Главная страница 1страница 2страница 3 ... страница 9страница 10

предпосылках возникновения человеческой речи, если мы не рассмотрим более

или менее детально некоторых особо важных свойств этого субстрата.

Особый интерес в этом отношении представляет способность живых

организмов к отражению окружающей действительности, поскольку, как мы

увидим в дальнейшем, эта способность является основой человеческой

коммуникации, осуществляемой средствами языка


СПОСОБНОСТЬ ОТРАЖЕНИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ
Способность отражения окружающего мира наиболее ярко проявляется у

живых существ. Однако современная наука пришла к выводу, что это свойство

живой материи имеет более глубокую основу. На диалектико-материалистической

основе этот вопрос был поставлен В. И. Лениным. В своем труде «Материализм

и эмпириокритицизм» Ленин высказал мысль, что всей материи присуще

родственное ощущению свойство отражения [37, 80—81].<13>

Отражение усматривается в любом акте взаимодействия. Когда

сталкиваются, скажем, два абсолютно упругих шара, то один шар, ударяющий с

определенной силой другой шар, передает последнему какое-то количество

энергии и выражает свое состояние через изменение энергии и направление

движения второго шара. Получив определенное количество энергии, второй шар

отражает состояние воздействовавшего на него предмета, состояние первого

шара [42, 10—11]. Однако на уровне механики отражение крайне просто и

элементарно. Любое воздействие, испытываемое телом, выражается в нем в

механических характеристиках: массе, скорости, силе, инерции, направлении и

т. д. Оно носит эпизодический и случайный характер, результат

взаимодействия — отраженное изменение, «след» или информация — не

закрепляется и бесследно исчезает через некоторый промежуток времени.

Отражение в этих случаях не локализовано и диффузно [42, 12—13].

Более сложной является так называемая физическая форма отражения. В

каждом акте физического взаимодействия тело участвует как органическое

целое и в то же время как совокупность большого числа молекул. Внешнее

воздействие дробится на отдельные элементарные отраженные изменения,

которые одновременно объединяются в целостные изменения тела. В

соответствии со структурным характером субстрата отражения «след»

приобретает расчлененный, дифференцированный структурный вид. На уровне

физической формы движения отражение становится локализованным.

Вместе с тем физическая форма отражения имеет также ограниченный

характер. В процессе реакции происходит переделка внешнего воздействия в

соответствии с собственной природой тела. Адекватно воспроизводятся те

стороны воздействующего объекта, которые присущи субстрату отражения.

Напротив, когда взаимодействуют качественно разнородные объекты, происходит

переход одной формы в другую — например, теплоты в электричество, —

вследствие чего внутреннее сходство отражения и оригинала становится

отдаленным [42, 13—15]. Еще большее качественное многообразие приобретает

отражение на уровне химической формы движения. В химическом элементе

заложена способность изменяться под влиянием воздействующего вещества и в

соответствии с его природой. В процессе химической реакции возникает новое

качество. Поэтому сохранение и накопление отраженных изменений происходит

посредством закрепления этих изменений новым качеством [42, 15].

Наличие отражательной способности у тел неживой природы подготовляет

таким образом появление раздражимости и ощущения, которые возникают у живой

материи.

Отражение внешнего мира у животных и человека происходит на базе живой

материи, вследствие чего оно приобретает особые специфические черты,

которые состоят в следующем:<14>

1) Отражение приобретает особенно развитый вид, поскольку живое

вещество обладает очень богатыми и сложными свойствами.

2) В неживой природе отражение слито с общим процессом взаимодействия

предмета со средой. У живого вещества обособляется и специализируется

особый вид отражения, отличный от ассимиляции и диссимиляции. Основной и

специальной функцией этого вида отражения является сигнализация об

изменениях внешней среды.

3) Отражение организмами внешних условий не имеет самодовлеющего

значения и выполняет функции средства приспособления к среде [42, 25].

4) С образованием живого белка возникает качественно новая форма

отражения — раздражимость, из которой в ходе развития живых организмов

выходят еще более высокие формы — ощущение, восприятие, представление,

мышление.

Формы отражения, наблюдающиеся в области неживой природы, отличаются

поразительным однообразием и постоянством, например, взаимодействие двух

сталкивающихся между собой твердых тел или взаимодействие вступающих в

соединение химических элементов на протяжении огромных промежутков времени

остаются в сущности одними и теми же. Здесь нет таких явлений, как

взаимодействие тела и окружающей среды, приспособление тела к окружающей

среде и т.п. Совершенно иные взаимоотношения существуют в области живой

природы. В качестве основного закона развития органической природы

выступает закон единства организма и условий его существования. Внешняя

среда является самым важным фактором, определяющим природу живого

организма. Приспособленность животного организма к условиям его

существования является здесь выражением соответствия функций и строения

организма и всех его органов данным условиям внешней среды. Изменение

условий существования с необходимостью вызывает изменение функций

организма, появление новых по своей сути реакций приспособления.

Таким образом, стремление существовать, борьба за самосохранение,

наблюдаемые в области органической природы, превращаются в мощный стимул,

вызывающий необходимость приспособления к окружающей среде.

В свою очередь, изменение окружающей среды выступает часто как причина

появления у организма новых свойств и качеств. Стремление приспособиться к

окружающей среде часто ведет к появлению более совершенных форм живых

организмов. Поясним это положение на некоторых конкретных примерах.

На самой низшей ступени животного царства, замечает И. М. Сеченов,

чувствительность является равномерно разлитой по всему телу, без всяких

признаков расчленения и обособления в органы [56, 413]. Так, например, у

таких низших организмов, как медузы, нервные клетки обладают примитивной

универсальностью. Одни и те же нервные клетки способны различать

химические, температурные и механические раздражители. Там, где

чувст<15>вительность равномерно разлита по всему телу, она может служить

последнему только в том случае, когда влияние из внешнего мира действует на

чувствующее тело непосредственным соприкосновением.

На каком-то этапе развития, который современная биологическая наука не

может указать с точностью, раздражимость, т. е. элементарное

физиологическое средство приспособления организма к внешней среде,

становится недостаточной, поскольку организм попадает в какие-то иные

условия существования.

Эта слитная форма начинает все более и более расчленяться в отдельные

организованные системы движения и чувствования: место сократительной

протоплазмы занимает теперь мышечная ткань, а равномерно разлитая

раздражительность уступает место определенной локализации чувствительности,

идущей рядом с развитием нервной системы. Еще далее чувствительность

специализируется, так сказать, качественно — появляется распадение ее на

так называемые системные чувства (чувство голода, жажды, половое,

дыхательное и пр.) и на деятельность высших органов чувств (зрение,

осязание, слух и пр.) [56, 413—414].

В процессе развития живых существ ощущение обычно возникает тогда,

когда организм стал способным дифференцировать раздражители не только по

интенсивности, но и по качеству. «Дальнейший шаг в эволюции чувствования,—

замечает И. М. Сеченов,— можно определить как сочетанную или

координированную деятельность специальных форм чувствования между собою и с

двигательными реакциями тела. Если предшествующая фаза состояла из

группировки в разных направлениях единиц чувствования и движения, то

последующая заключается в группировке (конечно, еще более разнообразной)

между собой этих самых групп. Вооруженное специфически различными орудиями

чувствительности, животное по необходимости должно получать до крайности

разнообразные группы одновременных или ряды последовательных впечатлений, а

между тем и на этой степени развития чувствование, как целое, должно

остаться для животного орудием ориентирования в пространстве и во времени,

притом ориентирования, очевидно, более детального, чем то, на которое

способны менее одаренные животные формы. Значит, необходимо или

согласование между собой тех отдельных элементов, из которых составляется

чувственная группа или ряд, или расчленение ее на элементы — иначе

чувствование должно было остаться хаотической случайной смесью» [56,

415—416]. «Среда, в которой существует животное, и здесь оказывается

фактором, определяющим организацию. При равномерно разлитой

чувствительности тела, исключающей возможность перемещения его в

пространстве, жизнь сохраняется только при условии, когда животное

непосредственно окружено средой, способной поддерживать его существование.

Район жизни здесь по необходимости крайне узок. Наоборот, чем выше

чувственная организация, при посредстве которой животное ориентируется во

времени и в пространстве, тем шире сфера возможных жизненных встреч, тем

разнообразнее самая среда, действующая на организацию, и способы возможных

приспособлений» [56, 414].<16>

Расчлененное и координированное чувство развивается в конце концов в

инстинкт и разум. «Усложнение и совершенствование способности отражения у

живых организмов происходит на основе появления и развития специального

субстрата отражения: первоначально особого чувствительного вещества, затем

— чувствительных клеток, нервных клеток и нервной системы, достигающей

высшей ступени развития у человека. В связи с появлением специального

субстрата отражения — нервной системы — возникают особые состояния,

обусловленные внешними воздействиями — нервное возбуждение и торможение,

специальные формы отражательной деятельности — условные и безусловные

рефлексы, специфические закономерности отражательной деятельности —

иррадиация и концентрация, взаимная индукция и т. д.» [42, 26].

Таким образом, способность отражения у живых организмов проходит в

своем развитии три основные ступени. Первой ступенью является

раздражимость, т. е. способность тел отвечать реакцией на внешние

воздействия, которая опосредствуется состоянием возбуждения ткани, затем на

основе раздражимости возникает ощущение, с которого ведет начало эволюция

психики, как более высокой, по сравнению с раздражимостью, формы отражения.

С переходом к трудовой деятельности и появлением человека возникает и

развивается высшая форма психической деятельности — сознание [42, 26].

Способность к отражению окружающего материального мира является одной

из самых важных предпосылок возникновения человеческого языка, поскольку в

основе актов коммуникации, как будет показано в дальнейшем, лежит отражение

человеком окружающей действительности. Вместе с тем следует заметить, что

осуществление этих процессов отражения оказалось бы невозможным, если бы

человек не обладал целым рядом особых свойств, проявление которых

обеспечивает способность отражения.


Способность к анализу и синтезу
Явления анализа и синтеза наблюдаются и в области неживой природы.

Различные химические элементы постоянно распадаются и вновь соединяются в

различных пропорциях. Однако все эти явления, аналогичные анализу и

синтезу, не носят сознательного характера. Они просто отражают определенные

закономерности природы, в силу которых в определенных условиях может

произойти распадение тел на составляющие их химические элементы или

соединение их в более сложный комплекс.

Способность живых организмов производить анализ и синтез также во

многих случаях не имеет характера преднамеренного и целенаправленного акта.

Она выработалась бессознательно, в результате борьбы за существование и

стремления лучше приспособиться к окружающей среде. Необходимо различать

две качест<17>венно различные формы анализа и синтеза. Первая форма анализа

и синтеза представляет непроизвольную и врожденную деятельность живого

организма. Г. А. Геворкян совершенно правильно отмечает, что анализ при

образовании восприятия ни в коем случае нельзя отождествлять с теми

развитыми формами анализа и синтеза, которые встречаются на следующих

ступенях процесса познания.

Анализ при образовании ощущения и синтез при образовании восприятия

представляют собой виды деятельности, приспособленной к таким актам

нервного механизма с его естественно сложившейся структурой, как сугубо

непроизвольные действия [15, 11— 12]. Другой формой анализа и синтеза

являются анализ и синтез, производимые сознательно, путем различных

логических операций.

Способность к анализу и синтезу присуща всем живым существам.

Элементарный анализ и синтез являются врожденными свойствами,

выработавшимися в ходе длительной биологической эволюции в результате

приспособления к окружающей среде.

Всякий животный организм может осуществлять свою жизнедеятельность

лишь в том случае, если он будет действовать соответственно, адекватно

состоянию среды. Среда воздействует на организм как некоторое единство, как

система, как целое, и в то же время воздействует отдельными элементами,

сторонами и т. д. Следовательно, всякий организм, начиная с простейших,

вынужден отражать среду как целостность и в то же время выделять ее

элементы, т. е. осуществлять синтез и анализ.

Науке неизвестны организмы, которые хотя бы в элементарной форме не

осуществляли синтез и анализ. Простейшие одноклеточные организмы (например,

амеба, инфузория и т. д.) способны отличать положительные раздражители от

отрицательных и нейтральных (анализ), соединять в отдельные группы

раздражители различных качеств, но равные по интенсивности (синтез) и

соответственно реагировать на раздражитель в зависимости от его

интенсивности. Окружающая живой организм среда обладает исключительной

сложностью. Живой организм не может ее отразить сразу как целое. Поэтому

для ориентации организма в окружающей среде исключительно важно, чтобы

поступающие извне раздражения дробились, так как от этого зависит уточнение

отношений к окружающей среде.

Необходимо отметить, что у более высоко развитых животных организмов,

включая человека, эта способность в достаточной степени развита. Животные

организмы этого типа имеют целую систему специализированных рецепторов,

каждый из которых воспринимает только раздражение определенного рода:

например, глаз воспринимает световые раздражения, ухо — слуховые, кожа —

температурные и некоторые другие раздражения.

Благодаря способности рецепторов-анализаторов разлагать мир на

отдельности и осознавать их как ощущения становится возмож<18>ным

различение отдельных качеств предмета. Собственно с этого и начинается

познание окружающего мира. Прежде чем отразить целое, необходимо отразить

отдельности. В основе раздельности зрительных признаков предмета лежит

раздельность физиологических реакций. Все признаки или свойства предметов

суть продукты раздельных физиологических реакций восприятия.

В философской литературе, даже в марксистской, широко распространено

мнение, будто бы ощущение, как наиболее элементарная форма познания

окружающей действительности, всегда связано только с дроблением

действительности. Так, например, Г. А. Геворкян пишет по этому поводу

следующее: «Органы чувств в историческом процессе развития приспособились

таким образом, что через каждый отдельно взятый орган под воздействием

предметов внешнего мира возникают определенные ощущения (световые, звуковые

и т. д.) и в определенных пределах (начиная с так наз. «порога ощущения» до

определенного максимума). Таким образом, при ощущении налицо дробление,

расчленение внешнего воздействия, своего рода анализ» [15, 11].

Но для приспособления к окружающей среде одной способности различения

отдельных свойств предметов еще недостаточно. С изменением условий

существования жизненно важное значение приобретает все больший круг внешних

воздействий, охватывающий все большее число предметов, вследствие чего

возникает необходимость появления слитной реакции на сложный комплекс

раздражений, идущий от целостных предметов и ситуаций. Живой организм,

находящийся в подобных условиях, имеет дело не только с отдельными

свойствами, но и с целостными предметами, познание которых в их целостности

составляет не менее важную жизненную задачу, поэтому познание общих свойств

предметов превращается в особо важный и необходимый этап познания.

Уже в самом акте ощущения необходимо присутствует синтез. Если бы

ощущение устанавливало лишь различие предметов, то оно и не могло бы

возникнуть, так как определенность ощущения связана в первую очередь с

синтезом различных отношений. Отражая внешний мир, ощущение выделяет и

группирует раздражители определенного качества, уподобляет каждое данное

раздражение всем раздражениям того же качества, которые были или когда-либо

будут восприниматься организмом. «Возникновение слитного образа предмета

опирается на ряд анатомо-функциональных условий, т. е. анатомо-

физиологическую связь материальных субстратов отражения — анализаторов.

Известно, что анализаторы связаны друг с другом непосредственно, т. е.

через центральную нервную систему, а также через вегетативную нервную

систему и гуморальный путь. Исследования Н. Г. Иванова-Смоленского, А. В.

Палладина, И. Я. Перельцвейга и особенно Л. Г. Воронина показали, что

рефлекс на комплексный раздражитель не является арифметической суммой

элементарных рефлексов, а представляет собой новую слитную<19> реакцию с

особым функциональным комбинаторным центром (И. П. Павлов), в которой

отдельные раздражители теряют самостоятельное значение и становятся единой

частью отдельного комплексного раздражителя» [42, 166—167].

Живому организму свойственна врожденная генерализация раздражителей

(примитивные формы обобщений). При первых же попытках выработки условных

рефлексов в павловских лабораториях было отмечено, что рефлекторный эффект

получается вначале не только на основной подкрепляемый раздражитель, но и

на любой сходный с ним. Если, например, тон 300 герц подкрепляется пищей,

то вначале тон любой другой частоты и даже другие звуковые раздражители

вызывают пищевой рефлекс, хотя они никогда ранее не были связаны с пищевой

деятельностью. Лишь постепенно неподкрепляемые раздражители

дифференцируются от подкрепляемого [32, 10]. В начальном периоде выработки

условного рефлекса раздражитель оказывается слабым. Поскольку слабые

процессы не концентрируются, а широко иррадиируют по нервной ткани, то

действие многих сходных раздражителей в раннем периоде условной связи

оказывается генерализованным [32, 11].

Помимо примитивной генерализации существуют так называемые

вырабатываемые формы обобщения, в основе которых лежит распределение

возбуждения по определенным, ранее отдифференцированным нервным путям. Все

формы условнорефлекторной деятельности И. П. Павлов рассматривал как

выражение вырабатываемых форм обобщения. По мнению И. П. Павлова, в коре

головного мозга может иметься группированное представительство явлений

внешнего мира. Этой форме обобщенного отражения явлений Павлов придавал

очень большое значение и рассматривал ее Как прообраз понятий, возникающий

без слова [32, 12—13].

Познанию предмета в его целостности в немалой степени способствует

сама объективная действительность. Предметы материального мира существуют

дискретно и имеют вполне определенные и четкие границы. «Контур вещи

является первым и важнейшим качеством внешних предметов, которое отражается

в восприятии и служит отправной точкой развития восприятия» [42, 168].

По-видимому, форма предметов, замечает М. М. Кольцова, является более

надежным и совершенным критерием, т. е. более существенным свойством, для

обобщения этих предметов и отличения их один от другого [32, 154]. Анализ и

синтез пронизывают все формы познания действительности.

Способность к синтезированию, к выявлению общего, имеет огромное

значение в познании окружающего мира. Мы были бы не в состоянии обнаружить

ни одного нового факта, предмета или явления в нашей жизненной практике,

если бы мы не опирались в процессе познания на некоторые общие черты и

особенности предметов материального мира, познанных нами ранее. Таким

образом, знание общего используется как средство познания нового.<20>
Возникновение инвариантного обобщения образа предмета
Предпосылки возникновения в мозгу человека инвариантного обобщенного

образа предмета были заложены уже в первой стадии познания объективного

мира, т. е. в ощущении.

Как говорилось выше, уже в процессе ощущения наряду с восприятием

различными органами чувств отдельных свойств воздействующего на них

предмета происходит синтез, способствующий его целостному восприятию. В

философии обычно принято делить процесс познания на идущие по восходящей

линии ступени, именуемые формами познания. Такими формами являются

ощущение, восприятие, представление и понятие. В развитом мышлении

современного человека все эти ступени познания могут быть представлены

одновременно, и по этой причине познание им объективного мира очень

специфично, поскольку предмет может действовать на органы чувств при

наличии в голове человека вполне сложившегося о данном предмете понятия.

Принято считать, что отличительным свойством такой ступени

чувственного отражения действительности, как восприятие, является

целостность отображения предмета. Благодаря целостности в восприятии,

замечает В. В. Орлов, в сферу непосредственного знания входят такие

существенные стороны предмета, которые были скрыты в ощущении. В ощущении

не дано непосредственного знания геометрии тел — линий, плоскостей, форм

вообще. Считается поэтому, что в ощущениях непосредственно не осознаются

пространственность и длительность, хотя они заранее заключены в содержании

ощущений [42, 171]. С подобным утверждением согласиться довольно трудно,

так как четко очерченные контуры предмета, по-видимому, схватываются

ощущением.

Другим отличительным признаком восприятия является то обстоятельство,

что оно является результатом практической деятельности человека и содержит

известные элементы обобщения. «Замечая какой-либо предмет, ребенок пытается


<< предыдущая страница   следующая страница >>

Смотрите также:
История развития науки и техники
19kb.
1 стр.
Издательство "наука"
2072.89kb.
10 стр.
Приложение №2 к письму Департамента образования и молодежной политики
33.01kb.
1 стр.
Н. Ф. Калина Основы психоанализа
4239.58kb.
22 стр.
Справочник молодого радиста издательство «Высшая школа», 1975 Издательство «Высшая школа»
6297.61kb.
26 стр.
Тема Наука как часть культуры
41.68kb.
1 стр.
История отечества как наука
109.86kb.
1 стр.
Главным фактором эволюции живых существ, утверждал Дарвин, является изменчивость, наследственность и отбор. В ходе борьбы за существование выживают и дают потомство наиболее приспособленные животные
98.14kb.
1 стр.
Научное пространство нейропсихологии
515.3kb.
2 стр.
Лекция №1 Метрология
31.86kb.
1 стр.
1. Наука и ее место в человеческой культуре
1648.92kb.
5 стр.
Лекция №4 (17. 09. 08) Наука в контексте культуры. Целью науки является истина
17.11kb.
1 стр.