Главная страница 1страница 2
Из истории Нарвского музея. 1863 — 1950.

Нравственное богатство народа

исчисляется памятниками

душевного бескорыстия.

В. Ключевский
Многие музеи мира создавались по частной инициативе, наш город в этом отношении не был исключением.

В Нарве на протяжении многих лет существовало два музея: во дворце Петра I и городской музей имени супругов Лаврецовых. О судьбе этих музеев и пойдет речь.

Музей во дворце Петра I являлся одним из старейших в нашей республике. Историю здания, в котором в середине XIX века был открыт краеведческий музей, довольно сложно проследить, поскольку документов практически не сохранилось. Как известно, дом был построен в конце XVII века Захариасом Гофманом младшим для мастера-сапожника Якоба Нимана. Строительство началось в 1676 году.1 Это здание строилось в традициях позднего средневековья. Дом имел два этажа, из которых верхний использовался под жилье, а нижний этаж под мастерские и хозяйственные нужды, в сводчатом подвале находились складские помещения. В 1697 году дом был продан столяру Иоганну Луде. Купчая на его продажу хранится в Эстонском национальном архиве в г. Тарту.2 В начале XVIII века он был соединен с находящимся по соседству домом мастера строительных дел Хехта. После завоевания Нарвы русскими войсками в 1704 году здесь неоднократно останавливался Петр I. Существует несколько версий о принадлежности этого дома Петру Великому. Все эти версии достаточно подробно рассматривает Александр Петров в своей книге «Город Нарва. Его прошлое и достопримечательности».3

В 1866 году Владимир Роткирх в своем письме к секретарю Нарвского Археологического общества Генриху Ганзену выдвинул предположение, что дворец Петра Великого принадлежал Александру Меншикову. Петр I в этом доме всегда останавливался, когда бывал в Нарве.4




Александр Петров все же утверждал, что Петр I имел свой дом в Нарве. Причем предполагал, что в отсутствие царя, этот дом весь или частично предоставлялся комендантам Нарвы. Во всяком случае, то, что Петр I останавливался в этом доме, бывая в Нарве, говорит тот факт, что в нем была его обстановка, частично сохранившаяся до начала ХХ века.5

Генрих Ганзен в своей работе «Geschichte der Stadt Narva»» писал о том, что уже в 1705 году в доме царя проводились ремонтные работы.6

К сожалению, о самом дворце, как и о характере живописи, которая там была, мы можем судить только по косвенным источникам, так как дворец Петра Великого был разрушен в годы второй мировой войны.

В 1708 году по пути из Петербурга в Смоленск, Петр I заехал в Нарву, взяв с собой своих родственников, чтобы показать им завоеванный город. По-видимому, к этому времени были выполнены росписи потолков дворца. Ведущее место в оформлении дворца занимала аллегорическая композиция, посвященная покорению морской стихии, что наилучшим образом отвечало актуальным задачам времени – овладению выходом к Балтийскому морю. Эта патриотическая идея и нашла отражение в композиции плафона «Триумф Нептуна и Амфитриты». Владыка морей Нептун в союзе с Амфитритой, покровительницей мореплавания, изображены в стремительном движении, мчащимися навстречу разбушевавшейся морской стихии. Этот плафон посвящался Петру I и Марте Скавронской (впоследствии Екатерине I).7 По мнению Б.Ф. Борзина, эта живопись была выполнена русскими художниками Иваном Одольским, Александром Захаровым, Дмитрием Соловьевым и Данилой Буралевским, работавшими в то время в Нарве.8

В 1822 году часть вещей, хранившихся во дворце Пера I, была отправлена в Петербургский арсенал: 17 знамен, 1 барабан, 12 лат, 12 лопат, 6 кос. Вероятно, они сохранились со шведского времени. Одно совсем ветхое, почти почерневшее знамя еще в 1857 году хранилось во дворце.9

В 1845 году в Нарве проходили большие маневры, привлекшие сюда ряд высокопоставленных особ. На маневрах присутствовал император Николай I. К приезду таких высокопоставленных гостей готовились заранее. В декабре 1844 года за подписью Александра Ивановича Фельдмана, вице-директора инженерного департамента Военного министерства, было написано прошение в Общество поощрения художников о реставрации 16 картин из дворца Петра Великого.10 Реставрация была произведена в течение двух с половиной месяцев. В марте 1845 года картины были приведены в порядок. Некоторые из картин не имели наружных рам, и Обществом поощрения художников было заказано 11 узких рамок под орех. Вся работа по реставрации обошлась военному ведомству в 320 рублей серебром.11 В этом же 1845 году была изготовлена мебель для комнат дворца Петра I.12

В 1846 году в Нарву был командирован бывший начальник отделения инженерного департамента, коллежский советник Модест Резвой13 для составления проекта по восстановлению нарвских укреплений.14 Помимо составления проекта, он высказал идею об учреждении в Гермейстерском замке музеума местных древностей, которым бы заведовал человек, разбирающийся в археологии.15 Археология в то время понималась, как «наука о древностях». Но эта идея так и осталась идеей еще в течение почти двадцати лет.

Есть люди, которые движимые не профессиональным интересом, а любовью к прошлому, посвящают этому интересу все свое свободное время. Таким человеком был Генрих Ганзен16. Став альтерманом (старейшиной) Нарвского общества граждан Большой гильдии, он начал изучать коллекции старинных вещей гильдии, хранившихся в здании биржи, где проходили заседания общества. Ему удалось убедить членов гильдии в необходимости общества, которое занималось бы целенаправленной работой по изучению, хранению и пополнению коллекции. У Генриха Ганзена мысль об организации подобного общества возникла еще в 1856 году. Он даже разработал проект устава.17 Однако, лишь спустя шесть лет, 17 июля 1862 года, члены Нарвского общества граждан Большой гильдии решили учредить в г. Нарве научное общество и приняли переработанный и дополненный устав.18 В сентябре этого же года они подали прошение Санкт-Петербургскому гражданскому губернатору об утверждении устава Археологического общества в Нарве.19 Спустя год, 13 декабря 1863 года, устав общества был утвержден.20 Торжественное открытие состоялось 25 марта 1864 года. Общество получило официальное название Narvaschen Alterthums-Gesellschaft (Нарвское Археологическое общество). Цель общества заключалась в собрании и исследовании сведений, относящихся к истории города Нарвы, в приобретении и хранении старинных предметов, и открытии музеума для хранения этих древностей.21 Эта организация имела свою печать, которая представляла собой щит, разделенный крестом на четыре части, в верхних частях были изображены две розы, в нижних две буквы «G». Вокруг щита была выполнена надпись «Narvaschen Alterthums=Gesellschaft».22

Членами общества, согласно уставу, могли стать все желающие члены общества Большой гильдии, представители городского управления, священнослужители Иоанновской церкви и церкви Св. Михаила. Заседания проходили в комнатах Большой гильдии в здании биржи. Там же находились коллекции и библиотека. Коллекции пополнялись монетами, предметами быта, военного дела, ремесла, рукописями и предметами искусства. В библиотеку собирались все научные, научно-популярные, статистические издания, содержащие сведения о Нарве, Принаровье, Восточной Прибалтике.23 В 1864 году Генрих Ганзен начал составлять инвентарную книгу, которая хранится в Эстонском национальном архиве (Narva Linna Muuseumi ja arhiivi inventariraamat. Alustatud Narva Suure Gildi juures. 1864.).24 Она имеет несколько подразделов: библиотека (Bibliothek) – 4947 книг; манускрипты (Manuscripte) – 57 единиц; картины, рисунки, планы, карты (Bilder, Zeichnungen, Pläne, Karten ete); (Pildid ja kujud Pühakirjast); документы (Urkunden); различные древности (Verschiedene Altrerthümer); минералы и геологические окаменелости (Mineralien, Petrehacten); фотографии (Photographische Bildnisse); предметы из частных собраний (Gegenstände von besonderer merkwürdigkcit). Можно предположить, что в эту инвентарную книгу были позднее внесены и предметы из музея во дворце Петра Великого. Описания предметов были довольно подробно составлены. Например, Вид города Нарвы работы художника Вас. Турина, присланный библиотекарем Академии Художеств Беренштамом в Санкт-Петербурге от имени художника Павла Егоровича Щербакова в Гатчине 28.08.1904.25 В библиотеке хранилась книга отзывов для посетителей дворца Петра I.26 Первоначально записи делались на немецком языке, иногда встречались на русском языке, вдальшейшем появились на эстонском языке.

Секретарем Нарвского Археологического общества был избран Генрих Ганзен. Его обязанности заключались в подготовке всех письменных материалов общества, в том числе и протоколов заседаний, а также в хранении коллекций. Протоколы заседаний регулярно печатались в типографии И. Пахмана, который являлся одним из основателей этого общества. Всего было напечатано 34 протокола заседаний общества, 4 исследования.27

После Крымской войны 1853-56 годов Нарвская крепость утратила свое военное значение. В соответствие с царским указом от 8 мая 1863 года она упразднялась, крепостные верки передавались городу, древние постройки Ивангорода и Вышгорода оставались как памятники древности на попечении военного ведомства.28 В число этих памятников входил и дворец Петра Великого с хранящимися в нем разными предметами и вещами прежнего времени. Заведующим этим имуществом стал начальник Нарвской инженерной станции.

1 ноября 1865 года члены Нарвского общества граждан Большой гильдии подали прошение военному министру Милютину Д.А. о передаче им дворца Петра I. 11 декабря того же года император Александр II разрешил: «находящийся в упраздненной Нарвской крепости домик, или дворец Императора Петра I, с находящимися в нем вещами и предметами прежнего времени, передать в полное распоряжение и собственность Нарвского городского общества большой гильдии, с тем чтобы общество сохраняло эти древности в настоящем их виде, поддерживало ремонтом и отапливало дворец на свой счет».29

9 февраля 1866 года на заседании Археологического общества Генрих Ганзен зачитал письмо о том, что дворец Петра Великого передан в ведение Нарвского общества граждан Большой гильдии, а потом описал сам дворец и представил список предметов, которые в нем находились. Этот список можно считать первой инвентарной описью вещей, хранившихся во дворце Петра I. Вскоре, на основе коллекций Археологического общества и дворца Петра I был открыт краеведческий музей. Первым его заведующим стал Генрих Ганзен. Но в 1868 году он покинул Нарву, переехав в Санкт-Петербург. В связи с переменой места жительства Генрих Ганзен был освобожден от обязанностей секретаря общества и на его место был избран член магистрата Карл Сутгоф. Деятельность Археологического общества постепенно замерла. Собрания стали проводиться нерегулярно, перестали публиковать материалы заседаний. Но музей продолжал существовать.

В феврале 1897 года общество граждан Большой гильдии приняло участие во Всероссийской выставке, посвященной судоходству. Из музея дворца Петра I были представлены восьмиугольный стол с картой Балтийского моря и модель корабля Шлиссельбург. 29 сентября 1898 года за участие в выставке обществу был вручен диплом подписанный великой княгиней Ксенией Александровной, покровительницей выставки, и великим князем Александром Михайловичем. Диплом повесили в зале заседаний Общества.30

В 1897 году Археологическое общество издало Указатель Нарвского Археологического общества по дворцу императора Петра I.31 В это время заведующим музеем был Генрих Вагнер32. В 1902 году указатель был переиздан. Это было небольшое издание на немецком языке. Вначале каталога давалась краткая историческая справка о дворце Петра I и Нарвском Археологическом обществе, а дальше – перечень музейных предметов по залам.

Кто заведовал музеем после смерти Генриха Вагнера неизвестно, но долгое время эту должность занимал Эдуард Дикгоф.33 Музей просуществовал в неизменном виде до конца 1933 года.

Городской музей имени супругов С.А. и Г.А. Лаврецовых был создан нарвским купцом и промышленником Сергеем Антоновичем Лаврецовым34 и его супругой Глафирой Александровной35. Эти люди сделали много для нашего города и были известны своей благотворительностью.

Дом 104 на Рыцарской улице, в котором позднее разместился музей им. Лаврецовых, Сергей Лаврецов купил в марте 1886 года за 11500 рублей.36 После перестройки семья Лаврецовых переехала туда жить.



Когда супруги Лаврецовы стали заниматься собиранием предметов искусства и антиквариата точно не известно. Но Арнольд Соом в своей статье «Нарвский городской музей имени Лаврецовых» писал, что наверняка в конце XIX века. В основном предметы покупались Глафирой Александровной. Ее имя было известно русским художественным кругам. Это подтверждалось рядом автографов и словами теплых пожеланий известных русских художников на их фотографиях37, которые к сожалению не сохранились. По слухам, Глафира Александровна прилежно посещала петербургские художественные выставки, на которых в основном и приобретала картины.38 Собирательство продолжалось до начала ХХ века. К этому времени число предметов возросло настолько, что возникло намерение основать музей.39

19 февраля 1902 года Сергей Лаврецов составил духовное завещания у нарвского нотариуса И. Линнамяги, которое дополнил 1905 году. Полный текст этого завещания хранится в Национальном архиве в г. Тарту, в фонде Ревельского окружного суда.40 Интересно отметить, что в декабре 1882 года между супругами Сергеем и Глафирой Лаврецовыми был составлен брачный и наследственный договор, который хранился в нарвском магистрате.41 Но 19 февраля 1902 года супруги в присутствии Эмилия Игнациуса отменили действие договора. С этого времени каждый из них имел право распоряжаться всем своим отдельным имуществом как наследственным, так и благоприобретенным.42 На тот момент капитал С.Лаврецова составлял 202 200 рублей, не считая недвижимости, закладных и другого имущества. При составлении завещания в качестве свидетелей присутствовали: директор Нарвской гимназии Иван Михайлович Евгенов, Эмилий Игнациус, священник Знаменской церкви Дмитрий Чистосердов. Душеприказчиками по завещанию были назначены Адольф Ган, действительный статский советник, известный в городе человек, и Григорий Степанович Орлов, купец 1 гильдии, потомственный почетный гражданин. Но 8 марта 1905 года Григорий Орлов умер от старческой чахотки.43 Исполнителем завещания остался А. Ган. Почти все свое имущество, движимое и недвижимое Сергей Лаврецов завещал своей любимой супруге Глафире Александровне. Своей сводной сестре Прасковье Шиловой, которая, не выйдя замуж, жила вместе с ними, он завещал дом, находящийся на Вирской улице № 19. Часть средств Сергей Антонович завещал различным организациям и церквам.44

В завещании он просил похоронить его в Ямбурге при кладбищенской церкви в семейной ограде, где были похоронены его мать и брат по матери.45

Помимо этого, дом № 104 на Рыцарской улице, где жили Лаврецовысо всеми постройками и землей Сергей Антонович, после смерти жены, завещал городу для обустройства в нем «городского музея им. супругов С.А. и Г.А. Лаврецовых». Картины, художественные произведения и другие предметы, имеющие особое значение, по обоюдному согласию супругов, после смерти Глафиры Лаврецовой были завещаны в собственность «городского музея имени С.А. и Г.А. Лаврецовых». Глафире Александровне вместе с попечителем поручалось составить опись всех картин и художественных произведений.

По этой описи Нарвская городская управа должна была принять все предметы. Музейные вещи не подлежали продаже и обмену, а должны были оставаться в том же виде, как и поступили.46 На оборудование для размещения экспозиции, страховку дома и музея, необходимый ремонт помещений Лаврецов завещал неприкосновенный капитал в размере 25 тысяч рублей. Проценты с этой суммы предназначались только на содержание музея.47 Первоначально музей размещался на втором этаже вышеупомянутого дома. Предполагалось, что когда количество произведений искусства увеличится настолько, что помещений будет не хватать, использовать под залы квартиры на первом этаже. До этого времени разрешалось сдавать квартиры первого этажа в аренду, но не под торговлю. Если оставались свободные средства, их могли использовать на приобретение новых произведений искусства. Вопрос о покупке предметов в музей должен решаться на совете музея с согласия попечителей музея. Первым попечителем музея, по просьбе Лаврецова, согласился стать Адольф Ган. Впоследствии попечителями музея становились городской голова, городской архитектор и директор Нарвской гимназии, и если будет возможно и удобно, то и племянник Андрей Андреевич Васильев.48

20 августа 1906 года на восемьдесят первом году жизни Сергей Антонович Лаврецов умер от старческой немощи.49

26 марта 1907 года Ревельский окружной суд утвердил духовное завещание Сергея Лаврецова.50 4 октября 1907 года на заседании Нарвской городской думы была зачитана выписка из завещания об учреждении в Нарве городского музея супругов С.А. и Г.А. Лаврецовых. Но решения по этому вопросу пока не было принято. Городской управе поручили составить обзор о доходах и расходах музея.51 На следующем заседании, состоявшемся 21 декабря того же года, рассмотрев подробный отчет о содержании музея, городская дума постановила: «...по мнению Городской Управы щедрый отказ покойного С.А.Лаврецова в пользу города с благодарностью должен быть принят Городским Управлением».52

За этот дар городу Нарвская городская дума решила повесить портрет Сергея Антоновича Лаврецова в зале думы, на что последовало разрешение Петербургского губернатора № 426 от 19 марта 1908 года.53 Портрет54 был заказан петербургскому художнику Белинскому.55

Сразу после смерти завещателя 25 тысяч рублей, предназначенных на содержание музея, должны были поступить в государственный банк. В 1907 году Нарвское городское управление заняло у Г.А. Лаврецовой 50 тысяч рублей и Глафира Александровна предложила не возвращать ей 25 тысяч рублей, а положить их в банк как неприкосновенный капитал для содержания городского музея.56 Городская управа приняла это предложение.57 Средства положили в нарвское отделение Псковского коммерческого банка, как «неприкосновенный капитал городского музея супругов С.А. и Г.А. Лаврецовых». Проценты с этого капитала пожизненно выдавались Г. Лаврецовой, а после ее смерти поступали на содержание музея.58

Музей еще не был официально открыт, а его собрание уже периодически пополнялось. В начале 1907 года Адольф Ган передал будущему музею серебряные часы художественной работы, которые ему подарили в день его юбилея в 1880 году владельцы фирмы «Д.Зиновьев и Ко».59 В этом же году Глафира Александровна купила за 25 рублей «Нарвский триумфальный щит»60, который имел большое историческое значение. По описанию Вертоградского он отражал битву под Нарвой 1700 года. В начале 1910 года в зале клуба «Гармония» проходила выставка работ Н. Лунда. Несколько картин Глафира Александровна купила для будущего музея.61

25 февраля 1913 года Глафира Александровна умерла от рака крови.62

Почти за неделю до смерти, 19 февраля, она составила новое завещание. Об этом свидетельсвует тот факт, что Лаврецова просила уничтожить завещания, составленные ранее.63 Документ был составлен нотариусом Федором Карловичем Эброк в присутствии свидетелей священника А. Е. Фаворского, М.М. Лейнбаума и Ф. А. Препеца.

Все свое движимое и недвижимое имущество, в том числе наличные деньги, процентные бумаги и долговые требования, были завещаны усыновленному сыну Эдгару Альфонсовичу Лаврецову. В случае его смерти, все имущество должно было бы перейти к его родной матери и братьям в равных частях. Опекуном над Э.Лаврецовым до достижения им совершеннолетнего возраста стала его родная мать Мария Максимовна Фигель.64

Исполнителями завещания назначили Христиана Лепина, заведующего Нарвской мореходной школой, и Владимира Сименсона.65

Глафира Лаврецова просила похоронить ее рядом с мужем, по его левую руку, а на похороны пригласить всех священников города Нарвы. На содержание часовни и мест упокоения своего супруга и родителей она выделила шесть тысяч рублей. Эти деньги должны были быть положены на хранение в Нарвское казначейство, а проценты с них выдаваться М. Фигель и Э. Лаврецову. В их обязанности входило следить за местами захоронения. Позднее эти обязанности должны были перейти на наследников Эдгара Лаврецова. Помимо этого, Эдгару Лаврецову было поручено наблюдать за всеми учреждениями, носящими имя Лаврецова, чтобы назначенные супругами Лаврецовыми капиталы расходовались правильно. Своему сыну она предоставила право голоса как Лаврецов и кроме того право назначать стипендиатов как в Нарве, так и в Ямбурге.66

После смерти госпожи Лаврецовой дом на Рыцарской улице вместе с коллекциями предметов передавался городу. Согласно воле завещателя С.А. Лаврецова надзор за музеем должен был перейти в почетному попечителю Адольфу Гану. Ему были отправлены ключи от музея, но в связи с преклонным возрастом и болезненным состоянием он письменно отказался от звания почетного попечителя музея.67 3 марта 1913 года состоялось первое заседание «опекунского совета музея» в составе городского головы, городского архитектора и директора Нарвской гимназии.68 Осмотрев музей, который располагался на втором этаже, совет констатировал, «что во всех комнатах музея предметы рассортированы и подобраны по коллекциям в особые витрины, а картины развешаны по стенам». Признав порядок в музее «вполне удовлетворительными», было решено принять музей в таком виде и составить опись предметов. Эту работу поручили М. Чехову, который 7 апреля письменно обязался закончить составление описи69 к 9 июня, получив в оплату 125 рублей.70 М. Чеховым была проделана большая работа, но все же в ней были значительные недоделки. Отсутствовали инвентарные номера, размеры. Но самый главный недостаток состоял в том, что многие предметы были записаны общим количеством. Например, «… витрина № 3 с разными бронзовыми и медными вещами на двух полках, всего вещей – 108».71Тем не менее по данной описи можно составить представление о размещении экспонатов в музее.

9 августа 1913 года она была принята за подписью членов совета музея: городского головы А. Осипова, городского архитектора и директора Нарвской гимназии А. Давиденкова. Все предметы музея согласно описи принял смотритель музея П.С. Ульянов72, которого назначили на эту должность 12 марта 1913 года.73

Открытие же самого музея приурочили к 209-й годовщине победы Петра Великого над Карлом XII под Нарвой в годы Северной войны, 9 августа 1704 года. На открытии присутствовали Санкт-Петербургский губернатор граф А.В. Адлерберг, преосвященный Никандр, городской голова А.И. Осипов, профессор В. Г. Яроцкий, директор Нарвской гимназии А. И. Давиденков, члены городской управы, непременный член Санкт-Петербургского губернского по земским и городским делам присутствия В. М. Карпинский, полицмейстер Д. Н. Шафров и другие гости. В начале второго часа дня в здание музея приехали граф Адлерберг с еписком Никандром, началось молебствие, которое совершалось преосвященным Никандром с местным духовенством... по окончании молебна городской голова выступил с краткой речью и поднес в подарок альбом с фотографиями действующего состава городской думы. Затем губернатор Адлерберг объявил музей открытым, пожелав ему дальнейшего процветания...74

Посетить музей можно было каждый день, кроме четверга. Плата для взрослых составляла 15 копеек, а для учащихся и детей – 5 копеек.75

Заведующий ежегодно составлял отчет о деятельности музея, но в архиве удалось найти лишь отчет за 1915 год. За этот год музей посетило: взрослых - 1543 человека, школьников и детей – 676 человек, а также бесплатно выздоровевших и раненых воинов – 1955 человек, всего - 4174 человека.76 Из отчета видно, что коллекция пополнялась. Так за 1915 год было приобретено несколько предметов: немецкий ремень, немецкие бумажные деньги, бинокль, револьвер, свисток и т.д. на сумму 63 рубля 55 копеек. Художнику П.Шагурину заплатили 75 рублей за картину «Взятие Нарвы».77

На страницах газет того времени неоднократно писалось о необходимости реорганизации в музее, систематизировании экспозиции.

В 1916 году в газете «Нарвский листок» появилась статья «Размышления на досуге. Нарвская пинотека78». «Учреждение несущее на себе громкое название «Нарвского городского музея», даже с скромной провинциальной точки зрения нельзя назвать музеем, для этого ему прежде всего не хватает плана. Это частное собрание Лаврецовых, богатых людей, любящих окружать себя красивыми вещами. Наследие это, - в подавляющем количестве состоящее из картин и предметов так называемого прикладного искусства, - следует рассматривать как ядро будущего музея.»79 Далее автор статьи написал некоторые предложения по поводу улучшения работы музея. Например, освещать в прессе работу музея, «...произвести надлежащую «очистку» музея, т.е. негодные или слабые вещи убрать в склад и развесить в запасных кабинетах... классифицировать оставшиеся в удобно усваиваемом историческом порядке. Ряд фототипий снять со стен, и разложив по папкам, положить в библиотеку музея, куда открыть доступ для желающих заниматься по вопросам искусства...»80

То, что в музее отсутствовала какая-либо систематизация в экспозиции, указывалось неоднократно.

В 1917 году, при отступлении большевиков из Нарвы, наследство, оставленное Сергеем Лаврецовым, бесследно исчезло.81 Поэтому расходы по содержанию музея легли на город. К счастью для музея, министерство образования и социальных дел выделило из культурного капитала некоторую сумму.82

12 апреля 1918 года в должность заведующего музеем вступил В. Черниловский-Сокол83. Как писал А. Соом, этот человек был недостаточно образован, чтобы сделать какое-либо переустройство в музее.

В 1927 году должность заведующего музеем с окладом 7000 марок занял Иоханнес Сыстер84 с окладом 7000 марок.85 Именно со вступлением в должность И. Сыстера был снова поднят вопрос о переустройстве музея. Так как новый заведующий не был знатоком музейного дела и не имел высшего образования, в качестве совещательного органа был создан так называемый «учредительный комитет музея», куда кроме предусмотренных завещанием Лаврецова троих членов попечительного совета – городского головы, архитектора города и директора гимназии, были приглашены А. Фигель, Г. Матто, В. Пере и Е. Викгоф. 14 июня 1927 го на первом заседании были намечены направления деятельности и принят ряд резолюций. Однако предстоящая работа была не по силам даже этой комиссии, поскольку в числе ее членов не было специалистов по истории искусств и музейному делу.86

Итогом совместной работы заведующего музеем и учредительной комиссии стало разделение музея на отделы. Предметы по общим признакам распределили по отдельным комнатам. Первый этаж дома, который раньше сдавали в аренду, стали использовать под экспозицию. На верхнем этаже экспонировались в основном произведения искусства: картины, скульптура и фарфор. На первом этаже разместили зоологическую, ботаническую и минералогическую коллекции, нумизматику, миниатюры, рукоделие, православные иконы, а также новые отделы, посвященные освободительной войне, этнографии и новейшей эстонской истории. Помимо этого на втором этаже было решено открыть «Комнату истории Нарвы», где должны были разместить предметы, относящие к прошлому Нарвы, а также «Восточную комнату».87 В «Восточной комнате» демонстрировались предметы прикладного искусства Средней Азии, Китая и Японии. История «восточной комнаты» до сих пор остается загадкой, поскольку точно неизвестно откуда появились эти предметы. В некрологе Осипова Алексея Ивановича написано, что «японскую комнату» в Нарвском городском музее имени Лаврецовых он обставил на свои деньги.88 Об этом же говорит Рейн Лоодус, ссылаясь на беседу с Г. Матто.89 Но документально это нигде не подтверждено. В архиве Нарвского музея сохранилась рукопись Е.П. Кривошеева, в которой он пишет о том, что по словам Густава Матто, предметы из «Восточной комнаты» были подарены музею А.Осиповым90. Этот документ, к сожалению, не датирован.91

В 1928 году был издан каталог по экспозиции музея «Narva linna Muuseum. Kunstiosakonna nimestik.»92 В него вошло 359 художественных произведений, где помимо авторов и названий работ были указаны размеры произведений. Составлен на эстонском языке

В 1929 году Нарвский городской музей обогатился большой коллекцией старинных серебряных и медных монет, которые подарила Анна Вербер, мать художника Эдуарда Вербера. Она передала 11796 монет, из них 146 серебряных и 1030 медных монет. Так было положено начало нумизматическому отделу в музее.93

В декабре 1930 года на должность архивариуса Нарвского городского архива и заведующего Нарвским музеем был назначен Арнольд Соом94. Городским управлением было принято решение перевести городской архив из ратуши в здание городского музея. Вступив в должность А Соом с декабря 1930 года по январь 1931 года составлял опись музейных предметов, по которой и принял коллекции музея.95 Эту опись можно назвать первой инвентарной книгой. Появились инвентраные номера, размеры предметов, авторы работ и краткое описание музеалов. Книга была составлена на эстонском языке, предметы были выделены по коллекциям: картины; картины Вербера; картины, взятые на депозит Kultuurkapital; миниатюры; скульптура; фарфор, камень, майолика, стекло; иконы; художественная ручная работа; предметы из металла, дерева, слоновой кости, мрамора ручной и фабричной работы; культурно-исторические предметы; одежда; фотографии; этнографические предметы; археология; оружие; естественный отдел; мебель; «Восточная коллекция». Эта инвентарная книга интересна еще и тем, что в ней было указано местоположение предмета в музее.

Надо отметить, что сразу после вступления А. Соома в должность, деятельность музея и архива стала освещаться на страницах местной газеты «Старый Нарвский листок».

В 1932 году имущество Большой и Малой гильдий должны были перераспределить, видимо, в связи с ликвидацией этих обществ. Дворец Петра Великого, который находился в собственности общества граждан Большой гильдии, перешел в собственность города.96 В связи с этим, Нарвская городская управа решила объединить два музея: дворец Петра I и городской музей имени С. и Г. Лаврецовых. Общее заведывание музеями поручили магистру А. Соому. Первоначальные наименования музеев остались прежними, но официально они назывались: дворец Петра I – «Музеем № 1», Лаврецовский – «Музеем № 2».97 Должность смотрителя дворца Петра Великого в конце 1933 года была упразднена.

Культурно-просветительный отдел разработал проект по реорганизации городского архива и музея. Помещения дворца Петра I планировалось полностью отвести под музей, разместив в нихвсе культурно-исторические ценности, а также открыть «нарвские комнаты», экспозиция которых бы рассказывала об истории города Нарвы. В музее имени Г. и С. Лаврецовых предполагалось расположить художественную и этнографическую экспозицию. Художественная экспозиция включала в себя художественные произведения, мебель, фарфор, фаянс; этнографическая – предметы народного промысла, национальные костюмы разных народов, а также предполагалось открыть специальный ингерманландский отдел.

Кроме реорганизации музеев, при городском архиве проектировалось основать научную библиотеку, в которой должны были быть собраны все научные книги из этих двух музеев.98

Во время осмотра помещений дворца Петра I А. Соом обнаружил на чердаке часть городского архива, документы датируемые с 1600 по 1850 годы.99

Была составлена новая инвентарная книга, в которую уже были внесены музеалы из двух музеев: городского музея имени Лаврецовых и дворца Петра I. Очевидно, эта работа была проделана после 1933 года. Опись была составлена в двух экземплярах, один хранится в Нарвском музее, а другой – в Эстонском национальном архиве в Тарту100. Последняя запись в этой книге датируется июнем 1940 года. На тот момент собрание музея насчитывало 14191 музеал.101

В 1934 году в Лаврецовском музее на первом этаже был открыт этнографический отдел. Экспозиция посвящалась исследованию быта эстонцев, русских и ингерманландцев.102 Подготовительная работа началась за долго до открытия. 462 музеала эстонской этнографии приняли на депозит из Таллиннского Художественного музея в 1929 и 1930 годах. Сбор предметов для новой экспозиции начался осенью 1931 года под руководством Арнольда Соома. 12 ноября 1937 года эти предметы передали в Эстонский национальный музей (Eesti Rahva Muuseum). 103 С 1936 года началась собирательская работа этнографических предметов, которые принадлежали населению проживающему в районе Алутагузе, куда входили волости Вайвара, Йыхви, Люганусе и Йызаку. В 1939 году был издан каталог по этнографической экспозиции, который хранится в фондах Нарвского музея.104 Он знакомил с историей быта жителей Принаровья в период с конца 19 и до начала 20 веков.

В 1934 году на страницах республиканских газет разразился скандал по поводу деятельности музея имени Лаврецовых. В газете “Päevaleht” появилась статья, в которой городские власти и руководство музея обвинялись в нарушении условий завещания Сергея Лаврецова. Цитировался основной пункт завещания, в котором говорилось, что все находящиеся в музее предметы должны навсегда оставаться на тех местах, куда они были помещены Лаврецовыми. На тот момент имущество музея, по словам автора статьи, по весьма скромной оценке достигало 500 тысяч крон. Несмотря на то, что музей находился в руках города всего около двадцати лет, текст завещания забыт, нет списка находящихся в музее предметов, а также и завещанных денег на содержание музея. Из 8200 экспонатов для просмотра было выставлено только 1028, а остальные хранятся на чердаке и в погребе. Приведенные в статье обстоятельства, нарушившие смысл завещания, и послужили для приемного сына Лаврецова основанием предпринять шаги к аннулированию завещания и предъявлению своих прав на наследство.105 Городским советником М. Спеек было написано опровержение, где он утверждал, что перемещение экспонатов и реорганизация музея в завещании не запрещались. Коллекция музея за эти годы увеличилась, помещения стали тесными, поэтому часть предметов, не имеющих особого значения, были перенесены в складское помещение.106 Э. Лаврецов не имел никаких наследственных прав в отношении музея и предметов там хранящихся, поскольку был усыновлен лишь в 1910 году, через четыре года после смерти завещателя.

В 1935 году был издан каталог по экспозиции музея «G. ja S. Lavretsovi nimelise. Narva linnamuuseum. Kunstiosakonna nimestik.»107 Он был составлен на эстонском языке и давал общее представление о музее. Произведения распределены в залах по хронологическому признаку. В первом зале выставлялись произведения 17 и 18 веков, во втором, третьем, пятом и шестом залах – произведения русских художников конца 19 века, в седьмом зале – западно-европейское искусство 19 века. Восьмой зал был посвящен видам Нарвы в графике, а в девятом зале экспонировались работы эстонских художников.

В августе 1941 года во время приближения линии фронта к Нарве, часть собрания Нарвского музея была эвакуирована. В этой истории очень много неясного. В архиве Нарвского музея сохранилась фотокопия удостоверения, выданного на имя А.Г. Назарова, сопровождающего вещи, эвакуированные из Нарвского музея в город Ульяновск РСФСР. Удостоверение выдано отделом народного образования нарвского горисполкома 9 августа 1941 года. На оборотной стороне имеется отметка, что 12 августа сопроводитель с грузом прибыл в Усть-Лугу и исполнитель поручения отправляется в Усть-Нарву. Дальнейшая история груза неизвестна. По воспоминаниям С. Прокофьева, все эвакуированные предметы из музея были доставлены в Ленинград. Его брат Константин Григорьевич Прокофьев непосредственно участвовал в эвакуации музеалов. Он был капитаном местных пароходов «Павел» и «Усть-Нарва». В июле 1941 года К.Прокофьев получил секретный приказ о подготовке судов к эвакуации в Ленинград. Со слов Константина Григорьевича ящики с вещами из музея в сопровождении неизвестных ему людей были доставлены в Ленинград и переданы сотрудникам Эрмитажа.108 Но документально это не подтверждено. Известно, что в 1943 году хранилище музейных ценностей, находившееся тогда в Исакиевском соборе, получило с Московской товарной станции невостребованный груз, содержащий около 200 предметов музейного характера. После образования Центрального хранилища музейных фондов в г. Пушкине предметы, хранящиеся в Исакиевском соборе, были переданы в фонды хранилища, занесены в книги поступления и заинвентаризированы. На некоторых предметах были обнаружены музейные этикетки на эстонском языке.109 Сотрудник хранилища Воронцов сообщил об этом в министерство культуры ЭССР.110 Началась переписка между министерством культуры Эстонской ССР, управлением культуры Ленгорисполкома и Центральным хранилищем, в ходе которой в 1956 году 206 предметов были возвращены в Нарвский музей.111

Несмотря на эвакуацию части коллекции Нарвского музея, в годы второй мировой войны музей работал и заведовал им Арнольд Коткас. Очевидно, в это время собрание музея пополнялось. Сохранились музейные предметы с номерами, которые не вошли в инвентарную книгу, составленную в период с 1931 по 1940 годы. Вероятно существует еще одна опись, но где неизвестно. Летом 1943 года собрание нарвского музея было эвакуировано на мыйзу Мууга, где оно и находилось до 1945 года.112 В 1945 году, поскольку город Нарва был разрушен и музея в городе не было, предметы были перераспределены между эстонскими музеями: Таллиннским городским музеем, Вируским межрайонным музеем, музеем в Пайде.

В сентябре 1949 году исполком Нарвского горсовета депутатов трудящихся обратился в Совет Министров ЭССР с просьбой об организации в Нарве исторического музея. Музей предполагалось разместить в здании бывшей гарнизонной бани на территории Нарвского замка. С конца 1949 года началось постепенное возвращение экспонатов. 22 июля 1950 года музей был открыт для посетителей.



Проблемы по возврату музейных предметов не решены и по сей день. Известно, что библиотека Нарвского Археологического общества хранится в библиотеке Эстонской Академии наук. Некоторые музеалы хранятся в фондах эстонских музеев, в Историческом архиве в г. Тарту. Одной из главных задач и в настоящее время является поиск и возврат экспонатов довоенных музеев...

1Karling, Sten Narva. Eine Baugeschichtliche Untersuchung. Tartu, 1936. lk. 268

2EHA, 3287-1- 26a.

3Петров А. Город Нарва. Его прошлое и достопримечательности. 1223 – 1900. СПб., 1901.

4EHA, 3287-1-133, lk. 1-8.

5Петров А. Указ. соч. с. 341.

6Hansen, H. J. Geschichte der Stadt Narva. Dorpat, 1858.

7Борзин Б. Росписи петровского времени. Л., 1986. с.46.

8Борзин Б. Указ. соч. с.45

9Hansen. lk.332.

10ЦГИА СПб, ф.448, оп.1, д.207, л.1, 1об.

11ЦГИА СПб, ф.448, оп.1, д.207, л. 2-8.

12Hansen. lk.339.

13

следующая страница >>

Смотрите также:
Из истории Нарвского музея. 1863 — 1950
341.24kb.
2 стр.
Справка об истории создания музея
130.58kb.
1 стр.
Музеи на пути перемен
75.33kb.
1 стр.
Школьного музея Истории Военно-Морского флота России на 2010/2011 учебный год
70.01kb.
1 стр.
Викторина по истории школьного музея 3 Презентация экскурсии по новой части экспозиции «История частного коллекционирования в городе Ярославле и благотворительность»
502.37kb.
3 стр.
5-9 мая 2010 г. Пеновский район, г. Тверь, г. Ржев
46.55kb.
1 стр.
Программа создания и развития школьного музея русского слова как фактора гражданского и патриотического воспитания средствами музейной педагогики
84.76kb.
1 стр.
О развитии и поддержке музейного дела в Калужской области
112.29kb.
1 стр.
Интервью Бездомная эпоха Музея кино
246.1kb.
1 стр.
Кафедра истории методическое пособие по курсу «отечественная история» Тема: «ссср в 1950-1980-е гг.» Пермь,2002 Составители: Белоногов Ю. Г., Кузнецова П. Ю
954.54kb.
7 стр.
Экспозиция школьного музея (методические рекомендации)
139.94kb.
1 стр.
Тезисы. Ботякова О. А
90.93kb.
1 стр.