Главная страница 1страница 2

Нельзя занять определенную позицию в пространстве без движения [5:164]. Изменяется и классная принадлежность этих глаголов: они перемещаются на самую ближнюю периферию ядра ЛГС глаголов статической локализованности в пространстве [17], т. е. в зону глагола тур в знач. находиться. Как и глагол тур - находиться, они обозначают самое общее нахождение без дифференциации конкретного пространственного положения.


«Пространственно-временные координаты присущи всякой материи» [12:6], локативные отношения можно усмотреть практически во всех типах ситуаций, поэтому практически любые предикаты могут сочетаться с локализатором места: Бахчада жюзюкню тас этдим. – В огороде я потеряла кольцо. Амма эрттеги газетни кюбюрде тутады. – Бабушка старую газету держит в сундуке.

В определенных конструкциях со значением статической пространственной локализации находятся специфические конструкции с глаголами, обозначающими род занятий субъекта: ишле работать, окъу - учиться и т. п. Локативный компонент в них является обязательным в том случае, если они обозначают статус объекта локализации, это «статусное употребление глагола» [23:21]: Аслижан университетде окъуйду.- Аслижан учится в университете. Мен школда ишлейме. – Я работаю в школе. Локальные распространители связаны с данными глаголами обязательной валентностью и, следовательно, являются облигаторными компонентами семантической структуры предложения. Категория пространства выражается пространственными лексемами в формах пространственных падежей – дательно-направительного (С3), местного (С5), исходного (С6) или послеложными сочетаниями и наречиями места. При выражении пространственных отношений данными средствами человек получает общее или конкретное представление о местонахождении предмета в пространстве. Существование - это пребывание в некотором пространстве. Локативные и экзистенциональные отношения взаимосвязаны.

В статических конструкциях отражена локативная категориальная ситуация локации. Простые предложения с предикатами статической пространственной локализации представляют собой бытийные предложения, содержат обязательную позицию для локализатора, выражают в той или иной степени идею бытия. В них утверждается существование в определеном пространстве некоторого предмета, выделяются 3 основных компонента: бытующий объект, локализатор и показатель бытия [3:212].

Предложения со значением объекта местонахождения строятся по структурной схеме С1-С5-Г, где С1 – слово в основном падеже, С5- слово в местном падеже, Г- глагол в финитной форме. Объект является темой высказывания. Новое, сообщаемое - его местонахождение: Юч кюн къошда тургъанбыз.- В кошаре находились (мы) три дня. Салкъынлыкъ шкафда турады. - Зонтик (находится) в шкафу. Слово в местном падеже репрезентирует любой локализатор со статическим значением: пребывания, существования объекта локализации в каком-то фрагменте мира.

В карачаево-балкарском языке также имеются структурно-семантические варианты простых предложений с локализатором в дательно-направительном падеже со специфическим статическим значением -обозначается объемность пространства: Къуруп баргъан жерге кырдык чыкъды.- На высыхающей земле выросла трава.

Глаголы экзистенциальной семантики башлан - начаться, туу - рождаться, ишлен - создаваться, ёс - вырасти, тас бол - исчезать, пропадать, тауусул - кончаться,истощаться, ёл - умирать, думп бол - исчезать, бошал - кончаться, чыкъ в знач. появиться, возникнуть маркируют фазу существования или исчезновения некоего предмета или ситуации.

Локализатор может предшествовать локализуемому объекту. В этом случае высказывание имеет экзистенциональный смысл; в нем выражается качественная характеристика среды по возникновению и последующему наличию в ней бытующего объекта или по его исчезновению: Шахарда музей ишленеди.- В городе строится музей. Юйде гыржын тауусулду.- В доме кончился хлеб. Если бытующий объект стоит в препозиции к локализатору, то высказывание имеет не экзистенциональный, а собственно локативный смысл - сообщение о появлении и последующем местонахождении объекта: Мен Кавказда туугъанма.- Я родился на Кавказе.

Локативные высказывания с глаголами къал - оставаться, ёс - расти обозначают пребывание объекта где-либо без уточнения его положения. Глагол къал маркирован дополнительным значением стабильности местоположения в пространстве бытующего объекта и его неизменности после некоторого критического момента, когда оно могло измениться: Къонакъ бюгече бизде къалгъанды. – Гость сегодня ночью остался у нас. Кавказда хар не да ёседи.- На Кавказе растет все.

Предложения с глаголами фиксированного несвободного движения чайкъал - качаться, колыхаться, чайпал - плескаться, къымылда в знач. шататься, жюз – плавать репрезентируют бытие и местонахождение объекта: Кёлде кёмюк чайпалады.- На воде плавает пена.

На синтаксическом уровне статический аспект локативной семантики глаголов перечисленных групп выявляется в возможности сочетания с локативной позицией бир жерде -в каком-либо месте, где-либо, а также при взаимной идентификации их семантики с помощью глагола тур - находиться.

Семантика глаголов пространственной локализованности включает в свое содержание абстрактные синтагматические семы субъектности, локальности, объектности, которые обусловливают их валентностные потенции, реализуемые в составе предложения.
2. 2. Предикаты динамической пространственной локализации в карачаево-балкарском языке

Предикаты пространственной локализации являются носителями ситуативных пространственных отношений, обозначают локативные пропозиции и предполагают облигаторный актант – локализатор, выражающий место бытия предмета или действия и отвечающий на вопрос где находится локализуемый предмет или ситуация? куда, откуда, вдоль чего движется локализуемый предмет? и т.п. В разных языках локативные семантические структуры передаются предикатами, в семантике которых могут по-разному комбинироваться динамические пространственные отношения.

В данном параграфе нами рассматривается выражение пространственных отношений глаголами динамической локализованности в пространстве и глаголами перемещения по открытой горизонтальной плоскости в карачаево-балкарском языке в позиции предикатов пространственной локализации.

Динамика сменяющих друг друга пространственных отношений отражает диалектику все время меняющегося мира, диалектику отношений между пространством и бытующими в нем предметами, событиями. При универсальности основных семантических типов пространственных предикатов и локализаторов в языках разных систем каждый язык проявляет своеобразие в особенностях семного состава и комбинаторных возможностей локативных предикатов, в репертуаре пространственных ролей, закрепленных за падежными или иными наиболее грамматикализованными формами того или иного языка.

Пространство воспринимается и осознается человеком как одна из основных реалий бытия. Оно как объективная, независящая от человека форма действительности характеризуется протяженностью, структурностью, сосуществованием и взаимодействием. В исследовании концепта пространства, как правило, выделяются такие подходы, как философский, математический, физический, культурологический, лингвистический и др. Лингвисты отмечают, что в языковом представлении сложно смешиваются различные типы пространств: реальное, перцептуальное и концептуальное, умозрительное, физическое, геометрическое, географическое, астрономическое и космическое, абсолютное и относительное, пустое, абстрактное и обжитое, антропоцентрическое, социальное, мифологическое, художественное и др. Выявляются абсолютная и относительная модели пространства.

В репрезентации пространственных отношений в карачаево-балкарском языке участвует категория локативности как функционально-семантическое поле. Под пространственными отношениями мы понимаем сопряженность какого-либо предмета (действия, признака) с точкой локума, в которой осуществляется его бытие. Пространственные отношения характеризуются сложной внутренней структурой, среди которых имеют место 3 подсистемы: ситуативные, топологические и эгоцентрические отношения [23: 10].

Глаголы пространственной локализации облигаторно ориентированы на обозначение предмета или места действия в пространстве – локализатора. В силу этого они соответственно подразделяются на глаголы со значением динамической локализованности в пространстве и глаголы со значением статической локализованности в пространстве. Динамическая локализация маркируется указанием на изменение пространственной координации объектов в результате их перемещения. Локализатор обозначает пространство, занятое объектом полностью или частично.

Пространственные параметры (высота, глубина, длина, ширина) «функционируют в рамках двух пространственных плоскостей – вертикальной и горизонтальной» [5:166]. Типами реальной пространственной ориентации являются приближение, удаление, соединение, отделение, объединение, разделение и т.д. В целом действия в пространстве осуществляются в одном или в разных направлениях.

Глаголы движения, глаголы динамической локализованности в пространстве, глаголы перемещения и глаголы каузации положения в пространстве относятся к лексико-семантическому полю пространственных действий и состояний. Их архисемой является движение по пространству, поскольку без движения нельзя занять определенную позицию в локуме.

Локальный компонент при этих глаголах – часть их лексического значения, он эксплицирует в предложении сему, уже содержащуюся в семантике глагола. Локальные распространители связаны с данными глаголами обязательной валентностью и, следовательно, являются облигаторными компонентами семантической структуры предложения. Категория пространства выражается пространственными лексемами в формах пространственных падежей – дательно-направительного, местного, исходного или послеложными сочетаниями и наречиями места. При выражении пространственных отношений данными средствами человек получает общее или конкретное представление о местонахождении предмета в пространстве.

В понятии пространства отражается координация различных внеположных друг другу объектов в один и тот же момент времени, а в понятии времени отражается координация сменяющих друг друга объектов в одном и том же месте пространства. Идея перемещения облигаторно предполагает наличие трех точек в пространстве, одна из которых движущаяся, две другие – неподвижные, относительно которых происходит перемещение движущейся точки. Местоположение говорящего понимается как позиция, откуда «ведется наблюдение» за движением. В зависимости от того, где расположен этот «наблюдательный пункт», в поле зрения говорящего оказывается тот или иной фрагмент отражаемой в предложении внеязыковой действительности.

Решающим моментом, определяющим выбор глагола в каждом отдельном случае выражения в речи пространственных отношений, является интралингвистический фактор, т.е. ориентация движения субъекта на говорящего. От его местоположения зависит также выражение характера направления движения между точками. Так, ситуация движения может быть обозначена в предложении как развивающаяся в направлении к говорящему или к локуму, в котором он находится (ср. примеры: Ол юйге къайтды «Он вернулся домой»; Ол юйге келди «Он пришел домой»), либо в направлении от говорящего (ср.: Ол юйге кетди «Он ушел домой», Ол юйге тебиреди «Он направился домой»).

Взаимоотношения отражаемых в предложении ситуации движения и ситуации речи проявляются: 1) в охарактеризованности ситуации движения по признакам локализованность/нелокализованность во времени; локализованность/нелокализованность в пространстве; соотнесенность/ несоотнесенность участников ситуации движения с участниками речи; 2) в объеме и характере изображения ситуации движения: представлено ли движение в полном объеме или не в полном объеме, а в отдельном фрагменте, и в каком именно.

Все типы пространственных значений, выражающихся в языке с помощью лексико-грамматических средств, можно разбить на две основные группы: а) первая - с общим значением направления действия-движения в пространстве, б) вторая - с общим значением местоположения или распространения действия-движения в определенной точке пространства.

Любое направленное действие-движение предполагает наличие трех точек в пространстве, одна из которых является движущейся, вторая – путь (место движения), третья – неподвижная. Последняя служит как бы ориентиром, к которому или от которого направляется движущийся предмет. Иначе говоря, значение направления предполагает исходный и конечный пункты движения. Выбор того или иного локативного конкретизатора при одном и том же глаголе иногда зависит от внеязыковой ситуации, от задач коммуникативного акта.

Таким образом, посредством языка происходит переход от перцепций и представлений к понятиям, протекает процесс оперирования ими. Через сознание и практику структура языка в конечном счете отражает структуру бытия. Сознание отражает действительность, а язык обозначает ее и выражает в мысли.

Исследуя глаголы пространственной локализации в русском языке, В.Л. Ибрагимова отмечает, что всеобщность пространства делает возможной сочетаемость с пространственной лексикой всех глаголов. Только в одних случаях такая сочетаемость предопределяется семантикой глагола и реализует его валентные свойства, в других же – это свободные распространители предложения, относящиеся ко всему высказыванию [17:71-72]. Категория пространственной локализации всегда присутствует в речевом произведении и любая ситуация действительности тем или иным образом локализовано в пространстве и во времени.

Как правило, глаголы пространственной локализации включают в свое содержание абстрактные синтагматические семы субъектности, локативности, объектности, обусловливающие их валентностные интенции, реализующиеся в составе предложения.

В карачаево-балкарском языке, как и в других тюркских языках, пространственные значения выражаются лексемами пространственной ориентации в конструкциях с глаголами бытия, с глаголами пространственного положения (глаголами местоположения или местонахождения), с глаголами движения и другими глаголами, входящими в лексико-семантическую группу глаголов пространственной локализации: Эгечим шахарда жашайды.Моя сестра живет в городе; Сурат къабыргъада тагъылады. Картина висит на стене; Сабийле школгъа барадыла.Дети идут в школу.

Само значение глагола по существу может быть определено только в составе синтаксической конструкции, во взаимодействии глагола с его семантико-синтаксическим окружением, «поскольку в одном слове часто содержится несколько «дифференциальных факторов» (компонентов значения) и поскольку, следовательно, такие слова принадлежат одновременно к разным системам (семантическим классам), эти системы могут пересекаться друг с другом» [7: 105].



Известно, что наиболее характерной чертой глаголов динамической локализованности в пространстве и глаголов перемещения является способность сочетаться со словоформами, выражающими направление и место, и являющимися облигаторными компонентами предложения. Исследуемые глаголы обычно являются двух-, трех- и четырехвалентными. Глаголы перемещения характеризуются еще обязательной сочетаемостью с винительным падежом имени, обозначающим перемещаемый предмет. В семантическую структуру предложений с исследуемыми глаголами входит локатив конечной точки, репрезентируемый именем в дательно-направительном падеже, наречием или послеложным сочетанием. Глаголы употребляются в своих главных значениях.

Глаголы динамической локализованности в пространстве. Глаголы удаления кет «уходить, удаляться, оправляться», жанла (карач.) «сторониться кого-чего, отдаляться», узай «удаляться, отдаляться» выражают отбытие активного субъекта по горизонтальной плоскости от говорящего к конечной точке пространства: Лейля шахаргъа /биринчи автобус бла/ кетди (Б.Г.) – Лейля уехала в город /первым автобусом/. Къартла, /немчаланы келликлерине ажымсыз болуп/, чегетге жанладыла (О.Х.) - /Убедившись, что немцы не придут/, старики удалились в лес. Ала /Ануар бла Фердау/, нёгерлерин озуп, нартюх бахчагъа узайдыла (Х.К.) – Они /Ануар и Фердау/, обогнав товарищей, удалились в сторону кукурузного поля.

Глагол къач «убежать» в рассматриваемых конструкциях указывает на конечную точку движения, куда удаляется субъект, движимый страхом перед чем-либо: Жашчыкъ жауундан юйге къачады (Ш.) - Мальчик убегает от дождя домой.

Глаголы жайыл//чачыл «расходиться, разойтись» выражают разнонаправленное движение личных или предметных субъектов в разные точки пространства: Отряд, жыйын-жыйын болуп, агъачха жайылды (Б.Г.) - Отряд, разбившись на группы, разбрёлся по лесу; Жашла, бир бирлери бла жарыкъ саламлаша, юйлерине чачылышдыла (Ж.Т.) - Ребята, весело попрощавшись друг с другом, разошлись по домам.

Предложения с глаголами оз «проходить, пройти», узай «удаляться, отдаляться» указывают на направленное движение-удаление по горизонтальной плоскости активного субъекта к точке пространства, минуя пространственный ориентир, где находится в данный момент говорящий Карачун штабха ашыгъыш озду (О.Х.) – Карачун торопливо прошёл в штаб; Адрахман бла Аслан энишге узайдыла (Б.Т.) – Адрахман и Аслан удалились (по направлению) вниз.

Глаголы кел «идти, приходить, приезжать», жууукълаш  жанла (балк.) «приблизиться, подходить близко», жанаш (карач.) «приближаться, придвигаться», жет «доходить, добираться», басын «собираться, толпиться», жыйыл «собираться в одном месте (о множестве)», юрюл (карач.) «собираться (о множестве)», къайт «возвращаться, вернуться» выражают приближение/ прибытие активного субъекта к объекту или к определённой точке пространства в направлении к говорящему Темир жол станциячыкъгъа хар кюн сайын поездле келедиле (Э.Г.) – На (небольшую) железнодорожную станцию каждый день прибывают поезда.

Глагол чыкъ “выходить” выражает движение из замкнутого пространства наружу: Ундурукъда жерин этип, къатын аш юйге чыкъды (Х.К.) – Постелив свою постель, женщина вышла на кухню.

Подобные конструкции ориентированы на отображение ситуации направленного движения “изнутри”. В них определяются фрагменты движения, подлежащие обозначению, и направление движения относительно местоположения говорящего [18:21].



Глагол кир “входить, заходить” обозначает движение, направленное внутрь пространственного ориентира, обладает имплицитно выраженной направленностью: Абидат къызы болгъан отоугъа кирди (Х.К.) - Абидат зашла в комнату, где была дочь.

Глаголы атлан «отправляться (в путь)», тебире «трогаться, отправляться (куда-либо)», жён (къарач.) «отправляться куда-либо», сорумла (къарач) «направляться, надвигаться» маркированы фазисным значением, содержат сему ингрессивности, отмечающей начало движения активного субъекта к точке пространства в направлении от говорящего: Юч эгеч ол ингирде къалагъа атландыла (М.Т.) - В тот вечер три сестры отправились к башне; Ансар трибунагъа жёнеди (С.Л.) – Ансар отправился на трибуну; Бир кюн аппа агъачха тебиреди (С.Л.). - Однажды дедушка направился в лес; Туман элге сорумлайды (Л.б.) – Туман надвигается к селу.

Глаголы перемещения по открытой горизонтальной плоскости. Глаголы сюр «гнать, выгонять», айда (карач.) «гнать», къыста «выгонять, прогонять», къуу «гнать, гнаться», къууала «погонять, подгонять, прогонять» выражают каузированное движение-перемещение объекта субъектом– каузатором впереди себя в конечную точку пространства: Ачах бла Бекболат ёгюзлени суугъа сюредиле (Б.Г.) – Ачах и Бекболат гонят быков к реке. Мен а бузоучукъланы къыртишге къууалайым (Б.Г.) – А я погоню телят на поляну. Фазилят талгъыр киштикни эшикге къыстады (М.Т.) - Фазилят прогнала пестрого кота на улицу. Жашчыкъ тауукъланы бахчагъа къууду (К. жол) – Мальчишка выгнал кур в огород. Сюрюучюле малланы агъач къыйырына айдайдыла (Л.б.) – Пастухи гонят скотину к опушке леса.

В предложениях с субъектом-каузатором, выраженным именем, обозначающим стихийные силы природы, перемещение объекта происходит непроизвольно,т.е. «стихийный» субъект-каузатор силой своего движения «увлекает» пассивный объект: Черек (ырхы) тайны энишге къууалады (З. Т.) – Река (поток) погнала (понесла) жеребёнка вниз (по течению).

Глагол келтир «приносить, привозить что, приводить кого, что» выражает одновременное перемещение в одной плоскости субъекта и объекта: Устаз окъуучуланы зоопаркга келтирди (Н.) – Учитель привёл детей в зоопарк. В предложениях, в которых позицию объекта занимают имена, обозначающие не способные к перемещению предметы, субъект-каузатор несет их, взяв в руки или нагрузив на себя, или ведет в направлении к говорящему: Айшат китапланы библиотекагъа келтирди (З.) – Айшат принесла книги в библиотеку. Анасы сабийчикни докторгъа келтирди.Мать привела ребенка к врачу. Субъектом – каузатором может быть и транспортное средство, управляемое человеком: Автобус мени элге келтирди (М. Т.). – Автобус привёз меня в село.

Глагол элт «вести, нести кого- (что)-либо» в предложении данной формальной устроенности обозначает одновременное перемещение субъекта-каузатора и объекта перемещения по горизонтальной плоскости в направлении от говорящего. «Многие каузативные глаголы движения обозначают одновременное перемещение как каузируемого, так и каузирующего субъекта, например: везти, вести, нести. Поэтому многие из них имеют значение комитативности», - пишет В. Л. Ибрагимова [16: 37]. В качестве субъекта-каузатора выступают слова, обозначающие живые существа, названия механизмов движения, стихийных сил природы (ветер, вода, поток), слово жол «дорога, путь». Локативом выступают слова с пространственной семантикой: Бабаев аскерчилени штабха элтди (О.Х.) Бабаев отвел солдат в штаб. Поезд мени къарындашым болгъан жерге элтир (М.Т.)Поезд отвезет меня туда, где находится мой брат. Жел юзмелтни уругъа элтди (Ф.)Ветер унес пряжу в яму (пещеру).

Глаголом ташы «носить, переносить, таскать, перетаскивать, возить, перевозить» выражается многократное каузированное перемещение пассивного объекта в определенную точку пространства: Машина ишчилени сабанлагъа ташыйды (К. жол). Машина возит рабочих на поля. Лобан нартюхню уясына ташыды (Н.) - Хомяк перетаскал кукурузу в свою нору.

Глаголы сюйре // сюрке «волочить что, тянуть по земле кого- что», тарт «тянуть, тащить» выражают перемещение пассивного объекта с одного места на другое по твердой поверхности, содержат указание на физический контакт с субъектом на протяжении всего времени движения и описывают ситуацию, в которой объект перемещается волоком позади субъекта-каузатора: Ачах жаралы негерин агъачха дери сюйреди (М.Т.) – Ачах поволок раненого товарища до леса. Жашла машокланы уругъа сюйредилеРебята поволокли мешки к подвалу.

Глагол тюрт «толкать» в позиции предиката выражает такое несамостоятельное перемещение объекта, когда субъект-каузатор с силой воздействует на него, придав ему начальную скорость, и двигается позади него по твердой поверхности к определенной точке пространства: Фатима Ариуканы аш юй таба тюртеди (А.У.) – Фатима толкает Ариуку в направлении к кухне.

Глаголы жибер «отправлять, посылать», ий «послать, отпускать» выражают каузированное перемещение объекта к точке пространства при отсутствии физического контакта с ним субъекта–каузатора: Хан бу жашны агъачха жибереди (Ф) - Хан посылает этого молодца в лес.

Глаголы жый «собирать в одном месте (многих)», топла (малоупотр.) «собирать» выражают каузированное перемещение множества объектов в одну точку пространства: Жабир халкъны совхозну клубуна жыйды (Ж.Т.) - Жабир собрал народ в клуб совхоза. Таматала адамланы правлен аллына топладыла (ТСКБЯ) – Старшие собрали людей к правлению.

Глагол ашыр «провожать, проводить, отравлять» выражает совместное движение субъекта и объекта до определенной точки пространства: Ингирде Харун, хар замандача, Аминатны юйге дери ашырды (А.У.) – Вечером, как обычно, Харун проводил Аминат до дома.


Таким образом, движение невозможно представить вне локации в пространстве. Присутствие в семантике глаголов параметра направления требует их облигаторной сочетаемости с конструкциями, репрезентирующими пространственно-директивные отношения. Обязательный характер адвербиальной валентности обусловлен своеобразным содержанием семантических компонентов в структуре лексических значений глаголов динамической локализованности в пространстве и глаголов перемещения, являющихся важнейшим средством языковой экспликации объективно существующих локативных отношений, характеризующихся регулярным изменением положения в пространстве.

Из вышеизложенного следует, что функционально-семантическое поле локативности в карачаево-балкарском языке при выражении пространственных отношений охватывает разноуровневые взаимодействующие средства языка и представляет собой языковую интерпретацию мыслительной категории пространства, обладающей объединенной системой значений. В категории пространственной локализации стыкуются событийные сферы реальной действительности и многообразие параметрических характеристик предметов, которые своеобразно преломляются в языке и образуют один из важнейших аспектов языковой картины мира.


Литература


1. Абдуллина А.А. Функционально-семантическое поле локальности в современном русском языке. – Автореф. дис. …канд. филол. наук. Краснодар, 1994.

2. Альтман И.В. Локализаторы в структуре предложения // Проблемы структурной лингвистики 1978. М.,1981.

3. Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл. Логико-семантические проблемы. М.:Наука,1976.383 с.

4. Арутюнова Н.Д. Два эскиза к «геометрии» Достоевского// Логический анализ языка. Языки пространств.М., 2000.

5. Бранко Тошович. Глаголы каузации положения в пространстве // Логический анализ языка. Языки пространств. – М.: Языки русской культуры, 2000. – С. 163-178.


  1. Булыгина Т.В., Шмелев А.Д. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). М., 1997.

  2. Васильев Л.М. Теория семантических полей // Вопросы языкознания. – 1971.- №5. – С. 105-113.

8. Васильев Л.М. Семантика русского глагола: Учеб.пособие для слушателей фак. повышения квалификации. М.: Высш. школа,1981.184 с.

9. Всеволодова М.В., Владимирский Е.Ю. Способы выражения пространственных отношений в современном русском языке. М., 1982.

10. Гайсина Р.М. Лексико-семантическое поле глаголов отношения в современном русском языке. Саратов, 1981.

11. Гак В.Г. К проблеме семантической синтагматики // Проблемы структурной лингвистики 1971. М., 1972.

12. Гак В.Г. Функционально-семантическое поле предикатов локализации // Теория функциональной грамматики. Локативность. Бытийность. Посессивность. Обусловленность. СПб, 1996. С. 6-26.

13. Гак В.Г. Пространство вне пространства // Логический анализ языка. Языки пространств. М.: Языки русской культуры, 2000.- С.127-134.



  1. Золотова Г.А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. М., 1982.

  2. Ибрагимова В.Л. К вопросу о строении лексико-семантических групп (На материале глаголов перемещения и пространственного положения) // Исследования по семантике. Семантика языковых единиц разных уровней: Межвуз. науч. сборник. / Башкир. ун-т. Уфа, 1988.

  3. Ибрагимова В.Л. Семантика русского глагола (лексика движения): Учебное пособие / Башк. ун-т. Уфа, 1988.

  4. Ибрагимова В.Л. Семантика глаголов пространственной локализации в современном русском языке.Уфа, 1992.

  5. Исламджанова Х. Закономерности построения предложений, обозначающих ситуацию движения: Автореф. дисс. … канд. филол. наук. – М., 1982. – 25 с.

19. Кадыров Джоракулы. Семантика места и направления в группе сказуемого в туркменском и немецком языках: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Ашхабад, 1989.

20. Кибрик А.Е. К типологии пространственных значений ( на материале падежных систем дагестанских языков) // Язык и человек.М.,1970. С.110-156.



  1. Кильдибекова Т.А. Глаголы действия в современном русском языке. Опыт функционально-семантического анализа. Саратов, 1985.

  2. Кубрякова Е.С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: Части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира /Рос. Академия наук.Ин-т языкознания. М.,2004.

  3. Невская И.А. Типология локативных конструкций в тюркских языках Южной Сибири (на материале шорского языка): Автореф. дис. … д-ра филол. наук. Новосибирск, 1997.

  4. Оразов М. Семантика казахского глагола (опыт семантической классификации): Автореф. дис. … д-ра филол. наук. Алма-Ата, 1983.

  5. Подосинов А.В. Пространственные представления в архаических культурах Евразии (ориентация по странам света). – Автореф. дис. … д-ра истор. наук. Москва, 1997.

  6. Расулов Р. Глаголы состояния в узбекском языке и их валентность: Автореф. дис. … д-ра филол. наук. Ташкент, 1989.

  7. Селиверстова О.Н. Контрастивная синтаксическая семантика: (Опыт описания).- М., 1990.

  8. Серебренников Б.А. К проблеме типов лексической и грамматической абстракции //Вопросы грамматического строя. М., 1955.

  9. Теория функциональной грамматики. Локативность. Бытийность. Посессивность. Обусловленность. С.-Пб., 1996.

  10. Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления: Пер. с нем. – М.: Республика, 1993. – 447 с.



СОДЕРЖАНИЕ
Функционально-семантическое поле локативности в карачаево-балкарском языке………………………………………………………………………………3

Предикаты пространственной локализации в карачаево-балкарском языке

§ 1. Предикаты статической пространственной локализации в карачаево-балкарском языке………………………………………………………………………..……18

§ 2. Предикаты динамической пространственной локализации в карачаево-балкарском языке……………………………………………………………….26



Литература……………………………………………………………………….39

Учебное пособие



Додуева Аминат Таубиевна


Функционально-семантическое поле локативности и предикаты пространственной локализации в карачаево-балкарском языке


<< предыдущая страница  

Смотрите также:
Лекции по спецдисциплине «Типология локативных конструкций в тюркских языках»
491.71kb.
2 стр.
Значение конструкций в грамматике и грамматика в значении конструкций Е. В. Рахилина, иря ран а. Б. Летучий, иря ран
158.29kb.
1 стр.
Г. В. Белякова словообразовательная категория суффиксальных локативных существительных в современном русском языке монография
2989.03kb.
13 стр.
Монтаж сборных железобетонных конструкций одноэтажного промышленного здания
467.38kb.
2 стр.
Дисциплины «Усиление конструкций городских зданий и сооружений»
41.71kb.
1 стр.
Лекции по йоге, бесплатно скачать, аудио лекции, видео лекции, бесплатно скачать, смотреть, слушать, текст лекции, фото, рисунки, Культурный Центр «Просветление»
430.42kb.
3 стр.
Лекции по истории и культуре Китая и др. Обучение проводится на китайском и английском языках; организуется посещение семей нацменьшиств, экскурсии
25.89kb.
1 стр.
После заглавия. Ключевые слова размещают отдельной строкой непосредственно после аннотации. Аннотации (с ключевыми словами) на других языках помещают после текста статьи
76.31kb.
1 стр.
Восстановление чугунных и стальных конструкций по технологии Metalock-Masterlock
15.17kb.
1 стр.
Методическая разработка лекции для преподавателя тема лекции: (название) Время: часа Место проведения: учебная аудитория
39.55kb.
1 стр.
Безопасность технических устройств и конструкций, создаваемых человеком, как элемент национальной безопасности
199.05kb.
1 стр.
Жанровая типология инструментальной музыки обрядовой культуры тунгусо маньчжуров дальнего востока россии
364.03kb.
1 стр.