Главная страница 1 ... страница 35страница 36страница 37страница 38страница 39

Глава 38 Сила


— Челси пытается разрушить нашу привязанность друг к другу, — прошептал Эдвард, — но она не может ничего нащупать, она не чувствует ее, — он мельком взглянул на меня, — Это ты ей мешаешь?

Я злорадно ухмыльнулась: — И не только ей.

Внезапно Эдвард метнулся в сторону от меня, протягивая руку в сторону Карлайла. В тот же миг, я почувствовала более сильный удар по щиту в том месте, где он прикрывал Карлайла. Это было не болезненно, но все же не приятно.

— Карлайл? Ты в порядке? — задыхаясь, в отчаянии спросил Эдвард.

— Да. А в чем дело?

— Джейн, — ответил Эдвард.

В тот момент, когда он произнес ее имя, дюжина точечных ударов одновременно обрушилась на щит, целясь в двенадцать ярких пятен. Я сосредоточилась, проверяя целостность щита. Кажется, Джейн было не по силам пронзить его. Я быстро осмотрелась, все были невредимы.

— Невероятно, — сказал Эдвард.

— Почему они не дожидаются решения? — прошипела Таня.

— Обычная процедура, — жестко ответил Эдвард, — они, как правило, заранее выводят обвиняемых из строя, чтобы те не смогли сбежать.

Я взглянула на Джейн, которая, не веря своим глазам, в ярости смотрела на нас. Я была абсолютно уверена, что она никогда не встречала никого кроме меня, кто мог бы устоять перед ее сжигающей атакой.

Пусть это было немного по-детски. Но я знала, что Аро потребуется примерно полсекунды, чтобы понять — если он уже не догадался — что мой щит более мощен, чем это было известно Эдварду. На моем лбу уже красовалась огромная мишень, так что не имело никакого смысла делать тайну из своих способностей. Поэтому я ухмыльнулась широкой самодовольной улыбкой в лицо Джейн.

Ее глаза сузились, и я почувствовала давление нового удара, на сей раз направленного на меня.

Я улыбнулась еще шире, показывая зубы.

С губ Джейн сорвался громкий разъяренный визгливый вопль. Все подскочили, даже вымуштрованная охрана. Все, кроме совещавшихся великих бессмертных, которые не удостоили происходящее более чем мимолетным взглядом. Ее близнец поймал ее за руку, поскольку она уже присела для прыжка.

Румыны в предвкушении захихикали.

— Говорил я тебе, что пришло наше время, — сказал Владимир Стефану.

— Вы только посмотрите на лицо этой ведьмы, — захохотал Стефан.

Алек успокаивающе погладил плечо сестры, а потом обнял ее одной рукой. Он повернулся к нам, его лицо было невероятно гладким, практически ангельским.

Я ждала какого-то давления, хоть какого-нибудь признака его нападения, но я ничего не чувствовала. Он продолжал сосредоточенно смотреть на нас. Он нападает? Проникает ли он сквозь мой щит? Не являюсь ли я единственной, кто еще видит его? Я крепко схватила Эдварда за руку.

— Ты в порядке? — выдохнула я.

— Да, — прошептал он.

— Алек атакует?

Эдвард кивнул, — Его дар действует медленнее, чем у Джейн. Он постепенно наползает. Коснется нас через несколько секунд.

Как только я поняла, что надо искать, я тут же увидела это.

Странный прозрачный туман медленно сочился сквозь снег практически невидимый на белом. Это напомнило мне мираж — едва искаженное видение, легкое дрожание. Я толкнула свой щит вперед, подальше от Карлайла и всех остальных, опасаясь, что крадущийся туман окажется слишком близко в момент нападения. Что делать, если он проникнет через мою неосязаемую защиту? Придется бежать?

Под ногами раздался низкий грохочущий звук, и внезапный порыв ветра превратил снегопад в редкие снежинки между нами и Волтури. Бенджамин тоже видел наплывающую угрозу, и пытался сдуть туман в сторону от нас. Благодаря снегу было понятно, куда сдувал его ветер, но на туман это никак не повлияло. Это было так, будто воздушный поток бесследно протекал через тень; тень была неуязвима.

Совещавшаяся троица наконец-то отвлеклась друг от друга, когда с невыносимым стонущим звуком посередине поляны длинным зигзагом пролегла глубокая, узкая трещина. На какой-то момент земля приподнялась под моими ногами. Сугробы снега обрушились в расщелину, но туман по-прежнему скользил поверх нее, неподвластный гравитации, также как и ветру.

Аро и Кайус широко раскрытыми глазами уставились на разверзнувшуюся землю. Маркус смотрел в том же направлении абсолютно равнодушно.

Они молча ждали, когда туман достигнет нас. Ветер завыл громче, но не изменил направление тумана. Теперь Джейн улыбалась.

А потом туман ударился об стену.

Я почувствовала это, как только он коснулся моего щита — у тумана был плотный, чересчур сладкий аромат, смутно напомнивший мне ощущение онемения от Новокаина.

Туман вился вверх в поисках бреши или проема в щите. Но ничего не находил. Ищущие щупальца тумана, обхватывая мой щит со всех сторон в попытках проникнуть внутрь, наглядно показывали его невероятные размеры.

С обеих сторон ущелья, сотворенного Бенджамином, послышались вздохи.

— Отлично, Белла! — тихо одобрил Бенджамин.

Я улыбнулась в ответ.

Я видела суженные глаза Алекса, сомнение, впервые появившееся на его лице, пока его туман безвредно кружил по границам моего щита.

И в этот момент я поняла, на что я способна. Очевидно, что теперь я на первом месте в списке смертников, но пока я держусь, мы более чем равны по силе с Волтури. У нас также все еще есть Зафрина и Бенджамин, а с их стороны никакой сверхъестественной поддержки. Пока я держусь.

— Мне необходима концентрация, — шепнула я Эдварду, — когда дойдет до рукопашной, мне будет сложно держать щит вокруг всех наших.

— Я прикрою тебя.

— Нет. Ты должен добраться до Деметрия. Зафрина будет их сдерживать подальше от меня.

Зафрина торжественно кивнула.

— Никто ее не тронет, — пообещала она Эдварду.

— Я бы сама хотела разобраться с Джейн и Алеком, но от меня здесь будет больше пользы.

— Джейн моя, — зашипела Кейт, — ей следует попробовать вкус ее собственного снадобья.

— Алек задолжал мне очень много жизней, но мне хватит его одного, — зарычал с другой стороны Владимир, — Он мой.

— Мне нужен только Кайус, — спокойно сказала Таня.

Другие тоже начали разбирать противников по себе, но были быстро прерваны.

Аро, спокойно смотревший на бесполезный туман Алека, наконец заговорил.

— До того, как мы проголосуем, — начал он.

Я зло встряхнула головой. Мне надоели эти загадки. Жажда крови вновь загоралась во мне, и я жалела, что мне придется спокойно стоять, чтобы помочь другим. Я хотела драки.

— Позвольте мне напоминать вам, — продолжил Аро, — какое бы ни было решение совета, мы должны избежать насилия.

Эдвард рыкнул в мрачной усмешке.

Apo печально взглянул на него, — Для нашего вида будет прискорбной утратой потеря любого из вас. Особенно тебя, юный Эдвард, и твоей новорожденной подруги. Волтури были бы рады приветствовать многих из Вас в своих рядах. Белла, Бенджамин, Зафрина, Кейт, перед Вами много возможностей. Оцените их.

Челси пыталась посеять в нас сомнение, но была бессильна против моего щита. Аро пристально вглядывался в наши полные решимости глаза, ища любой признак колебания. Но, судя по выражению его лица, никто не поддался.

Я знала, что он отчаянно пытался удержать Эдварда и меня, пленив нас так же, как надеялся покорить Элис. Но у этой битвы будет слишком большой размах. Он не победит, пока я жива. Я была отчаянно рада, что настолько сильна, что не оставила ему никакого другого выхода, кроме как убить меня.

— Что ж, перейдем к голосованию, — сказал он с очевидным нежеланием.

Кайус заговорил с нетерпеливой поспешностью, — Ребенок — неизвестное существо. Нет никакой причины позволить такому риску существовать. Он должен быть уничтожен, вместе со всеми, кто защищает его.

Он выжидающе улыбнулся.

Я подавила вопль вызова, рвущийся в ответ на его жестокую ухмылку.

Маркус поднял свои равнодушные глаза, казалось, что он смотрит мимо нас, высказывая свое мнение.

— На данный момент я не вижу никакой опасности. Ребенок вполне безопасен. Мы всегда можем переоценить ситуацию позже. Предлагаю, разойтись миром.

Его голос был еще более слабым, чем еле слышные вздохи его братьев.

Но никто из охраны не расслабился после его слов. Кайус по-прежнему самодовольно усмехался. Это было так, будто Маркус не произнес ни слова.

— Видимо, за мной решающий голос, — размышлял Аро.

Внезапно, Эдвард замер около меня.

— Да! — прошипел он.

Я рискнула посмотреть на него. Его лицо озарилось выражением триумфа, который я не могла понять — это было выражение, которое могло бы быть на лице ангела разрушения, смотрящего на пылающий внизу мир. Прекрасно и ужасающе.

Охрана отреагировала на это недовольным бормотанием.

— Аро? — позвал Эдвард, почти крича, с нескрываемой победой в голосе.

Аро на секунду заколебался, тревожно оценивая этот новый настрой, прежде чем ответил, — Да, Эдвард? Ты хочешь что-то добавить…?

— Возможно, — вкрадчиво ответил Эдвард, сдерживая свое необъяснимое возбуждение, — Для начала могу я уточнить один момент?

— Конечно, — подняв брови, сказал Аро, в его голосе был только вежливый интерес. Я сцепила зубы; Аро никогда не бывает более опасен, чем когда проявляет великодушие.

— Та опасность, которая, по вашему мнению, исходит от моей дочери, вызвана тем, что мы не можем предугадать ее дальнейшее развитие? В этом основная причина?

— Да, Эдвард, мой друг, — согласился Аро, — Если бы мы точно знали…будь у нас уверенность в том, что она сможет скрывать свою суть от человеческого мира, не подвергая опасности разоблачения наш мир …, - он замолчал, пожимая плечами.

— Стало быть, если бы мы только могли знать наверняка, — предложил Эдвард, — кем точно она станет … необходимости в совете не было бы вообще?

— Если бы был какой-нибудь способ быть абсолютно уверенным, — согласился Аро, его еле слышный голос стал чуть более пронзительным. Он не понимал, к чему клонит Эдвард. И я тоже. — Тогда, безусловно, нам не о чем было бы спорить.

— И мы бы расстались в мире, вновь хорошими друзьями? — с легкой иронией спросил Эдвард.

Еще более пронзительно, — Конечно, мой юный друг. Ничто бы не обрадовало меня больше.

Эдвард торжествующе ухмыльнулся, — Тогда у меня есть, что добавить.

Глаза Аро сузились, — Она абсолютно уникальна. Ее будущее — это всего лишь предположения.

— Не абсолютно уникальна, — не согласился Эдвард, — Безусловно, случай очень редкий, но она не одна в своем роде.

Я изо всех сил боролась с шоком, с внезапной ожившей надеждой, поскольку это могло отвлечь меня. Мутный туман все еще клубился по краям моего щита. И как только я попыталась вновь сфокусироваться, я опять почувствовала давление чего-то острого на свою защиту.

— Аро, не мог бы ты попросить Джейн перестать атаковать мою жену? — вежливо спросил Эдвард, — мы все еще обсуждаем доказательства.

Аро поднял руку, — Хватит, моя дорогая. Давайте выслушаем его.

Давление исчезло. Джейн оскалилась на меня, я не смогла ответить ей тем же.

— Почему бы тебе не присоединиться к нам, Элис? — громко позвал Эдвард.

— Элис, — шокировано прошептала Эсме.

Элис!

Элис, Элис, Элис!



— Элис! Элис! — услышала я возгласы вокруг меня.

— Элис, — выдохнул Аро.

Облегчение и неистовая радость нахлынули на меня. Потребовалась вся моя воля, чтобы удержать щит на месте. Туман Алека все еще скользил по нему в поисках слабины, и Джейн бы тут же увидела прорехи.

А потом я услышала, как они бегут через лес, летят, сокращая дистанцию настолько быстро, насколько это было возможно, не сбавляя скорость.

Обе стороны замерли в ожидании. Свидетели со стороны Волтури хмурились в замешательстве.

А потом Элис танцующей походкой вышла на поляну с юго-запада, и я с трудом стояла на ногах от счастья, что я вновь могу видеть ее лицо. Джаспер держался всего в нескольких дюймах от нее, его проницательный взгляд на этот раз был жестким. Следом за ними бежали трое незнакомцев, первой была высокая мускулистая женщина с растрепанными темными волосами — очевидно Качири. Она тоже вся была какая-то удлиненная, как и остальные Амазонки, в ней это проявлялось даже больше, чем в остальных. Второй была вампирша с оливковой кожей, ее черные волосы были заплетены в длинную косу, покачивавшуюся у нее за спиной. Ее глубокие глаза цвета бургунди нервно метались, осматривая напряженную ситуацию перед ней.

Последним был молодой человек…не такой быстрый, не такой легкий в своем беге. Его кожа была насыщенного темно-коричневого цвета. Его глаза бегло скользили по собравшимся, они были карими, теплого цвета тикового дерева. Его черные волосы также были заплетены в косу, как и у женщины, но не в такую длинную. Он был очень красив.

Как только он приблизился к нам, новый звук вызвал волну шока, прокатившуюся по наблюдавшим вампирам — звук еще одного сердцебиения, усилившегося от нервного напряжения.

Элис легко перепрыгнув через рассеивающийся туман, охватывающий мой щит, подошла и остановилась возле Эдварда. Я потянулась к ней, чтобы коснуться ее руки, то же самое сделали Эдвард, Эсме, Карлайл. Не было никакой возможности поприветствовать ее иначе. Джаспер и остальные последовали за ней через щит.

Вся охрана с большим интересом наблюдала, как прибывшие без труда пересекают невидимую границу моего щита. Крепыши вроде Феликса, и он в том числе, уставились на меня со внезапной надеждой. Они не могли знать точно, что именно может задерживать мой щит, но теперь для них было очевидно, что он беззащитен перед физическим нападением. Как только Аро отдаст приказ, они молниеносно бросятся в атаку, и я буду их единственной целью. Я гадала, скольких из них сможет ослепить Зафрина, и насколько это сможет их замедлить. Достаточно ли будет времени Владимиру и Кейт, чтобы вывести из строя Алека и Джейн? Это было все, о чем я могла просить.

Эдвард, не смотря на то, что был сосредоточен на удачном исходе, к которому он вел, застыл в ярости в ответ на их мысли. Однако он взял себя в руки и снова обратился к Аро.

— Все эти недели Элис искала своих свидетелей, — сказал он, — И она вернулась не с пустыми руками. Элис, почему бы тебе не представить свидетелей, которых ты привела?

Кайус зарычал, — Время для свидетельствований прошло! Говори свое решение, Аро!

Аро поднял один палец, призывая брата замолчать, его глаза неотрывно смотрели на Элис.

Элис шагнула вперед и представила незнакомцев, — Это — Хайлин и ее племянник, Науэль.

Слышать ее голос было так…так, как будто она никогда не покидала нас.

Глаза Кайуса сузились, когда Элис назвала отношения между Хайлин и Науэлем. Свидетели Волтури зашептались между собой. Мир вампиров изменялся, и все это понимали.

— Говори, Хайлин, — приказал Аро, — расскажи нам то, ради чего вас привели сюда.

Невысокая женщина нервно взглянула на Элис. Элис ободряюще кивнула ей, а Качири положила свою длинную руку на маленькое плечо вампирши.

— Меня зовут Хайлин, — представилась женщина на внятном английском, но со странным акцентом. Когда она продолжила, стало понятно, что она готовилась, чтобы рассказать эту историю. Звучала она так будто старая сказка, — полтора века назад я жила со своими соплеменниками в племени Мапуче. Мою сестру звали Пиир. Наши родители назвали ее в честь снега в горах из-за ее очень светлой кожи. Она была очень красива — слишком красива. Однажды она рассказала мне об ангеле, которого встретила в лесах, и который приходил к ней ночью. Я предостерегла ее, — Хайлин мрачно покачала головой, — как будто синяки на ее теле не были достаточным предупреждением. Я знала, что это Демон смерти из наших легенд, но она не стала меня слушать. Она была околдована.

Потом, когда она была уверена, что в ней растет ребенок темного ангела, она рассказала мне об этом. Я не стала отговаривать ее от побега из племени, я знала, что наши родители согласятся с тем, что ребенка надо уничтожить, и Пиир вместе с ним. Я ушла вместе с ней в самую чащу леса. Она долго искала своего демона в ангельском обличии, но так и не нашла. Я заботилась о ней, охотилась для нее, когда она совсем ослабела. Она ела сырое мясо, пила кровь животных. Мне стало совершенно ясно, кого именно она вынашивает внутри себя. Я лишь надеялась, что мне удастся сохранить ей жизнь до момента, когда я смогу убить монстра.

Но она любила этого ребенка внутри нее. Она назвала его Науэлем, как дикую лесную кошку, после того как он стал сильнее и стал ломать ей кости — и все равно она любила его.

Я не смогла спасти ее. Когда ребенок вырвался из нее наружу, она быстро умерла, все это время умоляя о том, чтобы я заботилась о ее Науэле. Это было ее последнее желание, и я согласилась.

Он укусил меня сразу же, как только я вынула его из ее тела. Я уползла подальше в джунгли, чтобы умереть там. Далеко уползти мне не удалось — боль была слишком сильной. Но он нашел меня. Новорожденный младенец сам пробрался через густой подлесок, чтобы остаться возле меня. Когда боль утихла, я увидела его свернувшегося во сне рядом со мной.

Я заботилась о нем, пока он не научился охотиться самостоятельно. Мы охотились в деревнях, окружающих наш лес, но всегда были только вдвоем, сами по себе. Мы никогда не покидали наш дом. Но Науэль захотел увидеть ребенка здесь.

Хайлин опустила голову, когда закончила свой рассказ и отступила назад, частично спрятавшись за спиной Качири.

Губы Аро сжались в линию. Он уставился на темнокожего юношу.

— Науэль, тебе сейчас сто пятьдесят лет? — с сомнением спросил он.

— Плюс-минус десятилетие, — ответил он ясным, очаровательно теплым голосом, — мы не считаем.

— И в каком возрасте ты стал взрослым?

— Спустя приблизительно семь лет после моего рождения я стал совершенно взрослым.

— И с тех пор ты не менялся?

Науэль пожал плечами, — Нет, я не заметил.

Я почувствовала, как дрожь пробежала по телу Джейкоба. Я не могла сейчас думать об этом. Я дождусь, когда опасность исчезнет и смогу сосредоточиться.

— Чем питаешься? — с нажимом спросил Аро, вопреки самого себя проявляя любопытство.

— В основном кровью, но могу есть и человеческую пищу. Сойдет вполне для выживания. В основном кровь, но могу есть и человеческую пищу. Сойдет вполне для выживания. Говориться совершенно взрослым, мы не считаем за спиной Качири.

— Ты смог создать бессмертную? — Аро жестом указал на Хайлин, и в его голосе опять послышалась уверенность. Я сконцентрировалась на своем щите; возможно, Аро ищет новый повод.

— Да, но никто из остальных этого не может.

Шокированный ропот пробежал по всем собравшимся.

Брови Аро взлетели вверх, — Остальные?

— Мои сестры, — Науэль снова пожал плечами.

На мгновение у Аро был совершенно дикий взгляд, но потом он взял себя в руки.

— Не расскажешь ли нам остальную часть своей истории, видимо, там есть еще кое-что.

Науэль нахмурился.

— Через несколько лет после смерти моей матери объявился мой отец, он искал меня, — его красивое лицо исказилось, — он был рад тому, что нашел меня, — судя по тону Науэля он не разделял чувства своего отца, — У него было еще две дочери, но сыновей больше не было. Он рассчитывал, что я присоединюсь к нему, как это сделали они. Он был удивлен, что я не одинок. Мои сестры не обладают ядом, но зависит ли это от пола, или это случайность….кто знает. У меня уже была семья с Хайлин, и он меня не заинтересовал, — интонацией он придал иное значение последнему слову, — возможными переменами. Я вижу его время от времени. Теперь у меня еще одна сестра, она повзрослела где-то десять лет назад.

— Имя твоего отца? — спросил Кайус сквозь сжатые зубы.

— Джохэм, — ответил Науэль, — он считает себя ученым. Он думает, что создает новую сверх-расу.

Науэль даже не пытался скрыть отвращение в своем голосе.

Кайус взглянул на меня. — Твоя дочь. Она ядовита? — требовательно спросил он.

— Нет, — ответила я. Голова Науэля вскинулась от вопроса Кайуса, и теперь взгляд его карих глаз вцепился в мое лицо.

Кайус ждал одобрения от Аро, но Аро был слишком занят своими собственными мыслями. Он, сжимая губы, внимательно посмотрел сначала на Карлайла, потом на Эдварда и, наконец, его глаза замерли на мне.

Кайус зарычал, — Сначала мы разберемся с этим отклонением здесь, а затем отправимся на юг, — убеждал он Аро.

Аро долго напряженно всматривался в мои глаза. Я понятия не имела, что он искал в них или что нашел, но после того, как он мерил меня взглядом в течение этого долгого момента, в его лицо что-то изменилось, лишь намек в чертах его лица, но я поняла, что Аро принял свое решение.

— Брат, — мягко обратился он к Кайусу, — Здесь нет никакой опасности. Безусловно, это необычная мутация, но я не вижу в ней угрозы. Похоже, что эти полувампиры очень похожи на нас.

— Это твое решение? — спросил Кайус.

— Да.


Кайус нахмурился, — А этот Джохэм? Этот бессмертный, столь увлеченный экспериментами?

— Видимо, нам придется побеседовать с ним, — согласился Аро.

— Остановите Джохэма, если хотите, — решительно сказал Науэль, — но не трогайте моих сестер. Они не виновны.

Аро важно кивнул. А потом повернулся к своей гвардии с теплой улыбкой.

— Дорогие мои, — воззвал он к ним, — сегодня мы не будем сражаться.

Охрана дружно кивнула и расслабленно выправилась, сменив свои позы готовности к атаке. Туман стремительно рассеивался, но я продолжала держать щит на случай, если все это было еще одной уловкой.

Я анализировала выражения их лиц, когда Аро опять повернулся к нам. На его лицо замерло обычное милостивое выражение, но на этот раз я почувствовала, что за этим выражением больше ничего не кроется. Как будто все его планы и интриги исчезли. Кайус был явно в бешенстве, но теперь его ярость была обращена на своих; он был покорен, его поставили на место. Маркус выглядел…скучающим; на самом деле по-другому и нельзя описать выражение его лица. Дисциплинированная охрана не выражала никаких эмоций. Среди них невозможно было выделить отдельных представителей, они представляли собой одно целое. Все они стояли выстроившись, готовые к отбытию. Свидетели Волтури все еще выражали беспокойство, один за другим они уходили, расстворясь в лесах. Чем меньше их становилось, тем с большей скоростью исчезали оставшиеся. Вскоре они все ушли.

Аро протянул нам руки практически в извиняющемся жесте. Позади него основная часть охраны, а также Кайус, Маркус и безмолвствующие, таинственные жены быстро скользили вдаль все в том же строгом, нерушимом порядке. Только трое, которые, видимо, были личными охранниками Аро, остались рядом с ним.

— Как я рад, что все разрешилось без насилия, — сладко произнес он, — Мой дорогой Карлайл, как я рад, что вновь могу назвать тебя другом. Я надеюсь, что вы не держите на меня зла. Я знаю, что вы с пониманием относитесь к тому нелегкому бремени, что лежит на наших плечах.

— Иди с миром, Аро, — натянуто ответил Карлайл, — Пожалуйста, помни, что мы имеем право на свое инкогнито здесь, и пусть твоя гвардия воздержится от охоты в этом регионе.

— Конечно же, — уверил его Аро, — Мне очень жаль, что теперь я заслужил твое неодобрение, мой дорогой друг. Возможно, со временем ты простишь меня.

— Возможно, со временем, если ты докажешь, что вновь являешься нашим другом.

Аро склонил голову, изображая раскаяние, и через секунду, буквально только что отвернувшись от нас, он уже скользил в противоположном направлении. Мы в молчании наблюдали, как последние четверо из Волтури исчезают в деревьях.

Было очень тихо. Я все еще держала свой щит.

— Все кончено, на самом деле? — прошептала я Эдварду.

Он широко улыбнулся, — Да. Они сдались. Как и все задиры, они всего лишь трусы, прикрывающиеся своим чванством, — Он засмеялся.

Элис смеялась вместе с ним, — Ну, серьезно, народ. Они не вернутся. Все могут расслабиться.

Еще одна минута затишья.

— Опять не повезло, — пробормотал Стефан.

И тут всех прорвало.

Посыпались поздравления. Оглушающий многоголосый вой заполнил поляну. Мэгги похлопывала Сиобан по спине. Розали и Эмметт снова поцеловались — на этот дольше и более пылко, чем прежде. Бенджамин и Тиа заключили друг друга в объятия, также как и Кармен с Элиазаром. Эсме крепко обнимала Элис и Джаспера. Карлайл горячо благодарил южноамериканских гостей, спасших нас всех. Качири стояла рядом с Зафриной и Сенной, их пальцы были тесно переплетены. Гарретт, схватив Кейт, кружил ее над землей.

Стефан сплюнул на снег, Владимир с кислым выражением лица сжимал зубы.

А я почти вскарабкавшись на спину огромного красно-коричневого волка, стянула с него свою дочку и крепко прижала к груди. В ту же секунду нас уже обнимали руки Эдварда.

— Несси, Несси, Неси, — напевала я.

Джейкоб рассмеялся своим громким лающим смехом и ткнул меня носом в спину.

— Заткнись, — пробормотала я.

— Я остаюсь с тобой? — настойчиво спросила Несси.

— Навсегда, — пообещала я ей.

Теперь у нас была вечность вместе. И с Несси все будет в порядке, она будет здоровой и сильной. И, как 150-летний полувампир Науэль, она всегда будет молодой. И мы всегда будем все вместе.

Счастье будто взорвалось во мне, настолько быстро, настолько сильно, что мне казалось, я могу умереть от него.

— Навсегда, — повторил Эдвард мне на ухо.

Я не могла больше говорить. Я подняла голову и поцеловала его с такой страстью, которая могла бы воспламенить целый лес. И я бы не заметила этого.



<< предыдущая страница   следующая страница >>

Смотрите также:
Книга Белла 2 Пролог 2 Глава 1 Обрученные 2 Глава 2 Длинная ночь 9 Глава 3 Большой день 15 Глава 4 Жест 20
6779.7kb.
39 стр.
Дион Форчун Мистическая Каббала
3700.55kb.
17 стр.
Книга первая 2 глава первая о боге 6 Глава вторая о христе 12 Глава третья о святом духе 22
2191.86kb.
22 стр.
Лекция 3 Кривая Филлипса и рациональные ожидания. Бланшар Глава 4 5 Глава 24. 2 Глава 25. 1
44.76kb.
1 стр.
В редакции Закона кр от 28 декабря 2006 года n 224 Глава I. Общие положения Глава II. Комплексная интегрированная система здравоохранения Кыргызской Республики Глава III. Организация предоставления комплексной интегрированной
739.76kb.
4 стр.
Книга жизнь продолжается 8 часть первая. Приключения приятные и не очень 8 глава нашествие 8 глава лурд 22
5444.03kb.
32 стр.
Вступление Глава I глава II
238.59kb.
1 стр.
Митотические хромосомы. 3 Глава Мейотические хромосомы. 6 Глава Цитогенетический мето
514.41kb.
4 стр.
Монтаж Глава Специфика и особенности телевизионного монтажа изображений Глава 2
227.6kb.
1 стр.
Глава Проведение Московской конференции конца сентября – начала октября 1941 г. Глава Результаты трехсторонних переговоров и роль Московской конференции в создании антигитлеровской коалиции заключение примечания список источников и
537.04kb.
3 стр.
Защита и автоматика глава 1 защита электрических сетей напряжением до 1 кв область применения, определения
1500.22kb.
5 стр.
Уроки: глава I: Богатый папа, бедный папа глава II урок 1: Богатые не работают за деньги
2535.51kb.
12 стр.