Главная страница 1


На правах рукописи

Золотова Мария Борисовна


Московский индивидуальный

книжный переплет конца XIX - начала XX века

05.25.03 - библиотековедение, библиографоведение

и книговедение

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва – 2006

Работа выполнена в НИО редких книг (Музее книги)

ФГУ «Российская государственная библиотека»


Научный руководитель: доктор искусствоведения

Хромов Олег Ростиславович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Левочкин Иван Васильевич

кандидат филологических наук

Ермолаева Мария Алексеевна
Ведущая организация: Московский государственный университет

культуры и искусств

Защита состоится 19 декабря 2006 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета ВАК Д 210.025.01 при ФГУ «Российская государственная библиотека» по адресу: 119019, г. Москва, ул. Воздвиженка, 3/5.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Отдела литературы по библиотековедению и библиографоведению ФГУ «Российская государственная библиотека».


Автореферат разослан «_____» _______________ 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета М.Я. Дворкина

Общая характеристика работы

Актуальность исследования

В последнее время внимание к проблемам истории и искусства отечественной книги, в том числе и к вопросам оформления переплета, возросло в связи с развертыванием подпрограммы «Книжные памятники Российской Федерации» в рамках федеральной целевой программы «Культура России». Необходимость изучения переплетного дела этого периода диктуется не только развитием теоретических представлений о книге, но и практическими целями атрибуции и оценки экземпляра. Наличие индивидуального переплета особенно важно для изданий конца XIX – начала XX вв., когда массовый издательский переплет, изготовленный машинным способом, начинает постепенно преобладать над заказным переплетом – продуктом ручного труда. Индивидуальный художественный переплет повышает ранг конкретного экземпляра издания и может придать ему статус книжного памятника.

Собрание русских переплетов конца XIX – начала ХХ вв. (издательских и индивидуальных) Российской государственной библиотеки (РГБ) является одним из крупнейших в России. Однако список исследовательских работ и справочных изданий, знакомящих с составом данного фонда, незначителен. Книги в переплетах, помеченных ярлыками и штампами мастерских-изготовителей, не объединены в территориально выделенную коллекцию, они находятся в самых разных собраниях, рассредоточены по Центральному основному фонду и специализированным фондам, что обусловлено особенностями комплектования и хранения книг. В собрании НИО редких книг (Музея книги) книги в художественных переплетах ручной работы данного периода выделены и включены в особую коллекцию (более 1300 экз.), объединяющую произведения отечественных и зарубежных мастеров. В целом же, коллекция отечественных, и в частности, московских, индивидуальных переплетов, хранящихся в РГБ, не описана. Таким образом, можно говорить о необходимости выявления в фонде РГБ книг в индивидуальных переплетах, включая как художественные, так и рядовые ремесленные переплеты, и описания коллекции индивидуального переплета в целом. Для исследователей такая коллекция может стать важным источником сведений о книжном деле конца XIX – начала ХХ вв.

Разработанность темы.

В отечественной книговедческой литературе вопросы истории и искусства русского переплета освещены далеко не полно. Большинство исследователей обращались к окладу, переплету и обложке книг допетровского времени и XVIII в. (П.К. Симони, И.М. Полонская, Т.Г. Куприянова), к переплетной терминологии Древней Руси (В.В. Калугин). Индивидуальный русский переплет XIX – начала XX вв. до сих пор не был темой специального исследования. Монографических исследований, охватывающих как всю историю русского переплета, так и отдельных его видов, в настоящее время не существует.

В процессе работы над диссертацией удалось выявить издания, которые освещают некоторые стороны изучаемой темы. Основной круг публикаций можно разделить на три группы: 1) переплетные руководства первых послереволюционных лет, в которых содержалась попытка дать оценку развития переплетного дела предыдущих десятилетий, 2) исследования, посвященные непосредственно изучению переплета, и 3) работы, касающиеся экономических, технологических, правовых, социальных, искусствоведческих вопросов, затрагиваемых в диссертации.

В переплетных руководствах 1920-х годов содержатся не только практические сведения по переплетному делу, использованию необходимых материалов и инструментов, но и дается характеристика различных видов переплетов, которую можно считать первыми попытками классификации ремесленного переплета. Это работы В.И. Анисимова «Книжный переплет. Краткий конспект по истории и технике переплетного дела, с рисунками на отдельных листах» (Пб., 1921.), М.В. Баландина «Переплетное дело. Пособие для школ фабзавуча и бригадного ученичества» (М., 1926.), Н. Ермилова «Как переплетать книги. Общепонятное краткое руководство к переплетному делу» (М., 1925.). В них можно почерпнуть отдельные сведения об эволюции, технике и мастерах отечественного переплетного дела, хотя исторические главы этих изданий посвящены в основном обзорам зарубежного переплета.

Среди исследований одной из первых работ является небольшая статья Г.А. Брылова «Обложка книги и издательский переплет» (в сборнике «Книга о книге». – Л., 1929.). Началом исследовательского интереса к ручному индивидуальному переплету второй половины XIX – начала ХХ вв. можно считать работу С.А. Клепикова «Из истории русского художественного переплета» (в сборнике «Книга. Исследования и материалы». – М., 1959.), в которой дан обзор развития русского переплета с XIII века, рассмотрены периодизация, некоторые технологические аспекты, стилистические особенности русского индивидуального и издательского переплета, в том числе и переплета XIX – начала XX вв. Однако работа С.А. Клепикова касалась лишь «художественных» переплетов, между тем как основная масса производимых ремесленным способом переплетов к ним не относится. С.А. Клепиков также не ставил своей целью дать классификацию индивидуальных переплетов.

В диссертационном исследовании «Проблемы историко-книговедческого изучения и букинистической оценки русского книжного издательского переплета XIX в.» (Автореферат диссертации. – М., 1980.) и в других работах Л.О. Таракановой: «Русский художественный переплет и его букинистическая классификация» (в сборнике «Книжная торговля. Исследования и материалы». – М., 1978), «Внешняя форма книги в букинистической оценке». (М., 1984), «Книжные переплеты в букинистической оценке». (в книге «Букинистическая торговля: Учебник для студентов вузов». - М., 1990) прослежена история отечественного издательского переплета, выделены исторические виды отечественного переплета, предложены классификации переплетов, задачей которых было построение единой системы оценки переплетов букинистических изданий вне зависимости от времени их создания. Развитие и особенности индивидуального переплета конца XIX – начала ХХ вв. специально не рассматривалось. В «Материалах к словарю русских переплетчиков» (в сборнике «Букинистическая торговля и история книги. – М., 1997.) О.Л. Тараканова дала сведения о некоторых крупных петербургских и московских переплетных мастерских.

Последующий опыт изучения переплета представлен в работах Б.В. Валуенко «Использование «нематериальных» фактур во внешнем оформлении книги» (Киев, 1989), Ж.К. Павловой «Библиотеки и книжные знаки российских императоров», «Императорская библиотека Эрмитажа, 1762 – 1917» (Нью-Йорк, 1988), «Судьба русских императорских книжных собраний. Библиотеки Петербурга – Петрограда – Ленинграда. – (СПб., 1993.), Л.Н. Петровой «Уникальный художественный переплет XIX – начала XX века. Коллекция Российской государственной библиотеки» (в журнале «Книжное дело» - 1994. - № 5), О.Р. Бородина «О художественном переплете в собраниях Российской государственной библиотеки» (в сборнике «Исследования книжных памятников». – М., 2000), где основное внимание уделяется художественному оформлению переплета и замечательным образцам переплетного искусства.

Попыткам упорядочить терминологию переплетного дела XIX – XX вв. посвящены работы Е.И. Аркадьева «Словарь библиофила, т.е. слов, касающихся книжного и печатного дела» (М., 1890), М.В. Баландина «Словарь терминов, употребляемых в переплетном деле» (М., 1960), О.Л. Таракановой «Материалы к словарю исторических терминов, употребляемых в русском переплетном деле» (в сборнике «Букинистическая торговля и история книги». – М., 1992).

Общие работы по истории книги И.Е. Баренбаума «Книжный Петербург» (М., 1980.), Б.В. Заболотских «Книжная Москва: Исторические очерки» (М., 1990.), М.Н. Куфаева «История русской книги в XIX веке с рисунками» (Л., 1927.), В.Н. Ляхова «Очерки теории искусства книги» (М., 1971.) позволили представить картину книжного дела второй половины XIX – начала ХХ вв. в целом, а также выявить особенности создания и оформления книги изучаемого периода.

Среди работ, затрагивающих экономические, правовые, социальные и другие аспекты ремесленного дела второй половины XIX – начала ХХ вв., можно отметить следующие: Б.П. Орлов «Полиграфическая промышленность Москвы: Очерк развития до 1917 г.» (М., 1953.), В. Савицкий, В. Шер «Очерк положения рабочих печатного дела в Москве» (СПб., 1909.), «Ремесленники и ремесленное управление в России» (Пг., 1916.).

В процессе исследования были рассмотрены также материалы периодических изданий конца XIX – начала ХХ вв.: «Русский печатник», «Антиквар. Библиографический листок», «Среди коллекционеров». Такие темы, как положение рабочих и условия труда в переплетных мастерских, нашли отражение в серии статей «Некоторые черты из жизни московских рабочих печатного дела» (в газете «Русский печатник». - 1909. - № 1, 2, 3), «Условия труда в переплетных мастерских» (в газете «Русский печатник». – 1909. - № 2); вопросы оформления переплетов и их оценки современниками рассматривались в статьях «По поводу (ответ на вопрос читателя: Кто был лучшим переплетчиком в Москве до революции?)» (в журнале «Среди коллекционеров». – 1921. - № 3), «Художественный переплет старого и нового времени» (в журнале «Печатное искусство». – 1901. - №11, 12; 1902. - № 1). «Материалы для Словаря библиофилов» (в журнале «Антиквар». – 1902 – 1903. - № 1 – 12) способствовали выявлению отношения читателей-коллекционеров к переплету книг в своих библиотеках.

Сведения о конкретных владельцах библиотек, чьи книги в переплетах с клеймами московских мастерских хранятся в РГБ, были уточнены по работам У.Г. Иваска «Частные библиотеки в России. Опыт библиографического указателя» (в журнале «Русский библиофил». – 1911. - № 3,4,6 – 8) и «Описание русских книжных знаков (Ex-libris) (М., 1905 – 1918.), И.А. Друганова «Библиотеки ведомственные, общественные и частные и судьба их в советскую эпоху» (в журнале «Советская библиография». – 1933. - № 1/3; 1934. - № 2, 3/4) и C.И. Богомолова «Российский книжный знак. 1700 - 1918» (М., 2004.), изданиям и статьям, посвященным отдельным коллекционерам. Сведения о книгах и коллекциях, поступивших в РГБ, уточнялись по Отчетам Московского Публичного и Румянцевского музеев, Путеводителю по Московским Публичному и Румянцевскому музеям (М., 1923), а также по данным Общероссийского свода книжных памятников (Реестр «Памятники-коллекции». – [Электронный ресурс] http: // www. biblio. ru.).

Многие важные аспекты, касающиеся организации переплетного дела, производства индивидуальных переплетов, времени деятельности мастерских, в специальной книговедческой литературе затронуты поверхностно или не затронуты вообще. Стремление восполнить имеющиеся «пробелы» и представить возможно более полную картину переплетного дела конца XIX – начала ХХ вв. потребовало обращения к различным источникам изучаемого периода.

Источниковую базу исследования составили: вещественные источники, руководства по переплетному делу, правовые материалы, справочные издания, статистические издания и рекламные материалы.

К вещественным источникам можно отнести индивидуальные переплеты, изготовленные в Москве в 1875 – 1917 гг. Место изготовления индивидуального переплета чаще всего связано не с местом издания книги, а с местом ее покупки и таким образом – косвенно – с местом жительства владельца библиотеки. Поэтому фонд РГБ может служить базой изучения московского переплета, так как большинство влившихся в него частных библиотек, в которых мог сохраниться индивидуальный переплет, были собраны москвичами. В Центральном основном фонде РГБ и фонде Отдела редких книг было выявлено 235 таких переплетов. Предметом исследования стали только те переплеты из общего массива переплетов изучаемого периода, на которых сохранились ярлыки и клейма московских переплетных заведений. Подавляющее большинство просмотренных книг имеет издательский переплет, библиотечный переплет (полученный книгами вследствие отсутствия переплета или его ветхости в процессе использования в Библиотеке), индивидуальный переплет с немосковскими клеймами. Большая масса индивидуальных переплетов без клейм также в исследовании не рассматривалась, хотя теоретически каждый из этих переплетов мог быть сделан в московской мастерской. Тем не менее, можно сказать, что изучаемое собрание достаточно репрезентативно с точки зрения разнообразия представленных в нем переплетных мастерских.

Работа по описанию переплетов началась с уже сформированной коллекции уникального художественного переплета, хранящейся в Отделе редких книг РГБ (Музее книги). Ее ядро, в основном созданное в конце 1920 – начале 1930-х годов, составили экземпляры отечественных и западноевропейских изданий из библиотек российских монархов и членов их семей в подносных переплетах, выполненных известными мастерами, а также анонимных, книги из национализированных дворянских собраний. В дальнейшем коллекция пополнялась за счет покупок собраний отечественных коллекционеров и отдельных экземпляров. Издания в индивидуальных переплетах находятся также и в других коллекциях Отдела редких книг, они выявлялись путем сквозного просмотра экземпляров на полках хранения (просмотрено около 5000 книг), а также благодаря специализированным картотекам, куда занесены сведения о наличии у книги особого переплета.

В собрании Центрального основного фонда РГБ также представлена продукция московских переплетных заведений, однако она не выделена в отдельную коллекцию территориально, что связано с особенностями комплектования и хранения книг. На каталожных карточках с описанием изданий сведения о переплете конкретных экземпляров не зафиксированы. При просмотре на полках хранения около 72 000 экземпляров отечественных и иностранных изданий XIX – начала ХХ вв. (в залах А, D, E, M, U, V, W) было выявлено109 книг в переплетах московских мастерских.

Важным источником при изучении темы стали руководства по переплетному делу, которые широко издавались во второй половине XIX века и имели своим адресатом как мастеров, стремившихся усовершенствовать свое ремесло, так и начинающих переплетчиков, любителей-владельцев собственных библиотек, учеников, обучающихся в ремесленных школах, военнослужащих. Из таких пособий, как «Ремесленник или Знакомство с необходимыми принадлежностями и приемами мастерских сапожной, портняжной, столярно-плотничной, слесарной, наборной и переплетной» (СПб., 1874.), Топорков Л.А. «Маленький переплетчик» (СПб., 1877.), Верига В. «Переплетчик. Полное практическое руководство…» (М., 1880.), Столяревский А. «Практическое руководство к обучению в войсках ремеслам и мастерствам...» (СПб., 1892.), Симонов Л.Н. «Переплетное мастерство и искусство украшения переплета…» (СПб., 1897.), «Иллюстрированный переплетчик» (М., 1899.), Федоров П.А. «Переплетчик-любитель…» СПб., 1911.), Ларкин Н. «Как самому переплетать книги…» (СПб., М., 1913.), были почерпнуты сведения:

- об отношении читающей публики конца XIX – начала XX века к книжному переплету, его основным функциям, о знаниях истории искусства переплета, оценке современного руководствам европейского и русского переплета,

- о качествах, которыми должен был обладать переплет,

- о градации этого качества в материалах и работе, позволяющей относить переплет к классу хорошего, или изящного, о типах и видах переплетов,

- об элементах переплета, их назначении и способах украшения, о наборе необходимых элементов переплетов разного класса,

- об основных покровных материалах, их сортах и качествах с точки зрения долговечности, целесообразности использования для переплетов того или иного класса, технологических особенностей обработки, предпочтений в отношении использования той или иной техники отделки и др., а также о красках, клее, картоне, используемых в переплетных работах,

- о техниках обработки указанных материалов, о техниках отделки переплета,

- об инструментах, необходимых переплетчикам, для выполнения работ по изготовлению и украшению переплетов, о том, где можно купить, заказать такие инструменты или как их изготовить самому, о появившихся и распространившихся в конце XIX – начале XX вв. механизмах и машинах, облегчающих и ускоряющих выполнение определенных операций, о необходимых квалификационных требованиях к мастеру,

- об основных операциях, выполняемых мастером при изготовлении переплета,

- о распространенных приемах и стилях украшения крышек, обрезов и других элементов переплета, способах изготовления мраморных бумаг и их рисунках,

- о других видах переплетных работ, которые можно считать побочными,

- о принятой в среде переплетчиков конца XIX – начала XX вв. терминологии.

Правовые документы: «Устав о промышленности фабричной и заводской» (1857 г.), «Устав ремесленный» (1857 г.), «Устав о промышленности» (1893 г.), «Устав о промышленности фабрично-заводской и ремесленной» (1913 г.), «Устав о промышленном труде» (1913 г.), «Устав артели работников переплетного дела «Труженик» в С.-Петербурге» (СПб., 1908.), – позволили выявить различия между ремесленным и фабричным производством, охарактеризовать условия организации и деятельности ремесленных переплетных заведений и фабрик.

Основным источником сведений о московских переплетных мастерских стало ежегодное справочное издание «Вся Москва» за 1884 – 1917 гг. Содержащиеся в этом издании сведения о владельцах переплетных мастерских, их социальном статусе, адресах мастерских, смежных занятиях, а в ряде случаев и реклама предоставляемых услуг, позволили составить перечень имен основных мастеров и сопоставить его с именами на клеймах переплетов, выявленных в фондах РГБ, а также уточнить виды изготовляемой продукции.

Статистические издания: «Перепись Москвы 1882 года» (М., 1885.), «Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г.» (Б.м., 1901.), «Главнейшие предварительные данные переписи г. Москвы 31 янв. 1902 г.» (М., 1902.), «Список адресов книгопродавцев в России» (СПб., 1897.), «Список фабрик и заводов Москвы и Московской губернии» (М., 1916.), «Торгово-промышленные заведения города Москвы в 1885 – 1890 гг.» (М., 1892.), – позволили собрать, уточнить и дополнить сведения о владельцах переплетных заведений.

Помещенные в журнале «Антиквар» «каталоги наличия» и реклама букинистической торговли Н. Соловьева, В. Клочкова, П. Шибанова и др., содержащие не только описание и оценку переплета предлагаемых на продажу книг, но подчас (для иностранных изданий второй половины XIX в.) и упоминание имен переплетчиков, характеризует возросший интерес библиофилов к ремеслу и искусству переплета на рубеже XIX - XX вв.

Цель исследования заключается в воссоздании истории московского индивидуального переплета в конце XIX – начале XX вв., процесса его изготовления и выявлении его особенностей в системе книжного дела России конца XIX – начала ХХ вв. Исходя из поставленной цели, формулируются следующие задачи исследования:

1. Изучение экономической, промышленной, правовой и социальной базы производства индивидуального переплета.

2. Поиск сведений о мастерах и мастерских Москвы, изготовлявших индивидуальный переплет в конце XIX – начале XX вв.

3. Выявление, описание и анализ образцов московского индивидуального переплета конца XIX – начала XX вв. в фондах РГБ, систематизация и классификация индивидуальных переплетов конца XIX – начала XX вв.

4. Определение особенностей продукции разных переплетных заведений Москвы в конце XIX – начале XX вв. и предпочтений владельцев книжных собраний и заказчиков индивидуального переплета.

Объект исследования – московский индивидуальный переплет конца XIX – начала ХХ вв.



Предмет исследования – особенности внешнего облика и внутренней структуры московского индивидуального переплета, совокупность экономических и культурно-исторических процессов, повлиявших на их формирование, условия производства индивидуального переплета, принципы его классификации.

Хронологические рамки исследования охватывают период с последней четверти XIX в. до 1917 г. включительно. Выбор данного временного промежутка связан с рядом причин.

В 1870 – 1880-х гг. в России завершается промышленный переворот. Качественные изменения в книжном деле: усовершенствование типографского производства, становление крупных частных издательств, их специализация, расширение издательского репертуара, привлечение новых слоев покупателей – приводят к существенным переменам во внешнем облике книги, ускорению ее производства и удешевлению, что способствует быстрому развитию издательского переплета. Открываются переплетные фабрики, их владельцы начинают помечать перепле­ты особым клеймом, указывающим на производителя, – бумажным ярлыком и тиснением на крышках. Но наряду с издательским переплетом продолжает существовать переплет индивидуальный. В этот период растет интерес к красиво оформленной книге, к ее материальной форме, не только в среде библиофилов, круг которых расширяется, но и в обществе в целом. Появляются издательства, специализирующиеся на выпуске библиофильских изданий, предполагавших последующую замену обложки художественным индивидуальным переплетом. Изготовители индивидуальных переплетов также начинают более последовательно маркировать свою продукцию, что дает возможность выделить московские переплеты этого периода из массы аналогичных индивидуальных переплетов. Границей хронологических рамок исследований стал 1917 г., что связано с изменением форм собственности и социальными потрясениями, изготовление индивидуального переплета замедляется, меняется состав заказчиков, многие мастерские прекращают свое существование.

Методологической основой диссертационного исследования является диалектический подход к развитию исторического процесса. В качестве ведущего выступает принцип историзма, рассматривающий предметы и явления как продукт исторического развития в тесной связи с условиями, определившими его возникновение и существование в историко-культурном контексте конкретной исторической эпохи, во взаимосвязи с другими предметами и явлениями. Составляющей методологической базы стали научные работы по истории книжного дела в России в XIX – ХХ вв. М.Н. Куфаева, А.М. Ловягина, А.А. Сидорова, А.А. Говорова, а также исследования С.А. Клепикова и О.Л. Таракановой, касающиеся вопросов развития русского переплета.

В процессе работы над диссертацией использовались общенаучные методы, адекватные теме исследования и поставленным целям: эвристический, сравнительно-исторический, типологический, терминологического анализа.

Научная новизна. В диссертации впервые комплексно рассмотрен московский индивидуальный переплет, изучена и описана общая (экономическая, правовая, социальная) картина его производства.

Выявлен и определен круг московских переплетных заведений (более 480), изготовлявших индивидуальные переплеты, воссоздана деятельность переплетных мастерских, реконструированы условия производства переплетов.

Впервые в отечественном книговедении в качестве источников в научный оборот введены переплетные руководства конца XIX – начала ХХ вв.

В фонде РГБ выделены 235 индивидуальных переплетов с клеймами 23 московских ремесленных переплетных мастерских и фабрик, этим заведениям дана подробная характеристика. Выявленные образцы московского индивидуального переплета описаны и классифицированы, рассмотрены особенности их оформления.

Теоретическая значимость диссертации заключается в воссоздании истории наименее изученного элемента внешнего оформления книги – переплета – в контексте книжного дела конца XIX – начала ХХ вв. Реконструирована внутренняя структура и техническая база предприятий, воссоздана социально-экономическая и правовая среда деятельности переплетных заведений.

На основании анализа вещественных источников – переплетов, анализа переплетных руководств исследуемого периода была разработана классификация индивидуальных переплетов конца XIX – начала XX вв.

Практическая значимость. Практическая значимость диссертации состоит в том, что выделены в коллекции и описаны на основе единых параметров индивидуальные переплеты изучаемого периода. Созданы универсальные схемы описания и классификации индивидуальных переплетов, которые могут быть использованы для изучения переплетов в РГБ и других библиотеках, а также при оценке конкретного экземпляра издания, которому наличие индивидуального переплета может придать статус книжного памятника.

В приложении к данной работе приводятся список переплетных заведений переплетных заведений Москвы конца XIX – начала XX вв., изготавливавших индивидуальный переплет, их ярлыки и клейма, помогающие решить вопросы атрибуции и датировки индивидуальных переплетов.

Материалы работы могут использоваться в системе высшего полиграфического образования в курсе истории книжного дела и среднего специального образования по подготовке переплетчиков и реставраторов книги.

Положения, выносимые на защиту.

1. В конце XIX – начале ХХ вв. переплетное дело в Москве в целом по сравнению с другими отраслями печатного производства характеризовалось наибольшей долей ручного труда и преобладанием ремесленной формы организации производства над фабричной, при сохранении социально-экономических тенденций, общих для полиграфического производства этого периода.

2. Несмотря на быстрое развитие издательского переплета в конце XIX – начале ХХ вв., индивидуальный переплет был по-прежнему распространен. Он изготавливался на заказ владельца книги в ремесленных мастерских, а в особых случаях и на крупных предприятиях.

3. Особенности изготовления индивидуального переплета определяют принцип их классификации, в основе которого лежит отношение заказчика к книге как к предмету и цель переплетной работы. Индивидуальный переплет конца XIX – начала ХХ вв. имеет три класса: «простые», «лучшие» и «роскошные», что соответствует совокупности определенных признаков: конструктивных особенностей, вида и качества материалов, техник отделки и декоративных элементов оформления, которые современники – переплетчики и заказчики – считали необходимыми для переплетов определенного уровня.

4. Индивидуальные переплеты, изготовлявшиеся различными московскими мастерскими, несмотря на общие материально-конструктивные признаки, соответствующие определенному классу, имели свои особенности, которые определялись вкусом и пожеланиями заказчиков и квалификацией изготовителей, и которые могут быть выявлены при сопоставлении переплетов, описанных по специально разработанной нами схеме.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации и отдельные результаты исследования использовались автором при выступлениях на научно-практических и международных конференциях: «Книга и мировая цивилизация» апрель 2004 г., «Книга в России» в БАН ноябрь 2004 г., «Румянцевские чтения 2005 г.». По теме исследований автором был опубликован ряд статей и тезисов докладов, в том числе в Ежегодном приложении к журналу «Библиотековедение» «Книга в пространстве культуры», сборнике «Книга. Исследования и материалы».



Достоверность результатов исследования обусловлена репрезентативной источниковой базой, применением совокупности методов, адекватных цели, задачам и логике изучения, апробацией идей данной работы на международных научных конференциях, а также в профессиональной печати.

Структура работы определена целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, приложений.

Основное содержание работы
Во введении обоснованы актуальность темы исследования и научная новизна, проанализированы степень ее разработанности и источниковая база, определены объект, предмет, цель, задачи, основные методы исследования, показаны теоретическая и практическая значимость работы, сформулированы положения, выносимые на защиту, приведены сведения об апробации результатов.

В первой главе диссертации «Социально-экономические аспекты деятельности



переплетных мастерских в Москве» рассматриваются проблемы производства и бытования ремесленных переплетов в конце XIX – начале ХХ вв. с точки зрения формирования структуры экономической, производственно-правовой и социальной базы.

Первый параграф первой главы «Экономические аспекты деятельности переплетных мастерских в Москве» посвящен рассмотрению общей экономической ситуации, сложившейся в России в конце XIX – начале ХХ вв., и выделению тех экономических факторов, которые оказали влияние на производство и развитие ремесленного переплета.

Значительное внимание уделено характеристике полиграфического производства этого периода. Отражая процессы, происходившие в промышленности России в целом, Москва имела свою специфику как город торговый, ставший крупным промышленным центром и транспортным узлом. В полиграфической промышленности города был велик удельный вес мелких предприятий, что было связано с несколькими факторами: слабым притоком в производство крупного капитала, медленным внедрением машинной техники в процессы полиграфической промышленности, особенностями возмещения затрат и контингентом заказчиков на крупных и мелких предприятиях.

Переплетное дело в условиях роста писчебумажного производства, увеличения числа и производительности типографий характеризуется как довольно популярный и прибыльный вид деятельности. Производство массовой книги определило быстрое развитие издательского переплета, однако наряду с ним по-прежнему был распространен переплет индивидуальный, который в основном изготавливался в ремесленных переплетных и футлярных мастерских. На основе данных справочника «Вся Москва» за 1884 – 1917 гг. показано, что их количество постоянно росло. Если в 80-е гг. XIX в. в городе насчитывалось около 70 переплетных мастерских, то в начале XX в. – около 100, а в 1910-х годах – уже более 250. Всего за этот период в Москве насчитывалось более 480 переплетных и футлярных заведений. На крупных производствах – переплетных фабриках и в переплетных цехах типографий – также в особых случаях для отдельных экземпляров изготавливался индивидуальный переплет.

Анализ данных позволил выделить около 130 переплетных и футлярных заведений, которые просуществовали 10 и более лет, 32 заведения проработали более 20 лет. Они представляли собой довольно крупные предприятия, которые самостоятельно осуществляли весь процесс изготовления печатной книги и имевшие в своем составе также типографию, литографию, цинкографию, словолитню, магазины. Со своей стороны, крупные типографии развивали собственное переплетное производство, открывали переплетные заведения, обслуживавшие не только нужды типографии, но и индивидуальных заказчиков. Рост конкуренции вел к слиянию небольших предприятий и возникновению более крупных фирм.

Выявлено, что переплетными работами в Москве занимались и общества социальной поддержки: Рукавишниковский приют, Московская школа попечительства государыни императрицы Марии Федоровны о глухонемых, Братство св. Алексия, переплетно-футлярная мастерская Трудового убежища для увечных воинов. Была переплетная мастерская и при тюрьме Малые Каменщики. Тот факт, что переплетному делу обучали наравне с такими ремеслами, как столярное, сапожное, портняжное, говорит о том, что переплетение книг было востребовано и давало стабильный заработок.

Изучение адресов переплетных мастерских показало, что они располагались в разных районах Москвы, но первоначально большинство находилось в центре города – в пределах современного Садового кольца. Постепенно производство и торговля из центра города распространялись в более отдаленные районы и на окраины. Если в 80-е гг. XIX в. мастерские, расположенные за пределами современного Садового кольца составляли 21% от общего количества мастерских, то в 1910 – 1917 гг. – этот показатель составил 39%, довольно часто переплетные мастерские находились по соседству с книжными магазинами.

Во втором параграфе «Правовые аспекты деятельности переплетных мастерских в Москве» рассматриваются вопросы правового регулирования деятельности ремесленных переплетных мастерских.

При изучении правовых основ производства индивидуальных переплетов в ремесленных мастерских Москвы привлекались «Устав о промышленности фабричной и заводской» и «Устав ремесленный» в редакциях 1857, 1893, 1913 гг. Свода законов Российской империи.

Отмечается недостаточная точность определения понятий ремесленного и фабричного производства в законодательстве этого периода. Однако их деятельность регламентировалась разными законами, поэтому на практике отличать ремесленные заведения от фабрично-заводских было необходимо. Основанием для отнесения заведения к тому или иному разряду признавались техническая обстановка и оборудование. Позднее, ввиду значительного распространения механических двигателей на мелких предприятиях, этому признаку перестали придавать существенное значение. Вторым отличительным признаком ремесленного заведения было количество работников. Этот критерий также менялся: если в 1876 г. оно ограничивалось 16 чел., то в 1898 г. признавалось существование ремесленного заведения и с большим числом рабочих. Важным условием отнесения предприятия к ремесленным было личное участие в производстве владельца и отсутствие иных категорий служащих, кроме мастеров или рабочих.

Ремесленные переплетные заведения открывались на тех основаниях, что и другие промышленные, торговые и ремесленные заведения, после получения установленных законом свидетельств и при выполнении необходимых мер безопасности и соблюдении санитарных правил. Особые разрешения требовались на открытие типографии, литографии, книжного магазина.



На основе изучения различных редакций «Устава ремесленного» выделены основные функции ремесленных и цеховых управ в управлении ремесленными заведениями в конце XIX – начале ХХ вв. Помимо производства цеховых дел (запись в цеха и исключение, сбор податей ремесленников, исполнение ими повинностей, наблюдение за ремесленным производством и т.д.), они выполняли некоторые административные задачи, а именно: выдавали ремесленникам вид на жительство, вели призывные списки лиц, подлежащих отбыванию воинской повинности и др. Но главной обязанностью ремесленных организаций являлась защита (в широком смысле этого слова) интересов ремесленников: оказание «вспоможения» больным и бедным ремесленникам и их семьям, забота о правильной постановке ремесленного ученичества, учреждение богаделен, больниц и т.д. Во главе каждого цеха стояли старшина или несколько старшин, избиравшихся членами цеха.

Другая форма существования и работы мастерских – артель – рассмотрена на примере Устава артели работников переплетного дела «Труженик» (СПб.). В Москве в начале ХХ в. работали Первая московская трудовая артель, Вторая московская артель, Третья футлярная артель. Артель могла состоять из неограниченного числа членов, но не менее 10. Делами артели заведовало правление и общее собрание. Об открытии артели сообщалось градоначальнику. Артель подчинялась непосредственному надзору местной полицейской власти.

«Устав о промышленности фабричной и заводской» оставлял «клеймение и неклеймение российских разного рода фабричных и мануфактурных изделий» на усмотрение самих производителей. На продукции ремесленных заведений ставились клейма, если они давались цеховой управой. В фондах РГБ на многих переплетах сохранились ярлыки и клейма переплетчиков, но на большинстве индивидуальных переплетов конца XIX – начала ХХ вв. имя мастера или название мастерской отсутствуют.

В третьем параграфе «Социальные аспекты деятельности переплетных мастерских в Москве» рассматриваются устройство и оборудование ремесленных переплетных мастерских, специализация переплетных мастеров и рабочих, условия труда.

Реконструированы основные технологические процессы производства переплета и техническое оснащение переплетчика. В небольших ремесленных мастерских преобладало ручное производство с использованием простых инструментов, на крупных предприятиях ручной труд заменяли машинами.

Сравнение особенностей производства индивидуального и издательского переплета показывает, что существовали операции, при которых замена ручного труда машинным неизбежно сказывалась на качестве переплета. Наивысшее мастерство требовалось при ручном золотом тиснении, изготовлении кожаной мозаики. Применение этих техник отделки роскошного индивидуального переплета требовало точности руки, аккуратности, терпения, большого опыта, художественного вкуса. Такие операции, как золочение и окрашивание под мрамор обрезов книг даже на крупных производствах выполнялось вручную и поручалось «специальным рабочим, производящим его с изумительным искусством». Для форзацев переплетов лучшего качества использовалась мраморная бумага, которую мастер также изготавливал вручную самостоятельно.

Отмечается, что в целом по сравнению с другими отраслями печатного производства переплетное дело характеризовалось наибольшей долей ручного труда и преобладанием ремесленной формы организации производства над фабричной. По результатам анкетирования типографских рабочих Обществом рабочих графических искусств в 1907 г., в ремесленных заведениях работали преимущественно переплетчики. Большое производство вызывало необходимость специализации мастеров и рабочих: выделялись переплетчики-гражданщики, переплетчики-контористы, позолотчики, золотильщики, футлярщики, нумеровщики, брошюровщики, линовщики и др. В небольших ремесленных заведениях такая специализация отсутствовала.

Анализ источников по переплетному делу начала XX в. показывает, что условия труда рабочих-переплетчиков были тяжелыми, особенно в мелких ремесленных мастерских, не подчиненных фабричной инспекции. Средний возраст переплетчиков составлял 28 лет. Среди прочих типографских рабочих переплетчики в среднем начинали трудовую жизнь значительно раньше, еще детьми, что объяснялось именно ремесленным характером переплетного производства в целом, так как в крупных типо-литографских заведениях закон запрещал принимать на работу подростков моложе 15 лет. Заработная плата рабочих-переплетчиков уступала среднему заработку рабочих-печатников, тем не менее, она была выше, чем в других отраслях.

Вторая глава «Московский индивидуальный переплет и его классификация» посвящена выявлению внутренних особенностей индивидуального ремесленного переплета и составлению классификации переплетов на основе выделенных характерных признаков.

В первом параграфе второй главы «Общая характеристика собрания московских индивидуальных переплетов РГБ» рассматриваются особенности формирования и хранения собрания московских индивидуальных переплетов РГБ.

Доказывается, что коллекции, влившиеся в фонд Библиотеки в конце XIX – XX вв., составляют серьезную базу для изучения и классификации московского ремесленного переплета конца XIX – начала XX вв. Среди них крупные собрания Б.С. Боднарского, М.А. Веневитинова, И.Д. Делянова, В.А. Десницкого, А.П. Дювернуа, Г.Е. Жураковского, Н.В. Исакова, Н.А. Карышева, Н.П. Колюпанова, А.М. Кубарева, Н.Д. Лодыгина, А.М. Макарова, А.Д. Мейна, А.И. Поспелова, Н.П. Смирнова-Сокольского, К.Т. Солдатенкова, К.М. Соловьева, А.Э. Циммермана, С.Д. Шереметева, а также отдельные партии книг из библиотек императора Николая II и его супруги императрицы Александры Федоровны, императоров Александра II и Александра III, библиотек Аничкова, Мраморного, Гатчинского и Ново-Михайловского дворцов, библиотеки великого князя Сергея Александровича, поступавшие в РГБ в 1926 – 1930 гг. через книжный распределитель при Главнауке. Состав и объем коллекций, уровень собирателей, позволяет использовать фонд Библиотеки для описания московских переплетов и создания их классификации.

В настоящее время в РГБ нами было выявлено только 235 индивидуальных переплетов с клеймами московских переплетных заведений, что в первую очередь связано с отсутствием традиции в отечественном книжном деле подписывать и клеймить переплет. Далеко не все московские переплетчики и в конце XIX – начале XX вв. отмечали свои работы клеймом или ярлыком. Кроме того, в процессе хранения и использования книг, а также их реставрации ярлыки могли быть утрачены.

Книги, переплетенные московскими мастерскими, не объединены в территориально выделенную коллекцию, они находятся в самых разных собраниях, рассредоточены по Центральному основному фонду РГБ и специализированным фондам, что обусловлено особенностями комплектования и хранения книг. Выявленные переплеты, как простые, так и художественные, можно назвать коллекцией, но из-за их рассредоточенности по фонду РГБ – лишь условно. Описанный массив переплетов представляет научный и исторический интерес как один из основных источников по изучению переплетного дела конца XIX – начала ХХ в., а также художественный интерес.

Во втором параграфе «Классификация индивидуальных переплетов конца XIX – начала XX вв.» затрагиваются проблемы выбора наиболее приемлемых принципов классификации индивидуальных ремесленных переплетов рассматриваемого периода.

Анализируются подходы к класификации переплетов XIX – начала ХХ вв. в отечественном книговедении. С.А. Клепиков в работе «Из истории русского художественного переплета», говоря о гражданском переплете, выделил некоторые виды индивидуального переплета второй половины XIX – начала ХХ вв., обращая внимание на соответствие стиля их оформления определенным видам изданий, а также на социальные условия, в которых формировался заказ на подобные переплеты. Специальные классификации были предложены в работах Л.О. Таракановой, посвященных букинистической оценке издательских и индивидуальных отечественных переплетов, включая переплеты конца XIX – начала ХХ века. При разработке классификаций принимались во внимание следующие признаки: фактура материала и конструкция крышек переплета, характер и способ украшения переплета, характер украшения обреза, что позволило составить таблицу ранговой оценки основных видов переплетов в баллах. Однако экспертная балльная оценка сложных качественных признаков объектов всегда будет иметь условный характер.

Изучение выявленных в РГБ переплетов позволило дать более точную характеристику видам индивидуального переплета, изготовлявшегося московскими мастерскими, а также определить, какой именно набор характерных признаков понимали современники - переплетчики и заказчики - необходимыми для переплетов определенного уровня (класса).

На основе анализа индивидуальных переплетов и изучения переплетных руководств конца XIX – начала ХХ вв. разработана классификация индивидуальных переплетов. В основу определения класса переплета положено отношение заказчика к книге как к предмету и, следовательно, к цели переплетной работы. Так как переплет изготавливался индивидуально на заказ, то уровень работы, качество материалов, техника отделки, тип, внешний вид переплета определялся заказчиком. От этого зависели стоимость материалов и работы, оформление некоторых элементов. Выделены три класса переплетов – «простые», «улучшенные» и «роскошные». Названия классам даны с учетом терминологии переплетчиков, нашедшей отражение не только в руководствах по переплетному делу, но и в рекламных объявлениях, что позволяет с уверенностью утверждать, что она была знакома и понятна не только изготовителям, но и заказчикам.

При классификации индивидуальных переплетов учитываются следующие признаки: вид и сорт покровного материала; конструктивные особенности переплетных крышек и корешка; техника украшения переплета; наличие некоторых дополнительных элементов: двойного форзаца, сохраненной обложки, футляра и проч.; особенности декоративного оформления.

Доказывается, что конструкция, используемые материалы, техники отделки и декоративные решения переплетов определенного класса имеют повторяющиеся соответствия. Дается характеристика переплетам разных классов.

Главное назначение «простых» переплетов (III класса) – защитить книгу от загрязнений и деформации. Такой переплет должен был быть прочным, но не дорогим. Украшения, кроме простых линеек или рамок на крышках, не предусматривались. Как правило, по типу это были составные полуколенкоровые и полукожаные переплеты с уголками или без уголков, реже цельнокожаные. В качестве покровных материалов выбирались недорогие кожи темных цветов, легче скрывавших дефекты поверхности, гладкий или фактурный коленкор, бумага, в основном мраморная механического крашения, также темных тонов. «Простые» переплеты имели одинарные форзацы. В качестве форзацной бумаги обычно использовалась белая писчая или печатная бумага. Обрез специально не украшался, но мог быть крапчатым и мраморированным в одну краску (жилковатым). Изготовление «простого» переплета не предполагало сохранение обложки.

Анализ типа переплета (цельный или составной, с уголками или без уголков), покровного материала корешка (коленкор или кожа) и его конструкции (гладкий или с бинтами) для составного переплета, позволил выделить несколько видов переплетов третьего класса.

В «улучшенных» переплетах (II класса) использовались более дорогие материалы, отделка была более тщательной. Следуя устоявшейся традиции, не претендуя на оригинальное решение и «художественность», такие переплеты, тем не менее, предназначались не только для защиты, но и для украшения книги, например, иллюстрированного подарочного издания. Среди переплетов второго класса есть цельные – из кожи, ткани, коленкора, и составные – полукожаные и полуколенкоровые. Используемые материалы - коленкор лучшего качества, кожи хорошей выработки, не только темных, но и светлых, ярких тонов, с тиснением или гладкие, мраморная бумага ручного крашения, а также бумага, имитирующая кожу, дерево и другие фактуры, с литографированным рисунком и др. Цельнотканевые переплеты этого класса в фондах РГБ не выявлены, переплетные руководства рекомендовали шелк, бархат, вельвет.

Сравнение переплетов III и II классов позволило определить такие особенности «улучшенных» переплетов, как использование толстого или двойного картона для крышек, их форму – с фасками и закругленными углами, двойные форзацы – из простой писчей или печатной бумаги и из плотной рисунчатой и/или тисненой, золотое орнаментальное тиснение между бинтами корешка, украшенный обрез – мраморный, торшонированный, принятый у библиофилов торшонированный обрез с золотой головкой. Обложка при переплете может сохраняться, чаще для библиофильских изданий и если она художественно оформлена. Переплеты II класса могу иметь дополнительные элементы, такие как закладка-ляссе гармоничного к покровному материалу или форзацу цвета и футляр. В зависимости от типа переплета, покровного материала, конструкции корешка, выделяются несколько видов переплетов второго класса.

Задача «роскошных» (в исследуемый период они также назывались «изящными», «художественными») переплетов (I класса) не только защитить книгу, но и выделить ее из ряда аналогичных экземпляров, показать ее особую ценность для владельца или для того, кто предполагает преподнести книгу в дар. Определение «роскошный» для переплетов этого класса отвечает желанию владельца обозначить имеющийся экземпляр как дорогой предмет в период, когда сама по себе книга роскошью уже не являлась. Нередко «роскошный» переплет должен был продемонстрировать знакомство заказчика с новейшими тенденциями и лучшими образцами переплетного искусства, которое в XIX веке стало особенно цениться библиофилами в историческом аспекте. Такой переплет может быть определен как «художественный», и его эстетическая ценность превалирует над собственно «роскошью» использованных материалов и техник отделки. При оформлении «художественных» переплетов могло учитываться и содержание книги, на переплетную крышку или корешок помещались изображения, иллюстрирующие текст, символы или орнамент, относящие читателя к стране или времени написания книги.

Переплеты первого класса в основном цельнокожаные или цельнотканевые, выполнены из дорогих материалов: сафьяна, шагрени, опойка, замши, бархата, парчи, шелка, однако, встречаются и более простые материалы, например – холст, если они отвечают художественному замыслу. Помимо золотого и блинтового тиснения, в отделке применяются и другие техники: инкрустация цветным сафьяном, вставки, металлические накладки. Подносные экземпляры императору и членам императорского дома, как правило, украшаются вензелем владельца, могут иметь золототисненный или выложенный накладными металлическими буквами текст посвящения на верхней крышке. Внутренняя часть переплетной крышки оформляется дублюрой или широкой подверткой с золотым тиснением. Форзацы двойные, в качестве первого, а иногда и второго, листа используются специальные сорта форзацных бумаг или шелк. Книга может иметь богато отделанный футляр.

Третья глава «Продукция московских переплетных мастерских в собрании РГБ» посвящена описанию проведенной работы по выявлению и изучению индивидуальных ремесленных переплетов в фондах РГБ.

В первом параграфе третьей главы «Характеристика московских переплетных мастерских и их продукция» рассматриваются характерные особенности переплетов московских ремесленных мастерских, позволяющие отнести эти переплеты к тому или иному классу.

В процессе исследования в РГБ выявлены переплеты с клеймами 23 московских ремесленных переплетных мастерских и фабрик. Дана характеристика этих переплетных заведений, включающая сведения о мастерской и ее владельце, адреса фирмы, время существования, примеры рекламных объявлений; описание изготовленных переплетов, сгруппированных по классам и типам внутри классов; описание ярлыков и штампов мастерской.

Для характеристики каждого переплета применялась специально разработанная схема описания. Сопоставление индивидуальных переплетов одного класса позволило выявить особенности переплетов, изготовленных разными московскими мастерскими.

Большинство выявленных нами в собрании РГБ образцов имеют клейма переплетных заведений Т.И. Гагена и А.П. Петцмана, что еще раз подтверждает их известность среди потенциальных заказчиков индивидуальных переплетов, широкое распространение продукции (переплеты принадлежат библиотекам разных владельцев), размах производства. Наличие в составе продукции этих мастерских значительного количества «улучшенных» и главное - «роскошных» переплетов говорит о высоком уровне работы. Среди других переплетных заведений, изготавливавших переплеты II и I класса, в том числе исполнявших заказы на подносные экземпляры членам императорского дома, - мастерские А. Папковой, А. Петцмана, Н. Татушина, фирма «Гринберг», а также переплетные цеха типолитографий Н.И. Куманина и И.Н. Кушнерева.

Установлено, что отсутствие в фонде РГБ в продукции какой-либо мастерской переплетов определенного класса не свидетельствует об отсутствии их в ее ассортименте, особенно, если эта мастерская представлена всего несколькими образцами. Это касается как «роскошных» переплетов, которые могли не попасть в состав коллекций, поступивших в РГБ, так и «простых», что объясняется, например, их последующей заменой вследствие ветхости на современные библиотечные переплеты.

Во втором параграфе «Владельцы и заказчики индивидуальных переплетов московских мастерских в собрании РГБ» предпринята попытка определить отношение владельцев выявленных в РГБ экземпляров в индивидуальных переплетах московских мастерских к этому элементу оформления книги.

Отмечается, что во второй половине XIX века библиофилы начали проявлять специальный интерес к переплету книги. Это было связано с общим интересом к ручному ремеслу, характерным для искусства данного периода. Библиофильские издания выходили в обложках или даже несброшюрованными в расчете на будущий владельческий переплет художественной работы.. Некоторые заказчики могли ценить традиционное оформление переплета и его «солидность» выше оригинального художественного решения. Наряду с такими переплетами владельцы крупных библиотек могли заказывать и «простые», стараясь избегать излишней роскоши при необходимости переплетать большое количество книг. Наибольшее количество описанных книг с владельческими признаками принадлежат библиотекам К.М. Соловьева, К.Т. Солдатенкова и императорским библиотекам Николая II, Александра III, Александры Федоровны, Марии Федоровны, цесаревича великого князя Алексея Николаевича, великих князей Михаила Николаевича и Сергея Александровича. В процессе исследования также были выявлены отдельные книги в московских переплетах из собраний Н.А. Абрикосова, И.Е. Ададурова, Л.Э Бухгейма, М.А. Венивитинова, Я.Г. Долбышева, Э.В. Готье-Дюфайе, С.К. Морозова, М.Е. Саватюгина, Л.М. Савелова, А.А. Сидорова, С.Д. Шереметева, С.Н. Шубинского, А.И. Шувалова, Ф.И. Прове, П.Д. Эттингера, библиотеки Московского Немецкого клуба.

Наличие переплетов определенной мастерской в составе библиотеки того или иного владельца, особенно при явном предпочтении этой мастерской другим, косвенно характеризует не только самого коллекционера (как человека, внимательно относящегося к этому элементу книги), но и мастерскую – как имеющую устойчивую репутацию на рынке переплетных услуг и предоставляющую их на основе возможно лучшего соотношения цены и качества. Так, московские коллекционеры К.М. Соловьев и К.Т. Солдатенков предпочитали переплетать свои книги у известных мастеров Т.И. Гагена и А.П. Петцмана, а главным требованием этих владельцев к переплетчикам была прочность и хорошее качество самой работы.

Отмечается невозможность с надлежащей полнотой и достоверностью определить отношение к переплету других владельцев выявленных в процессе исследования книг, так как поступавшие в РГБ частные книжные собрания в дальнейшем часто были расформированы, и книги одного владельца хранятся сегодня разрозненно. По переплетам книг из императорских библиотек и библиотек великих князей также нельзя судить о каких-либо предпочтениях их владельцев в области переплета, так как выбор определялся хранителями книг или дарителями.

В заключении диссертации сформулированы выводы и рекомендации, ряд позиций которых отражен в положениях, выносимых на защиту.

Исследование показало, что в конце XIX – начале ХХ вв., несмотря на быстро развивавшийся издательский переплет, большой массив книг по-прежнему переплетался в индивидуальном порядке в основном вручную. Такие заказы выполнялись не только в небольших ремесленных мастерских, занимавших устойчивую нишу на рынке переплетных услуг Москвы, но и на крупных предприятиях. Некоторые экземпляры издания (например, подносные) получали особый переплет, как элемент, выделяющий его из общей массы книг, на той же фабрике или в той же типографии, где выполнялся издательский переплет для данного тиража.

В процессе работы проанализирована продукция 23 московских ремесленных переплетных мастерских и фабрик, представленных в РГБ 235 индивидуальными переплетами. Переплеты описывались по специально разработанной схеме, включавшей такие параметры, как конструктивные особенности переплета в целом, вид и сорт покровного материала, характер его поверхности и цвет, форма крышек и корешка, декоративное оформление и техники украшения, материал для форзацев и их количество, сохранность обложки, наличие дополнительных элементов, сведения, имеющие отношение к переплетной мастерской и владельцу книги. Схема описания приведена в приложении к данной работе. Выявленные особенности московских индивидуальных переплетов открывают возможность для сравнительного изучения индивидуальных переплетов, изготовленных в других городах России.

Подробный анализ переплетов позволил дать более точную характеристику видам индивидуального переплета, выявить повторяющиеся соответствия одних материально-конструктивных и декоративных признаков другим, выделить не только группы однотипных переплетов в продукции одной мастерской, но и более широкие закономерности. Сочетание отдельных элементов конструкции переплета – типа корешка, формы крышек, уголков, характерное для переплетов определенного уровня работы, помогает при их классификации.

В основе разработанной классификации индивидуальных переплетов лежит отношение заказчика к книге как к предмету, его требования к защитной, декоративной и информационной функциям переплета. Заказчик (владелец книги) и исполнитель (переплетчик) должны были достаточно близко представлять, какой уровень работы, качество материалов, техника отделки, тип переплета требуется в каждом конкретном случае. Разделение индивидуальных переплетов конца XIX – начала ХХ вв. на три класса: «простых», «улучшенных» и «роскошных» учитывает сложившуюся в этот период своеобразную терминологию мастеров. Конструктивные особенности переплета, вид и качество материалов, использованные техники отделки и декоративные элементы оформления последовательно соотносятся с определенным выделенным классом переплетов.

Опора на классификацию позволяет определить, насколько ценен индивидуальный переплет данного конкретного экземпляра, насколько он типичен для переплетов этого периода, следует ли его реставрировать при наличии повреждений или он может быть без ущерба для книги заменен новым, а также решить и другие проблемы, возникающие при работе с книжными памятниками.


По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Золотова М.Б. Русские мозаичные переплеты XIX – начала ХХ вв. в собрании Российской государственной библиотеки /Золотова М.Б.// Книга. Исследования и материалы. – М., 2004. – Сб. 82. – С. 182 – 187.

2. Золотова М.Б. Ремесленные переплетные мастерские в Москве в конце XIX – начале ХХ вв. /Золотова М.Б.// Книга и мировая цивилизация : Материалы XI Междунар. науч. конф. по проблемам книговедения (Москва, 20 – 21 апр. 2004 г.): в 4 т. – М., 2004. - Т. 2. - С. 229 - 232.

3. Золотова М.Б. Ремесленное переплетное производство в Москве в конце XIX – начале ХХ вв. /Золотова М.Б.// Книга в пространстве культуры : Научно-практический сборник : Приложение к журналу «Библиотековедение». – М., 2005. – Вып. 1. – С. 66 – 72.

4. Золотова М.Б. Переплетные мастерские в Петербурге и Москве при обществах социальной поддержки в XIX – начале XX вв. /Золотова М.Б. // Румянцевские чтения : Материалы международной конференции (5 – 7 апреля 2005): Тез. и сообщ. – М., 2005. – С. 88 – 93.

5. Золотова М.Б. Русский индивидуальный художественный переплет XIX – начала XX вв. /Золотова М.Б.// Антиквариат : Предметы искусства и коллекционирования. - № 4 (26). – 2005. – С. 116 – 125.



6. Золотова М.Б. Переплеты мастерских Т.И. Гагена и А.П. Петцмана в собрании Российской государственной библиотеки /Золотова М.Б. // Книга в пространстве культуры : Научно-практический сборник : Приложение к журналу «Библиотековедение». – М., 2006. – Вып. 1 (2). – С. 66 – 70.




Смотрите также:
Московский индивидуальный книжный переплет конца XIX начала XX века 05. 25. 03 библиотековедение, библиографоведение и книговедение
375.74kb.
1 стр.
Земское библиотечное дело в культурной среде региона
304.63kb.
1 стр.
Татарская детская книга 1917-1991 гг.: эволюция и тенденции развития 05. 25. 03 библиотековедение, библиографоведение и книговедение
786.49kb.
4 стр.
Мемориальные библиотеки: классификационный и типологический анализ 05. 25. 03 Библиотековедение, библиографоведение и книговедение
342.11kb.
1 стр.
Русская культура конца XIX начала XX века
194.12kb.
1 стр.
Проблема композиции «поэтической прозы»
642.65kb.
3 стр.
Название Примерное расстояние
61.36kb.
1 стр.
Культура России начала XIX века
43.8kb.
1 стр.
Давид и французский портрет конца XVIII- начала XIX века. Часть I
605.72kb.
4 стр.
Буддийские идеи в культуре России конца XIX первой половины XX века
725.84kb.
4 стр.
Педагогическое обеспечение процесса обучения в церковно-приходской школе Тверской губернии второй половины XIX начала XX века 13. 00. 01 общая педагогика, история педагогики и образования
428.04kb.
2 стр.
Рабочая программа по Истории России с древнейших времён до конца XIX века 10 класс Базовый уровень
1982.03kb.
14 стр.