Главная страница 1
Московский экономико-правовой институт


Кафедра государственно-правовых дисциплин

Курс:


История государства и права зарубежных стран

Введение.
Лекция 1: Предмет и методология истории государства

и права зарубежных стран.

План лекции:




  1. Предмет и источники истории государства и права зарубежных стран.




  1. Методология и задачи курса истории государства и права зарубежных

стран.

Москва 2010

  1. Предмет и источники истории государства

и права зарубежных стран.

Исто­рия государства и права зарубежных стран относится к числу тех общественных наук, которые принято называть историко-правовыми, поскольку они имеют прямое отно­шение как к науке истории, так и к науке о государстве и праве. По своему характеру история государства и права зарубежных стран — правовая (юридическая) наука, по­этому она входит в число основных учебных курсов, кото­рые представляют собой неотъемлемую часть и необходи­мый элемент высшего юридического образования.

В отли­чие от общей истории историко-правовые науки не исследуют общество в целом, а имеют предметом своего изучения исторические процессы развития сложной системы госу­дарственных и юридических учреждений.

В силу конкретно-исторического подхода к государ­ственно-правовым явлениям и процессам, присущим тому или иному обществу на том или ином этапе его развития, история государства и права зарубежных стран опериру­ет множеством фактов, конкретных событий политичес­кой жизни, деятельности государств, правительств, клас­сов, партий и пр. Но история государства и права не представляет собой простой набор знаний о прошлом го­сударства и права. Она ставит своей целью выявление исторических закономерностей развития государства и права.

Конкретно-исторические закономерности развития го­сударства и права имеют свою специфику по сравнению с закономерностями развития общества, ибо государство и право занимает в нем особое положение, обладает относи­тельной самостоятельностью.

История государства и права является частью социальной истории, которая изучает не только харак­терное, особенное в правовой жизни разных народов и стран, но и черты сходства, элементы заимствований и подражаний в мо­ральном, культурно-нравственном или хозяйственном общении и регулировании.

История государства и права призвана хранить и передавать достоверные знания и сведения об историческом опыте народов и стран в обла­сти обеспечения справедливого разрешения конфликтов личного или имущественного характера, об организации и разнообразной деятельности властных учреждений государства, о регламентиро­вании участия граждан и отдельных социальных групп в делах общества и государства.

Правовой опыт соседних народов всегда был объектом повы­шенного внимания не только законодателей и политиков, но и торговцев, дипломатов, военных, моряков, путешественников. В современных условиях насыщенного и интенсивного международного торгового и культурного общения этот интерес усилился еще больше. Для сегодняшних законодате­лей и реформаторов уже недостаточно знания одного отечествен­ного законодательства в его исторической эволюции и преемствен­ности, поскольку право в основных принципах и институтах лучше всего обозревается в общей картине истории права разных наро­дов и государств данного исторического региона (Европа, Азия, Ближний Восток) или группы регионов.

История права и государства предстает сегодня как самый вместительный исторический раздел современного правоведения — российского, иностранного и всеобщего правоведения и государ-ствоведения.

Вся история права может быть представлена двумя основны­ми различающимися периодами — правом в догосударственном обществен­ном состоянии и правом в государственно сплоченном обществе. В догосударственном состоянии это первобытное право, зарожда­ющееся в родообщинном сообществе людей, живущих родами и семьями, а также племенами и союзами племен. Первобытное пра­во как совокупность правил разрешения личных и групповых кон­фликтов на основе обычаев и связанных с ними ритуалов (напри­мер, в родственных, поземельных или договорных отношениях) можно считать догосударственным правом. Возникновение государ­ства сопровождается усилением роли законов как велений государ­ственной власти, и это состояние можно назвать периодом суще­ствования права в государственно организованном и государствен­но сплоченном обществе.

История государства и права зарубежных стран тесно связана с другой юридической наукой и учебной дисципли­ной — теорией государства и права, также изучающей за­кономерности развития государства и права. Но теория го­сударства и права с помощью логического метода отражает исторический процесс в абстрактной форме, освобожденной от всех исторических случайностей. Она вырабатывает свою систему общеправовых понятий и категорий, которые широко используются в учебном курсе истории государ­ства и права.

В отличие от теории государства и права историко-правовые науки изучают конкретные процессы развития государственно-правовых институтов и явлений, развива­ющихся в хронологической последовательности и проявля­ющихся в определенном историческом пространстве.

Таким образом, история государства и права изучает государство и право отдельных (зарубежных) стран мира в процессе их возникновения и развития в определенной конкретно-исторической обстановке, в хронологической последовательности, на основе выявления как общеисто­рических закономерностей этих процессов, так и законо­мерностей, действующих в рамках тех исторических эпох, которые являются важнейшими ступенями в развитии конкретных обществ.

В качестве рабочего определения можно предложить следу­ющее: история права и государства зарубежных стран изучает в избранных образцах возникновение, оформление и функционирование правовых обы­чаев и законов, а также их последующие изменения у разных народов мира в отдельные периоды от древности и средних ве­ков до современной эпохи.

Это обособленное направление изуче­ния и преподавания, имеющее свои предметисторию правовых правил и процедур в их взаимосвязи с властными учреждениями государства, общества или цивилизационной культуры (язык, об­ряды, мировосприятие, а также одежда, жилище, технические знания и умения, произведения искусства).

С момента появления государства история права предстает историей национального законодательства в его взаимосвязи и взаимозависимости с управляющей и регулирующей деятельнос­тью государства — его административными и судебными учреж­дениями, а также с организацией и деятельностью армии, по­лиции, тюремных учреждений и т.д. Изучение истории права со­действует более четкому уяснению наиболее типичных и, сле­довательно, наиболее общих для многих народов обстоятельств и факторов возникновения и эволюции правовых и политических идей и институтов, позволяющих им жить мирно и плодотвор­но, избегая произвола и обеспечивая закон и порядок путем добровольного и устойчивого подчинения своим законам и обычаям.

Общественные союзы возникли еще в глубокой древности — родовые, племенные, а с появлением земледелия — территориаль­ные (община, государство). Все эти союзы на протяжении тысяче­летий наделялись совокупностью общих признаков: определенны­ми интересами, наличием объединяющего общественного начала (ему подчинены личные интересы), неких норм, указывающих приемы и средства поддержания внутреннего порядка в рамках общественного союза, и, наконец, наличием власти, которая при­меняет эти нормы и средства. И хотя государство представляет собой общественное явление, оно в то же время включает три не­обходимейших элемента — власть, территорию и население. По­скольку политика государства в той или иной степени руководству­ется общественным мнением страны, последнее становится также представителем или выразителем единства и индивидуальности народа, населяющего данную территорию.

Государственная власть простирается в пределах территории данного государства, а также в отношении некоторых лиц, пользу­ющихся в иностранном государстве правом экстерриториальности (посольства, военные отряды и др.). Вместе с тем государственная власть в отличие от власти семейной или общинной, а также цер­ковной чаще всего опирается на принуждение, включающее силу, волю и принуждение. Государственная власть в отличие от простых властей в семье или общине действует постоянно даже в случае смены лиц, ее осуществляющих. Кроме того, государственная власть является неотчуждаемой — ее нельзя, к примеру, продать или заложить. Известная безответственность государственной вла­сти фиксируется в понятии суверенитета власти (монархический, народный, национальный и др.).

История государства и права относится к разряду фундаментальных обще­образовательных дисциплин в юридическом обучении и просвеще­нии, она содействует правильному юридическому мышлению и выработке профессионального кругозора.

Право ис­торически предстает в нескольких разновидностях своей внешней фиксации (источники права) или областей регулирования (отрасли права). Источник права в данном случае следует понимать и как способ возникновения (формообразования) права (из обычая, из установлении верховного правителя), и как совокупность требо­ваний правового характера, обнаруживаемых в текстах законов или в правилах и процедурах, отвечающих требованиям давней об­щепризнанной традиции.



Право в его реальном, практическом проявлении предстает прежде всего как определенное требование или правило полезного и справедливого разрешения конфликта двух или больше­го числа заинтересованных в его разрешении сторон.

Закон в отличие от права есть письменно фиксируемое формальное предписание (правило, приказ) верховной власти в государстве, которое применимо лишь в пределах этого государства и подвластных ему территорий. Все лица (подданные, граждане) государства, подпадающие под формальные и абстрактные требо­вания закона, становятся связанными его требованиями. Государ­ственный аппарат власти и управления располагает возможностями для принудительного исполнения требований закона, если одного убеждения становится недостаточно,

Однако сам закон может быть справедливым или несправед­ливым, что тем не менее не является формальным препятствием для его исполнения. Его исправление или отмена традиционно является делом самого законодателя (монарха, парламента) или, в иных и более редких случаях, полномочием высшей (конститу­ционной) судебно-надзорной инстанции.



Обычное право (правовые обычаи) — это основанные на ча­стом употреблении широко известные правила правового назна­чения, регулирующие в догосударственном (родо-племенном) об­ществе такие типичные отношения, как бракосочетание, обязан­ности мужчины и женщины, стариков и детей, главы рода и жре­цов, права и обязанности родственников по линии мужа и жены, а также кары за обиды и причиненный вред. На ранних стадиях первобытное (родо-племенное) право предстает большесемейным правом, основанным на реальном или предполагаемом родстве и семейных преданиях относительно способов разрешения тех или иных конфликтов между родственниками.

Первобытное право характеризуется следующими особеннос­тями существования и употребления: оно казуистично (опирает­ся на былые сходные случаи конфликтов и способов их урегули­рования), оно требует соблюдения ритуалов, иногда с использо­ванием элементов игры с определенными социальными ролями. Судебное разбирательство носит обвинительно-состязательный характер, когда участвующие стороны равны перед требованиями справедливого и мудрого обычая, существующего с незапамятных времен. Судебное рассмотрение конфликта проходит с участием судей-посредников, которые также имеют определенные обязан­ности по исполнению обычая восстановления справедливости, во имя примирения сторон и общего блага конкретного семейства, рода или племени.



Источники права — это способы возникновения и фикса­ции правил и требований правового назначения. Самыми распро­страненными и типичными среди них были и остаются правовые обычаи и законы, принятые и поддерживаемые государственной властью. Гораздо реже и не у всех народов правовые требования и принципы входят в священные религиозные тексты, такие, как Веды, Библия и Коран. Чаще всего, особенно на первых стадиях общественного коллективизма, мифы и предания включали эти требования. Позднее таковым вместилищем сделались ученые ком­ментарии к священным текстам и преданиям, а также соответству­ющие разъяснения и комментарии к сборникам законов.

Кроме того, знание о праве можно получить из юридических документов, сообщающих о правовой, главным образом судебной, практике (решение дел, размеры взысканий, мера наказания и др.)..

В средние века наряду со сборниками обычного (народного) права, которое передавалось от поколения к поколению в устной форме, появляются письменные документы королевского или поместного назначения (дарственные надписи с пожалованиями име­ний или должностей, судебные частные имущественно-правовые акты или же общие установления — королевские ордонансы, хар­тии, ассизы, указы, статуты).

В этих установлениях содержались нормы, принципы и тре­бования, регулировавшие отдельные стороны государственной и частной жизни: налоги, содержание войска, вопросы престолонаследия, обязанности уважать и обеспечивать права и вольности отдельных общин или сословий — знатных и простолюдинов, рыцарей и горожан, купцов и ремесленников, лиц духовного звания (епископы, капитулы, монахи).

В современную историческую эпоху особое значение приобретают акты, в которых фиксируются важные принципы общественного и государственного строя, обладающие характерными признаками конституций, т.е. основных общеустроительных законов, и потому часто не изменяемые или изменяемые только при определенных и, как правило, перечисляемых условиях. Таковыми по замыслу были и некоторые средневековые акты — Великая хартия вольностей Англии 1215 г. Семь партид в Испании и др. В Новое время документами такого рода стали Конституция США 1789 г., Конституция королевства Франции 1791 г. или несколько ранее Билль о правах 1689 г. в Англии.

В Новое время все основные отрасли права, такие, как уголовное (карательное), гражданское, а также судебное право, подверглись кодификациям — собиранию в отдельные книги, более удобные в обращении, чем разрозненные законы. Это значительно облегчило не только пользование ими, но и научное их изучение и комментирование.

В истории государственного устройства существенное значе­ние имеют свидетельства эволюции или радикальной смены фор­мы правления (изменение способов организации и распределения правительственной власти в центре и на местах, связь чиновного состава властных учреждений с социальной структурой правящей элиты и остальной части населения и т.п.). Подобные сведения мож­но найти, во-первых, в официальных документах — программных заявлениях политических партий и движений, в документах учре­дительных собраний или текстах новых конституционных законов и т.д.; во-вторых, в воспоминаниях участников событий. Особым измерением политического режима может стать документация о роли партий и заинтересованных групп в выработке отдельных за­конов и законодательной политики в области обороны, охраны правопорядка, свободной конкуренции, социального страхования, образования, науки и проч.
2. Методология и задачи курса истории

государства и права зарубежных стран.
Государство и право изучается многими путями (методами), но самыми употребительными являются приемы практического и познаватель­ного назначения.

В прошлом веке методы научного исследования права, напри­мер в англосаксонском правоведении, представлялись в двух ос­новных разновидностях: в методе дедуктивного и методе индук­тивного анализа. Метод дедуктивного анализа основывался на базе абстракций (отвлеченных понятий), почерпнутых из современного состояния идей и правил. Метод индуктивного обобщения базиро­вался на основе исторических и этнографических наблюдений.

В области индуктивной юриспруденции история государства и права представало одним из проявлений социальной истории, а история бралась в широком смысле всего знания о социальной эволюции человечества. По­скольку каждой науке присуще стремление к обнаружению тен­денций и даже законов (закономерностей), которые в правоведе­нии имеют вид общих принципов, управляющих определенными со­бытиями, исторический метод юриспруденции является по необхо­димости сопоставляющим и сравнивающим.

Формально-юридический метод. В центре правоведения как исторического, теоретического и практического изучения права традиционно был и остается формально-юридический анализ со­бытий и фактов, имеющих правовое значение и подлежащих истолкованию при помощи юридических терминов, конструкций и логики. Например, все основные стадии взросления человека и соответствующие события его личной жизни так или иначе попа­дают в сеть юридических дозволений, запретов и требований — рождение, взросление, вступление в брачный союз, обзаведение домашним имуществом, приобретение профессии.

Совокупность приемов узнавания и исследования юридических фактов, их оценка и истолкование по определенной схеме и с использованием специальных терминов, определений и конструк­ций (юридических фикций, принципов) называют также юридичес­кой догматикой.

Такой прием предполагает выработку умения пользоваться юридическими терминами и конструкциями (например, термины "фиктивный- брак", "договорные обязательства юридического лица" и др.), выстраивать с их помощью логическую цепочку до­водов и выводов из отдельных положений законов, из формулиро­вок договорных обязательств и т.д.

Этот метод изучения и толкования права (главным образом юридических фактов или юридических текстов) назывался в рус­ском правоведении конца XIX в. формально-догматическим, по­скольку он в значительной мере обусловлен пониманием того, что есть правовой закон (предписание, требование) и как он возник, как используется или прекращает свое действие. В современной зарубежной юриспруденции такой метод именуют аналитическим или юристическим.

Таким образом, характерной особенностью формально-юриди­ческого метода является совокупность приемов, нацеленных на изучение обязательных требований, которые включены в право­вые обычаи и законы. Этот метод помогает выработать умение от­личать юридические факты и события от всех иных, а также на­вык законно (законопослушно) использовать правовые дозволения и запреты на практике. В Законах вавилонского царя Хаммурапи, жившего 36 веков назад, есть положение, которое не утратило своего формального значения и сегодня: "если человек возьмет жену и не заключит письменного договора, то эта женщина — не жена". Этот же метод помогает отличать юридические за­коны от других законов и правил (природных, моральных, техни­ческих, спортивных, ритуальных и т.д.).

Для формально-юридического метода характерно мышление дефинициями (определениями) и юридическими конструкциями (физические лица, юридические лица, наследование по закону или по завещанию), владение юридической логикой, для того что­бы уметь толковать и исполнять (применять) законы. А это умение предполагает овладение такими приемами логических умозаключении, как индукция и дедукция, а также рассуждение по ана­логии.

Этот метод весьма практичен и употребляется не только юри­стами-профессионалами, но и всеми заинтересованными в пра­вильном понимании юридических текстов людьми — от историков до политиков-практиков или участников судебного разбиратель­ства, от истца и ответчика до свидетелей и зрителей. Умение от­личать житейские события от юридических и обычную логику от юридической весьма существенно в делах не только лично-семей­ных (цепочка: человек родился — родился наследник с такой-то законной долей и т.д.), но и в договорных лично-имущественных, лично-властных, добрососедских и иных.

Таким образом, формально-юридический метод помогает уяс­нить, как тем или иным правом пользовались при разрешении вне­запных споров и затяжных конфликтов, какие принципы (исход­ные начала) имели при этом наивысший авторитет и получали свое применение в ходе изучения и толкования требований, установ­ленных законами государства, или требований неписаных законов (требований обычая, обычного права).

И все же формально-юридический метод не является исчер­пывающим в силу своей специализированности и ограниченнос­ти логикой юридического анализа и обобщений.

Структурно-аналитический и системный методы. Структурно- аналитический подход к изучению права предполагает уяснение структурных элементов и особенностей институтов права или государства, а в некоторых случаях — своеобразия политических систем в их синхронном либо диахронном измерениях (например правовые и социально-политические основы проведения крестьянской реформы в России и Японии в 60-е годы XIX в.). Поскольку государство и право уже на начальных сту­пенях своего развития представляют собой достаточно слож­ные социальные образования, в историко-правовых иссле­дованиях важный эффект дает системный анализ, с помо­щью которого возможно вычленение из всей взаимосвя­занной структуры государственно-правовых явлений отдельных ее элементов, в которых наиболее ярко отра­жаются существенные признаки или же, наоборот, непов­торимые особенности конкретных государств или правовых систем.

Поскольку право может быть представлено особой совокупностью установившихся социальных институтов, постольку приемы структурного анализа (структурно-функциональный, структурно-типологический, структурно-системный) применимы и в историческом анализ организации, типологии и функционирования правовых институтов, отраслей права, учреждений государственной власти, режимов правления и т.д.

Подобно другим методам, структурно-функциональный не яв­ляется всеобъемлющим, хотя его часто используют как достаточ­ный и исчерпывающий. Дело в том, что в изучении права или го­сударства вполне очевидна сильная целевая (телеологическая) на­правленность этого метода, помогающего досконально уяснить, как функционирует тот или другой институт, но не отвечающего на вопрос, зачем он нужен или каково его происхождение. Неко­торые критики считают, что этот метод настолько суживает ана­лиз, что ведет к своего рода слепоте по отношению к очевидностям. Анализируя функции государства, исследователь не всегда осознает, что любое государство существует рядом с другими и многие его функции так или иначе отражают это сосуществова­ние нескольких государств с разными интересами и политически­ми ориентациями. Здесь существенна также взаимоувязка резуль­татов анализа при помощи других методов анализа и синтеза, вы­являющих природу государства как некой совокупности институ­тов политической власти, обладающих монополией на легитимное применение принуждения по отношению к согражданам либо рас­сматривающих государство как машину и орудие господствующего класса (марксистский подход) или как "конденсат равновесных властей" и т.д.

Можно упомянуть и другие методы, более привычные для нашей повседневной практики рассуждении и выводов: анализ, син­тез, метод конструирования типичных характеристик и классифи­каций (конструирование понятий, терминов, моделей) и т.д. Упомя­нем лишь об одном — о так называемом междисциплинарном под­ходе, который состоит в учете результатов, полученных в смежных и отдаленных областях человеческого знания (философия, политэкономия, социология, психология, этнография, языкознание). По­добный учет результатов может состоять и в прямом заимствова­нии — в виде заимствования терминов (структура, функции, роли) или объяснительных схем и теорий (модернизация, революция и др.).

Таким образом, структурно-аналитический метод наря­ду с уяснением социальной структуры, общества и иерархии его социальных и политических институтов содействует изучению норм права, отдельных его институтов в их фун­кционировании, изменениях и взаимодействии с моральными, политическими, экономическими и другими учреждениями, нормами, крупными системами мировосприятия и социаль­ной активности (религия, государство, гражданское общество его группами и классами, политические партии и др.).

Культурологическое изучение права предполагает различение права и закона и обособленное рассмотрение и восприятие права как необходимого элемента социального общения и регулирования высокой результативности и пользы на­ряду с моралью, религиозными заповедями, этическими требованиями профессионального долга или ремесла и т.д.

К разновидности культурологического изучения права следу­ет отнести также социально-философский (этический) подход к ис­тории права как воплощению одновременно разумных и справедли­вых правил и требований к разрешению лично-имущественных и социально-групповых конфликтов, нацеленных в итоге на достиже­ние общего блага. Таковыми были по своему назначению примиряющие право­вые обычаи и обыкновения в первобытном обществе, таковыми ста­ли правовые обычаи и законы в государственном сплоченном обще­стве древности, средних веков и длящейся современности.



Конкретно-исторический подход предполагает рассмот­рение государственно-правовых явлений в тех особых и не­повторимых условиях, в которых они сложились и получи­ли развитие, т.е. в той социальной среде, которая обуслов­ливает своеобразие, а в ряде случаев и уникальность того или иного государства или же правовой системы.

Сравнительно-исторический юридический метод анализа и обобщения. Сравнительный метод изучения истории права более всего содействует упорядочению наших знаний и представлений о наиболее общих или наиболее характерных особенностях возник­новения, функционирования или последующих изменений права в его взаимосвязи с деятельностью учреждений государства. Данный метод используется для изучения опыта естественного (стихийного) или искусственного создания и применения общеобязательных го­сударственных установлении (законов) и правовых обыкновений у разных народов в разные исторические эпохи. Наиболее характер­но его применение в анализе правовых институтов (устойчивых разновидностей пользования правами и правового общения, напри­мер, права дарения и завещания), существующих одновременно в разных странах (синхронный анализ) либо существовавших в двух или нескольких исторических эпохах в одной стране или группе стран (диахронный анализ). Исполь­зование сравнительного метода, позволяет выя­вить некоторые общие закономерности и совпадающие при­знаки в развитии государства и права в одно и то же вре­мя, но в разных странах (синхронное сравнение) или же в разных временных срезах исторических эпох (диахронное сравнение).

Кроме того, сравнительный метод может быть использован при сопоставлении характеристики или действия какого-либо одного правового института (например, усыновления) у разных народов в разные исторические периоды (микросравнение) либо при сопостав­лении целых отраслей права (гражданского, уголовного) нескольких стран, что следует уже относить к разряду макросравнения.

Можно выделить следующие направления использования сравнительно-исторического метода:

• изучение общего и особенного в истории правовой культуры отдельных народов и стран в прошлом и настоящем — в правовых понятиях, нормах и принципах, в способах организации или регу­лирования деятельности государственных учреждений; содействие пониманию других правовых культур — древних и новых;

• изучение родословной отдельных правовых принципов (на­пример: "нельзя быть судьей в собственном деле", "договореннос­ти должны соблюдаться") либо отдельных правовых институтов (личных прав, вещных прав и др.) и учреждений государства (ми­нистерская власть, организация гражданской службы). Эту разно­видность сравнительного метода можно назвать методом сравни­тельно-генетическим.

• комплексное изучение истории правовой культуры соб­ственной страны в сопоставлении с опытом других стран и народов (сравнительно-типологический метод анализа и обобщений);

• изучение опыта других народов и стран с целью выявления достоинств и несовершенств их правовых и политических институ­тов, особенно необходимого в случаях частичного и полного заим­ствования этих институтов (разновидность сравнительного струк­турно-функционального исследования права);

• более целостное и упорядоченное освоение основных дис­циплин в системе юридического образования —теории права, те­ории государства, теории и истории отраслей права и отдельных институтов;

• уяснение элементов преемственности и новизны в развитии отдельных правовых институтов, принципов и доктрин, улучшен­ное понимание связей между прошлым и нынешним состоянием общества, государства правовой системы.

Сравнительно-исторический юридический метод более всего содействует восприятию истории права как истории многоединой (универсальной) и в то же самое время несущей в себе черты пре­емственности и новизны во все периоды своего становления и эво­люции, каждом своем конкретно-историческом состоянии, вклю­чая и современное.

Для того или иного варианта использования всех ранее пере­численных методов весьма существенное значение имеет тип правопонимания — философский (право как мера свободы, как спра­ведливое правило), позитивистский нормистский (право как сово­купность норм, принятых или одобренных высшей властью), соци­ологический (право как средство социального контроля и регули­рования). Таким образом, история права пребывает в тесной свя­зи и зависимости с теорией права. И это характерно не только для правоведения. Н.Г.Чернышевский писал: "Без истории предмета нет теории предмета, но и без теории предмета нет даже мнения о его истории, потому что нет понятия о предмете, его значении и границах" (Чернышев­ский Н.Г. Поли. собр. соч. Т. 2. М., 1949. С. 265—266, 313).

Беспомощная теория беспомощна и перед историей, которая, к большому удивлению некоторых теоретиков, входит в современную обще­ственную практику, а следовательно, и в предмет науки об обще­стве, или государстве, или праве.

Наука истории государства и права зарубежных стран (на Западе она нередко именуется всеобщей историей пра­ва, историей права и институтов и т.д.) имеет собственную историю. Как самостоятельная область научного знания она берет свое начало с конца XVIII—XIX в. Так, большую роль в накоплении историко-правовых знаний сыграла ис­торическая школа права в Германии (Г. Пухта, Ф. Савинъи и др.), которая вела исследования главным образом по ис­тории римского и национального германского права. Затем труды представителей этой школы сменяют работы с более широким охватом разных стран и исторических эпох (Э. Ла-буле и Р. Дареста — во Франции, Г. Мэна и Г-. Спенсера — в Англии, А. Поста — в Германии, П. Г. Виноградова и Н. И. Кареева — в России и др.).

Долгое время дисциплина существовала под названием "все­общая история права" (с первой половины XIX в.) и "история права" (учебник Капустина М. Н. История права. 1872 г.). В со­ветский период появилось название "история государства и права зарубежных стран", а также сохранялось название "всеобщая история государства и права".

Право является бо­лее древним институтом, нежели государство, и потому общее название дисциплины вообще-то должно получить такой вид —история права и государства.

До своего обособления в отдельную дисциплину история пра­ва, равно как и история государства, изучалась в рамках общей истории, представлявшей собой повествование (греческая история) о памятных событиях и участниках. Здесь родоначальником следует считать Геродота (V в. до н.э.), являющегося автором первой клас­сификации форм, обсужденной им на примере Персии (монархия, олигархия). Всеобщая история пра­ва возникает как отрасль правоведения в европейских университе­тах в XVII в. в результате отпочкования от всеобщей истории, которая со временем стала всемирной историей, а не только ис­торией греко-римского и варварского (восточного), а затем и хри­стианского миров.

В университетском преподавании история вначале входила в состав энциклопедии законоведения, у истоков которой стоит не­мецкий философ Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646—1716.

В 1748 г. французский философ, литератор и знаток законов Ш.Д. Монтескье в трактате "О духе законов" вслед за Аристотелем и более близкими ему по времени авторами обобщил исторический опыт разных народов в сравнительном обозрении и привлек внима­ние к взаимосвязи форм правления и законодательства не только с духом и нравами народов, с военным устройством и политической свободой, с торговлей, религией и численностью жителей, но и с географическим положением территории государства, с климатом и свойствами почвы и с уровнем просвещенности.

Всеобщая история права преподавалась в России под различ­ными названиями: вначале — "права знатнейших древних и ны­нешних народов" (по Университетскому уставу 1805 г.), затем по отдельным правовым "семействам" (К.А. Неволин) — славянское право, мусульманское право и др.

Впервые всеобщая история права стала преподаваться с 1842 г.: в Киевском университете.

В советский и постсоветский периоды (вплоть до настоящего времени) учебники и учебные пособия существуют и издаются под „ двумя названиями — "Всеобщая история государства и права" (труды С.Ф. Кечекьяна, И.С. Перетерского, З.М. Черниловского, К.И. Батыра, Э.В. Лисневского, О.А. Омельченко и др.) и "История] государства и права зарубежных стран" (труды П.Н. Галанзы, Б.С. Громакова, О.А. Жидкова, Н.А. Крашенинниковой и др.).

С учетом внесенных недавно уточнений и дополнений в предмет теоретического правоведения и признания за аксиому положений о том, что право гораздо старше государства и государственных законов и что право не есть только одномерно детерминиро­ванное проявление базиса и "воли господствующего класса, возведенной в закон", историю права следует называть всеобщей историей права и государства и считать ее именно всеобщей, т.е. универсальной (многоединой), без искусственного и неоправданного обособления России и пограничных с нею стран (стран ближнего и дальнего зарубежья). Это новое, уточненное название становится особенно логичным и оправданным, если принять во внимание, что рубежи России-государства значительно отличались от нынеш­них не только 20, но и 200 и особенно 1000 лет назад.



Периодизация истории. Наиболее предпочтительной была и остается периодизация, принятая в науке всеобщей истории: древность, средние века и современность (период новой и новейшей истории). Именно этой периодизации мы и будем придерживаться в дальней­шем изложении.

Историю права можно считать историческим введением в такие учебные дисциплины, как теория и философия права, конститу­ционное, гражданское и уголовное право, социальное законода­тельство, законодательство о государственной службе.

Беспомощная в своих объяснительных возможностях теория беспомощна и перед историческими тенденциями, которые, к ча­стому неудовольствию теоретиков, пронизывают современную практику и тем самым усложняют истолкование предмета науки о праве, теории права и т.д. История права — это также часть ис­тории общества, истории политической организации и способов вла­ствования, она участвует в выстраивании "родословной" многих со­временных, понятий, институтов и правовых требований.

Предлагаемый курс лекций предназначен решить следующие задачи:

1) содействовать при­обретению более глубоких, чем в школе, и упорядоченных знаний в области всеобщей истории права и государства, изучающей опыт зарубежных стран как основополагающую дисциплину в системе современного юридического образования. Главное, внимание будет уделено изучению наиболее общих черт истории права и одновременно характерных особенностей возникновения, функционирова­ния и последующих изменений правовых обычаев и законов от­дельных народов и стран в их взаимосвязи с властной деятельно­стью государства. Поскольку право древнее государства, это об­стоятельство подчеркнуто и в самом названии дисциплины, кото­рая именуется всеобщей историей права и государства, т.е. исто­рией права и государства стран мира, за исключением России; материалы из истории России будут привлекаться по мере необ­ходимости в качестве иллюстрации общих или характерных осо­бенностей становления правовых и государственных институтов и норм.

2) ознакомление с луч­шими образцами законодательного искусства и творчеством выда­ющихся реформаторов и законодателей. Часть материала из этого наследия станет предметом семинарских обсуждений и самостоя­тельного изучения студентами. Самой общей задачей курса мож­но считать также оказание помощи студентам в выработке навыка восприятия права как неотъемлемого элемента культуры социаль­ного общения и относительно мирного и справедливого разрешения конфликтов, возникающих на лично-имущественной почве, с причинением вреда здоровью, имуществу, общественной нрав­ственности и т.д.



3) изучение способов обнаружения элементов сходства в историческом опыте отдельных народов и государств, в том числе тех, которые складываются под воздействием гло­бальных тенденций и перемен, таких, как социальное законода­тельство, защита прав человека, становление регионального международного права (история европейского права и институ­тов) и др.

Всеобщая история права исключает опасность чрезмерной спе­циализации, а также не позволяет игнорировать внешние условия возникновения и эволюции институтов права и государства. Она помогает выработке ориентации в окружающем мире народов и наций, проходящих в разное время те или иные стадии коллек­тивной общественной жизни — родо-племенной, государственной, цивилизационной и др. Вот почему и сегодня можно согласиться с мнением русского историка середины XIX в. Т.Н. Грановского о том, что "образованность (в том числе, добавим от себя, правовая образованность. — В.Г.) сделалась необходимым условием могуще­ства для государств и созидательно-нравственной жизни для от­дельных лиц" (Грановский Т.Н. Полн. собр. соч.: В 2 т. Т. 1. СПб., 1905. С. 398).


Смотрите также:
Лекция 1: Предмет и методология истории государства и права зарубежных стран. План лекции
258.16kb.
1 стр.
Экзаменационные вопросы по истории государства и права зарубежных стран (90)
45.25kb.
1 стр.
Рабочая программа учебной дисциплины б 3 «История государства и права зарубежных стран»
987.12kb.
4 стр.
Рабочая программа (аннотация) по истории государства и права зарубежных стран
62.94kb.
1 стр.
1. Методологические основы научного понимания государства и права
96.07kb.
1 стр.
Тема Что изучает теория государства и права – 1 час лекций
107.67kb.
1 стр.
Программа дисциплины История государства и права зарубежных стран
742.28kb.
5 стр.
Семинарские занятия по истории государства и права зарубежных стран Тема судебник хаммурапи история создания Судебника, его структура и система расположения норм
32.45kb.
1 стр.
Перечень вопросов к экзамену по дисциплине : Конституционное право зарубежных стран
29.06kb.
1 стр.
Вопросы к вступительным испытаниям по Теории и истории государства и права
81.04kb.
1 стр.
Программа по дисциплине "история права и государства зарубежных стран"
206.75kb.
1 стр.
Вопросы к экзамену по курсу «История государства и права зарубежных стран»
30.5kb.
1 стр.