Главная страница 1


БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
Кафедра философии и методологии науки

Методология наук о духе В.Дильтея

Контрольная работа по философским

проблемам социально-гуманитарного познания

Студентки 4 курса заочного отделения ФФСН

Терентьевой Светланы Евгеньевны

-2006-

Оглавление

1.Введение…………………………………………………………………2


2.Методология « наук о духе»……………………………………………3
3.Заключение………………………………………………………………9
4.Библиография…………………………………………………………...11

Введение
«Взор человека устремлен не только в неизмеримые

пространства небесных тел, обнаруживая в них

умосоразмеримый строй космоса, но и в глубины

собственного сердца.»


В.Дильтей. «Введение в науки о духе»
Развитие культурофилософской мысли XX века наиболее интенсивно происходило в рамках западной культуры так как именно здесь все явления "кризиса" проявились раньше и глубже. Кроме того, исторически сложившиеся традиции философского мышления явились предпосылкой нового этапа в развитии философий культуры, ее различных направлений и школ. Главной темой стала проблема современного кризиса культуры и его первопричин, которая дала импульс многим философам, культурологам и другим научным деятелям в исследовании этих феноменов. В их числе находится и В.Дильтей.
Его работа «Введение в науки о духе» состоит из нескольких разделов и являет собой глубинные исследования истоков науки, ее развития, влияние на корпус научных знаний и многое другое, что дает основание закрепить научную легитимность наук о духе в научном сообществе как наук, влияющих на научное мировоззрение в целом.
Дильтей начинает рассмотрение существенных первопричин науки и ее зарождение с Гомера и досократиков и заканчивает современными реалиями науки. Такое подробное рассмотрение было необходимо для того, чтобы раскрыть подлинные механизмы самой науки с первых этапов ее зарождения.
Его труд претендует на глубокое историческое изучение тех причин и следствий, которые развивали науку, раздвигая ее горизонты познания. В его работе демонстрируются подробное рассмотрение научных преобразований в самой культуре, что придает работе энциклопедичность и глубину. Здесь можно найти различные исторические параллели в научном мировоззрении на разных этапах истории философии европейской культуры, где приводятся многочисленные цитаты разных философов, начиная с древней Греции до наших дней, где Дильтей находит объективную основу для культурного творчества и научных преобразований в системе наук о духе. Он демонстрирует не холодные рационально-теоретические приемы, а эмоциональный отклик на современную жизнь общества, где наука забыла о своих корнях, породивших ее, что не позволяет ей как можно шире использовать приобретенные знания в их целостности и совокупности с другими науками.

Методология «наук о духе»
С укреплением позиции научного теоретического знания в философии ХХ в. настал переломный этап, когда логика «жизненного мира» уступила место логике научных теорий, что окончательно провело черту между науками о природе и «науками о духе». В этой связи философия Дильтея представила свои доказательства в противовес современному «логизму». Но современный дух эпохи диктует свои условия для креативных теорий и соответственно духу времени требует исследовать духовную составляющую наук. Т.к «позитивная» наука психология не может быть единогласно принята в системе наук как вполне отвечающая достоверному знанию, то она не может претендовать на универсальность и унитарность при выяснении вопроса о сущности наук о духе. Возникает опасность в том, что даже логика смеет превратиться в сугубо личное достояние, что никак не вяжется с рядом дисциплин прямо связанных с ней, например, юриспруденция. Возникает таким образом вопрос относительно того, что значит мыслить правильно и как это должно быть выражено в форме. Если мышление социально, то какова его «субстанция»? Кто, собственно мыслит – индивид или общество? С одной стороны, реальный факт мышления мы наблюдаем в языке и его конституции, где логика правила сближается с правилами языка. Но это скорее может претендовать на формальную декламацию, т.к. сущностная сторона самой жизни оказывается в тени и мы получаем лишь однобокую философскую конструкцию. Поэтому Дильтей прибегнул к выяснению первопричин возникновения всякой науки.
Научная разработка фактических реалий, осуществляемая какой-либо частной наукой, на деле втягивает ученого во множество связей, концы которых он сам, похоже,. не способен ни обнаружить, ни связать друг с другом .Тем не менее, Дильтей осмелился на свою работу о выявлении отличий в науках, чтобы показать, что существует единая взаимосвязь, которая соединяет все науки воедино, и в то же время ряд отличий. Каждая наука-это область знаний, всегда граничащих с другими знаниями, ибо конкретное научное открытие уже само по себе есть результат предыдущего опыта, который дал импульс для расширения и углубления знаний. Почему, собственно, Дильтей решился на этот труд? Вероятно, он понимал значимость этой проблемы Его целью было доказать ,что существуют науки о духе ,которые выделяются тем не менее из общего перечня наук; они являются самостоятельными и имеют свои закономерности и принципы.
Так как прерогативой любой науки выступает познание условий и средств конкретных зафиксированных явлений, то ряд наук, изучающих собственно человеческое бытие, претендуют так же на статус вполне конкретных наук, которые Дильтей обозначил как науки о духе. Именно эти науки Дильтей отметил как особое знание, лежащее в основе человеческой деятельности. Науки о природе дают знание о принципах природы, а науки о человеке включают в себя большой спектр наук, занимающихся исключительно фактами человеческой деятельности, т. е. сюда относятся такие науки как психология, антропология, социология и другие. Во главе их стоит история, которая включает все науки, т. к. она имеет дело со всеми процессами ,происходящими с человечеством во времени. Другая группа наук -это науки о природе с их естественнонаучными законами и принципами. Эти науки занимаются изучением природы в целом, где обнаруживает себя человек. Все цели человека, по сути, принадлежат исключительно духовной жизни, ибо только она для него по-настоящему важна; однако средства для достижения этих целей изыскиваются внутри системы природы, - писал Дильтей. Из выше сказанного можно заключить, что сами науки о духе черпают свое начало в науках о природе, ибо они из них вытекают. Между науками о природе и науками о духе возникает тесная взаимосвязь: духовное может обнаруживать себя в природном, и наоборот.

С помощью достоверного теоретического знания мы можем исследовать как природу, так и все, что связано с познанием человека. Но любопытно, где мы можем обнаружить духовное начало в фактах природы? Исходя из его же высказывания, ответ сам по себе обнаруживается: …невозможность выведения фактов духовной жизни из природно-механического порядка, коренящаяся в различии их происхождения, пока еще не мешает включению первых в систему последних. Стало быть, факты духовной жизнедеятельности человека не могут быть выведены из природы или из природно-механического естества в виду того, что человек принципиально отличен от природы; он вышел из нее, но его внешняя и внутренняя жизнедеятельность построена на совершенно других принципах, где природа, безусловно, выступает как наличная окружающая среда.

«Введение в науки о духе» начинается с рассмотрения с мифологии или пра-науки, именно здесь, по мнению философа, мы можем обнаружить первые зачатки любого знания, в том числе и научного. Дильтей отмечает, что по сути своей метафизика являет собой естественную систему, возникшую из подчинения действительности закону познания. Ее лоне зарождалось и развивалось учение о самом человеке, поэтому она может считаться пра-наукой. Так или иначе, любая наука несет отпечаток метафизики, в том числе современная наука и философия. В метафизичности открывается религиозная жизнь отдельного человека и общества. «Религиозная жизнь есть основа интеллектуального развития, а не просто некий переходный этап человеческого мышления. Мифологический способ представления образует реальную живую взаимосвязь феноменов наиболее важных для человека. Он, стало быть, дает нечто такое, чего не может дать ни восприятие, ни представление в силу своей вовлеченности в повседневность, ни даже язык».1 Если историки и философы пытаются эмансипироваться от метафизики, то Дильтей, напротив, находит в ней объяснение некоторых причин, объясняющих нам бытие человека, т.к. она содержит априорные формы не только сознания, но и науки вообще.

В то же время, Дильтей не считает ее вполне адекватной наукой, т.к. она не имеет ответа на основополагающие вопросы человеческого бытия ввиду своей бездоказательности. Положительным аспектом в этой науке может служить тот факт, что она тем не менее содержит область «жизненного мира» человека, где отражаются его религиозные, научные, этические, эстетические и мировоззренческие тенденции. Здесь же находят себя и духовные пристрастия человека, что доказывается самой историей, как вполне достоверной наукой о жизни людей. «Метафизика умолкает. Но когда над миром спускается ночь, то в ее тиши нам еще слышна гармония сфер, о которой пифагорейцы говорили, что ее заглушает лишь мирской шум, и нас ,охватывает метафизическое настроение, которое лежало в основе всякого доказательства и которое переживет все доказательства вместе взятые.»2.

Психология, также как и история, находит свой первичный образ в мифологии, т.к. она раскрывает его принципы и диалектику через причинно-следственную связь. Стало быть, здесь мы также находим весь спектр человеческого мировоззрения через его поведение.

Далее, с истечением времени, Дильтей дает подробные объяснения своей позиции в отношении наук о духе, начиная с досократиков. Он подробнейшим образом цитирует их позиции в отношении человеческого бытия, а также уделяет много внимания философии Платона, Аристотеля и Канта, где устанавливает целевую взаимосвязь познания через греческую науку, вбирающую в себя логику, риторику, космологию, физику и этику.

Подтверждается взаимосвязь наук о духе в новоевропейском мышлении с приходом новых идей на базисе античного фундамента, где наука «достоверная» постоянно отмежевывается от старых принципов, пронизанных « идолами заблуждения». Но и здесь метафизика не теряет своего влияния. Факт соответствует первой стадии научного рассмотрения действительности, где логика, физика и этика есть основа достоверного мышления, не противоречащая фактам жизни. Логика демонстративно абстрагируется от метафизики, не признавая ее наукой.

Всякий раз, Дильтей пытается вернуть наше рассуждение к истокам мышления, дабы не была потеряна живая связь между наукой, ее открытиями и рельностью, где всегда, присутствует призрак трансцендентного, что связано с глубинными порывами человеческого бытия. Дильтей пытается обратиться к реальной жизни людей на примере историко-философских фактов и рассмотреть именно конкретику исторического процесса в качестве основы исторического знания, т.к. он полагает, что история является наукой, имея свои факты, ставшие достоверностью. Именно поэтому он дает много подробностей в рассуждениях, чтобы выразить свою позицию относительно многих известных фигур истории философии. Аналогом естественно-научных «наблюдательных фактов» в его работе становятся исторические сведения о жизни людей, тексты, в которых сообщается о конкретных исторических событиях; связанная совокупность последних и есть история. Этот метод был распространен в философии XIX в., Дильтей его считает вполне обоснованным, т.к. история является наукой благодаря конкретным историческим фактам, имеющим свое диалектическое развитие, подлежащих изучению.

Что касается Канта, то по мнению Дильтея, его критика разума была недостаточно глубокой, поскольку она прежде всего относилась к «чистому», т.е. теоретическому разуму. Даже у Аристотеля, чьи идеи переработал Кант, разум был не настолько рафинированным. У Канта разум «практический» оказался отделенным от «чистого» и критического разума, он не рассматривался в качестве достоверного знания. Его критика направлена была на априорные основания наук – пусть даже в числе этих наук присутствует и естественное. Но она не затронула вопроса о предпосылках познания, находящихся вне сферы самого разума, онтологических оснований самого знания, контекста исследовательской практики, конкретной работы опытного, практического познания и его конкретных достижений. А ведь именно они, как показывает история, могут приводить к пересмотру априорных познавательных посылок. Если Кант полагал, что знание предметно, т.е. есть результат рациональной опредмеченной активности познающего субъекта, то Дильтей, напротив, считал, что возможен внепредметный опыт и соответствующее знание. Такому знанию чуждо разделение на субъект и объект, поэтому, здесь нельзя говорить о субъект-объектном отношении.

Дильтей пересматривает и кантовское понимание метафизики. Согласно Канту, она должна была быть наукой о всеобщих, необходимых и безусловных, вечных принципах. Поэтому она была обязана представить абсолютную систему «чистого» разума. Однако реальный разум имеет свою историю, он меняется и преобразуется, и также меняется критика исторического разума, в его конкретных формах выступает как философская критика. Другими словами, Дильтей ставит на место вневременного разума несвязанного с практической деятельностью, неизменного и бесконечного, человеческую познавательную активность, процесс реального познания – конечный и изменчивый, он связан с условиями деятельности мыслительного продукта.

Что касается историчности, то здесь задаваться вопросом об объективных основаниях субъекта не приходится, т.к. исторический процесс уже задан и «объективирован» субъектом. Т.е. человек не мыслит себя вне истории и вместе с тем, сам ее творит и осмысливает. Собственно, эта идея не нова, и к ней обращались и обращаются так или иначе в разные эпохи, но Дильтей обозначает эту проблему иначе: он ищет достоверные основания «наук о духе», которые должны разрешить несколько проблем. Во-первых, определить взаимопроникающий характер связи между различными видами наук; во-вторых, объяснить «конституцию» этих наук и их возможности в рамках современного знания. В результате слияния и совместных действий наук мы можем получить новое знание, которое будет превосходить просто теорию или «эмоциональность». Мы можем получить познавательные ценности, которые в результате такого альянса будут иметь универсальный характер, т.к. не будут ограничены какой-либо обособленной сферой знания. Дильтей ставил задачи не ограничивать и низводить до уровня объекта сам субъект с его глубиной внутреннего и внешнего субъективного опыта.

Наука не должна ограничиваться лишь формами мышления, но изучать «данное» с помощью личного переживания на базе верификации теоретического знания. В этой связи уместен вопрос об «относительности» переживания. Дильтей считает, что этот процесс вполне достоверный, т.к. здесь присутствует чувство времени, заключенное в историческом процессе, а также не теряется связь с реальностью жизни и, ко всему прочему, переживание отождествляется со специфическим актом «в» сознании, превращая внешнее во внутреннюю рефлексию. Акт переживания не сливается в некий хаос в нашем сознании; он имеет свою обособленность. Переживание не только изначально является модусом временного бытия, но оно также есть сознание вообще. Дильтей утверждает, что совершил « психологизацию» познания. Это есть не только факт, но и феномен сознания. Важно отметить, что переживание никогда не «дано» в качестве предмета, оно лишь присуще нашему внутреннему «Я», причем оно крайне индивидуально.

Человек есть субъект, обладающий волей познавать. В процессе истории современной жизни людей, таким образом, образуется мышление или «познавание». Оно складывается в результате сложения отдельных элементов в целостную картину. Здесь содержится весь спектр специфического знания, включающего в себя религию, метафизику, познавание и знание. Если говорить о методе Дильтея, то в целом его можно назвать методом описательно-психологическим, обращенным к историческому материалу с одной стороны и человеческой субъективности – с другой.

«Науки о духе» в своей реальности и в своей практике повинуются конкретному разуму, который действовал в их истории. Они сочетают в себе 3 различных класса. Одни озвучивают действительность в том виде, в каком она зафиксирована в восприятии. Другие выводят определенные закономерности путем абстрагирования закономерности в поведении содержательных частей этой действительности. Третьи выражают оценочные суждения и предписывают правила. Взаимосвязь между историческим, абстрактно-теоретическим и практическим направлениями мысли пронизывает «науки о духе», как общая им всем основная черта.

«Науки о духе» не только изучают наличное бытие, но и несут в себе сознательные суждения. Их назначение – уловить единичное, индивидуальное в исторически общественной действительности, распознать действующие тут закономерности, установить цели и нормы их дальнейшего развития. Каждая из наук применяет свои технические приемы и лишь благодаря им она действует. «Всякая специфическая наука познает исторически-общественную деятельность лишь относительно и нуждается в своем восполнении другими науками».1

Заключение

Жизненный мир человека - это не "окружающий" мир, а мир, в котором мы живем ("жизненный мир"). В контексте этой концепции бессмысленно говорить о самосознании в отличие от познания мира, поскольку переживаемые "вещи" сразу суть и "переживание вещей"; здесь самосознание слито с осознанием иного. Можно сказать, что Я - это "мой мир", и vice versa. Поэтому всякая попытка сказать что-то о себе оказывается рассказом об отношениях к "иному".


Поэтому-то, согласно Дильтею, действительные условия сознания следует искать не в субъекте, противостоящем объекту, пусть даже трансцендентальном, как это делают неокантианцы, а во всей совокупности жизненных связей. И следовательно, нельзя обосновывать философию на базе самоочевидностей Cogito; это можно сделать лишь

изучая "круговращение" познавательного процесса, включенного в процесс переживания.

Дильтея интересует процесс самоосмысления человека и тем самым его "включения" в мир, а не механизм формирования образа познаваемого объекта в сознании познающего субъекта. Можно сказать, что теория познания Дильтея подчинена чему-то вроде общей "теории натурализации человека".
Субъект "исторического мира" - в противоположность ситуации естествознания и метафизики - есть субъект, относящийся к самому себе. Мир духовный, конечно же, творение самого познающего субъекта; однако изучение этого духовного мира имеет целью получить о нем объективное знание. Общезначимые суждения относительно истории возможны, поскольку познающий субъект здесь вообще не нуждается в том, чтобы задаваться вопросом об основаниях согласия, существующего между категориями его рассудка и независимым предметом (как это, согласно Канту, имеет место в естествознании); ведь связь общественно-исторического мира задана, определена ("объективирована") самим субъектом. Это значит, что изначально объективность исторического знания базирована на том, что сам субъект есть, так сказать, по самой своей сути историческое существо, и историю изучает тот же, кто ее творит.

Реальный познавательный процесс не расчленен на достаточно хорошо отделенные одна от другой стадии чувственного и логического (рационального) познания - они "структурно" связаны друг с другом; любое понятие, будучи "центром" познавательного переживания, "на периферии" связано с чувственными моментами.

Историческое знание должно расширять, дополнять знание фактов прошлого и критически судить об этих фактах, когда субъект строит из этого материала "историческую картину мира" - ведь именно она должна дать понимание прошлого, сделать его "своим" прошлым, что и является сокровенной задачей исторической науки. Так достигается знание "действующих связей истории"; и поскольку она - вовсе не "внешняя действительность", постольку связи эти, прежде всего, взаимодействие мотивов человеческого поведения и соответствующих человеческих действий.

Различие между науками о духе и науками о природе состоит, таким образом, не в том, что в них мы имеем дело с объективацией двух разных методов, а в степени возможной объективации. В случае наук о духе такая объективация более затруднительна вследствие большей разнородности материала и большей очевидности способов его обработки и освоения.

Метафизика - процесс развития рода человеческого, который и есть "субъект", обладающий "волей познавать". Вместе с тем "как действительность" существует в жизненных актах отдельных людей, каждый из которых обладает и волей, и чувством. Но существует оно именно "в тотальности человеческих натур".Таким образом, науки о духе открывают новые горизонты в познании ,предлагая новый взгляд в совершенствовании человеческой непостижимости.

Библиография



1. Дильтей В.Собрание сочинений в 6 томах. Под ред. A.B. Михайлова и Н.С. Плотникова. Т. 1: Введение в науки о духе / М.: Дом интеллектуальной книги, 2000.

1Дильтей В. Собрание сочинений в 6 томах. Под ред. A.B. Михайлова и Н.С. Плотникова. Т. 1: Введение в науки о духе / М.: Дом интеллектуальной книги, 2000, С. 421.


2 Там же , С. 663.

1 Дильтей В.Собрание сочинений в 6 томах. Под ред. A.B. Михайлова и Н.С. Плотникова. Т. 1: Введение в науки о духе / М.: Дом интеллектуальной книги, 2000, С.304



Смотрите также:
Контрольная работа по философским проблемам социально-гуманитарного познания
144.9kb.
1 стр.
Философские проблемы социально-гуманитарного познания
162.08kb.
1 стр.
Онтология и теория познания Шифр специальности: 09. 00. 01 Онтология и теория познания Формула специальности
62.4kb.
1 стр.
Книжная культура населения урала во второй половине XIX начале XX века
385.92kb.
3 стр.
Контрольная работа №1 по теме "Кинематика" "Динамика" Лабораторная работа: Измерение коэффициента трения скольжения"
26.51kb.
1 стр.
Лекция Специфичность гуманитарного познания. Знание и понимание
383.07kb.
2 стр.
Задания по выполнению контрольных работ по курсу «Бухгалтерский учёт и налогообложение операций с ценными бумагами»
79.14kb.
1 стр.
Контрольная работа не научная работа. Это просто отчет студента о том, насколько он овладел учебным материалом по данной теме
250.93kb.
1 стр.
Контрольная работа для студентов заочного отделения специальности «Финансы и кредит»
147.55kb.
1 стр.
Наркомания, токсикомания, алкоголизм, курение Цель
75.66kb.
1 стр.
Контрольная работа по дисциплине «Спортивная медицина»
13.93kb.
1 стр.
С. В. Каширина Особенности обучения химии в классах социально-экономического и социально-гуманитарного профилей
138.14kb.
1 стр.