Главная страница 1
«Цветные очки» мэйнстрима экономической теории: между вымыслом и реальностью

Задорожный Сергей Александрович

магистрант 2 г/о

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

Экономический факультет, Москва, Россия

E-mail: zadorozhny_econ@mail.ru

Современное социально-экономическое развитие во многом зависит от научно-технического прогресса при обеспечении должного экономического роста. Некоторые эксперты утверждают, что на долю НТП приходится от 70 до 95% прироста ВВП развитых стран. Сегодня и в ближайшем будущем локомотивами экономик во многом станут такие факторы, как интеллектуальный потенциал общества и продуманная инновационная политика государства [1, С.55]. В доказательство нашего тезиса об беспрецедентно высокой роли НТП в экономике приведём слова президента США Б. Обамы в Национальной академии наук в 2009 году, который в разгар кризиса заявил о намерении довести расходы на НИОКР до 3% ВВП: «это будет крупнейшим вложением в научно-технический прогресс за всю историю Америки» [3]. И это в тот период, когда дефицит бюджета США составлял почти полтора триллиона долларов!

Однако такая ситуация ставит перед экономистами-учёными очень серьёзные вопросы: какое известное направление экономической мысли может наилучшим образом достоверно и объективно объяснить эти новые тенденции в экономике и какова роль государства в обеспечении развития страны в условиях этой «новой экономики»? Эти два вопросы тесно связаны друг с другом, поскольку оттого, «куда едет локомотив» зависит и то, «куда едет поезд». Под локомотивом мы понимаем экономическую школу, которая задаёт вектор мышления для экономистов и вектор действия для чиновников и политического руководства страны, а поезд – это собственно экономика и общество страны. Актуальность данных проблем трудно переоценить.

Некоторые учёные утверждают, что после научно-технической и информационной революций возникла принципиально другая экономика, основу которой составляют не материальные факторы, а знания, информация, инновационный тип мышления и поведение творческого человека, создающего «ноу-хау», [2] – экономика знаний.

Вполне понятно, почему ни кейнсианское направление, ни неоклассическое, ни монетаризм не могли и не могут со своих позиций объяснить эти новые явления, связанные с главенствующей ролью знаний. В основе этих теорий лежат предпосылки, которые не позволяют объяснить, почему может оказаться, что для общества важнее знания, бесплатное образование, медицина и небольшая разница в уровне богатства среди населения, а не максимизация прибыли. В неоклассике такие вопросы даже не стоят. Классическое кейнсианство и монетаризм также далеки от этой проблемы, поскольку в своё время у последних были совсем другие цели, обусловленные во многом конкретными историческими условиями в мировой экономике: как известно, кейнсианское направление получило развитие после Великой депрессии и отлично справилось с теми задачами, которые стояли тогда. Спустя 20 лет, эстафетную палочку перехватил монетаризм. Однако исследования в области НТП и экономики знаний не были в фокусе этих направлений. Попытка обосновать крайнюю важность инновационного научно-технического фактора для экономики была предпринята Й. Шумпетером. Любопытна идея о том, что экономический рост характеризуется неравномерностью, вызванной нововведениями. Последние нарушают равновесие в экономике, но потом равновесие восстанавливается, но уже на другом уровне. Экономический агент, или предприниматель, который внедрил нововведение, начинает получать сверхприбыль, пока эта инновация не становится общедоступной, и снова возникает равновесие до следующего нововведения [4]. Получается, что рост неравномерный. Это объясняет тот факт, что развитые страны за последние 20 лет в разы увеличили ассигнования в сферу НИОКР-они действуют, как «предприниматели» Шумпетера. Так, например, только с 1991 по 2001 г. расходы США на НИОКР увеличились на 60%, в то время как, например, в Китае – на 500%, в Южной Корее – на 300% [3].

В связи с вышесказанным, возникает второй вопрос: какова роль государства в экономике современной страны? Как известно, неоклассики говорят, что необходимо ограничить вмешательство государства в экономику, что экономика сама даст понять инвесторам, куда выгоднее вкладывать деньги. Однако, как показывает опыт таких либеральных рыночных стран, как США и Япония, - львиная доля ассигнований на науку и образование приходится именно на государственный бюджет. Отсюда вопрос: насколько «неоклассической» и либеральной являются такие экономики? Сюда же можно приписать ещё тот факт, что больше трети средств в США перераспределяются через бюджет. Классические кейнсианцы традиционно выступали за активное государственное регулирование, однако о НТП речь заходила редко. Монетаристы «почитали» регулирование денежной массы и в этом видели разгадку всех проблем.

Для нас более близка позиция посткейнсианского течения экономической мысли. Последние обосновали один из вариантов реформирования экономики. Дж. Робинсон и её коллеги ищут не только пути обеспечения устойчивого динамического равновесия, важнейшим элементом которого является государственное регулирование экономических процессов. В их теории большое место занимает устранение неравенства в распределении доходов на просвещение, здравоохранение и другие социальные нужды, развитие социального страхования. Всё это свидетельствует о том, что посткейнсианцы делают акцент на использовании социальных факторов, предусматривая их реализацию через широкую регулирующую деятельность государства, демократизацию экономической политики, в особенности в области распределения доходов.

Таким образом, mainstream породил большое количество исследований, которые зачастую сильно оторваны от реальной экономики. Современный финансово-экономический кризис, постепенно увеличивающаяся роль государства, повышенное внимание к образованию, знаниям, НТП – это малая часть того, на что закрывает глаза доминирующее направление экономической мысли. Пора признать, что «невидимая рука» не выполняет возложенных на неё функций. Именно эта «оторванность» мэйнстрима от реальной жизни обусловила появление новой научной дисциплины – экономики знаний. На наш взгляд именно этому направлению должно сейчас уделяться пристальное внимание учёных со всего мира.



Литература

  1. Глазьев С.Ю. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса. – Москва: «Экономика», 2010 г.

  2. Иванов В.Н., Иванов А.В., Доронин А.О. Управленческая парадигма 21 века. Том 1. М.: МГИУ, 2002.

  3. Кочетков Г.Б., Рогов С.М., Супян В.Б Организация науки в США и перспективы российской науки. – доклад Института США и Канады РАН, 2010 г.

  4. Шумпетер Й. Теории экономического развития. М.: Прогресс, 1982г.


Смотрите также:
«Цветные очки» мэйнстрима экономической теории: между вымыслом и реальностью Задорожный Сергей Александрович
44.47kb.
1 стр.
«Экономическая теория»
81.67kb.
1 стр.
«Экономическая теория»
81.62kb.
1 стр.
Вопросы к кандидатскому экзамену по экономической теории
84.01kb.
1 стр.
Финансово-экономическая безопасность инфраструктуры: вопросы теории и методологии
651.25kb.
3 стр.
Монетарная политика как инструмент обеспечения экономической безопасности россии
509.56kb.
2 стр.
Сергей Лукьяненко Сумеречный дозор
3594.75kb.
20 стр.
Контрольная работа по экономической теории на тему
252.83kb.
1 стр.
Мальцев Сергей Александрович, 2003. Все права защищены
12363.52kb.
54 стр.
Двух экологий
992.09kb.
4 стр.
Программа кандидатского экзамена по экономической теории (для аспиратнов отраслевых кафедр) москва 2011
519.87kb.
4 стр.
Тема 15 Макроэкономическая теория после Кейнса: конкурирующие парадигмы
907.02kb.
6 стр.