Главная страница 1 ... страница 5страница 6страница 7страница 8страница 9 ... страница 13страница 14

XI. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОИНА 1812 ГОДА И МАСОНЫ


I

Вполне возможно, что русские масоны, находившиеся в зависимости от французских масонских орденов и видевшие в Наполеоне возможного “избавителя” от “ига” монархии, постарались оказать влияние на ход войны в благожелательном для Наполеона смысле. Но все историки обычно обходят этот вопрос молчанием. Характерно, что автор первого “Описания Отечественной войны 1812 года” Михайловский-Данилевский сам был масоном. А труд Михайловского-Данилевского долгое время был ведь основным исследованием Отечественной войны.

Как встретило русское масонство нашествие Наполеона на Россию и какое влияние оно старалось оказать на исход войны? Как мы знаем, русские масоны, ориентировавшиеся на Англию всячески старались толкнуть Александра I на войну с Наполеоном. Англия, родина европейского масонства, сначала была заинтересована в поражении Наполеона, превратившего революционную республику, созданную трудами французского масонства, снова в монархическую страну. Сильная монархическая Франция во главе с Наполеоном не устраивала английское масонство. План английского масонства заключался в следующем: сначала столкнуть Наполеона с Россией и добиться поражения или ослабления Наполеона. Когда Наполеон будет свергнут, обратить усилия масонства на уничтожение монархии в России. 17

Таскать горячие каштаны из огня чужими руками давно стало традиционным методом английского масонства.

Но не все русские масоны разделяли позицию, занятую английскими масонами. Для части русских масонов и революционно настроенной части русского дворянства. Наполеон оставался носителем “прогрессивных идей” французской революции и они хотели, чтобы Наполеон освободил Россию от “ига монархической власти”.

“Московские и петербургские масоны, — писал Ростопчин, — поставили себе целью произвести революцию, чтобы играть в ней видную роль, подобно негодяям, которые погубили Францию и поплатились собственной жизнью за возбуждение им смуты”.

“Я не знаю, — пишет Ростопчин, — какие сношения они могут иметь с другими странами, но я уверен, что Наполеон, который все направляет к достижению своих целей, покровительствует им и как-нибудь найдет сильную опору в этом обществе, столь же достойном презрения, сколько опасным. Тогда увидят, но слишком поздно, что замысел их не химера, а действительность, что они намерены быть не посмешищем дня, а памятными в истории, и что эта секта, ничто иное, как потаенный враг правительства и государей”. 18

Ростопчин предупреждал Александра I, что русские масоны и русские якобинцы распускают о нем ложные слухи о том, что Александр будто бы разрешил проникнуть в Россию Наполеону с тем, чтобы опираясь на наполеоновскую армию дать всем свободу.

“Все злые слухи, — писал Ростопчин Александру I в средине августа, — распускаемых с целью обвинить Вас, все это идет от мартинистов, и всех неистовее университет, состоящий из якобинцев-профессоров и воспитанников”.

Уже в 1812 году среди профессоров имелись предатели типа Милюкова, во время войны сеявшие смуту в умах “передовых людей” того времени.

Недаром бывший масон Жозеф-де-Местр, семнадцать лет проведший в Петербурге и хорошо знавший представителей русского высшего слоя, заявил, что “Россию погубит Пугачев, который выйдет из университета”. Это предсказание, как мы знаем, в точности исполнилось.

Русские якобинцы ждали Наполеона, как силу, которая сломит остатки самодержавной власти Александра I и утвердит конституционный образ правления, о котором русская аристократия не переставала мечтать со времени смерти Петра I. Русские масоны и “прогрессивно” мыслящие военные еще во время нашествия Наполеона готовы были изменить русскому царю, как это они сделали спустя сто лет в 1917 году во время войны с Германией.

Сын откупщика Верещагин, убитый по приказу Ростопчина, да, наверное, и другие распространяли листовки с речью Наполеона Государям Рейнского союза, в которой были такие слова:

“Не пройдет и шести месяцев, как две северные столицы, Москва и Петербург, узрят в своих стенах победителей всего мира”.

В. И. Бакунина в письме, написанном ей во время Отечественной войны своей подруге, пишет, что есть немало лиц, ждущих победы Наполеона. “Наполеон, пишет она, слишком хорошо обо всем осведомлен. Вот еще несчастие для России — иметь столько предателей. Их подозревают, но боятся еще называть”.

В. И. Бакунина пишет следующее о поведении графа Ростопчина в Москве: “Не могу не сказать вам несколько слов о гр. Ростопчине, который замечательно ведет себя в Москве. Все обожают его за его популярность, он так умело и так умно себя ведет, что не оставляет ничего желать. Однажды ему доложили, что одна известная владелица модного магазина держала весьма вольные речи и не говорила ни о чем ином, как о предстоящем приходе Бонапарта, о свободе, которую он дарует всем, и пр., и пр. Эти слова были доложены гр. Ростопчину, который с трудом поверил им, так как эта женщина, всем известная и очень богатая, рисковала все потерять. Тем не менее он ее вызвал, спросил ее, неужели она держала подобные речи. Она, ничуть не смущаясь, подтвердила. Он тогда спросил ее, раз она так уверена в его приходе в Москву, какой дорогой придет он. “Можайской, граф”. — “Можайской? Хорошо же — чтобы достойно принять его, сударыня, вы будете так добры поддерживать ее в порядке и чистоте”. Она попробовала было сопротивляться, но он присудил ее к неделе работы. Она попросила у него позволения переодеться. Он сказал: “Нет, сударыня, я слишком вежлив, чтобы заставить вас снять ваше нарядное платье и причинить вам это затруднение. Именно в этом наряде, в сопровождении двух драгун, вы отправитесь на шоссе”. Когда какая-то кн. Голицына явилась к нему просить за эту женщину, он сказал ей, что это невозможно, но что, раз княгиня так уж за нее заступается, он разрешит ей присоединиться к ней”. 19

Наполеон хотел разбить по одиночке русские армии и остановиться на зимовку в Москве. В Москве из числа русских масонов и якобинцев Наполеон всегда бы нашел нужное ему количество предателей, из которых он смог бы создать правительство для захваченной им территории.

Граф Ростопчин, губернатор Москвы, — также несправедливо оклеветанный историками, как и граф Аракчеев, совершенно верно охарактеризовал создавшуюся политическую ситуацию, когда писал:

“Трудно найти в России половину Пожарского, но целые сотни есть готовых идти по стопам Робеспьера и Сантера”.


<< предыдущая страница   следующая страница >>

Смотрите также:
Часть первая I. Характер александра I и его воспитание
1185.42kb.
14 стр.
Вступление часть первая дзэн и Япония глава первая дзэнский опыт и духовная
3333.03kb.
16 стр.
Лекция трудовое воспитание детей с интеллектуальными нарушениями
291.64kb.
1 стр.
Доклад на родительском собрании: «Воспитание у школьников сознательного отношения к выполнению домашних заданий»
80.59kb.
1 стр.
Конкурсное сочинение «Моя мама» Стеньшина Александра Владимировна
39.66kb.
1 стр.
Книга для героев Часть первая. Порыв к власти
9276.6kb.
58 стр.
Особенности государственного развития на Востоке
219.31kb.
1 стр.
Конкурса «Гордость Отечества»
71.39kb.
1 стр.
Статья Н. Бора "О строении атомов и молекул". Статья состояла из трех частей. Первая часть озаглавлена "
85.65kb.
1 стр.
Первая кто ты, человек?
3079.13kb.
14 стр.
Сценарий литературного клуба Военной песни негасимый свет
159.85kb.
1 стр.
«Суть времени – 28»
6618.61kb.
22 стр.