Главная страница 1страница 2страница 3страница 4
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИИ

ФГОУ ВПО «АМУРСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ПРОБЛЕМЫ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОЙ

МОЛОДЕЖИ


Доклады участников Всероссийской научно-практической конференции

Комсомольск-на-Амуре

2011

СОДЕРЖАНИЕ



Архиепископ Хабаровский и Приамурский Марк

Повышение роли духовно-нравственного воспитания студенческой молодежи в современных условиях







Кулагина И.Ю.

Мотивация как индикатор качества жизни в подростковом и юношеском возрастах







Григорьев А.В.

Факторы риска снижения качества жизни молодежи в условиях изменяющегося общества







Дагбаева С.Д-Н.

Социальные технологии в управлении качеством жизни населения







Яремчук С.В.

Соотношение субъективного благополучия и внутриличностных конфликтов молодежи в сферах их жизненных ценностей







Конюхова Е.Т., Конюхова Т.В., Шевцов Н. В.

К вопросу о качестве жизни человека в контексте информационного общества







Кобызева В.О.

Виртуальное общение как одна из культурных потребностей молодежи







Щербакова Н.В.

Волонтерская деятельность молодежи как средство обеспечения качества жизни населения







Сёмина М.В.

Личностная готовность к брачно-семейным отношениям в структуре ценностей современной студенческой молодежи







Барнас Е.В., Павлова Е.В.

Дружба и любовь как ценности современной молодежи







Мысникова Э.А.

Состояние психики юношеского населения забайкальского края в контексте проблемы качества жизни






Яковлева С.А.

Проблемы исследования совладающего поведения личности







Бахаровская Е.В.

Роль и значение социальной активности в обеспечении качества жизни молодежи







ПОВЫШЕНИЕ РОЛИ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
Архиепископ Хабаровский и Приамурский Марк,

ректор Хабаровской духовной семинарии,

г. Хабаровск

Духовный и нравственный кризис особенно остро затрагивает и поражает молодежную среду. Именно поэтому вопрос о духовно-нравственном здоровье молодых людей становится сегодня во главу угла. Без решения этого вопроса невозможно совершенствование образования, прогресс науки, развитие культуры и будущее нашего государства.

В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви подчеркнуто, что школа есть посредник между поколениями, передающий молодым людям  ценности, накопленные за предыдущие эпохи. Задача приобщения молодежи к этическим принципам, актуальным для всех времен и  восходящим к вечности, несомненно, выходит сегодня на первый план в образовательном процессе.  Вспомним, что корнем слова «образование» является образ. С точки зрения нашей веры — это образ Божий в человеке. Подлинное образование неразрывно связано с воспитанием, а воспитание как раз и должно способствовать проявлению, раскрытию этого образа в жизни человека. Человек, получивший такое образование, думает и действует в соответствии с началом, заложенным в него Создателем; в каждом своем поступке и суждении он пытается соответствовать мировоззрению, в котором центральное место занимают духовно-нравственные законы. Главным вопросом воспитания духовности и нравственности, таким образом, становится вопрос формирования мировоззрения – воззрения на мир.

Система образования призвана через воспитание молодежи формировать нацию. Строго говоря, система образования является основным инструментом не только обучения, но в первую очередь воспитания молодежи и, таким образом, способом, которым общество непосредственно воссоздаёт себя в будущем. Однако в наше время мы наблюдаем, что образование склонны трактовать неоправданно узко,  исключая  воспитательный момент.  Не по этой ли причине многие родители испытывают тревогу, отправляя в школы и вузы своих детей? С другой стороны, ухудшение психологической атмосферы в учебных заведениях, где дети зачастую приобщаются к сквернословию и курению, а подростки «знакомятся» с алкоголем и наркотиками, в конечном счете, влияет и на само качество образовательного процесса.

Попытки оторвать процесс получения знаний молодым человеком от формирования его этических, нравственных и религиозных ориентиров препятствуют формированию духовно зрелой, гармонически развитой личности. Творчество педагога немыслимо без личного нравственного примера, лежащего в основе воспитания. Образование – высшее, среднее и начальное – становится полноценным и качественным тогда, когда базируется на фундаменте традиционных, вечных  духовно-нравственных ценностей.

В идеале вся система образования и воспитания молодежи должна исходить из традиционных духовно-нравственных координат. Соотнося этот идеал со сложившимся к настоящему моменту положением дел, мы констатируем, что во многих курсах общественных и гуманитарных наук роль духовных ценностей в формировании  общенациональной культуры народа России явно недооценивается.

Считаем нужным предостеречь от навязывания учащимся представлений, противоречащих традиционной этике. Сотрудничество молодежных объединений, традиционных религиозных организаций, органов государственной власти призвано противодействовать проникновению в школу оккультных и экстремистских влияний. У православных верующих России и светской педагогики – одна задача: воспитать не только знающего, работоспособного человека, но и полноценную личность, обладающую этическим измерением своих слов и дел, живущую осмысленно и одухотворенно, приносящую пользу не только себе, но и ближним, равно как и Отечеству.

Наша история являет множество примеров, когда люди с разным мировоззрением мирно сосуществовали. На протяжении веков российская цивилизация развивалась как сложное сообщество наций и культур, органично дополняющих и обогащающих  друг друга. Однако сегодня,  при отсутствии полноценного патриотического воспитания,  молодежь все чаще втягивается в межнациональное противостояние.

В отдельных регионах продолжают действовать сепаратистские движения и террористические группировки, культивирующие национальную ненависть  и религиозную нетерпимость. Кроме того, почти на всей территории страны  фиксируются вспышки взаимной вражды между местными жителями и мигрантами, приехавшими из-за рубежа, а также  выходцами из других регионов. С особой остротой это противостояние дает о себе знать в молодежной среде.

Радикальные протестные настроения,  социальный нигилизм  возникают не на пустом месте, но как реакция молодых на пренебрежительное отношение к себе.  Именно на этой почве часто возникают бытовые и культурные конфликты, в урегулировании которых важную роль могут сыграть религиозные общины, студенческие союзы,  национально-культурные общества, землячества.

«Лучший  метод борьбы с экстремизмом – доверить молодым людям настоящее дело», – говорит Святейший  Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.  Гармонизации в межнациональных отношениях можно будет достичь лишь тогда,  когда молодые соотечественники преодолеют индивидуализм и разобщенность, проникнутся духом товарищества и взаимовыручки, осознают, что добиваться успеха сообща легче, чем делать это поодиночке. Позитивный опыт уже присутствует там,  где молодежь и вообще основная масса местного населения оказывается способной к общинной самоорганизации, в рамках которой успешно решаются вопросы труда, занятости, достижения экономической самостоятельности,  открываются пути  приобщения к традиционным духовным ценностям.  Совместный труд помогает молодым людям, преодолевая сложности жизни, духовно возрастать и преображать окружающую реальность.

 Создание полноценных структур общества на местном и региональном уровнях создает предпосылки для поддержания правопорядка,  эффективного функционирования местного самоуправления,  реабилитации молодежи,  попавшей в криминальную, алкогольную или наркотическую зависимость.  

 Там, где удаются такие инициативы, формируется здоровый экономический и нравственный климат,  в котором принято уважать закон, а не произвол, ценится сила права, а не право сильного. Как результат, закономерно происходит естественная и безболезненная  адаптация приезжих к сложившемуся  жизненному укладу.

В основу эффективной политики, рассчитанной на молодежную среду, должны быть положены не заимствованные из-за рубежа схемы,  используемые для регулирования   этнокультурных процессов, слабо соотносимых с российскими реалиями, а  многовековой опыт дружбы и соседства народов нашей страны,  имеющих свой неповторимый  культурный облик. Традиционные религиозные общины России, выступая историческими хранителями этого опыта и осуществляя свое служение на основе близких, созвучных этических принципов, призваны сыграть ключевую роль в «разрядке» межнациональной напряженности. Вспомним, что до 1917 года политика Российского Государства была настолько продуманной, что наша страна не знала межнациональных и межрелигиозных конфликтов. Темы межнациональных, межэтнических отношений — очень сложные. Обратим внимание на особый вклад Русской Православной Церкви в сохранение межнационального мира и в Российской Империи, и в современной России. Церковь всегда воспитывала мирный дух, способность разделить горе с ближним своим, вне зависимости от того, к какой вере человек относился. Вот это воспитание мирного духа и привело к тому, что никаких межрелигиозных и межэтнических войн в России практически не было.

Задача всех, кто трудится на педагогическом поприще, донести до сознания молодых людей, что ненависть  к людям другой национальности не имеет ничего общего с любовью к своему народу.  Тот, кто хочет, чтобы его уважали другие, должен, прежде всего, научиться уважать себя, жить в соответствии с  передающимися от поколения к поколению нравственными идеалами. Залог межнационального мира и   единства России – в сохранении национальной, культурной и духовной идентичности живущих в ней народов.  

Нашу молодежь ждет широкое поле трудов, дерзаний и свершений. Историческая Россия стала великой страной потому, что как государственное образование служила высокой цели — цивилизовать огромные географические пространства. Чтобы построить сильное государство, требовалось установить в его пределах справедливость и согласие. Для достижения этой цели не хватило бы никаких человеческих ресурсов, если бы в жизни людей отсутствовало вертикальное измерение. Жизнь без веры, без предельных смыслов в таком напряженном режиме немыслима.

Никакое мировоззрение не может быть усвоено сознанием молодого человека, если не произойдет самоотождествления с ним. Во взаимодействии с молодежью необходимо исходить из духа молодости, который не терпит двусмысленностей, компромиссов и в то же время ищет серьезного приложения для человеческих сил. Молодой человек готов признавать настоящие авторитеты, но никогда не простит даже намека на пренебрежение своей личностью, сомнения в собственном потенциале. Обращение к молодежи предполагает новый «перевод», новую формулировку тех идей, которые заложены в традиционной культуре и в вечных нравственных нормах.

В Хабаровском крае имеется положительный опыт работы в данном направлении. Круглый стол «Духовно-нравственный потенциал молодежи России», проведенный Хабаровской духовной семинарией совместно с некоторыми вузами края (Амурский гуманитарно-педагогический государственный университет, Дальневосточный институт повышения квалификации ФСКН России, Дальневосточный юридический институт МВД России) стал площадкой для обмена мнениями священнослужителей, педагогов государственных вузов, будущих учителей, юристов и будущих пастырей. Выдвинутая нами на Совете ректоров инициатива с вашей помощью, коллеги, была реализована и дала положительный результат. Идеалы молодости и понятие о счастье в молодости, понятие о справедливости и чувство справедливости, информационное пространство и самооценка, защита собственного нравственного чувства – далеко не полный перечень затронутых вопросов. Со стороны участников круглого стола последовало множество интересных и глубоких вопросов, которые свидетельствовали о живом интересе к затронутой теме. Студенты и педагоги государственных вузов отмечали, что система образования и воспитания молодежи должна исходить из традиционных духовно-нравственных координат. Но, соотнося этот идеал со сложившимся положением дел, пришлось констатировать, что во многих курсах общественных и гуманитарных наук роль духовных ценностей в формировании общенациональной культуры народа России явно недооценивается.

Нынешнее молодое поколение — первое поколение молодых людей, родившихся или выросших после распада СССР, в первые годы становления новой российской государственности. Через 10-15 лет именно от него будет зависеть, какая судьба ждет в ХХI веке Россию с ее многонациональным обществом.

Чтобы занять достойное место в мире, наша страна нуждается как в инновационном развитии, так и в нравственном обновлении. Нынешнему молодому поколению предстоит решать эти задачи одновременно. Именно поэтому ему равно необходима как материальная, так и духовная поддержка. Лишь достигнув гармонии между общенациональными идеалами, личными и семейными интересами, оно сможет войти в историю как новое поколение победителей, с которого станут брать пример, на которое будут равняться потомки.



МОТИВАЦИЯ КАК ИНДИКАТОР КАЧЕСТВА ЖИЗНИ В ПОДРОСТКОВОМ И ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТАХ
И.Ю.Кулагина

Московский городской

психолого-педагогический университет, г.Москва

Полярными критериями качества жизни становятся ее содержательность и комфортность. Содержательность жизни взрослого человека определяется в наибольшей степени с позиций общечеловеческих ценностей, комфортность – с субъективных позиций. В этом состоит полярность оценок: высокое качество жизни предполагает максимально выраженную жизнь для других (с чем связывают распространенное в последнее время понятие «духовность», не всегда имеющее религиозный аспект), или жизнь для себя. В этом же состоит и основное противоречие: жизнь может быть содержательной, но не комфортной (можно говорить о высоком качестве жизни объективно и низком – субъективно), и наоборот, комфортной и недостаточно содержательной.

Возможно, существует континуум оценок качества жизни, имеющих два этих полюса – от вклада человека в культуру общества (творческого продукта или социально значимого поступка) до полной удовлетворенности своей примитивной, но удобной жизнью. В этом случае точкой пересечения будет служить одновременное признание обществом заслуг человека и его удовлетворенность своими достижениями и социальным статусом.

В зависимости от времени, культурно-исторических традиций и социально-экономической ситуации в обществе акцент делается на содержательности или комфортности (несколько по-разному понимаемых и принимаемых в разных социальных слоях). Ценность содержательности жизни декларируется давно. В частности, в начале нашей эры Л.Сенека писал: нужно, «чтобы жизнь наша, подобно драгоценностям, брала не величиной, а весом. Будем мерить ее делами, а не сроком… Будем славить и причислять к счастливцам того, кто и отпущенной ему малости нашел хорошее применение. Он увидел истинный свет, не был одним из многих, он жил, а не прозябал… Он пришел и к потомкам, оставив по себе память» [7, с. 384].

В 60-ые годы ХХ века И.С.Кон приводил данные большого социально-психологического исследования, проведенного в США: «ценности и стремления, свойственные молодежи во всех сферах, отражают образ индивидуального успеха в Америке, каким он вырисовывается в магическом мире телевидения, фильмов, газет, журналов и популярных книг. Ингредиентами этого образа являются удобные жилища, машины, красивые платья, свободные деньги, досуг и развлечения» [1, с. 162]. То есть, идеология «индивидуального успеха», транслируемая в настоящее время и нашими СМИ, ориентирует на комфортность жизни и соответствующую оценку ее качества.

В подростковом и юношеском возрастах осваивается молодежная субкультура, особенно подверженная такого рода влияниям. К этому следует добавить воздействие ряда неблагоприятных для развития личности аспектов современной жизни - расслоение общества, рекламируемая ориентация на потребление, снижение ценности образования, падение престижа науки и искусства, примитивность массовой культуры и др.

В связи с этим, начиная с 90-ых годов, для подростков низкую значимость имеют такие терминальные ценности, как активная жизнь, творчество, красота природы и искусства, познание; высокую значимость – материальная обеспеченность. У них ярко выражена потребительская мотивация. В то же время традиционными, «вечными» ценностями остаются семейная жизнь и любовь, что отмечалось в разное время и при разных социально-экономических условиях (Э.Дуван и Дж.Аделсон, 60-ые гг., Н.Н.Толстых, 80-ые гг., С.В.Кривцова, 90-ые гг. и др.). [5, 8].

Еще одна особенность подросткового и юношеского возрастов – расширение временной перспективы, построение жизненных планов (жизненного замысла) и, в то же время, недостаточная субъективная значимость достигнутого или отсутствие существенных достижений. Поэтому в эти возрастные периоды (в отличие от зрелости) одним из индикаторов качества жизни становятся не реальные достижения, а мотивация как их потенциальные возможности. Здесь следует проследить содержательный аспект мотивации – к чему именно стремится подросток или юноша, выстраивая планы будущей жизни, т.е. мотивацию надситуативного уровня.

Мы рассматриваем два уровня мотивации – уровень деятельности и надситуативный уровень. Мотивация надситуативного уровня или доминирующая мотивация представляет собой мотивационные тенденции, определяющие основные линии поведения в различных ситуациях и при включении в различные виды деятельности; соответствующие отношению личности к миру (людям и делу) и себе; на онтогенетическом этапе личностной стабилизации обусловливающие направленность личности. Значимы на надситуативном уровне духовно-нравственные (связанные с привязанностями и глубокими интересами), эгоцентрические (связанные со стремлением к самоутверждению, личным достижениям) и гедонистические (подчиняющиеся принципу удовольствия) мотивы. [2].

В проведенном эмпирическом исследовании определялась выраженность (представленность) мотивации разного типа в подростковом и юношеском возрастах. В нем приняли участие 74 подростка, обучающихся в гимназии г. Москвы, 70 подростков, воспитывающихся в условиях детского дома г. Москвы (13-16 лет) и 99 студентов двух государственных гуманитарных вузов г. Москвы (18-25 лет). Использовалась авторская методика «Доминирующая мотивация» [4].

Как показали результаты исследования, подростки, живущие в семьях и обучающиеся в средней школе (гимназии), имеют выраженную духовно-нравственную (средний балл 14) и эгоцентрическую (средний балл 8) мотивацию. Гедонистическая мотивация, подчиненная принципу удовольствия, не характерна для подросткового возраста при благоприятных условиях развития.

Социальная депривация как неблагоприятные условия развития способствует становлению у подростков примитивной гедонистической мотивации, в ущерб духовно-нравственной. Наиболее выраженной у воспитанников детского дома является гедонистическая мотивация (средний балл 12), в меньшей степени представлена эгоцентрическая мотивация (средний балл 9); духовно-нравственная мотивация развита слабо. Различия между группами подростков из семей и закрытых детских учреждений статистически значимы (при p<0,001) по параметрам «духовно-нравственная» и «гедонистическая» мотивация. [3].

Представляется важным отметить, что в личностном развитии в детстве и отрочестве в целом преобладают возрастные закономерности, а в юности и зрелости – индивидуально-типические. Это связано с тем, что в первые две возрастные эпохи (Д.Б.Эльконин) общество ставит перед детьми и подростками единые нормативные задачи развития и создает сходные условия для их решения. Начиная с юности, реализуются индивидуальные задачи самоопределения, и дальнейшее становление личности непосредственно связано с тем жизненным путем, который выбран и осуществляется человеком. Вариантов жизненного пути и, соответственно, развития зрелой личности, достаточно много, что отражено в различных классификациях (типы личности по А.Адлеру, варианты жизни по В.Н.Дружинину, виды жизненного мира по Ф.Е.Василюку, В.Н.Колюцкому и др.).

Изучая особенности доминирующей мотивации в юности, мы остановились на одном из многообразных вариантов жизненного пути и становления личности в этом возрастном периоде – студенческой жизни, личности обучающегося в гуманитарном вузе. При этом варианте преобладает духовно-нравственная мотивация (средний балл 16), но достаточно выраженными оказываются эгоцентрическая (средний балл 7) и гедонистическая (средний балл 9) мотивация. Усиление гедонистической мотивации у юношей в условиях обучения в вузе соответствует отмечаемому в западной психологии феномену «студенческой субкультуры», ориентированной не на обучение, а на общение и развлечения [6].

Таким образом, при благоприятных условиях развития в отрочестве и юности проявляется общая тенденция – становление и упрочение духовно-нравственной мотивации. Развитие эгоцентрической мотивации, связанной с постановкой личных целей и особенно значимой в период профессионального самоопределения, также можно считать показателем достаточно высокого качества жизни в его содержательном аспекте. Интенсивное развитие гедонистической мотивации, отвечающей принципу удовольствия, уже в подростковом возрасте в неблагоприятных условиях закрытых учреждений, и повышение ее значимости в юности у студентов снижают качество жизни с содержательной точки зрения, но повышают комфортность жизни в субъективном плане.
Библиографический список:

1. Кон, И.С. Социология личности. – М.: изд. политической литературы, 1967.

2. Кулагина, И.Ю. Проблемы доминирующей мотивации в контексте теории деятельности А.Н.Леонтьева // Московская психологическая школа. История и современность. Том 4 / Под ред. В.В.Рубцова. – М.: МГППУ, ПИ РАО, 2007.

3. Кулагина, И.Ю. Развитие мотивации в подростковом возрасте при социальной депривации // Дефектология. 2010, № 6.

4. Педагогическая психология / Под ред. И.Ю.Кулагиной. – М.: Сфера, 2009.

5. Подросток на перекрестке эпох / Под ред. С.В.Кривцовой. – М.: Генезис, 1997.

6. Райс, Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. – СПб.: Питер, 2000.

7. Сенека, Л. Нравственные письма к Луцилию. – М.: Алетейа, Новый Акрополь, 2000.

8. Толстых, Н.Н. Хронотоп: культура и онтогенез. Монография. – М.- Смоленск: Универсум, 2010.

Соотношение Субъективного благополучия

и внутриличностных конфликтов молодежи

в сферах их жизненных ценностей
С.В. Яремчук

ФГОУ ВПО «Амурский гуманитарно-педагогический

государственный университет», Комсомольск-на-Амуре

В качестве одного из оснований для определения субъективного благополучия личности в отечественной психологии используется феномен ценностей личности, задающих точку отсчета при оценивании тех или иных аспектов жизни. Ценности фиксируют те предметы и явления, которые обладают для человека непротиворечивым, практически безусловным позитивным смыслом, мало того, позитивный смысл этих предметов и явлений распространяется человеком не только на его индивидуальное существование, но и рассматривается им как обладающее позитивным смыслом для большинства окружающих людей. Позитивный личностный смысл представляет собой результирующую неоднократного взаимодействия человека с окружающим миром в процессе многочисленных попыток удовлетворения собственных потребностей, и фиксация, «консервирование» положительной смысловой окраски ценностных ориентаций свидетельствует о том, что те предметы, явления, действия, которые воплощают собой ценности человека, были выделены среди всех остальных как в наибольшей степени способствующие удовлетворению потребностей как конкретного человека, так и окружающих его людей в той степени, в которой они представлены в его жизни.

Поскольку ценностные ориентации представляют собой иерархичную структуру, по сути, они фиксируют иерархию предметов и явлений окружающего мира в зависимости от той степени, в которой они в прошлом опыте человека являлись эффективным средством удовлетворения его потребностей. Те аспекты реальности, которые находятся на более нижних ступенях иерархии ценностей, обладают неоднозначностью, конфликтностью приобретенного ими смысла, а зачастую и негативным смыслом, возникающим в той мере, в которой этот предмет или явление выступал препятствием удовлетворения потребностей человека.

Таким образом структурированная смысловая жизненная концепция человека предопределяет его ориентацию и предпочтение явлений, обладающих для него высокой ценностью, и избегание тех предметов, которые обладают ценностью низкой. Однако, жизненная реальность зачастую такова, что предметы, выделяемые в качестве ценностей, лишь в ограниченной степени присутствуют в жизни человека, и наоборот, те явления, которые осмысляются человеком как препятствующие, представлены в его жизни в большом количестве. Общий уровень согласования или рассогласования между ценностями человека и его субъективной оценкой того, насколько они реализованы в его реальной жизни, является основанием для осмысления своей собственной жизни как гармоничной и непротиворечивой или, напротив, конфликтной и дисгармоничной.

Логично предположить, что рассогласование, порождающее внутренний конфликт человека, нарушает и его субъективное качество жизни. В зарубежной психологии эта гипотеза проверялась в исследованиях A.C. Michalos [1]. Результатом его работ стала теория множественного несоответствия, согласно которой субъективное благополучие зависит от разрыва между тем, что человек хочет, и тем, что он имеет. Однако эта теория требует неоднократной проверки, в том числе на разных социальных группах и в разных регионах.

В нашем исследовании осуществлялась проверка взаимосвязи субъективного благополучия и внутреннего конфликта, порожденного рассогласованием между ценностями и их субъективной доступностью молодежи г. Комсомольска-на-Амуре. В исследовании участвовало 121 человек, среди которых были школьники старших классов (19 девушек и 12 юношей 16-17 лет) и студенты дневного отделения гуманитарного и технического вузов (90 человек 17-22 лет, 72 девушки и 18 юношей).

Субъективное благополучие измерялось в совокупности его когнитивной и аффективной составляющей. Для изучения когнитивного компонента субъективного благополучия испытуемым предлагалось по 10-балльной шкале оценить удовлетворенность ими шестью ведущими аспектами своей жизни в соответствии с модусами субъективного благополучия, выделенными Р.М. Шамионовым [2]. Для изучения аффективного компонента субъективного благополучия была использована методика Е. Динера [3]. По каждой из этих методик рассчитывался суммарный показатель субъективного благополучия: общая удовлетворенность (ОУ) и общее аффективное благополучие (ОАБ).

Для изучения внутриличностного конфликта использовалась методика «Уровень соотношения «ценности» и «доступности» в различных жизненных сферах» (УСЦД) Е.Б Фанталовой [4], позволяющая обнаружить разрыв между значимостью конкретной личностной сферы и ее субъективной доступностью в 12 жизненных сферах. При обработке учитывалось количество сфер, в которых наблюдался внутренний конфликт (показатель ВК – противоречие между ценностью объекта и его недостаточной субъективной доступностью) и внутренний вакуум (показатель ВВ - противоречие между избыточным присутствием в жизни человека предметом, обладающих низкой ценностью). Эмпирические данные обнаруживают в некоторых случаях весьма высокое рассогласование в отдельных жизненных сферах, поэтому дополнительно был выделен показатель ВК!, учитывающий количество областей жизни, в которых рассогласование между ценностью и доступностью достигало 9-10 единиц (максимально возможное рассогласование). Кроме этого учитывался интегральный (суммарный) показатель рассогласования (показатель R), свидетельствующий о глубине не всегда осознаваемого состояния вовлеченности личности в собственные внутренние конфликты, степени внутренней неудовлетворенности, блокады основных жизненных потребностей.

Дополнительно были рассчитаны индексы реализуемости (как корреляция между важностью и доступностью ценности) и барьерности (корреляция между важностью ценности и дистанцией между ее важностью и доступностью) [5]. Индекс реализуемости отражает стратегию человека, направленную на понижение ценности недоступного (тенденция согласования), а индекс барьерности – повышение ценности объектов, порождающих внутренний конфликт (тенденция рассогласования).

Предварительное сопоставление обследуемых групп показало наличие значимых различий между ними (таблица 1).

Таблица 1

Различия между юношами и девушками разного возраста в параметрах оценки внутриличностного конфликта и субъективного благополучия



Параметры сравнения

девушки

юноши

В среднем по всей выборке

школьники

студенты

школьники

студенты

Количество ВК

0,947***

2,225***

2,000***

3,048***

2,146

Количество ВК!

0,000

0,169

0,083

0,286

0,154

Количество ВВ

0,158

0,479

0,667

0,524

0,455

Общая сумма рассогласования (R)

27,579

26,901

30,833

29,095

27,764

Индекс реализуемости

0,425*

0,303*

0,114*

0,191*

0,291

Индекс барьерности

-0,207

-0,124

-0,146

0,044

-0,113

Общая удовлетворенность (ОУ)

43,316

41,014

43,750

42,048

41,813

Общее аффективное благополучие (ОАБ)

13,789**

12,479**

13,500**

12,100**

12,721

* - значимые различия между юношами и девушками по критерию Манна-Уитни

** - значимые различия между школьниками и студентами

Различия обнаружились в принципиально значимых переменных: количестве внутренних конфликтов (в большей степени присущим юношам и студентам), уровне общего аффективного благополучия (более выраженным у школьников) и индексе реализуемости (более высокие показатели у девушек), что делает существенным рассмотрение взаимосвязей между изучаемыми переменными внутри каждой из групп.

И если при статистической обработке всей совокупности данных обнаруживается значимая обратная взаимосвязь обоих сторон субъективного благополучия с числом имеющихся внутриличностных конфликтов (ВК) и общей степенью рассогласования ценности и доступности (R), а, кроме того, обратная взаимосвязь общего аффективного благополучия с числом явно выраженных внутренних конфликтов (ВК!), то при анализе данных внутри каждой выборки вырисовывается несколько иная картина.

В выборках юношей, как старших школьников, так и студентов, в принципе не обнаруживается взаимосвязей между параметрами субъективного благополучия (ОУ и ОАБ) и признаками внутреннего конфликта. Это свидетельствует о том, что противоречие между тем, что юноши имеют, и тем, что они реально ценят, не вызывает у них нарушения их субъективного переживания благополучия. Независимо от того, насколько совпадают с реальностью их ценности, их собственное благополучие удерживается на том же уровне, что и у девушек. Сложно оценить однозначно эффективность такого положения дел: с одной стороны, способность сохранять удовлетворенность жизнью и общий позитивный настрой, невзирая на имеющие жизненные противоречия, может намекать на наличие определенных внутренних ресурсов, позволяющих конструктивно воспринимать жизнь в таких условиях. Однако, тот факт, что сфер, в которых обнаруживается подобное противоречие, у юношей существенно больше, нежели у девушек, и с возрастом увеличивается, наводит на мысль о том, что подобная нечувствительность юношей к собственным внутренним конфликтам приводит лишь к их усилению и разрастанию.

Интерес представляет тот факт, что у юношей разного возраста число сфер, в которых наблюдается рассогласование между их значимостью и доступностью, связано с разными компенсаторными стратегиями. В школе большое число внутриличностных конфликтов связано со снижением индекса барьерности (коэффициент корреляции -0,707, значим для р=0,033). Это значит, что если при единичных внутренних конфликтах, ценность сфер, в которых они возникают, все еще сохраняется, то уже при наличии двух-трех конфликтных областей рассогласование между ценностью и доступностью ведет к уменьшению ценности объектов и явлений.

У юношей, обучающихся в институте, прослеживается другая картина: увеличение количества внутриличностных конфликтов связывается со снижением индекса реализуемости (коэффициент корреляции -0,700, значим для р=0,001), что подразумевает, напротив, повышение ценности для них недоступных объектов.

Таким образом, большое число внутриличностных конфликтов у юношей-школьников сопровождается понижением ценности объектов, порождающих внутренний конфликт, а у студентов – повышением ценности всех недоступных объектов. Число внутриличностных конфликтов при этом не уменьшается с возрастом, а имеет значимое увеличение, что обнаруживает неэффективность используемых юношами стратегий.

У девушек, как обучающихся в школе, так и в институте, количество сфер рассогласования отражается в снижении удовлетворенности жизнью (значимая отрицательная корреляция между ВК и ОУ). Кроме этого, у студенток общий уровень благополучия дополнительно реагирует снижением на увеличение числа явно выраженных конфликтов (ВК!) и общее рассогласование ценности и доступности (R). При этом увеличение числа сфер рассогласования (как ВК, так и ВВ) ведет к снижению индекса реализуемости, то есть повышению ценности недоступных объектов.

Эти данные показывают, что механизм реагирования на внутриличностные конфликты у девушек имеет принципиально другой характер: к снижению уровня удовлетворенности жизнью и повышению ценности объектов и явлений, которые представляются им недоступными в их жизни.

Такое реагирование имеет смысл только в том случае, если ведет за собой субъектную активность, направленную на преобразование своей жизни в соответствии со своими ценностями. Для проверки этой гипотезы респондентам дополнительно задавались вопросы: «Что бы вы хотели изменить в себе?», «Что бы вы хотели изменить, в своей жизни?». При обработке учитывалось число указываемых человеком желаемых изменений как по каждому из вопросов отдельно, так и в общей совокупности.

Первый обнаруженный факт свидетельствует о том, что девушки указывают существенно большее число желаемых изменений себя, чем юноши (различия значимы для р=0,006), что сказывается и на общем числе желаемых изменений (различия значимы для р=0,033). Корреляция этих данных с остальными параметрами у юношей, также как и у девушек-школьниц, не обнаружила значимых взаимосвязей, выраженных между тем в выборке девушек-студенток (таблица 2).

Таблица 2

Взаимосвязь между стремлением к изменению, параметрами субъективного благополучия и числом внутриличностных конфликтов у девушек-студенток



Коррелируемые параметры


Число внутриличностных конфликтов (ВК)

Общая удовлетво-

ренность (ОУ)



Общее аффективное благополучие (ОАБ)

Число желаемых изменений себя

0,264*

-0,206

-0,086

Число желаемых изменений жизни

0,273*

-0,140

-0,238*

Общее число желаемых изменений

0,319*

-0,237*

-0,159

* отмечены коэффициенты корреляции Спирмена, значимые для р≤0,05

Выявленные взаимосвязи обнаруживают, что увеличение числа внутриличностных конфликтов у девушек студенток приводит к увеличению числа желаемых изменений как в своей личности, так и в своей жизни. К увеличению общего числа желаемых изменений ведет также и снижение общей удовлетворенности жизнью; появление негативной эмоциональной окраски жизни также приводит к стремлению к ее изменению. Таким образом, механизм реагирования девушек на внутренние конфликты, выражающийся в снижении их удовлетворенности жизнью, имеет активный характер, поскольку сопряжен со стремлением к преобразованию своей жизни в желаемом направлении.

В результате проведенного исследования можно сделать вывод о том, что уровень субъективного благополучия служит в своем роде «барометром», сигналящим человеку о том, насколько его жизнь отклоняется от желаемого состояния. Можно предположить, что у юношей этот механизм функционирует менее чувствительно, чем у девушек: даже большое число внутриличностных конфликтов не приводит закономерно к снижению уровня субъективного благополучия, а также не приводит их к мысли о необходимости активных изменений своей жизни с целью достижения желаемого состояния. У девушек этот механизм более отлажен и если в школе уровень удовлетворенности жизнью легко откликается на несоответствие желаемого реальному, то уже в институте в этот механизм включается осознанное стремление к преобразованию как самих себя, так и различных сторон своей жизни.

Библиографический список:


  1. Blore, J. D. Subjective Wellbeing: An Assessment of Competing Theories / Jed Daniel Blore. - Deakin University, 2008. - 90 р.

  2. Шамионов, Р. М. Психология субъективного благополучия личности / Р.М. Шамионов. - Саратов, 2004. – 15 с.

  3. Аргайл, М. Психология счастья / М. Аргайл. – 2-е изд. – СПб.: Питер, 2003. – 271 с. - ISBN 5-272-00370-5.

  4. Фанталова, Е. Б. Методика “Уровень соотношения “ценности” и “доступности” в различных жизненных сферах”/ Е.Б. Фанталова // Журнал практического психолога. – 1996. - № 2. – С. 32–37.

  5. Салихова, Н. Р. Реализуемость личностных ценностей в условиях жизненного кризиса / Н.Р. Салихова // Психологический журнал. – 2009. – №1. – С. 44-51.


ФАКТОРЫ РИСКА СНИЖЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ ИЗМЕНЯЮЩЕГОСЯ ОБЩЕСТВА

А.В. Григорьев

Волгоградский государственный технический

университет, г .Волгоград

Проблема качества жизни особенно остро встает в переломные периоды жизни общества. В условиях модернизации общества индивиду не с чем соотносить свои поступки и отталкиваться при принятии решений, так как старая система ценностей утрачивает свое значение, а современное общество предлагает множество систем знания и ценностей. Индивид перманентно стоит перед необходимостью выбора между альтернативными системами знания и ценностями, следовательно, он рискует.

В моменте выбора своей позиции проявляется моральный риск. Моральный выбор означает «самоопределение человека в отношении к самой морали, в выборе системы ценностей, ценностной ориентации и собственной позиции: становиться ли на сторону морали, моральных ценностей или же поступиться моральными соображениями ради целесообразности, практического успеха, непосредственных интересов и выгоды. Это фундаментальный моральный выбор, формирующий весь жизненный замысел, ценностные установки личности, характеризующий саму нравственную личность и мотивы её поведения» [3, с. 3].

В.Ф. Сафин [4, с. 79] считает, что выбор в конкретной ситуации является отправной точкой последующего развития личности. Риск состоит в выборе, который, с одной стороны, может быть сделан в пользу восхождения личности на более высокий уровень развития и расшире­ния системы социальных связей, с другой же стороны - наоборот. Выбор совершается между различными моделями развития, различающимися по степени своей рискогенности исходя из субъективного восприятия риска.

Риск снижения качества жизни молодежи проявляется при выборе жизненной стратегии и в процессе ее реализации (в процессе самореализации).

Риск заключается в том, какую линию жизни человек для себя выберет и с какими ценностями, установками в дальнейшем он будет сверять свое поведение. От принятого решения зависит степень риска: чем больше индивидуальные или групповые ценности и установки находятся в противоречии с общественными, тем выше степень риска и тем более явно прослеживаются черты асоциального поведения.

В современном российском обществе существует много факторов, способствующих снижению качества жизни молодежи. В качестве основных, мы выделяем следующие:

1. Кризис идентичности граждан России как нравственных и политических субъектов.

2. Конституирование культурного пространства, в котором доминируют идеи и образы массовой культуры. Возрастание ее влияния на потребителей, которых она направляет и чьи потребности создает.

Разные социальные группы, субкультуры имеют свои ценностные ориентации, нормы поведения, традиции. Та или иная субкультура не всегда дает правильные алгоритмы поведения в различных жизненных ситуациях, может препятствовать даль­нейшему развитию личности. Здесь может встать вопрос о степени усвоения тех или иных ценностей, образцов поведения. Иногда нормы, традиции ме­шают принятию более правильных решений.

Подчиняясь требованиям субкультур, личность может не проявить себя. Ее истинные желания, потребности могут остаться нереализованными. На этапе социализации в современном обществе появляются риски конформизма. По мнению Л.Н. Гумилева, типичный конформист [1, с. 123] это человек, избегающий принятия решений, живущий по принципу «Как бы чего не вышло». Это серый обыватель без лица, без собственного мнения. Такие люди рискуют прожить однобокую, бесцветную жизнь и думать, что они счастливы, «сами они не могут поставить себе ни цели, ни организоваться».

В данном случае можно говорить о проявлении риска прекращения саморазвитии. Человек становится игрушкой ролевых ожиданий группы, общества, «...пассивным «усвоителем» социальных норм, конвенциональных чувств, мыслей, способов жизни...» [5, с. 159].

2. Риск деформации идентичности. Люди различаются по степени связанности элементов идентичности, у одних она проявляется как строгая иерархическая система, у других, в случае неблагоприятного развития идентичности - как хаотичный набор элементов. В этом случае можно говорить о риске существования противоположных ценностных установок в сознании личности. Ее ценностная система не выстроена в определенной после­довательности. Это приводит к тому, что человек ощущает бессмысленность и несвяз­ность своего существования, мечется от одного жизненного события к другому, не осмысливая целостности своего бытия. Такой человек не обладает богатой мотивационной сферой и иерархизированной ценностной структурой, не имеет стратегической цели, которая придает смысл жизни.

Это приводит к потере доверия между социальными субъектами и продуцирует риски столкновений и несовместимости как внутри группы, общества, так и групп или обществ между собой.

Несформировавшееся, незавершенное самоопределение личности и деформированная идентичность личности приводит к тому, что ею гораздо легче манипулировать, навязывать собственные суждения.

3. Риски подмены своего собственного экзистенциального опыта, детерминирующего самоопределение, навязанным. На стадии самооценки личностью своих установок и ориентаций существует риск подмены своего экзистенциального опыта, навязанным. Минимизация этого риска состоит в выборе относительно своего опыта и опыта, который навязывается. Только сам человек может выявить свой опыт и отличить его от чуждого ему опыта мыслей, переживаний и чувств. Личность должна отвлечься от того, что навязывается ее опыту социальным окружением, социальными стереотипами. И в этом смысле должно быть произведено нечто подобное феноменологической редукции. Экзистенциальный опыт личности должен быть осознан ею, чтобы личность реализовала себя.

Самореализация есть сознательный целенаправленный процесс раскрытия и опредмечивания сущностных сил личности в ее многообразной социальной деятельности, деятельностное выполнение, осуществление своего назначения [2, с. 147]. На этой стадии реализуются и риски присущие жизненным установкам личности. Риск проявляется при выборе той или иной стратегии социального поведения. Причем объектом риска может быть как личность, так и социальная среда. Рискообразующим фактором является возможность противоречия между нормами и ценностями личности и общества, а также между целями личности и возможностями их легитимного достижения.

Риски реализации или наоборот подавления реализации личностной позиции состоят в вероятности утраты чего-либо, например, социальных связей, понимания и т.п. Люди часто подавляют развитие собственного опыта из-за страха быть не понятыми членами малых и больших социальных групп, к которым принадлежит. В конце концов, человеку окажется неуютно в таких условиях подавления. Это приводит к замедлению личностного роста, к потере смысла жизни.

Социальные отношения, часто предполагают самый широкий спектр санкций для тех, кто отказывается признать как свои те или иные мысли, чувства, ценности других людей, навязывающих их.

Но, как правило, навязываются прямо противоположные представления. Усвоение подобных представлений без опоры на собственный опыт приводит к тому, что жизненный опыт личности оказывается «расколотым». «Расколотая» личность не в силах истинно понимать окружающих, т.е. так понимать окружающих, чтобы при этом выявить и уточнить подлинный смысл того, что окружающие хотят сообщить.



Библиографический список:

  1. Гумилев, Л. Н. Этносфера: История людей и история природы / Л. Н. Гумилев. – М.: Экопрос, 1993. – 544 с.

  2. Коган, Л. М. Цель и смысл жизни человека / Л. М. Коган. – М.: Мысль, 1984. – 252 с.

  3. Кондрашов, В. А. Выбор моральный [Электронный ресурс] / В. А. Кондрашов - 2009. Режим доступа: http://zhurnal.lib.ru/k/kondrashow_w_a/st9.shtml

  4. Сафин, В. Ф. Психология самоопределения лично­сти / В. Ф. Сафин. – Свердловск: Свердловский педагогический институт, 1986. – 146 с.

  5. Цукерман, Г. А. Психология саморазвития / Г. А. Цукерман, Б. М. Мастеров. – М.: Интерпракс, 1995. – 288 с.



СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНЛОГИИ В УПРАВЛЕНИИ КАЧЕСТВОМ ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ

С.Д-Н. Дагбаева

ГОУ ВПО «Восточно-Сибирский государственный

технологический университет», г. Улан-Удэ

В условиях социально-экономических преобразований решение проблемы повышения качества жизни населения, в том числе молодежи, становится одной из основных задач укрепления Российского государства. Растущий интерес к поиску научно обоснованных путей повышения качества жизни свидетельствует о том, что наше общество озабочено уже не столько проблемами самосохранения, сколько вопросами устойчивого социального развития и восстановления своей роли и своего места в мировом сообществе. Значимость проблемы качества жизни в России возрастает и в связи с тем, что человеческий ресурс в условиях активно идущих процессов старения и депопуляции населения становится самым дефицитным ресурсом. Осмысление новых принципиально важных явлений и процессов предполагает обращение к проблемам повышения качества жизни людей. Рост качества жизни населения должен рассматриваться как цель и средство сбалансированного социально-экономического развития регионов.

Появление социальных технологий связано с расширяющейся потребностью оптимизировать систему социального управления, быстро и крупномасштабно тиражировать социальные инновации.

Анализ различных взглядов на сущность социальных технологий показывает, что она может быть раскрыта как система методов выявления и использования скрытых потенциалов социальной системы в соответствии с целями ее развития, социальными нормативами. Они также могут быть рассмотрены как совокупность операций, процедур социального воздействия на пути получения оптимального социального результата такого как оптимизация уровня и качества жизни населения. Учитывая потребности в многоуровневом повышения качества жизни, социальные технологии нами подразделяются на глобальные, технологии, применяемые в рамках отдельного государства, региональные. Разрабатываемые социальные технологии управления качеством жизни имеют региональное применение, а это обстоятельство задает дополнительные условия. Для достижения успеха при выработке и реализации региональных социальных технологий большое значение имеет их увязка с программой социального и экономического развития территории в рамках общероссийских аналогичных программ.

Целями государства являются: повышение качества жизни населения; преодоление бедности; усиление социальной интеграции; повышение экономической эффективности функционирования всех отраслей этого сектора. Рассмотрим каждую из описанных целей и попытаемся определить формы их достижения.

Общей целью всех экономических реформ является достижение более высокого уровня и качества жизни населения. Мы исходим из предпосылки, согласно которой рынок только тогда приводит к желаемым социальным изменениям, когда государство выступает как один из агентов рынка, стимулирующих своих партнеров к определенным действиям.

Для достижения сбалансированной структуры населения необходимо создать благоприятные условия для перехода части его из группы условно бедных в средний класс, а из группы бедных – в группу условно бедных. При этом следует не допустить обратного процесса «выталкивания» людей среднего класса в группу условно бедных, а из этой группы – в бедные слои.

В процессе разработки социальных технологий важно предусмотреть создание условий для развития и удовлетворения всего комплекса потребностей.

Социальные технологии повышения уровня и качества жизни населения должны включать следующие направления: работа и заработок, образование и развитие, социальная защита; социальное партнерство.

Первое из них содержит технологии регулирования оплаты труда, создания и сохранения рабочих мест; адаптации индивидов, оказавшихся незанятыми, т.е. создание условий для минимизации уровня бедности. Это направление предполагает повышение реальной цены рабочей силы, активизации мотивов и стимулов к труду и предпринимательской активности, восстановление в современных условиях связи доходов с ростом производительности труда и результативности предпринимательства. Оно также предусматривает обеспечение благоприятных условий для предпринимательской инициативы, направленной на создание новых рабочих мест, производство качественных и недорогих товаров.

Второе направление "образование и развитие" ставит цели: создание возможностей для самореализации, повышение качества образования, доступность образования, гарантированные возможности трудоустройства; переподготовка безработных, имеющих профессии, не востребуемые на рынке; развитие послевузовского образования и внутрифирменной подготовки и т.д. Эти технологии предполагают обеспечение условий для того, чтобы каждый человек мог бы иметь не только достойную работу и приличный заработок, но и возможность для повышения квалификации и профессионального роста.

Усиление адресности в условиях финансового дефицита и в целях повышения эффективности использования имеющихся средств предполагает, с одной стороны, сокращение количества людей, имеющих права или полагающих, что имеют право на получение помощи, а с другой – оказание действенной, реальной поддержки наиболее бедным семьям. Одной из главных задач реформ в социальной сфере является осуществление перехода от преимущественно категориального к адресному принципу оказания социальной помощи наиболее нуждающимся гражданам.

Развитие системы социального партнерства, обеспечение гарантий работникам в области оплаты труда. Обеспечение стабильности хозяйственно-правовых и налоговых условий, стимулирование расширения сферы применения договорных отношений, коллективных и индивидуальных трудовых договоров гарантируют защиту свободы экономической деятельности. В рамках этого направления деятельности первоочередными являются следующие меры: заключение тарифных соглашений и коллективных договоров; повышение уровня экономической и правовой грамотности работников, их активное вовлечение в коллективно-договорный процесс; рациональная организация благотворительной деятельности; системная реализация технологии регулирования при компетентной деятельности службы связей с общественностью.

Исходя из этих положений, основные принципы, используемые при разработке технологии можно изложить в следующем виде:

- устойчивое повышение уровня и качества жизни населения означает, что качество жизни каждого последующего поколения выше, чем у предыдущего;

- рост благосостояния должен быть результатом и одновременно стимулом экономической активности и предпринимательской инициативы населения;

- во взаимосвязи между экономическим производством и социальным воспроизводством не должно отдаваться предпочтение первому над вторым;

- основная задача мероприятий – увеличение численности среднего класса за счет сохранения его сегодняшнего состава и перехода в него части контингента условно бедных;

- политика по отношению к условно бедным должна быть принципиально иной и строиться по принципу подготовки для них необходимых ресурсов и создания условий для экономической деятельности а не обеспечения их средствами для потребления;

- эффективная разработка и реализация технологии регулирования уровня жизни может быть достигнута с вовлечением богатых как в качестве спонсоров и организаторов отдельных проектов, так и в качестве идеологов ценности труда, образования и здорового образа жизни;

- системная реализация технологии при компетентной деятельности службы связи с общественностью является фактором социальной и политической консолидации общества.

Конкретизация положений и принципов технологий регулирования уровня жизни должна быть сделана по следующим основным направлениям:

- характеристика социальной сферы (социальные нормативы; показатели уровня жизни; занятость населения; социальная защита населения и др.);

- региональные особенности экономического развития;

Планирование процесса повышения уровня и качества жизни населения должно подчиняться общепринятым правилам и может производиться в несколько этапов, среди которых можно выделить:


  1. Определить организационные распоряжения и указать цели:

  • описать достигнутое социально-экономическое положение, общие тенденции развития уровня жизни;

  • составить краткий анализ причин неудач и проблем в социально-экономическом секторе.

  1. Разработать перспективу развития:

-описать предполагаемые изменения в уровне жизни населения.

  1. Определить ключевые сферы деятельности, требующие наибольшего развития для достижения поставленной цели.

  2. Определить оперативные задачи и методы управления:

- описать общие цели, обеспечивающие решение задач каждой ключевой области;

- разработать план мероприятий для решения оперативных задач;

- определить необходимое финансирование, соотнесенное с приоритетами и имеющимися возможностями.


  1. Контроль результатов и корректировка планов:

- оценить отклонения получаемых результатов от планируемых с целью корректировки планирования и исключения дальнейших ошибок.

Необходимо сделать так, чтобы социальные потребности всего населения стали восприниматься людьми в качестве органичной цели реформ. При такой постановке дела, как свидетельствует практика многих развитых стран, эти потребности превращаются в мощнейший стимул развития производительных сил; они способны повышать социально-экономическую активность и эффективность функционирования всей системы распределительных отношений.

Основной путь для повышения жизненного уровня населения и сокращения масштабов и глубины бедности – это экономический рост.

Сущность управления, само содержание власти состоит в перераспределении прав и возможностей в принятии решений, и в формировании механизмов создания равноправных отношений между субъектом и объектом управления.

Все это определяет задачу социальных измерений в системе территориального управления: построение комплексной информационной системы для получения систематических, достоверных, непротиворечивых знаний, позволяющих оценить социальное самочувствие человека в условиях нестабильности, выявить доминирующие тенденции, определяющие положение человека в современном мире, получить интегральную оценку всех условий его жизнедеятельности, оценить: становится ли бытие людей в социальном, экономическом, политическом и правовом пространстве лучше.

Управление качеством жизни на уровне системы государственного и муниципального управления должно основываться на преобразовании направлений управленческой деятельности по всем уровням иерархии с последующей ее декомпозицией на функции и процедуры; выделение критериев и метрик качества; применения новейших информационных технологий и средств управления; формирование процедур обеспечения контроля за качеством управления и системы стимулирования служащих. Таким образом, в управлении качеством жизни населения территориального образования наиболее принципиальным моментом является реализация основных принципов: развития, равных возможностей, устойчивости и адаптации, самодостаточности, приоритета социальных ценностей.

Переориентация управления с принципов управления территорией на принципы ее развития означает: ориентацию системы управления на социальный результат, улучшение качества жизни населения, увеличение доступности различных социальных благ и ресурсов, имеющихся на данной территории, выравнивание возможностей для их использования.

Деятельность социальной системы должна быть подчинена повышению ее устойчивости, критериями которой являются: увеличение жизнеспособности населения, умение адекватно реагировать на происходящие изменения.

Важнейшая задача управления состоит в том, чтобы на территории были созданы такие социально-экономические условия, которые позволяли бы человеку своим собственным трудом, способностями и профессиональными навыками формировать собственное благополучие.

К ВОПРОСУ О КАЧЕСТВЕ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА В КОНТЕКСТЕ ИНФОРАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА

Е. Т. Конюхова,

Кузбасская государственная

педагогическая академия, г. Новокузнецк

Т.В. Конюхова, Шевцов Н. В.,

Томский политехнический университет, г.Томск

Переход к информационному обществу сопровождается всё большим вниманием к нематериальным аспектам качества жизни, одним из которых является оценка знаний и собственной удовлетворенности человека ими, в связи с чем, возникают новые области познания социально-психологической природы и видоизменение понятия «качество жизни» [1].

С развитием социума, производства усложняются системы критериев оценки качества жизни, экономические индикаторы дополняются социально-психологическими. К социально-психологическим компонентам качества жизни относятся собственное ощущение субъектом себя благополучным/ неблагополучным, изменение внутреннего мира, сопряженным с анализом средств организации своего образа «Я» в социокультурном пространстве своей жизни. Способом определения реальности индивидуального качества жизни является готовность субъекта познавать себя, окружающий мир, сопоставлять качество жизни людей или общностей между собой [2]. В настоящее время раскрывается необходимость изучения личностных, социокультурных, социально-психологических детерминант качества жизни, которые зависят от взаимодействия и взаимовлияния различных внутренних и внешних составляющих.


следующая страница >>

Смотрите также:
Доклады участников Всероссийской научно-практической конференции Комсомольск-на-Амуре 2011
912.54kb.
4 стр.
О проведении Всероссийской научно-практической конференции
55.3kb.
1 стр.
Тезисы докладов и выступлений участников научно-практической конференции
1959.88kb.
12 стр.
Программа всероссийской научно-практической конференции
228.59kb.
1 стр.
Дополнитеная информация для участников 7-й научно-технической конференции
75.75kb.
1 стр.
Vii всероссийской студенческой научно-практической конференции
53.71kb.
1 стр.
Программа всероссийской научно-практической конференции «здоровое питание»
155.42kb.
1 стр.
Приглашают Вас принять участие во Всероссийской научно-практической конференции
72.88kb.
1 стр.
Резолюция VI международной научно-практической конференции
31.62kb.
1 стр.
Ii всероссийской научно-практической конференции «Саморегулирование в строительном комплексе: повседневная практика и законодательство»
280.5kb.
1 стр.
Программа Всероссийской научно-практической конференции
107.85kb.
1 стр.
Историческая справка
61.94kb.
1 стр.