Главная страница 1страница 2страница 3


ПАНИНА Н.В.

доктор социологических наук,

главный научный сотрудник

Института социологии НАНУ
ЭКЗИТ-ПОЛЛ В УКРАИНЕ 2004 ГОДА: СОЦИОЛОГИЯ ИЛИ ПОЛИТИКА?
Доклад

(Круглый стол «Научное знание и власть: социологические исследования и политическая практика», Киев, 17 марта 2005 г.)
В современной Украине, как и в большинстве других стран, у власти к социологии интерес весьма специфический. Отличительными особенностями «властного» интереса являются следующие черты.

  • «Сезонность» - обострение интереса власти к социологии приходится на период предвыборной кампании и угасает по мере упрочения во власти.

  • «Личностность» - концентрация интереса происходит, в основном, на измерении политических рейтингов.

  • И, наконец, «публичность» - интерес проявляется к обнародованным результатам и преимущественно «на публике».

В периоды электоральных кампаний в эфире и на страницах газет бурно обсуждаются вопросы о том, насколько можно доверять как результатам опросов, так и отдельным социологам, да и социологии как науке в целом. Причем эти обсуждения каждый раз протекают практически по одному сценарию.


Но прежде чем перейти к рассмотрению конкретных данных, иллюстрирующих особенности взаимодействия социологов с «политикумом» в Украине, рассмотрим типичный круг действующих лиц современной электоральной сцены.
Основными действующими лицами электоральной сцены, конечно же, являются политики, претендующие на избрание во властные структуры, и избиратели, отдающие им свои голоса. Однако в процессе развития демократической избирательной системы в Украине, как и в других странах, формируются, развиваются и выходят на электоральную сцену и другие действующие лица - «агенты электорального процесса». Это профессиональные группы, чьи корпоративные интересы, непосредственно связаны с активным влиянием на избирательный процесс.
Французский социолог П.Шампань крайне негативно оценивает их роль, как в самом электоральном процессе, так и в его научном осмыслении. В число таких агентов он включает политических журналистов, политологов, специалистов по опросам, специалистов по коммуникациям, которые «каждый в своей манере, со своими собственными интересами и своими специфическими ставками более или менее прямо участвуют в политической игре. … Господство этих агентов, имеющих притязания на наукообразность, которые прямо участвуют в политической игре, неизменно претендуя занимать нейтральную и объективную точку зрения на эту игру, представляет собой, разумеется, одну из самых важных преград для истинно научного анализа». Его критика базируется, в основном, на рассмотрении конкретных примеров выборов во Франции. Его раздражение понятно - конкретные поступки людей, обуреваемых сиюминутными прагматическими интересами, ничего, кроме раздражения, у настоящего ученого вызывать не могут.
Но, критикуя конкретных исполнителей, нельзя забывать о позитивном призвании роли электоральных агентов. Они, на наш взгляд, необходимы, в первую очередь для осуществления продуктивной коммуникации между электоратом и политиками. Политикам необходима объективная информация о потребностях населения, а потенциальному электорату необходимо четкое представление о политической позиции и личностно-деловых качествах тех или иных политиков.
Другое дело, что в условиях жизненных реалий деятельность электоральных агентов под влиянием прагматических интересов «живых людей» приобретает манипулятивную направленность, эффективность которой во многом определяется наличием и количеством мистификационных атрибутов. Под мистификацией в данном контексте понимается «намеренное введение кого-либо в заблуждение, обман» со стороны «посвященных».
В качестве именно такого мистификационного атрибута электоральной сцены часто выступает «политический рейтинг». При рациональном отношении политика к своему рейтингу постоянная информация о нем, помогает соотнести результаты своей деятельности с динамикой общественного мнения. При этом, очевидно, что чем более рационально политик относится к результатам измерения своего рейтинга, тем в большей степени он заинтересован в том, чтобы это измерение было как можно более точным, достоверным и, соответственно, - конфиденциальным. Как в отношениях пациента с врачом - диагностика, коррекция и конфиденциальность.
Однако, как только рейтинг «выносится» на электоральную сцену, он перестает быть диагностическим прибором, а становится «предметом культа» у большинства действующих лиц предвыборной кампании.

  • Для политиков опубликованный рейтинг становится их «жупелом» или «знаменем».

  • Для политических журналистов «рейтинг» становится предметом заклинаний. Сначала они призывают «социологов» «дать цифру». Затем, указывая перстом на различия в «цифрах», громогласно требуют от социологов покаяться в грехах и разделиться на «чистых» и «нечистых». Рациональные объяснения особенностей выборочных исследований и тому подобные профессиональные нюансы остаются как бы вне сферы их понимания и обсуждения. Полностью из понимания журналистов как бы «выпадает» и очевидная политическая неопределенность позиций большинства конкурирующих партий и блоков. Политическая платформа, программа и стратегия большинства кандидатов, выходящих на электоральную сцену, часто не понятны не только избирателям, но даже самим лидерам партий. Политические перегруппировки основных конкурентов в борьбе за голоса избирателей (политические партии и блоки) осуществляются столь часто в противоречии с политической логикой, что за ними не успевают уследить даже достаточно квалифицированные политологи. При такой неопределенности политических позиций у потенциальных избирателей просто не может быть устойчивых политических предпочтений, фиксирующихся устойчивыми «цифрами».




  • В свою очередь, для «социологов», добывающих хлеб насущный опросами общественного мнения, «рейтинги» конкурирующих политических акторов превращаются в «философский камень», добыча которого на электоральном отрезке общественной жизни становится едва ли не вопросом их жизни и смерти, по крайней мере, финансовой.

Социологи на электоральной сцене, как правило, выступают в двух ипостасях: аналитики и специалисты по опросам общественного мнения – полстеры. В западных странах полстеры и социологи объединены в разные ассоциации, и полстеров, как правило, журналисты не называют социологами.




  • В Украине же политические журналисты упорно отказываются понимать разницу между социологами как учеными, занимающимися проблемами развития общества (в том числе и проблемами электоральной социологии), и полстерами - специалистами-технологами, занимающимися опросами населения. И я думаю, это «непонимание» не случайно. За номинацией «социолог» стоит определенный социальный капитал - авторитет научной квалификации, беспристрастности и объективности.

Другой вопрос, насколько правомерно политических социологов, выполняющих функции аналитического характера и претендующих на научную объективность и позицию, стоящую как бы над предвыборной ареной, рассматривать в качестве агентов электорального процесса.
В пользу положительного ответа на этот вопрос могут выступать следующие основания.

Во-первых, к аналитикам, наряду с учеными-специалистами, имеющими соответствующую профессиональную подготовку и серьезные научные публикации в данной области, активно причисляют себя и, «самоназванцы» - лица без профессиональной подготовки, и профессиональных публикаций. Нет особой необходимости доказывать, что в периоды предвыборных кампаний в «аналитики» активно «записываются» люди, не имеющие на то других оснований, кроме предприимчивости и желания заработать политический и, главное, финансовый капитал. Чаще всего именно они, зарегистрировав какой-нибудь центр с соответствующим названием и собственноручно назвав себя «политологом» или «социологом», активно включаются в избирательный процесс, выступая в роли «аналитиков». Пользуясь основным «социальным капиталом» ученых - доверием общественного мнения к науке в целом, на публичной сцене они обладают рядом преимуществ.



  • Для них характерно развитое чувство политической и масс-медийной конъюнктуры.

  • Они пользуются лексикой и логикой, более близкой широкому потребителю, чем язык ученого.

  • У них более сильный, чем у настоящих ученых, фактор прагматической (денежной) мотивации. В силу этого они чаще выходят на передовые позиции в масс-медийном пространстве электоральных коммуникаций.

  • В ситуациях публичных выступлений отсутствие профессиональных знаний является даже преимуществом дилетантов: их рассуждения не обременены уточняющими отступлениями, обоснованиями, подчеркиванием ограниченности тех или иных выводов, которые так раздражают журналистов, поскольку непонятны и неинтересны широкой публике.

На публичной электоральной сцене как «самоназванцы», так и профессиональные социологи выступают под общей маской - «научная компетентность и объективность аналитика».


Во-вторых, когда даже компетентные аналитики результаты своего действительно объективного анализа обнародуют в период предвыборной кампании, высказываемые ими суждения и прогнозы в ситуации политической конкуренции так или иначе воздействуют на общественное мнение, «работают» в пользу тех или иных политических сил. Да и тиражируются результаты анализа, проводящегося в электоральном ажиотаже, далеко не беспристрастными «передатчиками» информации. Поэтому аналитики, выходящие «на публику» в период электорального действия, с полным основанием могут быть отнесены к тому же агенту влияния, что и политтехнологи, представители пиар-служб, специалисты по рекламе и другие агенты электорального процесса.
Как уже отмечалось, в тех случаях, когда политик реально заинтересован в помощи специалиста-социолога, будь то аналитик или специалист по опросу общественного мнения, он всегда заинтересован в конфиденциальности этой информации. Что же касается социологов, попадающих в электоральное поле, то неоднократно приходилось убеждаться - там, где начинается публичность, там заканчивается наука, методическая техника, профессиональная этика, и начинается «пиар-действо» - работа агентов электоральной сцены.
Лишним (во всех смыслах этого слова) подтверждением этого тезиса является последний выход социологов на электоральную сцену Украины.
Сначала все шло как обычно. Социологические центры проводили опросы. Публиковали результаты, касающиеся рейтингов. Средства массовой информации высказывали подозрения, уличали, что данные получаются в пользу тех кандидатов, которые оплачивают исследования. Социологи что-то объясняли, апеллировали к авторитету собственных фирм, предъявляли широкой общественности свои профессиональные выкладки (иногда, правда, «взятые с потолка»). Что же, сцена предполагает быструю реакцию и находчивость. Снова проводили исследования, и снова журналисты высказывали суровые подозрения. В общем, все шло как всегда в период предвыборной кампании в Украине.
Нечто новое в развитии отечественной эмпирической социологии началось в связи с подготовкой к экзит-поллу. Поскольку мне довелось принимать участие в качестве аудитора (как это называлось вначале) или эксперта (как это решили назвать потом) в экзит-полле, проводимом во время первого тура президентских выборов, то лишний раз пришлось убедиться в том, что все, что происходит на электоральной сцене, достаточно далеко от эмпирической социологии. Я имею в виду те методические требования и правила, выполнение которых позволяет получать качественную информацию.
Экзит-полл занимает особую нишу в ряду массовых опросов. Обычно особенностью этого типа опроса является редкая возможность для социологических центров проверить качество своей работы по внешнему критерию валидности – результатам голосования. Кроме того, экзит-полл всегда позволяет собрать весомую информацию о социально-демографической базе электоратов различных политических сил.
Особенность действия под названием «экзит-полл в Украине 2004 года» заключалась в том, что заведомо подвергалась сомнению достоверность результатов выборов, которые будут оглашены Центризбиркомом, а результаты экзит-полла предполагалось рассматривать в качестве «единственно достоверного источника информации о результатах волеизъявления украинского народа».

В современном мире это не новый сценарий. По этой модели недавно были проведены экзит-поллы в Афганистане, Ираке, Палестине. Как пишет американский политический обозреватель Лина Ландес в своей статье «Экзит-полльное безумие» во всех этих странах экзит-полл проводил Международный Республиканский Институт США при поддержке Администрации президента Буша.



В Украине экзит-полл готовились провести собственными силами, возложив на собственные плечи всю полноту гражданской и методической ответственности. И здесь особое значение приобретает вопрос о критериях валидности. Этот вопрос, собственно, должен стоять перед любым эмпирическим исследованием. Но в данном случае его значимость несоизмеримо возрастала. Что могло служить критерием валидности метода и качества информации в данных обстоятельствах?
На наш взгляд, по меньшей мере, согласованность данных, полученных разными центрами; идентичность результатов, различающихся друг от друга в пределах статистически допустимой погрешности. Что же декларировалось в качестве такого критерия в эфире? «Честное купеческое слово» и заклинания об авторитете центров, которые будут проводить исследование.
Еще на подготовительном этапе началась борьба «торговых марок», «брендов», особенности которых мы рассмотрим несколько позже. Сейчас же, не вдаваясь в политические и морально-этические отступления, обратимся к социологии – сухим цифрам, которые были получены пятью социологическими центрами, каждый из которых, по сути, провел отдельный опрос, и, как и ими декларировалось, предоставил свои результаты для открытой экспертизы (см. ТАБЛИЦУ 1).
ТАБЛИЦА 1

Результаты первого тура голосования на выборах президента Украины (31.10.2004), по итогам экзит-поллов, проведенных пятью социологическими службами*




ЦИК

ЦР

КМИС

СОЦИС

ЦСМ

УИСИ

СКАЖИТЕ, ЗА КОГО ВЫ ПРОГОЛОСОВАЛИ?




N

12594


N

12483


N

12496


N

12780


N

12430

Базилюк А. Ф.

0,03

0.0

0.0

0.1

0.0

0.0

Бойко Б. Ф.

0,04

0.0

0.0

0.1

0.5

0.4

Бродский М. Ю.

0,05

0.0

0.1

0.0

0.0

0.0

Витренко Н. М.

1,53

1.4

1.5

1.5

1.7

1.4

Волга В. А.

0,04

0.1

0.1

0.0

0.1

0.0

Грабарь Н. Ф.

0,07

0.1

0.1

0.0

0.1

0.1

Душин И. Л.

0,03

0.0

0.0

0.0

0.1

0.0

Збитнев Ю. И.

0,05

0.1

0.1

0.0

0.1

0.0

Кинах А. К.

0,93

1.0

0.7

0.9

1.2

1.1

Козак Р. Н.

0,02

0.1

0.1

0.0

0.1

0.1

Комисаренко С. В.

0,04

0.0

0.1

0.0

0.0

0.1

Корчинский Д. А.

0,17

0.2

0.2

0.2

0.2

0.2

Кривобоков В. А.

0,03

0.0

0.0

0.0

0.0

?

Мороз А. А.

5,81

5.2

5.6

5.8

5.9

6.2

Нечипорук В. П.

0,02

0.0

0.0

0.0

0.0

0.0

Омельченко А. А.

0,48

0.3

0.2

0.4

0.3

0.4

Ржавский А. Н.

0,03

0.0

0.1

0.0

0.1

0.0

Рогожинский Н. В.

0,03

0.0

0.0

0.0

0.0

0.0

Симоненко П. Н.

4,97

5.1

5.0

5.4

5.6

4.6

Черновецкий Л. М.

0,45

0.6

0.5

0.5

0.4

0.5

Чорновил А. В.

0,12

0.2

0.2

0.1

0.1

0.1

Ющенко В. А.

39,87

44.5

44.6

42.0

39.4

39.5

Яковенко А. Н.

0,78

0.7

0.7

0.1

0.1

0.2

Янукович В. Ф.

39,32

37.4

38.1

41.1

42.4

43.2

Не поддержал не одного кандидата

на пост Президента Украины






2.7

2.0

1.5

1.8

1.9

следующая страница >>

Смотрите также:
Доклад Круглый стол «Научное знание и власть: социологические исследования и политическая практика»
490.13kb.
3 стр.
Круглый стол «Этнос. Нации. Межнациональные отношения».
91.19kb.
1 стр.
Тема общество, политическая власть, государство. Политическая система общества
4908.61kb.
41 стр.
Доклад рнисинп м. П. Мчедлов, М. К. Горшков, Н. Е. Тихонова, С. В. Медведко
1410.39kb.
9 стр.
Учёные о российско-белорусских отношениях интернет-конференция газеты «Знание-власть» Вступительное слово главного редактора газеты «Знание-власть» В. А. Задерея
792.31kb.
5 стр.
Заседание круглый стол «О проблемах в научно-инновационной деятельности в Кузбасском регионе»
87.53kb.
1 стр.
Анонс 22. 06. 2011 Круглый стол Куда ударит очередной продовольственный кризис? Глобальная роль эмбарго на экспорт российского зерна
43.93kb.
1 стр.
Справка круглый стол с экспертами Института менеджмента "Научные методы организации бизнеса"
29.22kb.
1 стр.
В мире искусственных интеллектуальных систем
19.34kb.
1 стр.
Феномены субъективной реальности и искусственный интеллект
12.85kb.
1 стр.
Отчеты о подготовительных мероприятиях (январь февраль 2009) Тезисы докладов
269.59kb.
1 стр.
Круглый стол «Философско-методологические проблемы когнитивных и компьютерных наук»
19.87kb.
1 стр.