Главная страница 1страница 2страница 3страница 4

Многочисленные концепции Nation-building ("строительство нации") указывают, что создание национального государства (nation state) должно стать результатом целенаправленной государственной политики.


Строительство нации может идти различными путями. Как отмечал Дж. Уайт, в Западной Европе "понятие нации было сооружено главным образом в пределах существующего территориального порядка, который принимался как данный. Таким образом, империи были просто переопределены как нации-государство», тогда как «центральные и восточные европейцы не смогли переопределить империи-государства в национальные государства».

Классическим примером ассимиляционной политики является формирование французской нации. Уже в период абсолютизма утверждение власти короля, укрепление государства сопровождалось большим распространением французского языка. В 1539 году королевский указ предписал использовать французский язык в судопроизводстве и в законодательных актах, в 1634 году была создана Французская академия, в 1649 – издан Академический словарь81. Тем не менее предреволюционная Франция представляла собой страну нескольких разобщенных этнических групп – бретонцев, гасконцев, бургундов, лотарингов82. Французский язык понимало 20 % населения. Для революционеров единство республики означало единство языка. Всеобщее владение французским с искоренением диалектов стало ключевым моментом. Целенаправленная государственная политика сделала своё дело, французский язык стал господствующим, и Франция стала в значительной мере этнически гомогенной.

Дж. Келлас так характеризует концепцию «строительства нации»: "Классический националистический идеал «одной нации, одного государства может быть достигнут только посредством процесса строительства нации, ассимиляции всех граждан в одну нацию путем господства или исключения граждан, которые не принадлежат к нации, рассматриваемой как историческое этническое сообщество"83. В то же время "возможно рассматривать другие формы национализма, которые не придерживаются классической формулировки национальной гомогенности в пределах государства"84. Выдвигаются концепции "строительства нации", которое не должно сопровождаться подобными проявлениями. Как пишет Пааво Вайринен, "понятие «национальное государство» подвергается многочисленным интерпретациям… государства с неоднородной структурой населения, но тем не менее объединяемые национальными чувствами, часто характеризуются как национальные государства»85. Международная энциклопедия социальной науки сообщает, что "нация-государство это одна частная форма территориального государства"86. Дж. Келлас отмечает, что большинство государств в мире мультинациональны и мультиэтничны87.

Для характеристики системы межэтнических отношений в США часто используется ассимиляционистская концепция «плавильного тигля». В действительности, эта концепция не является ни единственной, ни даже наиболее признанной современной американской наукой. Она была выдвинута Эктором Сент-Джоном де Кревекером в 1780-х годах. В Америке, по его утверждению, «представители всех народов словно сплавляются в новую расу»88. Концепция томатного супа («англо-конформистская модель») предполагает, что, как писал Милтон Гордон, «иммигранты и их потомки адекватно адаптируются к англосаксонским культурным паттернам». То есть культура первопоселенцев занимает центральное положение, а другие культуры являются дополнительными ингредиентами. По словам С. Хантингтона, эта концепция прекрасно «работала» с волнами иммиграции до 1960-х годов. В 1915 году Хорас Кален выдвинул концепцию салата, которую сам он назвал теорией «культурного плюрализма». По его мнению, общественные группы объединяются происхождением, а не культурой, этническое деление является наиболее устойчивым. Иммиграция, по Х. Каллену, растворила в себе прежнюю американскую национальность и превратила Америку в «федерацию национальностей». Современник Х. Кален Рэндольф Бурн сформулировал концепцию, в которой Америка трактовалась как «космополитическая федерация национальных колоний и чужеземных культур, которых лишили губительной конкуренции между собой [присущей Европе]». В результате возникла не нация, а «транснациональность, совместно с другими народами ткущая нити всех цветов и оттенков»89.

Ассимиляционный тип возможен в различных вариантах, существенно различающихся по жесткости применяемых мер. Кроме того, целесообразно различать ассимиляцию малочисленных этнических групп, вызванную естественными условиями взаимодействия с более многочисленным и культурно развитым населением90, и целенаправленную ассимиляционную политику государства.

Ассимиляционный тип предполагает противодействие «привязке» этнических групп к определенным территориям, особенно если данные территории находятся вблизи государственных границ. Так, отцы-основатели США считали необходимой дисперсию иммигрантов по территории государства, были единодушны в том, что нельзя допускать концентрации иммигрантов в этнически гомогенных географических областях91. Об этом же писали в 1946 году в работе «Французы для Франции» А. Сови и Р. Дебре, полагавшие, что предпосылки для ассимиляции создаст только дисперсное расселение иммигрантов под жестким наблюдением и контролем92.

Мерой, относящейся к ассимиляционному типу правового регулирования межэтнических отношений, можно считать также изоляцию наиболее активных или статусных представителей этнических групп Так, в XVII веке в Приенисейский край ссылались польско-литовские шляхтичи93. В начале XIX века по инициативе князя Цицианова все члены грузинской царской фамилии были высланы из Грузии в Россию94.

Ассимиляции способствует и обращение в господствующую религию, которое может осуществляться добровольно или насильственно. В XIV веке в Испании в результате преследований многие евреи были принуждены к переходу в католичество. Хотя многие из них втайне сохранили верность своей вере, новые христиане оказались оторванными от еврейских традиций: их дети получали образование в католических учебных заведениях. Таким образом, немалая часть сефардов (евреев Пиренейского полуострова) утратила практически все этнокультурные отличия от своих христианских соседей.

В 1496 году король Португалии Мануэл I поставил перед евреями выбор – обращение в христианство или изгнание из страны. В 14961497 годах еврейские дети до 14 лет силой отнимались у родителей, получали крещение и отправлялись на усыновление в семьи католиков. Тем не менее Мануэль положил конец различению между просто католиками и обращенными евреями (марранами), и принявшие христианство были освобождены от дальнейших притеснений. Несмотря на это, в 1506 году в Лиссабоне случилось жестокое избиение евреев. Тем не менее, данная политика была продолжена, и в 1507 году был издан закон, давший новым христианам равные права со «старыми» христианами, исключающий дискриминацию95.

Примером добровольного обращения в господствующую религию может служить христианизация ясачных в Сибири. «Новокрещены» получали на 5-6 лет освобождение от ясака и комплект русской летней и зимней одежды. Правовое положение «новокрещенов» приравнивалось к положению крестьян96.


8.
Тенденции развития человечества таковы, что число самостоятельных политических организаций неуклонно сокращается. Так, если около 1000 г. до н.э. это число составляло около 600 тысяч, то уже через полторы тысячи лет оно сократилось в три раза, а к настоящему времени составляет чуть более 200. Сокращается и число этнических групп. Эти процессы носят объективный характер. Существует точка зрения, что в перспективе человечество сплотится в одно всеобъемлющее объединение97. Вместе с тем, как отмечает ряд исследователей, спутником, тенью или «темным двойником» глобализации является современный национализм98. Необходимость учета этнического фактора в правовом регулировании подчеркивалась многими ведущими правоведами. Так, например, Л. Фуллер отмечает, что в праве нельзя устанавливать совершенно одинаковые для всех времен, народов и лиц пределы возможностей его субъектов99. Л. Харт отмечал, что в любом государстве действующая на право нравственность не есть нечто недифференцированное, гомогенное и непротиворечивое. Скажем, каждый из имеющихся здесь крупных социальных слоев обычно развивает собственную мораль100. В этой связи особое значение приобретает интеграционный тип ПРМО, сочетающий учет своеобразия быта, культуры и обычаев этнических групп с постепенным сглаживанием этих различий в интересах прогрессивного развития общества. В рамках этого типа предпочтение отдаётся ненасильственным методам. Как писал Конфуций: «людей, живущих далеко и не подчиняющихся», необходимо «завоевать с помощью образованности и морали». «Если б удалось их завоевать, среди них воцарился бы мир»101. Русский мыслитель второй половины XVIII века Я.П. Козельский рекомендовал разные народы, подчиненные одному суверену, «приводить под одни законы не только силой, а превосходною пользой и добротой законов и при уравнении законов уравнять права и преимущества народов»102. Баварская правда предписывала не приносить «вреда чужеземцу», ибо «всеобщий мир выгоден для всех»103.

Значительное внимание должно уделяться работе с элитами этнических групп и с идеологами этнического национализма. Это особенно важно, учитывая, что, как показывает М. Грох, первой стадией формировании национального сознания является период научного интереса, когда идеология национализма формируется группой интеллектуалов104. Конечно, не всякая идеология имеет предпосылки к тому, чтобы овладеть массами, однако нельзя и недооценивать значение идеологий. Яркий пример такого рода даёт история украинского национализма. Как пишет Н.И. Ульянов, «не экономикой, не хозяйственными интересами и потребностями объясняется возрождение казачьего автономизма после полувекового мертвого периода. Пошел он не от цифр ярмарочной торговли, а от книги, от литературного наследства»105.

В критических ситуациях, когда деятельность определенных политических сил, оперирующих аргументами этнического характера, напрямую угрожает дальнейшему существованию государства как единого целого, нельзя останавливаться даже перед насильственными методами. Сохранение единства и целостности государства является категорическим императивом.

Учитывая сформулированные в первой главе два основных компонента правового идеала (отсутствие дискриминации по этническому признаку и специальная поддержка этнических групп, находящихся в тяжелой ситуации и (или) отстающих в продвижении по пути прогресса), интеграционный тип ПРМО уделяет внимание защите прав этнических меньшинств, содействию их прогрессивному развитию. Так, например, в Индии имеет место определенная «позитивная дискриминация», которая связана с обозначением списочного состава каст и племён, за которыми официально резервируются места в государственном аппарате, в учебных заведениях и т.д.106 С.Ю. Витте доказывал, что «сближению инородческих племен с русской народностью» мешает «создание без крайних необходимостей каких бы то ни было поводов к недовольству»107. Однако такая поддержка этнических меньшинств не должна потакать амбициям нечистоплотных лидеров, пытающихся под видом защиты меньшинств достичь ничем не обоснованных привилегий. По словам В.А. Потто, Ермолов «понимал, что если азиатские владельцы сами и не считают желание России откупиться от набегов за слабость и робость перед ними, то имеют прямую выгоду представлять дело в таком свете перед своими подданными»108.

Своеобразие интеграционного типа правового регулирования межэтнических отношений проявляется, в частности, в отношении к коренным малочисленным народам. Ещё в 20-е годы XX века сформировалось два основных подхода к развитию малочисленных народов Севера, а именно традиционалистский, в соответствии с которым традиционный уклад этих народов должен сохраняться в неизменном виде, и модернизаторский, в соответствии с которым этот уклад должен быть коренным образом изменен109. Традиционалистский подход относится, таким образом, к изоляционному, а модернизаторский – к ассимиляционному или конструктивному типу правового регулирования межэтнических отношений.

Неотрадиционалистский подход совмещает положительные стороны двух названных выше подходов. К его основным чертам относятся льготное налогообложение, сохранение традиционного природопользования, свободу выбора форм экономической деятельности, получение от государства компенсаций за использование природных ресурсов, родовое самоуправление при государственном протекционизме. Таким образом, это образец интеграционного типа правового регулирования межэтнических отношений110.

Различным образом может регулироваться использование в государстве тех или иных языков, особенно в сфере образования111. Есть подход, который предусматривает, что образование должно вестись только на общегосударственном языке, изучение языков этнических меньшинств и даже использование их учащимися в разговоре строго запрещается. Подобный подход применялся, в частности, Российской империей в XIX веке в Польше после подавления восстания 1863–1864 годов112. Этот подход вызывает недовольство, которое в перспективе при определенных условиях может спровоцировать конфликты. Так, неприятие русификации средней школы вызвало в начале XX века забастовку польских гимназистов, переросшую во всеобщий бойкот государственной школы113. Это подход ассимиляционного типа. Впервые он был применен, вероятно, инками, которые ввели в своем государстве обязательный для всех язык кечуа114.

Противоположный подход предусматривает приоритет в школьном образовании языков отдельных этнических групп – например, передачу школьного образования в распоряжение национально-культурных автономий, что неизбежно влекло приоритет в школьном образовании языков этнических меньшинств над общегосударственным. Это пример изоляционистского подхода.

В рамках третьего подхода приоритет общегосударственного языка не исключает изучения в государственных школах языков национальных меньшинств. А.К. Бейн в своей диссертации справедливо считает не противоречащим государственным интересам Российской Федерации двуязычие и многоязычие при интегрирующей роли русского языка115. Такой подход также является образцом интеграционного типа правового регулирования межэтнических отношений, предполагающего сближение этнических групп, но не попытки немедленно «отменить» этническое разнообразие.

Важно учитывать замечание М. Гуйбернау, отмечавшего, что нации, желающие сохранить свою самобытность, должны признать, что их языки и культуры выживают бок о бок с более могущественными, которые прогрессивно входят во все аспекты жизни. Соответственно, идеология, провозглашающая создание надэтнической общности (например, евразийской), должна учитывать, что особой ролью в нашем государстве обладают русский язык как язык межнационального общения и русская культура как интегративная. Существует, конечно, индийский опыт, где роль языка межнационального общения выполняет в том числе английский, но этот опыт обусловлен спецификой индийского субконтинента, где проживает значительное количество разноязычных этнических групп, объединенных культурно, при этом ни один язык так не распространен, как русский в России. Как справедливо замечает идеолог современного евразийства П.В. Клачков, «русский народ всегда был стержневым в создании и отстаивании права на существование великой евразийской страны России»116. Не случайно в составленном в 1921 году чувашским просветителем И. Яковлевым «Духовном завещании чувашскому народу сказано: «Чтите и любите великий, добрый и умный русский народ, таящий в себе неисчерпаемые силы ума, сердца и воли. Народ этот принял вас в свою семью, как братьев, не обидел и не унизил вас... Народ этот не обидел вас в прошлом, он не обидит вас и в будущем. Любите его и сближайтесь с ним»117.
9.
Интеграционный тип ПРМО может гармонично сочетаться с идеологией и практиками, провозглашающей создание общности надэтнического уровня. Например, в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии такую роль выполняют понятия Великобритания, британский, бритишнесс (Britishness), которыми обозначается идентичность более высокого уровня, чем английская (Englishness), шотландская и уэльская118. В то же время, если утверждается, что этнические группы должны отказаться от самобытности, то такие идеология и практика относятся не к интеграционному, а к ассимиляционному типу правового регулирования межэтнических отношений. Можно допустить и возможность конструирования идентичностей более низкого уровня в сравнении с этническим в целях раскола этнических групп на более мелкие. Это частный случай политики «разделяй и властвуй», а значит, пример изоляционного типа правового регулирования межэтнических отношений.

Само по себе появление идентичностей надэтнического уровня столь же логично, как происходившие в истории нецивилизованного общества объединения деревень в вождества, простых вождеств в более сложные и т.д. Из античной истории можно почерпнуть примеры создания общностей более крупного уровня по сравнению с племенным. Сюда относятся объединение племен Аттики в единый народ, приписываемое легендарному герою Тесею119, а также образование единой римской общины из племен латин, сабин и этрусков120.

А.Н. Кожановский аргументирует, что в ментальности граждан Испании глубоко укоренено ощущение этой страны как «единства в многообразии», как особого мира, чрезвычайно пестрого внутри, но коренным образом отличающегося от того, что снаружи121. Длительное существование Австро-Венгерской империи и сложный характер взаимоотношений с Германией в конце концов стали стимулом для прочного укоренения в общественном сознании граждан Австрии своей австрийской идентичности122. Б. Андерсон аргументирует, что ряд факторов, в особенности, колониальная система школьного образования, создали в XIX веке индонезийскую идентичность Жители Суматры, не имевшие ни общего языка, ни общей этничности, ни общей религии с амбонцами, живущими на островах, расположенных в тысячах миль восточнее, «стали воспринимать амбонцев как братьев-индонезийцев», а близких географически, этнически и религиозно малайцев как иностранцев. В I половине XX века утвердилась теория единой чехословацкой нации. Исходя из этой концепции, первая конституция Чехословакии не уделяла внимания вопросам ПРМО, хотя в действительности проблемы были, что было отражено, в частности, в Кошицкой программе 1945 года123. В Югославии в годы процветания режима Тито многие граждане стали называть себя не сербами, хорватами, словенцами и т.д., а югославами. Перепись, проведенная в Российской Федерации в 2002 году, зафиксировала, что часть людей вместо указания своей этнической принадлежности требовала от переписчиков указать в графе национальность – «россиянин»124.

В советский период активно развивалась концепция особой исторической общности людей - советского народа. Фактически такая общность образовалась, это признавали даже многие критики советской власти. «В стране действительно сложилось огромное метаэтническое образование с однотипной социально-профессиональной структурой, опирающееся на общую идеологию обладающее общесоветским самосознанием», - писала Г.В. Старовойтова125. При подготовке Конституции СССР С.А. Авакьян, входивший в рабочую группу, предлагал ввести в неё формулировку: «Российское государство олицетворяет государственное единство русского народа и других народов». Предложение не было принято126.

Идеология евразийства исходит из того, что Евразийский континент подразделяется не на две, а на три части света – Европу, Азию и Россию-Евразию, народы которой имеют общую евразийскую судьбу. Евразия понимается как особый исторический и географический мир, простирающийся от границ Польши до Великой китайской стены127. Подчеркивается полиэтничность России-Евразии и то, что связи России с Азией не менее существенны, чем связи с Европой128. В рамках концепции евразийства, понимающей Россию как Евразию, возможны смешанные идентичности наподобие "татарский евразиец", "башкирский евразиец"129. Это позволяет, с одной стороны, не подавлять процессы этнической идентификации, а с другой – сохранять их в рамках лояльности государству. Как сформулировал эту мысль в 1927 году один из основоположников евразийства Н.С. Трубецкой, «национализм каждого отдельного народа Евразии (современного СССР) должен комбинироваться с национализмом общеевразийским… Нужно чтобы братство народов Евразии стало фактом сознания, и притом существенным фактом… В евразийском… братстве народы связаны друг с другом не по тому или иному одностороннему ряду признаков, а по общности своих исторических судеб»130. В этой связи он рассматривал всю совокупность народов, населявших Российскую империю, а потом СССР, как особую многонародную нацию131.

Принципиально важным в евразийской идеологии является разграничение этнического и государственного уровня управления. Это означает, что персональный состав государственных органов должен формироваться без дискриминации по этническому признаку. Как писал ещё Ксенофонт Афинский: "Ближайшими помощниками политическому руководителю нужно брать самых квалифицированных людей в конкретных областях общественной жизни не обращая внимание на их остальные качества, в том числе на этническую принадлежность"132.

Следует рассмотреть вопрос о том, как соотносятся интеграционный тип правового регулирования межэтнических отношений и концепция мультикультурализма. По словам видного отечественного исследователя Эмиля Паина, "мультикультурализм это совсем "свежая" концепция, которая вошла в научный оборот лишь в конце 1980-х и уже в силу своей молодости пока не имеет серьёзной теоретической основы»133. Поэтому говорят чаще не об идеале, а о «практиках» мультикультурализма.

Если вслед за Ю.П. Шабаевым и А.П. Садохиным понимать под стратегией мультикультурализма интеграцию локальных сообществ в единое целое при одновременном сохранении плюрализма внутри данного социального организма134, то мультикультурализм является идеологией, обосновывающей необходимость интеграционного типа правового регулирования межэтнических отношений.

Западные ученые, в частности, Г. Шафир, полагают, что главное достоинство мультикультурализма - «легитимация культурного разнообразия»135. «Мультикультурализм связан с индивидуалистическим подходом, охраняющим право каждого индивида «выходить» из его культурной группы. Вместо рассмотрения общества как состоящего из большинства и меньшинств мультикультуралисты стремятся переопределить современное государство как множество культурных групп в постоянном движении и с расплывающимися границами между ними"136.

Следует обратить внимание на случаи, когда практики мультикультурализма оказываются несовместимы с ранее сформулированными общими требованиями к идеалу правового регулирования межэтнических отношений. Так, в США Акт о гражданских правах 1964 года и акт об избирательных правах 1965 года, запрещающие дискриминацию по расовым признакам, стали трактоваться административной и судебной практикой своеобразным образом. Эта трактовка была охарактеризована Н. Глейзером как «позитивная дискриминация в пользу черных». Статистические диспаритеты в штате организаций стали использоваться как свидетельства дискриминации, которую необходимо исправлять путем принятия на работу небелых сотрудников. По сути это означало отбор на основе расовых и этнических предпочтений – как раз то, что запрещал закон о гражданских права. В 1968–70-х годах министерство труда выпустило ряд распоряжений, требовавших от государственных подрядчиков набирать штаты с учетом «расовых пропорций» и «территориальных интересов».


<< предыдущая страница   следующая страница >>

Смотрите также:
Идеал правового регулирования межэтнических отношений
719.96kb.
4 стр.
Тематика курсовых работ по курсу «Теория государства и права»
156.95kb.
1 стр.
«Актуальные проблемы налогового права»
41.72kb.
1 стр.
Семинар «Ключевые изменения нормативного правового регулирования в сфере жилищно-коммунального хозяйства и теплоснабжения. Регулирование тарифов в 2011-2012гг.»
23.37kb.
1 стр.
Правового регулирования рынка ценных бумаг
3355.46kb.
13 стр.
Тематика курсовых работ по спецкурсу «Нормотворческая деятельность в сфере регулирования земельных отношений»
7.64kb.
1 стр.
Судебная практика в механизме правового регулирования трудовых отношений
2783.85kb.
13 стр.
Тема Понятие и социальное назначение права
85.18kb.
1 стр.
Занятие по теме «Особенности обучения детей-билингвалов»
187.74kb.
1 стр.
Реферат «Рыночный механизм и его функции»
394.2kb.
3 стр.
Вопросы к экзамену по международному частному праву. (дневное отделение) Предмет и система мчп, соотношение мчп с другими отраслями права. Место мчп в юридической системе
45.33kb.
1 стр.
Пояснительная записка Актуальность в настоящее время в Санкт-Петербурге действует программа «Толерантность»
223.96kb.
1 стр.