Главная страница 1
Н. Я. Данилевский. Концепция исторического прогресса

Говоря об отрицании Данилевским эволюции природы и прогресса общества, было бы ошибкой обвинять его в нигилизме, против которого он сознательно боролся, опираясь на строго научные аргументы. Основные произведения Данилевского «Дарвинизм» и «Россия и Европа» были задуманы как составные части единой науки, которую он определял термином «научное богословие». Это должна быть «славянская наука», в которой жизнь природы и общества как части природы рассматривались бы, исходя из принципа единства материи и духа. С этой точки зрения деление философии и науки на материалистическую и идеалистическую выглядит историческим недоразумением, которое необходимо преодолеть. Европейская наука, погрязшая в позитивизме, сделать это не в состоянии. Поэтому новая, славянская наука необходима не только славянам, но и всему человечеству. Такая наука явится вкладом славянства в общечеловеческую духовную сокровищницу.

Главным фактором эволюции живых существ, утверждал Дарвин, является изменчивость, наследственность и отбор. В ходе борьбы за существование выживают и дают потомство наиболее приспособленные животные. Естественный отбор постоянно совершенствует строение и функции организма, вырабатывает приспособляемость организмов к среде. Однако понятие эволюции, принятое Дарвином, противоречит механизму наследственности, без которого не может существовать ни один животный вид. Наследственность по необходимости консервативна. В ней закреплено только то, что отработано веками. Она отвергает всё новое, способное нарушить целостность организма. Поэтому виды живых организмом не меняются тысячелетиями. Происхождение видов, считает Данилевский, можно объяснить только деятельностью высшего разума. Нет абсолютно никаких научных фактов, подтверждающих способность видов меняться, а тем более перерождаться в другие виды.

Не менее противоречиво понятие общественного прогресса. Под прогрессом понимается тип или направление развития сложных систем, наиболее сложными из которых являются живые существа и социальные системы, для которого характерен переход от низшего к высшему, от простого к сложному, от менее совершенного к более совершенному. Однако мнение, будто сложное обязательно прогрессивнее простого, ошибочно. Существует же утверждение, что всё гениальное просто. Там, где возможно простое решение, оно оказывается оптимальнее сложного. Понятия низшего и высшего тоже не способствуют уяснению проблемы прогресса, поскольку эти понятия относительны, если под ними понимать нечто, не связанное с высшим разумом, т.е. с Абсолютом. Понятия менее совершенного и более совершенного бесполезны для науки по той же причине. Всё, что существует в мире, и простое и сложное, и низшее и высшее, в равной мере совершенно, оптимально приспособлено к тем условиям, в которых существует, и в равной мере несовершенно в сравнении с Абсолютом.

В связи с этим Данилевский стремится дать новую формулу построения истории, гораздо более широкую, чем прежние, и потому более научную, опирающуюся на хорошо проверенные факты. Как нет единой направленной эволюции живой природы, так нет и единой истории человечества. Человечество не представляет собой единый живой организм, а похоже на некоторую живую стихию, стремящуюся складываться в такие формы, которые аналогичны организмам, самостоятельным в этой стихии. Самые крупные из них, имеющие связь между частями и ясную линию общего развития, составляют культурно-исторические типы. Причём такое развитие необъяснимо с помощью субъективных понятий эволюции или прогресса, не опирающихся на научные факты, а требуют аналогий с живыми организмами: зарождение, созревание, расцвет, увядание, гибель. В этом пункте Данилевский воспроизводит историософскую точку зрения христианства, с тем, однако, различием, что христианство рассматривает развитие человечества в целом, Данилевский же говорит о каждом культурно-историческом типе в отдельности.

Несмотря на не очень продуманные высказывания по поводу всемирной истории, Данилевский такую историю не отрицает, а лишь иначе формулирует. Прежде всего он признаёт общую сокровищницу человечества, в которую каждый культурно-исторический тип вносит плоды своей цивилизации как некоторое наследие, равно принадлежащее всем существующим и будущим цивилизациям. То, что вошло в эту сокровищницу, сохраняется там навсегда, и сокровищница обогащается, хотя цивилизации сменяют друг друга. Человечество живёт, постоянно пользуясь этими ценностями, так что жизнь человечества становится всё более богатой. Данилевский при этом отмечает, что носителями родной культуры являются живые люди, которые нас родили и воспитывали, среди которых мы живём и действуем. Общая же сокровищница не имеет живых носителей, но хранится в книгах и всякого рода памятниках, равно доступных всем и всем дорогих, но и равно всем чуждых, ни с кем прямо не связанных.

Кроме этого, Данилевский прямо говорит о всемирной истории и о историческом прогрессе человечества, вкладывая, однако, в эти понятия несколько иное содержание. Нет человечества вообще, а есть конкретные общественно-экономические формации, – говорит Маркс. Нет человечества вообще, а есть конкретные цивилизации, – утверждает Данилевский. Первая формация была нерасчленённой, бесклассовой, – говорит Маркс. Первые цивилизации были нерасчленёнными, подготовительными, – говорит Данилевский. Следующие формации последовательно развивали способ производства, который постепенно совершенствовался, – отмечает Маркс. Цивилизации, последовавшие за первыми, развивали каждая только одну из сторон культурной деятельности. Поэтому эти культурно-исторические типы получают наименование одноосновных. В результате они дают человечеству набор видов деятельности, необходимых для полнокровного существования цивилизаций.

Далее Данилевский вполне определённо отмечает: «Дальнейший исторический прогресс мог и должен был преимущественно заключаться как в развитии четвёртой стороны культурной деятельности – общественно-экономической, так и в достижении большей многосторонности посредством соединения в одном и том же культурном типе нескольких сторон культурной деятельности, проявляющихся доселе раздельно. На эту более широкую дорогу, более сложную ступень развития и выступил тот тип, который, под именем европейского, или германо-романского, главнейшим образом занял историческую сцену после распада Западной Римской империи. Подобно логическому процессу мысли в индивидуальном духовном существе раскрылись и в логическом ходе всемирной истории – путём анализа – отдельные стороны культурного движения из первоначального смешанного (не дифференцированного) состояния, представителями которого были древнейшие государства Азии и Африки; а затем наступил, по-видимому, момент для процесса синтетического слияния в истории германо-романских народов».1 В этом смысле европейская цивилизация действительно оказалась во главе мирового исторического процесса, являясь первым в истории двухосновным культурно-историческим типом. Дальнейший исторический прогресс Данилевский связывает со славянской цивилизацией, представленной Россией, поскольку она формируется как первая в мире полная, четырёхосновная цивилизация.

То обстоятельство, что в прошлой истории человечества множество цивилизаций успели не только возмужать, но и умереть, не может отрицать столь же очевидного факта, что человечество в целом, состоящее из отдельных цивилизаций, далеко ещё не достигло зрелости. Данилевский в этом вопросе был не до конца последовательным, но тем не менее внёс в его осмысление существенный вклад. В длительном процессе становления человечество проходит определённые стадии. Маркс считал такими стадиями общественно-экономические формации, с переходом к последней из которых завершается становление человечества и начинается его расцвет, или же завершается его предыстория и начинается подлинная история. Концепция Данилевского подводит к мысли, что такими стадиями предыстории человечества являются ушедшие цивилизации, каждая из которых вносит свой особый вклад в становление человечества. «Прогресс... состоит не в том, чтобы идти всё в одном направлении (в таком случае он скоро бы прекратился), а в том, чтобы исходить всё поле, составляющее поприще исторической деятельности человечества, во всех направлениях. Поэтому ни одна цивилизация не может гордиться тем, чтоб она представляла высшую точку развития, в сравнении с её предшественницами или современницами, во всех сторонах развития».1

Теория культурно-исторических типов Данилевского и теория общественно-экономических формация Маркса, несмотря на свою противоположность, удивительным образом перекликаются. Данилевский утверждает, что общественно-эконоическая деятельность в своём сформировавшемся виде вырабатывается человечеством позднее всех остальных форм культурной деятельности цивилизаций, после чего цивилизация может стать четырёхосновной, т.е. полной. Аналогично этому Маркс, несмотря на свой экономический детерминизм, утверждает, что переход общества к зрелым общественно-экономическим отношениям завершает предысторию человечества. Это происходит уже после того, как остальные виды культурной деятельности становятся непосредственной производительной силой, а религия успевает отмереть, как выполнившая свою функцию в обществе и тем самым исчерпавшую себя. Согласно Данилевскому, религия отмереть не может. Наоборот, все остальные виды культурной деятельности наполняются религиозным содержанием, как это происходит в России, что и даёт ей преимущество перед другими цивилизациями. Теория Маркса одностороння, делает упор на одной лишь экономической стороне культурной деятельности, превращая остальные виды этой деятельности в «функцию от экономики». Поэтому и вся культура в буржуазном обществе, согласном в этом пункте с Марксом, становится объектом купли-продажи, включая и религию. Вместе с тем теория Маркса способствует более глубокому пониманию теории Данилевского и в какой-то степени дополняет её.

Введённое Марксом понятие общественно-экономической формации, несмотря на свою односторонность, является научным, но отражает лишь то, что наиболее устойчиво в обществе, претендуя при этом на анализ общества как живого организма. Наиболее устойчивым в живом организме, как известно, является скелет. Однако утверждение, будто мёртвый скелет – основа живого организма, свидетельствовало бы о полном непонимании специфики живого. Формация имеет такое же отношение к цивилизации, какое скелет имеет к живому организму и, наконец, какое способ производства имеет к образу жизни. Способ производства – абстракция, хотя бы и научная, в то время как образ жизни всегда конкретен. Кроме того, образ жизни, лежащий в основе цивилизации, первичнее способа производства, лежащего в основе формации: и исторически, и фактически. Образом жизни обладает не только человек, но и все живые существа, не имеющие никакого способа производства, или, точнее – чей способ производства ограничивается воспроизводством рода. Образ жизни формирует потребности человека. Сформированные потребности заставляют искать способы их удовлетворения. Найденные способы конкретизируются в выработанном способе производства материальных и духовных ценностей, призванных удовлетворять потребности общества и человека и тем самым поддерживать существующий образ жизни. Не случайно Данилевский вслед за Вико говорит о решающем значении потребностей народа. Человеку свойственны и материальные, и духовные потребности. Материальные потребности первичнее духовных только в том узком смысле, что достались нам в наследство от мира животных, хотя тоже изменялись и развивались под влиянием духовного фактора. Специфику человека составляют духовные потребности, а никак не материальные, и уже поэтому духовные потребности являются определяющими в становлении общества.

Необходимость удовлетворения материальных и духовных потребностей общества вызывает к жизни тот или иной способ производства. Маркс считает духовное производство вторичным по отношению к материальному. Однако уже в первобытном обществе человек занимается не только охотой, но и искусством, не только земледелием, но и мифотворчеством. Человек не может просто жить в материальном мире, подобно остальным живым существам, в результате чего живёт одновременно в двух мирах: в духовном и в материальном. Более того, человек непрерывно «очеловечивает» природу, изменяя материальный мир и стремясь сделать его частью духовного. Неправильно понимать духовный мир человека только как внутренний. Духовный мир является прежде всего внешним, образуя постоянно развивающуюся духовную атмосферу, в которой живут люди. Не всегда люди эту атмосферу замечают, но и воздух, которым мы дышим, не все и не всегда замечают, однако жить без него невозможно. Данилевский показывает, что формируется духовная атмосфера через конкретные культурно-исторические типы, определяя конкретный образ жизни человеческого сообщества. Если в первобытном обществе образ жизни является нерасчленённым, то в цивилизованном обществе он расчленяется на отдельные виды культурной деятельности, из которых как бы «соткан» образ жизни. И это расчленение происходит постепенно по мере накопления духовного потенциала общества.

В теорию культурно-исторических типов Данилевского хорошо вписываются категории «базис» и «надстройка». Вместе с тем, становясь элементами новой научной теории, эти категории коренным образом меняют своё содержание. Цивилизационный подход к становлению общества показывает, что следует различать способ материального и способ духовного производства. Под базисом Маркс подразумевал экономический, т.е. материальный фундамент общественного здания. Надстройка – само здание, опирающееся на фундамент и возвышающееся над ним. Разумеется, ни одно здание не может обойтись без фундамента, однако ни один архитектор не назовёт фундамент главной, основной частью здания. Не здание строится ради фундамента, но фундамент строится «под здание», удобное жильцам, соответствующее их потребностям.

Надстройка в своей целостности составляет конкретную цивилизацию, или культурно-исторический тип общества, в основе которого лежит способ духовного производства, «проектирующий» не только само здание, но и его экономический фундамент. При одном и том же способе материального производства способ духовного производства может быть различным. Если способ материального производства выражает общность человечества, то способ духовного производства, не отрицая этой общности, выражает своеобразие духовной культуры каждого народа. Человечество не есть нечто безликое, а представляет собой единство многообразия. Известно, что на одном и том же фундаменте можно строить разнообразные дома. У Маркса все «общественные здания» типовые, т.е. формационные. У Данилевского культурно-исторические типы строятся как бы «по индивидуальному проекту».



Цивилизационный подход к становлению общества подразумевает преимущественное развитие духовной сферы, что, в свою очередь, потребует развития и материальной сферы производства, но развития направленного. Чтобы сформировать жизнеспособный культурно-исторический тип, общество обязано изыскивать малейшие возможности для развития культуры, образования, здравоохранения, фундаментальной науки. Это потребует материального обеспечения и придаст гуманистическое направление развитию материального производства, будет способствовать всестороннему удовлетворению разумных потребностей общества и каждого человека, обеспечит духовное и физическое здоровье нации, создаст заинтересованность в результатах своего труда на благо своего народа, а тем самым и всего человечества.



1 Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991, с. 477 – 478.

1 Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991, с. 109.






Смотрите также:
Главным фактором эволюции живых существ, утверждал Дарвин, является изменчивость, наследственность и отбор. В ходе борьбы за существование выживают и дают потомство наиболее приспособленные животные
98.14kb.
1 стр.
Эволюция интегративной деятельности мозга
31.12kb.
1 стр.
Отражения мира позволяющая живым существам ориентироваться в этом мире развилась в царстве эукариотических живых существ обозначаемом как многослойные животные
66.57kb.
1 стр.
Взаимопомощь как фактор эволюции
871.4kb.
4 стр.
Взаимопомощь как фактор эволюции
861.61kb.
6 стр.
Закон народонаселения Т. Мальтуса
69.32kb.
1 стр.
Общественная палата
104.47kb.
1 стр.
Активные методы обучения
94.08kb.
1 стр.
Билет №1 Биология как наука, ее достижения, связи с другими науками. Методы изучения живых объектов. Роль биологии в жизни и практической деятельности человека. Биология
59.53kb.
1 стр.
Модуль Наследственность и изменчивость
43.74kb.
1 стр.
«Наследственность и изменчивость»
86.71kb.
1 стр.
Севиндж Мамед Сулейман
198.91kb.
1 стр.