Главная страница 1страница 2 ... страница 38страница 39
Стефани Майер

Ломая рассвет

(книга 4)


Книга 1. Белла 2

Пролог 2


Глава 1 Обрученные 2

Глава 2 Длинная ночь 9

Глава 3 Большой день 15

Глава 4 Жест 20

Глава 5 Остров Эсме 30

Глава 6 Отвлечение 38

Глава 7 Неожиданность 46

Книга 2. Джейкоб 55

Пролог 55

Глава 8 В ожидании боя 55

Глава 9 Если ты не видел ада, это еще не значит, что его нет 62

Глава 10 Почему я не смог просто уйти? Ах да, я же идиот 71

Глава 11 В моем списке есть две основные вещи, которые я никогда не буду делать 80

Глава 12 Кое-кто не схватывает суть понятия «нежеланный» 87

Глава 13 Хорошо, что у меня крепкий желудок 94

Глава 14 «Знаете, плохи дела, когда ты чувствуешь вину за то, что был груб с вампирами» 104

Глава 15 «Тик-так. Тик-так. Тик-так» 110

Глава 16 «Тревога! Информационная перегрузка» 119

Глава 17 «Ну, как я выгляжу? Как волшебник страны ОЗ?! Тебе нужны мозги? А, может, сердце? Валяй. Возьми моё. Забери все то, что я в себе ненавижу» 127

Глава 18 «У меня нет слов, чтобы описать это» 134

Книга 3. Белла 139

Пролог 139

Глава 19 Агония 139

Глава 20 Другая 145

Глава 21 Первая охота 153

Глава 22 Обещанное 160

Глава 23 Воспоминания 170

Глава 24 Сюрприз 178

Глава 25 Услуга 184

Глава 26 Блистающая 195

Глава 27 Дорожные планы 200

Глава 28 Будущее 206

Глава 29 Измена 211

Глава 30 Очаровывающая 218

Глава 31 Талантливая 226

Глава 32 Компания 231

Глава 33 Подделка 240

Глава 34 Объявление 248

Глава 35 Крайний срок 255

Глава 36 Жажда крови 260

Глава 37 План 269

Глава 38 Сила 278

Глава 39 Эпилог. И жили они долго и счастливо 284


Детство это вовсе не период с рождения до определенного возраста,

Просто однажды,

Ребенок вырастает, и забывает детские забавы.

Детство — это королевство, где никто не умирает.

Эдна Сент-Винсент Миллей


Книга 1. Белла

Пролог


Быть при смерти — для меня не в новинку, и все равно это не те впечатления, к которым можно когда-нибудь привыкнуть.

Казалось странной неизбежностью, что мне снова грозит смерть.

Словно несчастья отметили меня, я убегаю от них, а они догоняют и снова возвращаются ко мне.

Все же, в этот раз все иначе.

Можешь бежать от того, чего ты боишься, можешь сражаться с тем, кого ненавидишь. Все мои действия были направлены против убийц, против враждебных чудовищ.

Если ты любишь своего убийцу — выбора нет.

Нельзя бежать, нельзя сражаться.

Глава 1 Обрученные


«Никто не пялится на тебя» — уговаривала я себя. — «Никто не пялится. Никто не пялится. Никто не пялится».

Но я не умею врать, тем более самой себе. Лишний раз убедилась.

Пока я ждала, когда загорится зеленый свет, меня угораздило, посмотреть на право. В своей машине, миссис Вебер, всем телом развернулась в мою сторону. Я встретилась с ней взглядом и поспешно отвернулась. Почему она не отвела глаза и нисколько не смутилась? Так открыто, разглядывать людей — это ведь грубость или я ошибаюсь? Меня можно так, без всякого смущения, рассматривать?

Только потом вспомнила, что стекла в моей машине тонированные, и миссис Вебер даже не знает, что внутри нахожусь именно я, и что я тоже смотрю на не. Я попыталась успокоиться, ведь на самом деле она смотрела не на меня, а на машину.

Мою машину. Вздох.

Я посмотрела налево и застонала. Два пешехода замерли на тротуаре, так засмотрелись, что забыли перейти дорогу. Позади них, за стеклянной витриной своей маленькой сувенирной лавки, разинув рот стоял мистер Маршалл. Хорошо хоть носом не прижался к стеклу. Пока что.

Зажегся зеленый сигнал светофора, и, желая поскорее сбежать, я нажала на газ. В моем старом «шевроле» пришлось бы долго мучить педаль, чтобы заставить машину двигаться.

Двигатель зарычал, словно пантера на охоте, машина рванула вперед с такой скоростью, что меня вжало в черную кожаную обивку водительского сидения, а мой желудок распластался где-то у позвоночника.

Я недовольно выдохнула после торможения. Сохраняя спокойствие, я легко надавила педаль тормоза. Но все равно, вместо того чтобы лишь сбавить скорость, машина покачнувшись, остановилась на полном ходу.

Посмотреть как среагировали окружающие у меня не было сил. Теперь, если у кого-то раньше и были сомнения по поводу личности водителя, все стало яснее ясного. Я едва-едва, кончиком туфли, тронула газ и машина снова рванула вперед.

Мне удалось достичь своей цели — бензоколонки. Если бы мне не нужно было заправить машину, я бы вообще в город не вылезла. В последнее время мне приходится жить без много чего, к примеру, я обхожусь без «Поп-тартс» и шнурков, лишь бы только не появляться в общественных местах.

Я торопливо, словно на гонках, открыла заслонку, свинтила крышку, расплатилась кредиткой, и вот уже наполняю бензобак. Понятно дело, с цифрами на экране я ничего поделать не могла, их ускорить — не в моих силах. А они, будто специально мне на зло, двигались очень медленно.

День был пасмурный — обычная дождливая морось в городке Форкс, штат Вашингтон — но мне казалось, что свет сконцентрировался на моем обручальном кольце. Сейчас, когда я чувствую спиной взгляды, кольцо на левой руке словно мерцающий неоновый указатель вещало: «Смотри на меня, смотри на меня».

Глупо было заниматься таким самобичеванием, я знаю. Разве важно, что думают и говорят про мою помолвку люди, исключение только мои мама и папа? Про мою новую машину? Про мое загадочное поступление в колледж «Лиги плюща»? Про блестящую черную кредитку, в данный момент мне казалось, что она прожигает задний карман?

— Ага, наплевать, что они думают, — пробормотала я себе под нос.

— Хм, мисс? — произнес мужской голос.

Я обернулась и лучше бы я этого не делала.

Двое мужчин стояли рядом с дорогим «универсалом», на крыше которого были привязаны байдарки. Они не смотрели на меня, они затаив дыхание, смотрели на мою машину.

Мне было все равно, что за марки машина у меня. Им было не наплевать. Я гордилась тем, что вообще понимала разницу между «тойтой», «фордом» и «шевроле». Моя машина — черная блестящая, с округлыми линиями, просто прекрасная, для меня была лишь средством передвижения и ничем особенным не была.

— Простите за беспокойство, но не могли бы вы назвать модель вашей машины? — спросил высокий.

— Э-э, вроде как, «мерседес»?

— Это понятно, — вежливо ответил он, пока его друг закатил глаза, услышав мой ответ.

— Я знаю. Просто интересно, неужели это… вы водите «мерседес — гардиан»? — мужчина произнес название с уважением. Наверно они нашли бы общий язык с Эдвардом, с моим… моим женихом (как ни прячься, но свадьба буквально через несколько дней). — Их даже в Европе пока не продают, — продолжал мой собеседник. — И вот тут мы встречаем именно такой.

Он оглядел мою машину — по мне, так совершенно обыкновенный «мерседес» типа седан, но я ведь ничего не понимаю в машинах. Я обдумывала причины своих проблемы с употреблением слов типа — жених, свадьба, муж и т. д.

Все вместе они просто не укладывалось в моей голове.

Ведь, меня вырастили в страхе перед пышными белыми платьями и букетами. Но на самом деле, я просто не могла примириться с этим степенным, почтенным, унылым словом — муж, для Эдварда. Все равно, что архангела сажать за бухгалтерский стол, я не могла представить его в столь банальной для себя роли.

Как обычно, стоило мне подумать об Эдварде, и меня тут же уносило вихрем фантазий.

Незнакомец откашлялся, пытаясь привлечь мое внимание, он все еще ждал ответ о модели машины.

— Не знаю, — честно призналась я.

— Не возражаете, если я сфотографируюсь рядом с машиной?

Секунду до меня доходил смысл его вопроса.

— Серьезно? Вы хотите сфотографироваться у моей машины?

— Конечно — никто мне не поверит, если у меня не будет доказательств.

— М-м. Хорошо. Фотографируйтесь.

Я быстро отложила шланг и заползла на водительское сидение, а энтузиаст в это время достал из рюкзака профессиональную, как мне показалось, фотокамеру. Он со своим товарищем принялись позировать спереди и сзади моей машины.

— Хочу свой грузовик назад. — прохныкала я.

Кого-то очень, очень устроило — слишком подозрительно устроило — что мой грузовик тяжело исторг последний вздох, как раз через несколько недель после того как Эдвард и я заключили наш не взаимовыгодный компромисс. Одним из пунктов договора было то, что я не буду против если Эдвард заменит мою старую машину, когда та совсем умрет. Эдвард клялся, что все произошло так как и ожидалось и вовсе не по его вине, грузовик пожил свое (долгую и интересную жизнь) и помер естественной смертью. Это слова Эдварда. Я, конечно же, не собиралась проверять его рассказ или пытаться воскресить грузовик своими силами. Мой любимый механик — я резко и холодно оборвала эту мысль, не позволяя ей превратиться в законченное утверждение. Вместо этого, я прислушалась к приглушенным стенами голосам снаружи.

— … в онлайн видео ее из огнемета, так даже краска не облупилась.

— Еще бы! Эту малышку хоть танком дави. Такие машины для местных не производят. Она больше подходит для ближневосточных дипломатов, оружейных баронов и нарко-королей.

— Думаешь, она из таких? — тихо переспросил коротышка. Я пригнулась.

— Ха, — ответил тот, что повыше. — Все возможно. Представить не могу, зачем кому-то понадобилось стекла защищающие от прямого попадания ракеты и почти 2 тонны брони на машине. Наверное, направляется куда-то в опасные места.

Броня. Две тонны брони. И защита от прямого ракетного попадания? Прелестно. Куда пропали обычные — пуленепробиваемые стекла?

Ну, хоть немного смысла во всем этом было — если у вас странное чувство юмора.

Не то чтобы я не предвидела, что Эдвард выжмет по максимуму из нашей с ним сделки, я прекрасно понимала, он даст мне гораздо больше, чем я могу отдать взамен. Я согласилась, что он заменит мой грузовик, когда тот совсем умрет, даже не ожидая, что этот момент наступит так скоро. Когда мне пришлось признать, что мой грузовик превратился в неподвижный памятник классическому «шевроле» рядом с домом, я знала, что его идея заменить — нужна была чтобы смутить меня. Мне пришлось пережить постоянные взгляды и пересуды. По поводу этого всего я оказалась права. Но даже в самых страшных кошмарах, я не предвидела, что он подарит мне две машины.

Машин «до». Он сказал, что взял ее в кредит и что вернет ее после свадьбы. Что за ерунда?

До сегодняшнего дня я не понимала, в чем тут был смысл.

Ха-ха. Потому что я хрупкий человечек и склонна ко всяким аварийным случайностям, понятное дело, мне нужна была противотанковая машина. Весело. Уверена, он и его братцы еще долго ржали за моей спиной.

«Или может, всего лишь намек на „может“, — нашептывал мне тихий внутренний голос. — это не шутка, глупенькая. Может он на самом деле просто переживает».

Эдвард не в первый раз слишком буквально относился к моей защите.

Я вздохнула.

Машину «после», я еще не видела. Она была спрятана под покрывалом в самом дальнем углу гаража Калленов. Знаю, что многие уже подглядели бы, но я не хотела знать.

На той машине, наверное, не будет брони, после медового месяца она мне уже не будет нужна. Я очень ждала, когда стану практически неуязвима. Стать членом семьи Калленов это не только дорогие машины и кредитные карты, но еще нечто гораздо лучше.

— Эй, — прокричал высокий, мне в стекло. — Мы закончили. Большое спасибо!

— Не за что, — ответила я, и сосредоточенно завела машину и нажала педаль — нежно-нежно — вниз…

Не важно, сколько раз я проезжала по знакомой дороге, все никак не могу перестать замечать смытые дождем объявления. Каждое, приклеенная к столбу или дорожному знаку, была снова пощечина. Заслуженная пощечина.

Я снова погрузилась в думы, от которых меня так резко прервали раньше. На этой дороге невозможно было от них удержаться. Только не там, где картинка с моим любимым механиком появлялась с регулярными интервалами.

Мой лучший друг. Мой Джейкоб.

«ВЫ ВИДЕЛИ ЭТОГО МАЛЬЧИКА?» — эти объявления вовсе не отец Джейкоба придумал. Это мой папа, Чарли, напечатал их и расклеил по всему городу. И не только в Форкс, но и в Порт Анжелес, и в Секьюим и Хокьюим, и в Абердине и в каждом городе Олимпийского полуострова…

В каждом полицейском участке весело это объявление, папа позаботился. В его участке была целая доска для сведений о Джейкобе. К папиному разочарованию и расстройству, доска была почти пуста.

Больше всего мой отец расстраивался не из-за отсутствия информации о Джейкобе. Его расстраивал его лучший друг и отец Джейкоба Билли.

Билли не пытался искать своего шестнадцатилетнего «беглеца». Билли отказывался лепить объявления в Ла Пуш, в резервации на берегу, в доме Джейкоба. Когда сбежал Джейкоб, он словно расписался в собственном бессилии, будто ничего не мог поделать. По его словам:

— Джейкоб уже взрослый. Он вернется, если захочет.

И папа злился на меня, что я приняла сторону Билли.

Я тоже не стала клеить объявления. Потому что и я и Билли примерно знали, где находится сейчас Джейкоб, и знали, что никто не видел этого «мальчика».

Объявления, снова вызвали большой ком в горле, привычные слезы в глазах, и я была рада, что Эдвард в эту субботу охотился. Если он увидел бы мою реакцию, он почувствовал бы себя ужасно.

Конечно, в субботе были недостатки. Я медленно повернула на нашу улицу, и увидела, что папина машину уже на месте. Сегодня он снова пропустил рыбалку.

Значит, позвонить из дома я не смогу. Но позвонить было просто необходимо…

Я припарковала машину около «скульптуры» своему «шевроле» и достала из бардачка мобильный телефон, который на всякий случай дал мне Эдвард. Я набрала номер, на всякий случай, держа палец на кнопке «отбой». Просто так, на всякий случай.

— Алло? — ответил Сэт Клирвотер, и я вздохнула с облегчением. Я слишком трусила, чтобы разговаривать с его старшей сестрой Леа. В ее устах фраза «откушу тебе голову», не была художественным приукрашиванием.

— Привет, Сэт. Это Белла.

— О, здарова, Белла! Ты как?

«Ужасно. Жду, что ты меня успокоишь» — пронеслось в моей голове.

— Отлично.

— Хочешь узнать новости?

— Ты ясновидящий.

— Ерунда. Я не Элис — ты предсказуема, — пошутил он. Среди Квильютской стаи, в Ла Пуш, только Сэт мог так спокойно упоминать имя кого-то из Калленов, никто из вервольфов не мог шутить про мою всевидящую золовку.

— Я знаю. — минута молчания. — Как он?

Сэт вздохнул.

— Как обычно. Не разговаривает, хотя мы знаем, что он нас слышит. Знаешь, он старается не думать как человек. Следует инстинктам.

— Ты знаешь, где он сейчас?

— Где-то в северной части Канады. Конкретнее сказать не могу. Он не обращает внимание на государственные границы.

— Ни намека на его…

— Нет, он не вернется, Белла. Прости.

Я сглотнула.

— Окей, Сет. Понятно. Я очень хочу, чтобы он вернулся.

— Ага. Все мы тут хотим.

— Спасибо, что рассказываешь, Сэт. Знаю, что остальные не очень довольны этим.

— Ну, скажем, они не самые большие твои поклонники, — весело согласился он. — Фигня это, как я думаю. Джейкоб сделал свой выбор, а ты сделала свой. Джейк не в восторге от их настроений. Правда, он не слишком рад и тому, что ты интересуешься им.

Я задержала дыхание.

— Я думала, он с тобой не разговаривает?

— Он не может скрыть свои чувства от нас. Хотя и старается.

Значит, Джейкоб знает, что я переживаю. Не уверена в своих чувствах по этому поводу. Ну что ж, пусть он хоть знает, что я не забыла его окончательно. Наверное, он думал, что я способна на такое — с глаз долой из сердца вон.

— Надеюсь, я увижу тебя на … свадьбе, — сказала я, чуть скрипнув зубами на последнем слове.

— Ага, я и мама придем. Классно что ты нас пригласила.

Я улыбнулась его энтузиазму. Хотя, идея пригласить Клирвотеров принадлежала Эдварду, я была рада, что он придумал это. Если придет Сэт — будет хорошо — связь, хоть и тонкая, с моим шафером.

— Без тебя, будет совсем не то.

— Передавай Эдварду привет.

— Конечно.

Я тряхнула головой. Дружба между Эдвардом и Сэтом все еще пугала меня. Хотя это было доказательством того, что это реально. Что вервольфы и вампиры могут прекрасно общаться друг с другом, если захотят.

Не все радовались такой возможности.

— Эх, — сказал Сэт понизив голос. — Леа приперлась.

— Понятно. Пока!

Сэт положил трубку. Я оставила мобильный на сидении. Теперь нужно было морально подготовиться к встрече с ожидающим меня дома Чарли.

Мой бедный папа, у него сейчас столько забот.

«Сбежавший» Джейкоб был соломинкой, в грузе всех папиных проблем. Он сильно переживал за меня, свою едва достигшую совершеннолетия дочь. Которая совсем скоро станет замужней дамой. Всего через несколько дней.

Я медленно шла под не очень сильным дождем, вспоминая тот вечер, когда мы с Эдвардом рассказали ему…

Как только послышался звук подъезжающей машины Чарли, кольцо внезапно потяжелело, будто стало весить сто килограмм. Мне хотелось спрятать руку, сунуть ее в карман, или сесть на нее, но Эдвард крепко держал ее, выставив вперед, в своей прохладной крепкой хватке.

— Белла, перестань волноваться. Пожалуйста, изволь вспомнить, ты не в убийстве будешь признаваться.

— Легко тебе говорить.

Я прислушивалась к зловещему звуку отцовских ботинок топающих по тротуару. Ключ повернулся в уже открытой двери. Звук напомнил мне тот момент в кино, когда жертва соображает, что забыла закрыть дверь на замок…

— Белла, успокойся. — прошептал Эдвард, прислушиваясь к моему учащенному сердцебиению. Дверь распахнулась и ударилась о стену, я вздрогнула.

— Привет, Чарли, — совершенно спокойно произнес Эдвард.

— Нет! — прошипела я сквозь зубы.

— Что? — прошептал Эдвард в ответ.

— Подождем, пока он снимет оружие!

Эдвард усмехнулся и свободной рукой провел по своим взлохмаченным бронзовым волосам.

Чарли появился из-за угла, все еще в униформе, все еще с пистолетом, он попытался не кривиться, заметив нас вдвоем на кресле. В последнее время, он старательно пытается относится к Эдварду получше. Похоже, сегодняшнее признание, убьет эти попытки на корню.

— Привет, ребята. Как делишки?

— Мы хотели поговорить с тобой, — сказал Эдвард. — У нас — хорошие новости.

Выражение лица Чарли моментально переменилось из натянутого дружелюбия в черное подозрение.

— Хорошие новости? — рыкнул Чарли, глядя прямо на меня.

— Папа, присядь.

Он приподнял бровь, секунд пять глядел на меня, протопал к креслу, и, держа спину прямо присел на самый край.

— Папа, не принимай так близко к сердцу, — произнесла я, после затянувшегося молчания. — Все в порядке.

Эдвард скорчил гримасу, и я поняла — это его реакция на слово «в порядке». Он употребил бы нечто типа «прекрасно», «отлично» или «замечательно».

— Конечно, Белла, именно так. Если все так классно, почему ты потеешь?

— Я не потею, — соврала я и отвернулась от его хмурого лица. Обернувшись к Эдварду я провела правой рукой по лбу, убирая доказательства.

— Ты беременна! — взорвался Чарли. — Ты беременна, да?

Хоть сам вопрос и предназначался мне, теперь Чарли свирепо мерил Эдварда взглядом, и могу поклясться, я видела, как его рука дернулась к пистолету.

— Нет! Конечно, я не беременна! — мне хотелось ткнуть Эдварда локтем под ребро, но я знала, что толку от этого не будет никакого, только синяк себе заработаю. Я ведь предупреждала Эдварда, что люди сразу же решат именно так! Какая еще может быть причина, чтобы выходить замуж в восемнадцать лет? (Его ответ заставил меня выпучить глаза от удивления, он ответил: «Любовь». Ага, конечно.) Чарли перестал свирепо сверкать глазами. Обычно по моему лицу было очень просто понять, когда я говорю правду, и он поверил мне.

— О. Прости.

— Извинения приняты.

Долгая пауза. Через некоторое время, я догадалась, что они ждут от меня речи. В полном ужасе, я посмотрела на Эдварда. Слов у меня не получалось, я просто не могла ничего сказать. Он улыбнулся мне, расправил плечи и повернулся к моему отцу.

— Чарли, я все перепутал. По традиции, первым мне следовало спросить тебя. Так получилось, и я вовсе не хотел демонстрировать тебе свое неуважение, но так как Белла уже сказала мне «да» и я не хочу лишать ее выбора в этом вопросе. Так что, вместо ее руки я прошу твое благословение. Чарли, мы собираемся пожениться. Я люблю ее больше всего на свете, больше жизни, и по чудесному совпадению, она разделяет мои чувства. Ты благословишь нас?

Он говорил так уверенно, так спокойно. Всего на долю секунды, прислушиваясь к абсолютной уверенности в его голосе, я испытала редкий момент понимания. Я моментально увидела, как окружающие воспринимают его. За один удар сердца, эта новость обрела смысл.

И тут я обратила внимание на Чарли, он смотрел на мое кольцо.

Я перестала дышать, пока его лицо меняло цвет — бледность сменилась краснотой, краснота фиолетовым оттенком, фиолетовый сменился синим, я уже поднялась к нему — не знаю, что именно я собиралась делать, может прием Хеймлиха применить, вдруг папа подавился чем-то, но Эдвард сжал мне руку и тихо так, что только я его слышала, прошептал:

— Дай ему время.

В этот раз тишина продолжалась дольше. И вот, постепенно, к Чарли вернулся его обычный цвет лица. Он поджал губы и нахмурился, это означало — «глубокая задумчивость». Он долго смотрел на нас, и я почувствовала как рядом расслабился Эдвард.

— Вообще-то я не очень и удивлен, — пробурчал Чарли. — Я знал, что скоро придется с чем-то подобным разбираться.

Я облегченно выдохнула.

— Ты уверена? — спросил Чарли, буравя меня взглядом.

— Насчет Эдварда, на все сто процентов, — ответила я уверенно.

— Замуж? Что за спешка? — он снова с подозрением прищурился.

Спешка из-за того, что я с каждым ужасным днем приближалась к своим девятнадцати годам, а Эдвард замер в своих прекрасных семнадцати. В принципе, не то чтобы этот факт в моей записной книжке означал свадьбу, но брак был необходим из-за некоторых деликатных и запутанных договоров между мной и Эдвардом, чтобы добраться до основной моей цели. Последняя ступень перед бессмертием.

Кое-что я не могла прямо рассказать Чарли.

— Чарли, мы вместе едем в Дартмут осенью, — напомнил Эдвард. — Я просто хочу сделать все правильно. Так меня воспитали. — пожал он плечами.

Он вовсе не преувеличил, во время Первой Мировой Войны мораль была другой.

Чарли скривил рот. Искал к чему бы прицепиться и возразить. Но что он мог сказать? «Поживите сначала в грехе?» Он был отцом и у него были связаны руки.

— Я так и знал, — пробурчал он хмуро себе под нос. Потом, внезапно его лицо лишилось всяких эмоций.

— Папа? — спросила я взволнованно. Я глянула на Эдварда, но не смогла прочесть его реакцию, его лицо, как и лицо Чарли ничего не выражало.

— Ха! — взорвался Чарли. Я подскочила на месте. — Ха, ха, ха!

Я недоверчиво смотрела на Чарли, он зашелся от смеха, весь трясся от хохота.

Я ждала, что Эдвард мне переведет, но его губы были крепко сжаты, словно и он сам пытался сдержать смех.

— Окей, отлично, — смог проговорить Чарли. — Женитесь. — И снова зашелся в приступе смеха.

— Но…


— Но, что? — спросила я.

— Но ты сама расскажешь все маме! Я ни слова не скажу Рене! Оставляю это право за тобой! — загоготал он.

Улыбаясь, я помедлила перед тем как позвонить в дверь. Конечно, тогда меня ужасно испугали его слова. Ужасный ультиматум — рассказать Рене. Ранние браки в ее черном списке стоят выше чем даже сварить щенков живьем.

Кто мог предвидеть ее ответ? Только не я. И не Чарли. Может быть Элис, но тогда я не догадалась спросить у нее.

— Ну, Белла, — сказала Рене после того как я заикаясь выдавила невозможные слова: «Мам, я вхожу замуж за Эдварда». — Я немного оскорблена, что ты так долго тянула с этим признанием. Билеты на самолет дорожают каждую неделю. Ох… — взволнованно закончила она. — Как думаешь, Филу к тому времени снимут гипс? Он испортит фото, если не будет одет в смокинг…

— Погоди. Мама, — удивленно заметила я. — Что ты имеешь в виду, ждала так долго? Я только что об-об… — я не смогла выдавить слово «обручилась». — все устроила, буквально сегодня.

— Сегодня? Правда? Удивительно. Я предполагала…

— Что ты предполагала? Когда ты предположила?

— Тогда, когда ты навещала меня в апреле, все кажется уже было решено, если ты понимаешь о чем я. Ты не умеешь ничего скрывать, милая. Но тогда я ничего тебе не сказала, потому что ничего хорошего из этих разговоров не вышло бы. Ты так похожа на Чарли. — вздохнула она обреченно. — Когда ты что-то решишь, спорить с тобой бесполезно. Конечно, точно как Чарли, ты всегда выполняешь свои обещания.

— Ты не повторяешь мои ошибки. Белла. Ты испугана, глупышка, и кажется, ты боишься меня, — Рене засмеялась. — Боишься, что я подумаю. И я знаю, что наговорила много всего о замужестве и глупости — и я вовсе не беру свои слова обратно — но ты должна понимать, что все что я говорила, больше всего подходит мне. Ты совершенно другой человек. Ответственность для тебя не проблема. Ты справишься с этой работой лучше многих сорокалетних моих знакомых. — Рене снова рассмеялась. — Моя маленькая взрослая девочка. К счастью, кажется, ты нашла вторую взрослую душу…

— Ты не … злишься? Ты не думаешь, что я совершаю огромную ошибку?

— Ну, конечно, я хотела бы, чтобы вы подождали еще пару лет. То есть, неужели я уже так стара, что похожа на тещу? Не отвечай. Сейчас разговор не обо мне, а о тебе. Ты счастлива?

— Я не знаю. Сейчас я словно парю отдельно от своего тела.

Рене хихикнула.

— Ты с ним счастлива, Белла?

— Да, но…

— Ты захочешь еще кого-то когда-нибудь?

— Нет, но…

— Тогда, что?

— Но, разве ты не собираешься сказать, что я говорю как любой другой увлеченный подросток?

— Милая, ты никогда не была подростком. Ты сама знаешь, что лучше для тебя.

Последние несколько недель Рене с головой окунулась в свадебные приготовления. Она часами разговаривала с матерью Эдварда Эсме по телефону. Проблем в общении между новыми родственниками не было. Рене обожала Эсме, но потом, я подумала, а кто сможет устоять перед моей очаровательной почти-свекровью.

Мне стало полегче. Семья Эдварда и моя семья вместе занялись приготовлением церемонии, мне не пришлось ни делать, ни знать, ни напрягаться ни думать слишком много о будущей свадьбе.

Чарли рвал и метал, конечно, но что самое прелестное, он был зол вовсе не на меня. Предательницей оказалась Рене. Он рассчитывал на ее поддержку, как на тяжелую артиллерию. Что он мог сделать сейчас, когда его последняя угроза — рассказать маме — лопнула? Ему нечем было крыть, и он это знал. Так что, он шатался по дому, и что-то бурчал о том, что в этом мире больше нельзя никому доверять…

— Пап? — позвала я, когда открыла дверь. — Я пришла.

— Погоди, Беллс, стой на месте.

— Чего? — спросила я, и машинально подчинилась.

— Дай секундочку. Больно. Элис, ты меня уколола.

Элис!?

— Прости. Чарли. — ответил испуганный голосок Элис. — Как он?



— Я его закапаю кровью.

— Ты в порядке. Даже не поцарапался — поверь мне.

— Что происходит? — спросила я, так и замерев на пороге.

— Тридцать секунд, Белла. Пожалуйста. — сказала Элис. — Твое терпение будет вознаграждено.

— Угу, — добавил Чарли.

Я, нервно стуча каблуками, сосчитала каждый удар, прежде чем вошла в гостиную.

— Ух, ты — поразилась я. — Хм, папа, не слишком ли ты …

— Глупо выглядишь? — перебил меня Чарли.

— Я думала скорее «благопристойно».

Чарли покраснел. Элис взяла его под локоть и медленно заставила его пройтись кругом, демонстрируя светло серый смокинг.

— Элис, хватит. Я выгляжу идиотом.

— Человек одетый под моим чутким руководством никогда не будет выглядеть идиотом.

— Папа, она права. Ты выглядишь потрясающе! Что за повод?

Элис закатила глаза.

— Это последняя примерка. Для вас обоих.

Я отвела взгляд от непривычно элегантного Чарли и заметила белый пакет, аккуратно разложенный на софе.

— А-А-А.

— Иди-ка в свое счастливое местечко, Белла. Все пройдет быстренько.

Я втянула воздуха побольше и закрыла глаза. Так с закрытыми глазами я поднялась к себе. Разделась до нижнего белья и вытянула руки.

— Будто я стану забивать тебе бамбуковые щепки под ногти, — бормотала Элис, следуя за мной.

Я не обращала на нее внимания. Я была в своем счастливом месте.

В моем счастливом месте, вся свадебная суета уже позади и успешно забыта.

Мы были одни, я и Эдвард. Место было неопределенным и постоянно менялось — это был то туманный лес, то закрытый облаками город, а то арктическая ночь — потому что Эдвард держал в секрете, где будет проходить наш медовый месяц, хотел сделать мне сюрприз. Но я не очень то волновалась по поводу того, где именно, будет проходит наш медовый месяц.

Эдвард и я были вместе, я полностью исполнила свою часть обещания. Я вышла за него замуж. Это самое важное. Но еще я приняла все его возмутительные подарки и записалась, правда все равно бесполезно, посещать Дартмутский колледж осенью. Теперь была его очередь.

Прежде чем он обратит меня в вампира — его большое обещание — он должен кое-что исполнить.

Эдвард так переживает о всем человеческом что я потеряю, у него мания на этот счет, он не хочет чтобы я что-то упустила из человеческих ощущений. Но я настаивала только на одном человеческом ощущении. Конечно же, это было то самое, о чем, по его мнению, мне лучше было забыть.

Вот в чем дело, я знаю, какой именно я стану, когда все закончится. Я видела новорожденных вампиров своими собственными глазами, и я слышала рассказы своих будущих родственников о их диких юных деньках. Несколько лет, большая часть моего сознания будет постоянно испытывать «жажду». Пройдет некоторое время, прежде чем я снова стану собой. И даже тогда, когда я научусь контролировать себя, никогда уже не смогу чувствовать так, как чувствую и ощущаю сейчас — страстно влюбленной человеческой девушкой.

Я хотела испытать все ощущения. Прежде чем обменяю свое теплое, хрупкое, управляемое гормонами тело на что-то красивое, сильное… и неизвестное. Я хотела настоящий медовый месяц с Эдвардом. И, несмотря на опасность, которой он так боялся меня подвергнуть, он согласился попробовать.

Я только неясно опасалась Элис, скольжения и прикосновения сатина к коже. Мне было все равно, пусть весь город обсуждает меня. Я не думала о спектакле, в котором мне совсем скоро придется сыграть. Я не волновалась, что наступлю на шлейф или засмеюсь в неподходящий момент. Не переживала, что я слишком молода или что вдруг засмущаюсь зрителей и даже не боялась пустого места, на котором должен был сидеть мой лучший друг.

В своем счастливом месте я была наедине с Эдвардом.



следующая страница >>

Смотрите также:
Книга Белла 2 Пролог 2 Глава 1 Обрученные 2 Глава 2 Длинная ночь 9 Глава 3 Большой день 15 Глава 4 Жест 20
6779.7kb.
39 стр.
Дион Форчун Мистическая Каббала
3700.55kb.
17 стр.
Книга первая 2 глава первая о боге 6 Глава вторая о христе 12 Глава третья о святом духе 22
2191.86kb.
22 стр.
Лекция 3 Кривая Филлипса и рациональные ожидания. Бланшар Глава 4 5 Глава 24. 2 Глава 25. 1
44.76kb.
1 стр.
В редакции Закона кр от 28 декабря 2006 года n 224 Глава I. Общие положения Глава II. Комплексная интегрированная система здравоохранения Кыргызской Республики Глава III. Организация предоставления комплексной интегрированной
739.76kb.
4 стр.
Книга жизнь продолжается 8 часть первая. Приключения приятные и не очень 8 глава нашествие 8 глава лурд 22
5444.03kb.
32 стр.
Вступление Глава I глава II
238.59kb.
1 стр.
Митотические хромосомы. 3 Глава Мейотические хромосомы. 6 Глава Цитогенетический мето
514.41kb.
4 стр.
Монтаж Глава Специфика и особенности телевизионного монтажа изображений Глава 2
227.6kb.
1 стр.
Глава Проведение Московской конференции конца сентября – начала октября 1941 г. Глава Результаты трехсторонних переговоров и роль Московской конференции в создании антигитлеровской коалиции заключение примечания список источников и
537.04kb.
3 стр.
Защита и автоматика глава 1 защита электрических сетей напряжением до 1 кв область применения, определения
1500.22kb.
5 стр.
Уроки: глава I: Богатый папа, бедный папа глава II урок 1: Богатые не работают за деньги
2535.51kb.
12 стр.