Главная страница 1страница 2страница 3


Московский государственный областной университет

На правах рукописи

ДЕХТЕВИЧ ОЛЬГА ИГОРЕВНА

ХЛЫСТОВСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В РОСССИИ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА.

07.00.02 – Отечественная история

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук

Москва – 2009


Работа выполнена на кафедре истории России средних веков и нового вре­мени Московского государственного областного университета



Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор БАГДАСАРЯН Вардан Эрнестович
Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор Репников Александр Витальевич

кандидат исторических наук, доцент Ларионов Алексей Эдиславович

Ведущая организация: Институт повышения квалификации МГУ им. М.В. Ломоносова.

Защита состоится: « ___ » ________ 200__г. в 15: 00 на заседании дис­сертационного совета Д 212.155.05 по историческим наукам при Москов­ском государственном областном университете по адресу: 105005, г. Москва, ул. Ф. Энгельса, 21 а, ауд. 305.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государствен­ного областного университета: по адресу: 105005, г. Москва, ул. Радио, 10 а.

Автореферат разослан «___» _________ 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент Никитаева Е.Б.



  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы. Исследование посвящено истории хлыстовского дви­жения в России во второй половине XIX - начале XX века. Актуальность данной темы обусловлена неисследованностью целого ряда проблем, связанных с развитием сектантства в России. Запоздалое форми­рова­ние вероисповедной политики в Рос­сийской империи и решение сек­тантской проблемы посредст­вом репрессий со стороны государственных структур и церкви привело к тому, что основная масса сектантов стала враж­дебной го­сударству и православию. Особенный ин­терес вызывает проблема взаимо­действия секты и государства, так как именно этот вопрос практиче­ски не изучен в отечественной историо­графии.

Важность и актуальность исследования исторического опыта борьбы с сек­тантством заключается в том, что в современной России тоталитарные и дест­руктивные секты стремятся вовлечь в свои ряды как можно больше лю­дей. Как видно, непростая общественная обстановка, кризисные явления, форми­руют со­циально обусловленную ситуацию, когда рушатся прежние идеалы, оказываю­щие мощное воздействие на психику большинства людей, и способ­ствует акти­визации сект. Подобные религиоз­ные движения представляют опасность для общества, так как они приводят к деструктивным последствиям на уровне лич­ности, семьи, общества и госу­дарства. Поэтому изучение фено­мена хлыстовства как религиозного движе­ния широких народных масс, про­тивопоставляющего себя официальной Церкви и обществу, представляет большой инте­рес.

Исследование сектантства представляется важным в связи с возросшим ин­тересом к истории церкви и к русской религиозной культуры в целом в современ­ной России.

Разнообразие мнений о хлыстовстве, представленное в отечественной ис­то­риографии, само по себе говорит о важности этой проблемы для обще­ства вто­рой половины XIX – начала XX века. В связи этим требуется под­робное изуче­ние общественного мнения о секте.



Степень разработанности темы. Историография сектантства представ­ляет собой достаточно сложную проблему. Если по старообрядчеству сущест­вует масса квалифицированных работ, то по истории хлыстовства таких работ еди­ницы. История отечествен­ных публикаций и исследований, посвященных хлы­стовщине, довольно своеобразна. С одной стороны, работ, в той или иной сте­пени касающихся истории, особенностей со­циально-экономической орга­низа­ции, ритуалистики и фольклора этих религиозных движений, насчитыва­ется до­вольно много (особенно вышедших в свет в конце XIX и первых деся­тилетиях XX в.). Но, с другой стороны, в этих исследованиях, как правило, ак­центирова­лось внима­ние на истории зарождения хлыстовства в России и в меньшей сте­пени ана­лизировалось состояние секты во второй половине XIX - начале XX века. Основной объем материалов о русских сектантах, традиционно используемых исследова­те­лями, был собран, отчасти изучен и опубликован исследователями второй по­ловины XIX — начала XX в.

Одной из первых работ, посвященных этой секте, была записка калуж­ского священника Иоанна Сергеева «Изъяснение раскола, именуемого хри­стовщина или хлыстовщина», представленная в Синод в 1809 г. Сергеев был принят в об­щину и участвовал в радениях. В 1803 г. он сообщил о получен­ных сведениях благочинному1. Заслуга Сергеева в том, что он был одним из пер­вых, кто писал об этой секте и снабдил сведениями соответствующие вла­сти. Также раннее упоминание о хлы­стах имеется в книге Димитрия Ростов­ского «Розыск о рас­кольниче­ской брынской вере». Там он дает характеристику всем сектам, суще­ство­вавшим в начале XVIII века2. Из первых исследователей также можно отме­тить архимандрита Доси­фея и архиепископа Иакова (Вечер­кова)3.

Основательное исследование русских мистических сект было проведено из­вестным русским писателем и филологом В.И. Далем. Будучи чиновником по особым поручениям при Министерстве внутрен­них дел, В.И. Даль собрал необ­ходимые сведения о скопцах. Книга Даля предна­значалась для служеб­ного ис­пользования. В этой работе автор опи­рался на многочисленные ис­точники, соб­ранные в Министерстве внутренних дел4. Продолжил его работу Н.И. Надеждин и опубликовал «Исследование о скопческой ереси». Упомя­ну­тые работы не предна­значались для широкой публики, так как содержали сек­ретную информа­цию5.

До 50-х годов XIX века скопцы и хлысты не выделялись в отдельные ре­ли­гиозные движения и считались лишь разновидностями старообрядчества. В цар­ство­вание Николая I вся информация о сектантах была засекреченной, ими за­нимались специальные секретные комиссии. Поэтому так мало упоми­наний о сектантах в отечественной литературе в данный период.

Работы, посвященные хлыстовству, начинают появляться в начале 60–х гг. XIX в. с воцарением Александра II. Первыми исследователями хлыстов­ства стали чиновники Министерства внутренних дел. Одним из историков раскола стал док­тор права Н.В. Варадинов, написавший многотомную исто­рию Мини­стерства внутренних дел. Восьмая, дополнительная, книга посвя­щена истории распоряже­ний по расколу6. С точки зрения исследователя, раскол был явлением политиче­ским, государствен­ным, религиозным и духовным. Соот­ветственно и политика мини­стерства должна была выстраиваться в этих на­правлениях.

Исследователи богословского направления внесли неоценимый вклад в изучение хлыстовства. Представляет интерес работа Г. Про­то­попова «Опыт историчес­кого обозрения мистических сект в России» (1867)7, где русские секты предлагалось разделить на «грубо-мистические» («хлысты, скопцы, наполеониты, скакуны и монтаны») и «мистико-рациона­листические» («молокане, общие, духоборы и немоляки»)8. Здесь опять присутствует по­пытка выявить какой-то общий культ для всех организаций хлыстов. Профессор Казанской духовной академии И.М. Добротворский опубликовал моно­гра­фию «Люди Божьи. Русская секта так называемых духовных хри­стиан» в 1869 г. В Казани. В основу работы легли рукописи архиепи­скопа Иоа­кова (Вечеркова), известного своей крайней непримиримостью с расколом. Добротворкий сконструи­ровал якобы харак­терное для хлыстовщины «учение о таинствен­ной смерти и таинст­венном воскресении», а также представление о разврат­ности хлыстов. За­слугой исследователя была публи­кация 85 собранных им сектантских пес­но­пений9. Представляют интерес работы Н.И. Барсова, опубликовав­шего на рубеже 1860—1870-хгг. доклад «Русский простона­родный мистицизм» и сборник сек­тантских песнопений (103 текста)10. Заслугой исследователя можно счи­тать его критический подход к работам П.И. Мельникова-Печерского «Тай­ные секты» и «Белые голуби» и книге Добротворского «Люди Божьи. Рус­ская секта так назы­ваемых духовных христиан»11. Барсов добросовестно изло­жил содержа­ние извест­ных ему сообщений о хлыстовской секте, сделал не­сколько вполне дельных замечаний о генезисе хлыстовщины. Он пытался со­поставить сконструированное им хлыстовское учение и традицион­ное богосло­вие. Хлыстов­ство, в понимании этих исследователей, представляло собой опасную секту, борьба с которой должна быть целью и Церкви, и правитель­ства.

Публицист и прозаик Ф.В. Ливанов посвятил целую серию очерков хлыстовщине и скопче­ству 12. Находясь на службе в МВД, исследователь имел доступ к архивным материалам. Однако при этом работу «Раскольники и острожники» нельзя на­звать на­учным. Книга носит, скорее, публицистический характер. Ливанов выражает уверенность, что хлыстовство – полити­ческая организация, представляющая опасность для государства и общества13.

Одним из наиболее известных исследователей раскола был П.И. Мель­ни­ков. Как писатель он выразил себя в третьей части романа «На горах». Как пуб­лицист – в статье «Тайные секты» и «Белые голуби», опубликованные в «Рус­ском вестнике» в 1868 и 1869 гг. Как ученый, Павел Иванович реализо­вал себя в публикации документальных материалов о скопчестве из архива Мини­стерства внутренних дел. В последствие вышло собрание сочинений Мельни­кова, в кото­рое вошли почти все его работы14.

Как писатель, Мельников ссылался на устные сообщения о хлыстах, при этом совершенно не задумываясь о достоверности этих сведе­ний. Его «Тайные секты» и «Белые голуби» не демон­стрируют систематиче­ского подхода к излагаемым фактам. Эти произведения являются более лите­ратур­ными, нежели научными. «Материалы для истории хлыстовской и скопче­ской ере­сей» представляют большой интерес.

В 1858 г. выш­ла магистерская диссертация А.П. Щапова «Русский раскол старообряд­ства»15. Щапов рассмат­ривает здесь раскол не только как религиозное, но и как исто­рическо - бытовое и социальное явление. Позднее он развил свои идеи в книге «Зем­ство и раскол»16. Его идеи о генезисе хлыстовщины до сих пор представляют интерес. Он вполне резонно замечает, что в крестьянской среде появляется своего рода новая народная вера, отличная от официального православия. И причиной этого, по мнению исследователя, является недостаток знаний о христианстве и малограмотность. Он считал, что подавление крепостничеством крестьянской личности породило характерное для хлыстовства религиозное самозванчество, то есть появление мнимых «Христов», «пророков» и пр.17.

Одним из исследователей 60 - х гг. был В. И. Кельсиев. Результатом его трудов стали четырехтомный «Сборник правительственных сведений о рас­коль­никах» в четырех томах (Лондон, 1860—1862) и двухтомное «Собра­ние поста­новлений по части раскола» (Лондон, 1863). Это было одна из самых крупных публикаций источников по истории раскола. В 1867 г. вышла серия статей под общим названием «Святорусские двое­веры», опубликованные в петербургских журналах18. Однако, если заслу­гой Кель­сиева можно считать публикацию ряда важных документов, то его статьи вызывают ряд критических замечаний. Исследователь чрезмерно увлекается рассказами о хлыстовских изуверствах, практически не опираясь на реальные факты.

В 1872 г. была опубликована еще одна «правительственная» работа, ав­то­ром которой был московский чиновник Министерства юстиции Н.В. Реут­ский19. Он активно использовал доку­менты московских архивов: эти «досто­верные ис­точники и подлинные бумаги» были практически неизвестны пре­дыдущим ис­следователям. Десять лет спустя, в 1882 г., Реутский опубликовал своеобразное допол­не­ние к своей мо­нографии — статью, излагающую историю московских хлы­стов в пер­вой половине XIX в.20.

Б.В. Андреева можно назвать продолжателем идей А.П. Щапова. Андреев заявил, что изучение раскола с догматической и административной точки зре­ния ни к чему привести не могут, что изучать его можно только с земской точки зрения, «в тесной свя­зи с главными событиями народной истории» 21. Такой под­ход можно объяснить тем, что большинство работ по истории сек­тантства были написаны богословами и чиновниками, которые смотрели на поставлен­ную проблему слишком односторонне. Основное положение автора заключалось в идее о поглощении прав земств центральной властью. И с этим связано зарождение протеста в земской среде против такого перевеса22. Идея о том, что раскол в целом пред­ставлял некое дви­жение протеста, является новой для своего времени.

В 80 – 90 –е годы XIX в. интерес к секте хлыстов значительно усилива­ется. В свет выходят десятки исследовательских работ и сотни статей, по­священных хлыстовщине. Появляются работы богословов: К.В. Кутепова, Д.Г. Коновалова, И.Г. Айвазова, Н.Г. Высоцкого, Т.И. Буткевича, Н.И. Ивановского и др. В начале XX в. изда­ются своего рода учебные пособия для священников и мис­сионеров по борьбе с сектами, где дана классификация и подробно излагался культ и верования сек­тантов 23.

Представляет интерес магистерская диссертация преподавателя Казан­ской духовной академии — протоиерея К.В. Кутепова. Монография «Секты хлыстов и скопцов» вышла в свет в 1883 г.24. Работа представляет собой компи­ляцию: ав­тор не был слишком озабочен критикой источников и старался объединить все известные ему сведения о хлыстовщине, при этом акцентируя внимание на вредности сеты хлыстов. В 1900 г. исследование Ку­тепова было переиздано без изменений, что подчеркивает нежелание автора менять свой подход к проблеме хлыстовства.

Д.Г. Коновалов опубликовал в 1908 г. моногра­фию «Религиозный экстаз в русском мистическом сектантстве». Работа Коновалова выделяется из об­щей массы исследований тем, что автор излагал взгляды, отличные от череды его предшественников. Он не причисляет к хлыстам мистика Радаева, которого было при­нято считать чуть ли не идеологом хлыстовского разврата, в то время, как он вообще не являлся хлыстом, что было доказано и подтверждено экспер­тами25. За­слугой исследователя можно также считать то, что он привел доводы, что «12 заповедей» Данилы Филиппова более позднего происхождения26. Однако ра­боты Коновалова содержит ряд недочетов. Несмотря на то, что исследова­тель нашел новый подход к вопросу сектантства с медицинской точки зрения, он не смог разработать свою концепцию до конца.

И.Г. Айвазов и Н.Г. Высоцкий принадлежали к богословскому направле­нию исследователей. Во второй половине 1910-х гг. Айвазов опублико­вал не­сколько обширных подборок архивных материалов о хлыстовщи­не и скопче­стве27. Односторонний подход, крайняя непримиримость с сектантством, небрежное отношение к фактам значительно снижает исследовательские качества его работ.

Вместе с тем, статьи Айвазова в журнале «Миссионерское обозрение» представ­ляют интерес 28.

Н.Г. Высоцкий в 1917-м он опубликовал записку священника Сергеева «Изъяснение раскола, именуе­мого христовщина», сопровожденную подроб­ным комментарием. Ряд статей Высоцкого представ­ляют большой интерес для исследования темы хлыстовства29.

В 1915 г. вышла работа профессора, протоиерея Т.И. Буткевича «Обзор русских сект и их толков»30, в которой дается подробное описание хлыстов­щины как изуверской, крайне вредной секты. Труд Буткевича долгое время служил настольной книгой миссионера. В ней описаны все наиболее известные секты. В этой работе автор давал подробный разбор хлыстовского учения, представляя его как нечто определенное. Взгляды Буткевича были типичными для большинства историков – богословов; он был непримирим с сектантством и видел своей целью борьбу с ним.

В 1912 г. профессор Казанской духовной академии, действительный стат­ский советник Н.И. Ивановский опубликовал работу, которая называлась «Ру­ководство по истории и обличению старообрядческого раскола». Исследователь отличался достаточно сдержанными взглядами на хлыстовство. В статьях, опубликованных в журнале Министер­ства юстиции, он взвешивает все «за» и «против» хлыстовства, справедливо оценивая и критикуя современное ему законодательство в отношении этой секты. Будучи экспертом на судебных процессах, он требовал доказательства вины каждого подозреваемого только на основе веских улик и свидетельских пока­заний, а не на основе слухов и домыслов31.

Другой исследователь раскола И. Юзов (Каблиц) опубликовал работу «Рус­ские диссиденты. Староверы и духовные христиане» (1881г.) По сути она явля­ется критикой статьи Емельянова «Рационализм на юге страны» в журнале «Отечественные записки» (1878, № 3, 5). Корни хлыстовства исследователь ищет в древних ересях и практически отрицает происхождение этой секты на русской почве. Относительно «свального греха» он считает, что это, скорее «злоупотребление, а не правило» 32.

Одним из самых известных исследователей раскола был А.С. Пругавин. С 1877 г. Будучи этнографом и публицистом, он занимался вопросами ста­рооб­рядчества и сектантства, проблемами вероисповедной политики в Рос­сийской империи. Большой интерес представляют работы А.С. Пругавина о хлыстов­стве 33. В 1887 г. вышла библиография сектоведческой литературы и составила це­лый том 34. В последующие годы вышла обширная серия его книг и статей. В своих работах он выступал за веротерпимость и равнопра­вие. За свои свобо­до­любивые мысли он подвергался надзору со стороны вла­стей 35.

Работа Пругавина «Бунт против природы» полностью посвящена хлы­стов­ству Самарской губернии, где ему по долгу службы довелось прожить не­сколько лет. По словам исследователя, хлысты – невинные жертвы преследо­ва­ний со стороны властей и особенно духовенства. По его мнению хлысты – самая здравомыслящая часть народа. Пругавин опровергает все слухи о хлыстовском свальном грехе и о повальном разврате, однако при этом подчеркивает, что если и были подобные факты, то они скорее являются исключением36. Однако его стремление к идеализации хлы­стов­ства ведет к односторонности подхода к этой проблеме.

В.Д. Бонч-Бруевич внес свой вклад в научную разработку проблемы хлы­стовства.37. В хлыстовстве он видел опору революции в деревне 38. В своем многотомном издании, в «Материалах по истории сектантства и старообрядчества», Бонч-Бруевич проводил линию на объединение ре­ли­гиозного и политического диссидентства.

Среди исследователей советского периода необходимо отметить А. И. Клибанова. Учителем А. И. Клибанова был В.Д. Бонч-Бруевич. В 1960—1970-х гг. Клибанов опубли­ковал целую серию монографий, статей и очерков, посвящен­ных исто­рии и общественной роли русских еретических движений и сект, в том числе и хлы­стовства 39. Однако работы исследователя об истории «христо­веров», как он их называл, в большинстве своем носят компилятивный характер и основываются на исследованиях предшествующих авторов.

На рубеже 50 - 60-х XIX гг. Клибанов организовал и провел несколько ис­торико-социологических экспедиций для изучения «современных ре­лигиоз­ных верований» (и, в частности, сектантства) в центральных об­ластях России.. Экспедиционные наход­ки этого исследователя нельзя назвать богатыми.

Говоря об исследовании истории и культуры русских сектантов в послед­ние годы необходимо отметить работы А.М. Эткинда и А.А. Панченко. Книга А. А.Эткинда посвящена русским религиозным общинам рубежа XIX- XX веков, влиянию их идей и коллективных форм жизни на интеллигенцию и литературу, Ценными являются собранные исследователем ар­хивные материалы и факты, свидетельствующие о взаимодействии сектантства и большевиков40.

Монография А.А. Панченко «Христовщина и скопчество: фольклор и тра­диционная культура русских мистических сект»41 представляет собой первое сис­тематическое исследование культурной традиции хлыстовщины и скопчества. Ис­следователь рассматривает фольклор, ритуалы и идеологию христовщины и скопчества в широком контексте простонародной религиозной культуры XVII - XX вв. Од­нако исследователь практически не затрагивает хлыстовство в XIX веке, огра­ничиваясь лишь кратким очерком.

Из современных публикаций необходимо отметить работы А.Г. Бермана и К.Т. Сергазиной. А.Г. Берман посвятил иссле­дование мистическому сектантству Среднего Поволжья, то есть хлыстов­ству и скопчеству. С точки зрения автора, мистические секты и старческие движения необходимо рассматривать в контексте православной культуры, при этом их ре­лигиозные практики являлись развитием мистической и культовой практики православия42. Исследование Сергазиной посвящено реконструкции ритуали­стики первых хлыстовских общин и анализу молитвенных текстов43. Таким обра­зом можно сказать, что нет обобщающих исследований по истории хлыстов­ского движения во второй половине XIX – начале XX в.



Объектом данного исследования является хлыстовское движение в Рос­сии во второй половине XIX – начале XX века.

Предметом исследования является хлыстовство в контексте государст­венно – церковной политики и восприятия современников.

Целью данного исследования является изучение хлыстовского движения во второй половине XIX - начале XX века.

Данная цель предполагает решение в ходе исследования некоторых задач:



  1. Изучить внутреннюю организацию хлыстовской секты во второй поло­вине XIX – начале XX века.

  2. Систематизировать учение, богослужебный культ и обряды хлыстовской секты.

  3. Исследовать эволюцию государственной политики и процесс законотворче­ства по отношению к секте хлыстов в связи с формирова­нием вероисповед­ной политики.

следующая страница >>

Смотрите также:
Хлыстовское движение в росссии во второй половине XIX начале XX века. 07. 00. 02 Отечественная история
418.01kb.
3 стр.
Развитие культурно-образовательной среды смоленской губернии во второй половине XIX начале XX века 13. 00. 01 общая педагогика, история педагогики и образования
387.55kb.
1 стр.
История промышленности Воронежской губернии во второй половине XIX начале XX вв
405.98kb.
3 стр.
Литература в России во второй половине XIX века
165.3kb.
1 стр.
Внешкольное образование в Тверской губернии во второй половине XIX начале XX века
428.62kb.
3 стр.
Становление и развитие педагогического образования в зауралье во второй половине XIX начале XX вв. 13. 00. 01 Общая педагогика, история педагогики и образования
396.14kb.
1 стр.
Во второй половине XIX начале ХХ вв
77.81kb.
1 стр.
История России. 11 класс
19.86kb.
1 стр.
Мировой суд россии во второй половине XIX начале XX в.
367.35kb.
1 стр.
Развитие просвещения среди марийцев Уфимской губернии во второй половине XIX начале ХХ вв. 13. 00. 01 общая педагогика, история педагогики и образования
318.7kb.
1 стр.
Книжная культура населения урала во второй половине XIX начале XX века
385.92kb.
3 стр.
Развитие меценатства в условиях модернизации россии во второй половине XIX начале XX веков
425.52kb.
3 стр.