать, что он испытывает дискомфорт от того, что сообщает клиенту о данном чувстве, и заявить, что он хотел бы установить более тесный контакт с клиентом. Роджерс стремился преодолевать барьер между со­бой и клиентом, выступая в роли реального, несовершенного человека, разделяющего подлинные чувства клиента. Роджерс надеялся, что это поможет клиенту говорить ис­креннее.

Другое представление о конгруэнтности можно получить, вникнув в суть того, что Роджерс говорит относительно концепции присутствия. В процессе консультирования и консультанты, и клиенты могут достигать измененного состояния сознания, которое характеризуется возникновением у человека ощущения, что он входит в соприкосно­вение с основным эволюционным потоком и осознает его значение (Heppner, Rogers, Lee, 1984; Rogers, 1980). Специалист, занимающийся консультированием, имеет дело с двумя планами — мистическим и духовным. Роджерс полагал, что как консультант он работал эффективнее всего тогда, когда был ближе всего к своему внутреннему ин­туитивному «Я» и «когда, возможно, мое сознание было слегка изменено. Тогда одно мое присутствие способствует освобождению клиента и является полезным для него» (Rogers, 1980, р. 129). Когда человек находится в таком состоянии, его поведение, ко­торое могло бы в другой ситуации показаться странным, импульсивным и с трудом оправдываемым с рациональной точки зрения, оказывается правильным. Роджерс пи­шет: «Кажется, что мой внутренний дух вытянулся и коснулся внутреннего духа другого человека. Наши отношения выходят за свои пределы и становятся частью чего-то большего. Имеют место глубинный рост, исцеление и приток энергии» (Rogers, 1980, р. 129).



Безусловное позитивное отношение. Для описания этого условия используют­ся такие слова, как бескорыстная (несобственническая) теплота, забота, высокая оцен­ка, принятие, уважение. Понятие «безусловное позитивное отношение» связано с глу­бокой верой Роджерса в то, что клиенты способны конструктивно измениться, если они обеспечены правильными воспитывающими условиями. Роджерс подчеркивал важ­ность отношения консультанта к ценности и значению каждого человека. Для разви­тия безусловного позитивного отношения важно стремление консультанта к личной интеграции, так как консультант может уважать способность клиентов достигать вы­сокого уровня конструктивного самоуправления лишь в той степени, в какой это ува­жение является неотъемлемой частью его собственной личности.

Безусловное позитивное отношение включает в себя готовность консультанта «отразить для клиента любое непосредственное чувство, которое имеет место в дан­ный момент — замешательство, негодование, опасение, гнев, отвагу, любовь или гор­дость...» (Rogers, 1986, р. 198). Это отношение эквивалентно любви, выраженной в со­ответствии с христианской концепцией «любви к ближнему», без каких-либо роман­тичных или собственнических оттенков. Роджерс проводит аналогию с чувством люб­ви, которое родители испытывают по отношению к своим детям, ценя их как людей независимо от их специфического поведения в любой момент. Консультанты не пока­зывают позитивное отношение к клиентам — если. Если они станут более умными, менее уязвимыми, реже будут занимать оборонительную позицию и так далее. Личностно-центрированная теория объясняет потребность клиентов обращаться к консуль­тантам тем, что в прошлом клиентам показывали позитивное отношение — если.

Демонстрировать безусловное позитивное отношение следует до определенных пределов. Например, необходимо определить границы, если клиент физически угрожа­ет консультанту. Безусловное позитивное отношение не означает, что консультанты должны одобрять все поступки своих клиентов. Скорее, безусловное позитивное отно­шение является позицией и философской ориентацией, отраженной в поведении кон­сультанта. Суть этой позиции заключается в том, что вероятность продвижения клиен­тов вперед увеличивается, если их хвалят за гуманность и они испытывают чувства безопасности и свободы. При этом клиенты будут ощущать, что консультант их прини­мает, и смогут проявлять чувства и описывать события.

Эмпатия. Используются следующие близкие по значению понятия: точная эмпатия, эмпатическое понимание, эмпатический способ существования, эмпатическая позиция, эмпатическое отношение. Роджерс (Rogers, 1957) писал: «Ощущение внут­реннего мира клиента, как будто это ваш собственный внутренний мир, но при сохра­нении качества "как будто" — это и есть эмпатия...» (р. 99). Можно выделить несколь­ко различных аспектов эмпатического способа существования в процессе консульти­рования. Консультантам следует «влезать в башмаки» и «пробираться под кожу» своих клиентов, чтобы лучше понимать их личный субъективный мир. Консультанты должны быть чувствительными к потоку переживаний, возникающих как у клиентов, так и у них самих в каждый конкретный момент. Они также должны быть способны ощущать нюансы, которые не могут почувствовать клиенты. Проявляя такт, чувствительность и показывая понимание проблем клиентов, консультанты должны передавать им свое восприятие их внутреннего мира и личных смыслов. Консультантам также следует со­общать клиентам о своем стремлении к пониманию их внутреннего мира, часто прове­ряя точность своего понимания и показывая готовность учесть замечания и внести по­правки. Эмпатическое отношение способствует созданию такого эмоционального кли­мата, в котором клиенты могут помогать своим консультантам понимать их более точ­но. Роджерс осознавал, что клиенты часто получают эмпатические сообщения, заме­чая непреднамеренные «вбрасывания» консультанта, вроде случайных замечаний и непроизвольных изменений выражения лица.

Клиент в процессе

О целях личностно-центрированного консультирования речь уже шла выше. В этом разделе я хочу рассмотреть, как каждое из трех условий отношения консультанта — конгруэнтности, безусловного позитивного отношения и эмпатии — может влиять на конгруэнтность, безусловное позитивное отношение и эмпатию клиента.

Конгруэнтность. При наличии благоприятного климата клиенты меньше нужда­ются в оборонительной позиции и во внешнем уважении. Постепенно клиенты начина­ют чаще рисковать, раскрывая себя перед консультантами, несмотря на возможную болезненность такого самораскрытия. Консультанты, которые принимают клиентов и высоко ценят их право быть действительно самими собой, позволяют им поделиться той частью себя, которую они считают смущающей, «неправильной» или пугающей. Консультанты также предоставляют клиентам возможность поделиться той частью самих себя, которая им нравится, и при этом не осуждают такую открытость. По мере развития отношений между консультантом и клиентом может возникнуть взаимная конгруэнтность, которая облегчает для каждого из них поддержание искренних отно­шений. Для некоторых клиентов эти отношения могут выйти за свои пределы, обратив­шись в глубокий духовный опыт. При получении такого опыта клиенты, как и их кон­сультанты, достигают состояния измененного сознания. Эффективное личностно-центрированное консультирование также подразумевает, что клиенты становятся более конгруэнтными в своих внешних отношениях.

Безусловное позитивное отношение. Здесь я рассматриваю отношение клиен­тов скорее к самим себе, нежели к консультантам. Наиболее часто клиенты испытыва­ют недостаток чувства собственного достоинства. Роджерс (Rogers, 1975) предложил множество способов, с помощью которых можно повысить уровень самоуважения кли­ентов, используя эмпатическое отношение. Во-первых, понимание и принятие скры­той и неприемлемой части себя способствует исчезновению у клиентов отчуждения и соединению их с человеческим родом. Во-вторых, неравнодушие консультанта к ис­тинному «Я» своих клиентов и высокая оценка их позволяют клиентам думать: «Этот другой индивидуум доверяет мне, считает, что я заслуживаю внимания. Возможно, я и в самом деле чего-то стою. Может быть, я мог бы ценить себя. Возможно, я мог бы вызывать интерес у самого себя» (р. 7). В-третьих, отсутствие осуждения со стороны консультантов способствует тому, что клиенты начинают менее резко судить себя.





следующая страница >>

Смотрите также:
Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования – спб.: Издательство «Питер», 2000. – 464с.
4303.29kb.
16 стр.
Основы менеджмента
151.03kb.
1 стр.
Мотивация и мотивы спб.: Питер, 2000. 512 с
48.62kb.
1 стр.
Н. Ф. Калина Основы психоанализа
4239.58kb.
22 стр.
Тема №3 «Влияние». Учебные материалы Чалдини Р. Психология влияния
4140.62kb.
36 стр.
Лекция по снаряжению. 1 час. Узлы. Теория и практика. 2 часа. Подъем по веревке. Теория и практика. 2 часа
10.42kb.
1 стр.
Идеология и практика
894.23kb.
9 стр.
Элективный курс для учащихся 9 классов «Теория и практика сочинений разных жанров» разработан на основе методического пособия Т. А. Ладыженской «Теория и практика сочинений разных жанров», изданного в 1986году г. Москва
102.25kb.
1 стр.
Искусство управления собой Серия «Сам себе психолог»
2339.76kb.
7 стр.
Телефонное консультирование
118.02kb.
1 стр.
С. Г. Суворов Азбука валютного дилинга издательство с. Петербургского университета
3091.43kb.
21 стр.
Руководство по аутопсихотерапии (история, теория, практика) Одесса 2004 ббк 56. 14 В 75 Я. Н. Воробейчик
5208.94kb.
25 стр.