Главная страница 1 ... страница 2страница 3страница 4страница 5страница 6
Варя. С тобой-то ясно! Но он-то хорош! Ай да Алеша!..

Входят мать Алены и Николай Иваныч

Мать Алены. Такое событие! Защита диплома! А его нет! Николай Иваныч. Ну задержался на работе человек. Ташкент — город хлебный.

Мать Алены. Да нет, ну что ты говоришь! Что-то у них не ладно...

Красивый парень. Чуня! Ну нет его! Он не летит!

Секретарша. Успокойся! Как это — не летит! Что ему, деньги не нужны?..

Красивый парень. Черт! Надо было с Бубиком договариваться! Идем!..

Вбегает Татьяна Николаевна.

Татьяна Николаевна (кричит). Она отравилась! Отравилась!.. Господи!»

Секретарша (кричит). Алеша! Алеша!.. Вот он!.. Я говорила, говорила!

Красивый парень. Алеша! Скорей!.. Две минуты!..

Входит Отец Алеши, совершенно потерянный.

Отец Алеши. А где Алеша, а? Где Алеша?.. Затемнение. Шум дождя. Все уходят.

Алеша у Борисова

Он стоит в мокром, плаще. В кармане бутылка. Борисов несет стул, накрывает сиденье салфеткой. Снимает с Алеши, плащ, уносит. Возвращается с двумя скамеечками, такой высоты, что стул оказывается столом. Усаживает Алешу, шлепает перед мим тапочки, дает кипу журналов. «Накрывает» стул. Зажигает свечу. Садится тоже. И они молча выпивают по рюмке.

Алена дома

Алена осталась на прежнем месте. Но в качалке сидит теперь Отец Алеши.

Отец Алеши. Понимаете, мне дали постоянный пропуск. в больницу. Раньше мне никогда не давали постоянного пропуска...

Алена. Ну что вы, это еще ничего не значит.

Отец Алеши. Да, конечно, я не теряю надежды. Чем меньше шансов, так бы я сказал, тем сильнее надежда... Милочке захотелось увидеть Алешу, вас с Алешей... Она всегда немного стеснялась, а теперь вдруг...

Алена. Да-да, я понимаю... давайте подождем... он должен». (Плачет.)

Алеша (Борисову). Я же не идиот, я вижу разницу: как было и как стало! Зачем же врать — ей и себе?_ Меня другое мучает: как это происходит, почему? А? Загадка! Что это за процесс: из горячего в холодное?.. Я не мог ступить без нее — но вот легко хожу один. Я не мог часа прожить без нее — но вот улетаю на два месяца. Я думал о ней каждую минуту и чувствовал, что и она думает, а теперь... Не было случая, чтобы я не встретил ее или не проводил, но вот когда-то повернулся на другой бок, когда она убегала утром... Что за подлое состояние? Что за холодность?.. Можно, конечно, заставлять себя, подстегивать, по ведь это будет искусственно, понимаешь?.. Я понял, любовь как младенец: попробуй хоть день не покормить, не пеленать, не баюкать — умрет!.. А где брать силы, время, готовность? Или надо все забыть на свете, себя забыть, как с тем же младенцем, ничем больше не заниматься!.. А я и так уж!.. Я тут вдруг поглядел на себя со стороны: кем ты стал, что ты делаешь?.. Друзей растерял, мать с отцом забыл, из своего хобби сделал профессию — ради проклятых денег, которых все равно нет, нет и нет! — и прогрессию свою — пять лет учился, мечтал, настраивался— бросил псу под хвоит! И сам ведь мучаюсь, страдаю, стыжусь, но кончается все одной болтовней вот завтра все брошу, вот с Нового года возьмусь, вернусь!.. Я ни одной книги толком не прочел за два года, ни на одной выставке не был! Мы в театр собирались всю зиму. да так и не собрались!.. Ну что за каторга такая, скажи ты мне? Ради чего?- Ради нее?.. Чтобы ей было хорошо? Но ведь ж ей нехорошо, я же чувствую!.. Мы только в молчанку играем, боимся взорваться оба... Мы даже когда вдвоем — извини,— продолжаем думать о своих заботах — и уж что за радость! Так, исполнение супружеских обязанностей... и уж это полная профанация, понимаешь?.. Только накапливается новая ложь и новое раздражение друг против друга, больше ничего; Страшно, страшно делается... Раньше умилялся всему: ее смеху, ее глупостям, ее грамматическим ошибкам, форме ее уха — уж не знаю чему — всему! А теперь меня раздражает и ее смех, и ошибки, и уши... Что было мило, то я хорошо, а уж если но мило, то и самая идеальная крокодилом покажется... У меня никого нет, честно! Я никуда не собираюсь уходить. Она моя жена, мать моего ребенка, и я знаю свой долг... Но как жить? Как жить теперь с этим холодом, с этой разницей: как было и как стало? А ведь никто не виноват, понимаешь? Неужели у всех так: проходит время, и все? И люди только признаться боятся, что разлюбили, что прежнего нет и в помине?.. Каждый боится остаться один. Налей!.. Потом кто-то еще удивляется, что мужья пьют!»

Борисов. И что жены им изменяют, Ну ладно, расслабься, отдышись... Давай подумаем.

Алеша. Не хочется, чтобы... Как у нас один тип говорил, в курилке, когда я в проектном работал: «Мухи.— говорит,— не обижу, но есть один человек на свете, которого удушил бы своими руками: жена!» Не дай бог до такого дожить!

Алена. (отцу). Я не знаю, где он. Я вообще не знаю, что с ним происходит... Я никогда не думала, что Алеша... Неужели все мужчины — эгоисты и предатели?.. Нет, он мне не изменяет, я в этом уверена. Пока, во всяком случае... Была тут одна история с письмом, от его Гали... Но он сам мне все честно рассказал. Это я была виновата. Знаете, после беременности, с ребенком — наверное, каждой женщине трудно уделять мужу прежнее внимание, быть возлюбленной — ну, мне было не до него, а он не понял, обиделся, ему одиноко стало. Вот он и позвонил, или ему позвони написали…Это ерунда. Я не обращаю взимания. Хотя... хотя, если уж говорить по-честному, разве это не предательство? Маленькое, но все-таки? Мне ведь так трудно было тогда! Почему только о себе надо было думать?.. Ведь не измена страшна, правда же? А то, что человек пошел на это, захотел!.. Как потом любить? Ему-то? Самому? Мне кажется, страшно не тому, кому изменили, а тому, кто изменил. Значит, все, выдохся человек, не дотянул... А ведь— не помню, кто это сказал? — что любящие — это не те, которые смотрят друг на друга, а те, которые смотрят в одном направлении...

Отец Алеши. Лев Толстой говорил: муж и жена — это не параллельные лиши, а пересекающиеся, и точка пересечения есть женитьба... Но это, пожалуй, была шутка...

Алена. Не знаю... Но самое оскорбительное знаете что? Наверное, это старо как мир, но пока сам не испытаешь... Вначале, когда влюблены, ухаживают — столько нежности, внимания, стихи, цветы! А потом?.. Разве это не предательство? Кашку слопал — чашку об пол, вот ведь как просто!.. Перемена — вот самая большая измена! Любовь — это все-таки какая-то игра. Со своими условиями. Которые нельзя нарушать. А тут получается, что тебя позвали играть в одну игру, а потом... ты в шахматы, а тебя — боксом!..

Отец Алеши. Может, вы преувеличиваете? При большой любви каждая мелочь кажется трагедией.

Алена. Я не знаю. Я уже ничего не знаю...

Борисов (Алеше). А. может, ты преувеличиваешь? Ты говоришь честно, но наивно. Идет нормальный процесс, притирание друг к другу. Разные люди, разное воспитание, привычки... У тебя был свой круг, у нее свой. А теперь вы их наложили один на другой и сразу хотите, чтобы они совпали. А круги-то разные. Как пятак и копейка.

Алеша. Кто копейка? Кто пятак?

Борисов. Это не важно, копейки не хуже пятака. Дело в несовпадении,,.

Алеша. Да отчего же раньше-то все совпадало?

Борисов. Не знаю. Вообще, я тебе скажу, это дело темное!

Я вот тоже думал-думал и придумал одну штуку! Жену надо создать! Самому! Не искать, не надеяться на встречу, а самому! Чтоб потом не удивляться: с кем это я живу?!.

Алеша. Из ребра, что ли, из своего?..

Борисов. Ты слушай!.. Найти девчонку! В которой что-то есть, конечно. И воспитывать! Год, два, три, пять! Чтобы другом стала. Твоим человеком. Понимала все, как ты, воспринимала. А? Ведь главное — понимание,

Алеша (смеется). Допекли они нас!

Борисов. Что смешного?

Алеша. Пигмалион Борисов! Она вырастет и пошлет тебя к черту!..

Борисов. Нет! Не пошлет! Я стану ей необходим!

Алеша. Пошлет! Пошлет!.. Кто уж кому так необходим?.. Вот интересно, если бы я умер, как бы она жила без меня?..Через годик бы опять замуж вышла!..

Борисов. Ну и что? А ты б хотел, чтобы ее вместе с тобой в землю закопали?

Алеша. А что? Честно говоря, хотел бы! Тут уж я спокойно бы себе лежал, не волновался!

Смеются.

Алена берет стул и переходит на «половину» Борисова.

Борисов. Ты ночевать останешься — или?..

Алеша. Да, наверное. Давненько я у тебя не ночевал...

Борисов. Да уж! Но только знаешь, у меня белья, по-моему…

Алеша. Да ничего, ерунда!..

Алена (встает). Только этого не хватало еще, дома не ночевать!.. Что ты сидишь тут, умничаешь?.. Ты же прекрасно знаешь: я жду, я волнуюсь. Хочется меня помучить? Мне мало?.. За что ты меня мучаешь? Ты меня не любишь, и я же виновата? Очень интересно!.. Сам всегда уговаривал: давай честно, давай без комплексов!.. Что ж ты, такой честный, со мной-то не поговоришь? Разлюбил? Надоели мы тебе? Устал?.. Скажи! Решим что-нибудь!.. А ты будешь теперь жаловаться, ходить направо-налево советоваться' Хорошая я или плохая (На Борисова.) От него хочешь услышать?.. Ты! Ты один знаешь меня такой, какой не знает никто, даже родная мать!.. Что ж ты болтаешь ходишь? Опять предаешь меня, я больше ничего. По мелочам... Реши что-нибудь. Или ждешь, чтобы я решила? Чтобы потом опять на меня свалить? Я ни причем — она сама ушла! Так?.. Смотри дождешься!.. Иди домой, я тебе говорю! Слышишь?..

Алеша. Нет, надо домой ехать... Не хочется домой идти, пони­маешь? Тяжело.

Борисов. Да, укатали сивку... Но она же совсем там расстроится...

Алеша. Ну вот то-то и оно.

Борисов. Нет, я все-таки прав! Убеждаюсь.

Алеша. Насчет девочки? Брось ты!.. Из детского сада возьмешь? Или В яслях? Воспитывать ведь с пеленок надо!..

Борисов, Ничего, найду!

Алеша. Где?

Входит Наташа. Из-под дождя. Пауза.

Наташа (глядя, только на Борисова). Здравствуйте!.. Можно?.. Вы мне пленки обещали переписать...

Борисов бросается к ней, опрокидывает стул.

Борисов. Да-да! Конечно!.. Привет, Натали!.. Входи!.. А, черт!.. Наташа. Ничего, ничего. Давайте, я помогу...

Вместе подбирают посуду. Алеша отступает. А на «половину» Алены выходят ее Мать, Варя, Николай Иваныч, Секретарша, Красивый парень (в других костюмах), Матъ Алеши. Шумно, с букетами, с шампанским. Всех позже— Наташа

Все. Поздравляем!'Поздравляем! С дипломом! С защитой! Такое событие.

Николай Иваныч. Слава богу, дождалися!.. Эх. кабы нам дипломов-то

Алена (о Парне). Мамочка, познакомься, это Виктор. С нашего курса, вместе защищались...

Мать Алены. Очень приятно. Поздравляю вас тоже!

Алена. Мам, а как Машенька?

Мать Алены. Спит, спит! Не ходи!.. Мы сегодня всю кашку съели, и киселек съели, и хлебушек с маслицем!..

Николай Иваныч. А потом — и полные штаны! (Смеется.) Забавный вообще народец! Вас-то я и не заметил, как росли,— все время производству отдано, тридцать два года на производстве, а теперь, понимаешь...

Наташа. Дед часами сидит и наблюдает за Машкой. Как за муравьями.

Николай Иваныч. Ну-ну! Сравнила!.. (Красивому парню.) Не люблю я этого кислого! Ну да ладно, лей!..

Варя (у нее заметен живот). Вот и я теперь! Жениха Машке готовим!.. Иди на работу сразу, Алена! Дома не сиди!

Секретарша. Интересно, современная женщина, став матерью, особенно стремится сохранить свою профессию.

Варя. И правильно! На кого надеяться-то?.. Я вот своему буду и мать и отец! Зато хоть не одна на свете!..

Мать Алеши. А Алеша-то что ж? И не звонил?..

Николай Иваныч. Да по работе задержался. Ташкент-то эвон где! Подрабатывает! Ташкент — город хлебный!..

Входит Алеша со стулом, садится в стороне.

Алена. Он мне написал... что задержится... Витя! Наливай, наливай!

Варя. Ну-ка и мне полбокальчика, ради такого случая! Хотя у меня сухой закон!.. Братцы! Товарищи! Предлагаю тост!.. Я недавно видела одну книжку, брошюру! Называется «Мужество женщины»! Из жизни взято названьице! Поэтому предлагаю выпить как раз за мужество нас, женщин, которые, несмотря пи на что, преодолевая встающие на пути трудности, тем не менее, и так далее, и тому подобное! За Алену! Ура — молодым специалистам.

Все. Ура! Правильно! За Алену!..

Шум, оживление. Входит Татьяна Николаевна похудевшая, усталая.

Татьяна Николаевна. Можно?.. О, извините, у вас пир горой...

Алена. Татьяна Николаевна! Заходите, заходите, что вы!.. Я сегодня диплом защитила, Татьяна Николаевна! Помните, сколько я мучилась?..

Татьяна Николаевна. Да что ты?! Уже?.. Ну, поздравляю! Смотри ты, как время летит!.. Постой, надо ж подарок какой-нибудь, я сейчас!

Алена. Да перестаньте, вы что!..

Мать Алены. Ой, ну что вы, Татьяна Николаевна!.. Уж вы такой им в жизни подарок сделали, какие еще подарки!

Татьяна Николаевна. Да ну, что за подарки! За их деньги-то?..

Мать Алены. Ну, не говорите! Готовую квартиру, без очереди!

Прошу, прошу!..

Наташа (Парню). Это их бывшая квартирная хозяйка. Она им кооператив свой отдала. Для дочери строила, а дочка у нее отравилась, уже полгода по больницам.

Красивый парень. Как отравилась? Из-за чего? Разве в наше время травятся?

Наташа. Тише! Травятся!

Татьян Николаевна. А водочки-то нету у вас? Я б водка выпила... Устала, как черт!.. Я из Звенигорода еду-то, у знахарки была, вот! (Достает бутылку с темной жидкостью.) Сорок трав! Двадцать пять рублей отдала. Говорит, три месяца пить желудок как новый.

Николай Иваныч. Ну-ка, ну-ка, это меня интересует!

Татьяна Николаевна. Со злодеем вместе ездили-то! Он уж тоже врачам верить перестал. Расстреливала б я этих врачей на месте!.. Извини, Алена, помешала я. Я-то все про свое... Дай-ка, я тебя поцелую, что ли! Молодец ты! Бывает же людям счастье с детьми (Матери.) Молодец она у вас! Позавидуешь ей-богу!..

Мать Алены. И не говорите! Такой у меня счастливый день!..Ничего, ничего, и у вас все будет хорошо!..

Татьяна Николаевна. Да, когда рак, видать, свистнет!А Алексей-то где же?..

Николай Иваныч (нюхает бутылку). По работе. Ташкент оформляет... Дух вообще целебный.

Звонит телефон. Наташа берет трубку.

Мать Алеш и. Междугородный!.

Наташа. Ташкент! Ташкент вызывает!.. Алеша!..

Все (облегченно). Ташкент! Это Алеша! Алеша!..

Алена. (в трубку). Да? Москва, Москва!.. Я слушаю!.. Что?.. Ничего не слышно! Что?.. Абонент? Заказал, а не отвечает?.. Хорошо. (Кладет трубку.) Перезвонят. Не отвечает абонент.

Пауза. Затемнение.

Персонажи могут не уходить со сцены, как бы присутствовать, только не мешать. Алеша один. Номер гостиницы. Жарко. Сифон с водой! Восточная мелодия. Начальник (сейчас это фотомастер Ополоскин) бреется электробритвой
Начальник. Поехали! Чего ты киснешь-то? Искупаемся, шашлычка рубанем, винца! Отметить-то надо?.. Деньгу ты стал зажимать, парень! Алеша (лезет в карман). По сколько скидывались?..

Начальник. Зачем, раз не едешь? Нам чужого не надо, мы и краденым проживем! (Гогочет.) С волками жить — по-волчьи выть, Алексей Григорьевич! А вы хотите и на елку влезть, и одно место не ободрать? А? Так я говорю?..

Алеша. Я вообще в последний раз поехал!

Начальник. Это мы слыхали! Вы инженер.вы строитель, вы...

Алеша. Да, я инженер, я строитель...

Начальник. А мы воши? Да? Мы шабашники, мы калымщики мы... Ты надоел, Алеша! Я сам в другой раз тебя в бригаду не возьму! Ву компроне? Валяй на стройку! Сто двадцать ре в зубы!

Алеша. Может, вам настроение попортить на дорожку?

Начальник. У-у-у! Ручки коротки!.. Слаб ты еще в коленках?.. Поехали-ка лучше, чем грызню затевать! Все равно доработать придется! Вместе... Давай! А то Чуня плакать будет!.. Ну как хочешь, хозяин - барин! Чао!.. (Уходит.)

Алеша один. Входит Галя. С чемоданчиком. Улыбается.

Алеша. Ты? Откуда?

Галя. Не бойся, я проездом, пролетом... Здравствуй!..

Алеша. Привет!.. Как ты меня нашла?.. Ну, сюрприз!

Галя. Нашла вот!.. Ты один? Можно?

Входит Алена, ставит стул, садится,

Худой какой стал, загорелый... (Приближается.) Другой— Знаешь, сколько мы не виделись?.. Надо же, Алеша!.. (Смеется,.) Не бойся, не укушу... Слушай, ты ужинал? Может, пойдем поедим? Я так есть хочу после самолета!.. Таксист чайхану тут мне одну показал, совсем рядом.

Алеша (суетливо). Пойдем! Тут у нас в гостинице можно поесть™

Галя. Алеша! Надо же!.. (Смеется.) Я чемодан оставлю, да?„

Алеша. Да-да, конечно! Идем!..

Уходят. Алена сидит. Звонки междугородного телефона. Умолкают. Алеша и Галя возвращаются.

Нет, ну как ты меня нашла! Чудеса!

Галя. Но ты же мне рад, правда?

Алеша. Тут черту с рогами обрадуешься!

Галя. Ну спасибо!

Алеша. Да я почти два месяца тут сижу...

Галя. Ты меня напоил, ты меня накормил... Так в сказках говорится? Теперь спать меня уложи!.. Правда, я что-то так устала!

Алеша. Ложись! Мне все равно надо еще смотаться по делам...

Галя. Ну что ты! У меня самолет через два часа... Алеша!

(Вдруг бросается и абнимаег его не отцепить.) Алешенька!..

Алеша. Галя! Галя! Ты что? Галь!..

Галя. Сейчас, сейчас, прости... Я так... Алешка! (Так же но исступленно целует его.) Милый! Родной!.. Не могу!.. Алеша!.. Ой!„ (Ей дурно.)

Алеша (подхватывает ее, усаживает). Галя! Галя! Ты что? Что с тобой?..

Галя. Прости... Мне нехорошо стало... (Усмешка.) Видишь, в обморок от тебя упала... Алешенька!..

Алеша. Не надо, Галь!..

Галя (обнимает его). Милый! Два года... у моня сейчас самолет я не хотела... я думала: все прошло, не страшно… Алеша! (Целует её.) Ну пожалей ты меня!..

Алена встает.

Алена. Ты добрый, ты пожалеешь ее, я знаю.

Алеша (Алене). И виновата будешь только ты!

Алена. Вот как? Интересно!

Алеша (кричит). А кто? Кто?.. Чем ты там занимаешься? Я ж не знаю!

Алена. Не ври! Знаешь!

Алеша. Нет! Знал! Раньше!.. Пока верил — знал! А теперь...(Гале.) Подожди, Галя, ну что ты, ей-богу!..

Алена. Пожалей ее, пожалей!

Алеша. И пожалею! Тебя не касается!» (Кричит.) Тебя это не касается, понимаешь? Это не в счет! Это мое дело!

Галя. Алешенька!.. Никто никогда не узнает... ты и я за всю мою любовь... освободи меня... (Падает на колени.)

Алена. Ты выбрось, выбрось меня из головы! И все!

Алеша. И выброшу! Не волнуйся! И никто никогда знать не будет!


<< предыдущая страница   следующая страница >>

Смотрите также:
М. Рощин муж и жена снимут комнату
974.71kb.
6 стр.
Лев Николаевич Толстой. Анна Каренина Мне отмщение, и аз воздам
13000.3kb.
78 стр.
Юрий Николаевич Луценко отвечает на вопросы журналиста
205.17kb.
1 стр.
Идеальный муж мусульманин
205.54kb.
1 стр.
Действующие лица
828.2kb.
5 стр.
Мира Светлинова
344.67kb.
1 стр.
Проект «Моделирование и конструирование на плоскости из готовых пенопластовых геометрических фигур»
44.84kb.
1 стр.
Искатели бога и взысканные богом
433.42kb.
3 стр.
Марк Баженов Москва и москвичи в жизни и творчестве Анны Ахматовой
263.25kb.
1 стр.
Пугало ущелья кушкол
2112.51kb.
12 стр.
Значит, завтра на зайцев не пойдем, а? Как ты думаешь, Ярмола?
881.51kb.
5 стр.
Татьяна алексеевна, его жена, 25 лет. Хирин кузьма николаевич
167.63kb.
1 стр.