Главная страница 1
Базовая модель

национальной инновационной системы

(НИС)
Б.Б. Леонтьев, Председатель комиссии по экономике интеллектуальной собственности Комитета ТПП РФ по интеллектуальной собственности

Генеральный директор Федерального института сертификации и оценки интеллектуальной собственности и бизнеса (ЗАО «СОИС»), д.э.н.


Важнейшей задачей современной экономической науки является создание компактных базовых моделей формирования и развития инновационной экономики, позволяющих не проходить долгий путь, который прошли США, Западная Европа и Япония. Обобщение их опыта позволяет выстраивать более компактные и короткие пути организации подобных систем, не встраиваясь в затылок западным инновационщикам.

К сожалению, анализируя варианты построения отечественных инновационных систем, наши экономисты исходят преимущественно из опыта США, который нам не во всем полезен и у нас не всюду применим. Поэтому классификационные варианты инновационных систем, через которые исторически прошли США, нашими экономистами упрямо переписываются в свои статьи и учебники без каких-либо корректировок, учитывающих нашу специфику. Например, несмотря на сотни тысяч распространенных у нас американских учебников и программ обучения, классический американский маркетинг, не внедрен практически ни на одном отечественном предприятии. Американцы сами до сих пор не смогли освоить на своих предприятиях японские кружки качества, известные с 80-х годов прошлого столетия. Анализируя исторические этапы отечественной системы хозяйствования в сфере создания и развития наукоемкого производства, специалисты нашего института пришли к иным, более компактным, моделям и иным, более лаконичным, классификационным формам, более пригодным для нового периода нашей экономики.

Основная ошибка практических всех отечественных инновационщиков состоит в том, что они пытаются развивать отечественную инновационную идеологию с конца. Они начинают с того, чем завершается инновационная система – с развития инфраструктуры, то есть с технопарков, инновационных фондов и т.д.


Начало же инновационной технологии лежит в создании структурных инновационных систем внутри самого производства, то есть эндосистем, находящихся внутри предприятий, корпораций, отраслей.

Когда-то, в 70–80-е годы в нашей стране создавались внутри предприятий и отраслей народного хозяйства системы управления научно-техническими разработками и внедрением новой техники.


Автор этой публикации был автором и разработчиком таких систем. Сначала в рамках металлургического НПО, затем металлургической отрасли, а затем в легкой промышленности, где создавалась «Автоматизированная система управления техническим перевооружением отрасли». Минлегпром СССР в период с 1988 по 1991 год выделил на эту разработку более 1,5 млн. рублей. На этой идее автор защитил в 1990 году свою кандидатскую диссертацию и получил предложение возглавить отраслевой центр формирующей системы. Однако началась перестройка, и все рухнуло вместе с министерствами, основной задачей которых было управление научно-техническим развитием отраслей. Сегодня ясно, что тогда произошла трагедия в обществе путем бездумной шоковой терапии, отпуска всех цен. Это повлекло за собой обрушение бюджета, всей социальной сферы государства и науки в том числе.

В 1991году появились полноценные нормы, регулирующие отношения с интеллектуальной собственностью, которые в усеченном виде существовали еще в рамках прежней системы. Эти нормы позволили более корректно выстраивать отношения со всеми участниками рынка. Но главное – это то, что потребность и смысл самих систем управления научно-техническими разработками и их внедрением полностью сохранились и в новых условиях. Внутрикорпоративные инновационные системы являются новыми лишь по названию, но не по содержанию и потребность в них не только не исчезла, но скорее возросла.

На американских и западноевропейских предприятиях такие системы начали формироваться еще в 60–70-е годы. В 80–90-е годы они уже качественно функционировали. Именно эти системы составили структурную основу американской, японской и западноевропейской промышленности. Так создавалась базовая микроэкономическая инновационная структура в экономике этих стран. Но затем стихийно в виде надстройки над этой базовой структурой стала развиваться инновационная инфраструктура в виде сферы услуг по оценке, аудиту, патентованию и по менеджменту. Появились технопарки и технополисы, которые взяли на себя функцию переработки и использования избыточного для предприятий интеллектуального сырья, не использованного в базовых инновационных системах. К тому же возникла проблема постановки и разрешения задач межотраслевого, междисциплинарного и общесистемного характера, которые поднимались в университетах и межотраслевых научно-технических центрах. Так начала формироваться макроэкономическая инновационная инфраструктура в их рыночной экономике, которая уже в 90-е годы дала свои зримые плоды.

Но важно отметить, что никогда управленцы американских, западноевропейских и японских предприятий в открытой печати в компактном виде не публиковали сути и содержания базовых микроэкономических инновационных систем, как, впрочем, и макроэкономических инфраструктурных, о которых гораздо больше пишут и говорят на западе. Однако нашим скороспелым и случайно оказавшимся в фаворе госфинансирования и администрирования инновационщикам показалось, что инновационная инфраструктура – это то, из чего состоит основное и полное содержание инновационной экономики. Все они, к сожалению, сегодня этим занимаются со ссылками на Запад, не понимая их истории и не понимая того, что у нас для этого нет главного – базы, микроэкономических инновационных систем на предприятиях, в корпорациях и отраслях.

Инновационная экономика – это новое состояние рыночной среды, где происходит товарно-денежный обмен в сфере наукоемких товаров и услуг в условиях непрерывно развивающегося высокотехнологичного бизнеса. Инновационная макроэкономика вырастает из инновационной микроэкономики, которой у нас пока нет, и в Правительстве и Госдуме об этом ничего не знают. Здесь объективно работают как внутренние факторы технологического развития бизнеса, так и внешние факторы. В отличие от традиционных товаров и услуг, удовлетворяющих наши базовые потребности в питании, здоровье, безопасном проживании, наукоемкие имеют существенные преимущества. Во-первых, существенно экономят нашу энергию и время и расширяют наши возможности как потребителей, например, авиация, автотранспорт, информационная и бытовая техника. Во-вторых, здесь более сложное производство и более жесткие требования к экспертизе и качеству продукции, например, важнейшим критерием гарантии производителя сложной техники является ресурс безотказной работы наукоемких изделий. В-третьих, здесь в производстве принципиально иное по составу, ролям и характеру отношений сообщество участников-производителей наукоемких товаров и услуг. Здесь принципиально иная, более тонкая и деликатная коммуникативная среда, где каждый преследует свои интересы не только экономические, но и моральные и правовые. Здесь появляются авторы и правообладатели новых техники и технологий, роль которых, безусловно, ведущая во всем этом процессе, как впрочем, и на рынке. Не стимулировать их – значит стимулировать утечку мозгов из нашей экономики на Запад, что, впрочем, сегодня реально и происходит. Но главное препятствие – это «совковая» ментальность и несостоятельность специалистов нашего инновационного корпуса, это несостоятельность нашего экономического и юридического образования, включая преподавателей, диссертационные советы и многое другое.




  1. О мировых тенденциях в теории инноваций

Классики теории экономики, такие как А. Смит (1723–1790), Д. Рикардо (1772–1823) и К.Маркс (1818–1883) уже тогда полагали, что технический прогресс и капитал играют основную роль в экономике. Тогда они еще не пытались объединить эти два понятия в одно: интеллектуальный капитал во всем его диапазоне ими еще не рассматривался. Хотя наш выдающийся отечественный экономист Андрей Карлович Шторх (1766–1835) уже тогда в своем знаменитом труде «Курс политической экономии»1, начавшим публиковаться с 1816 года на немецком и с 1823 года – французском языках, выделяет проблему нематериального капитала в главу VIII «О нематериальном капитале и потреблении внутренних благ»2. В ней он рассматривает такие категории, как нематериальные фонды, нематериальный фонд потребления, нематериальный капитал, нематериальное производство. По этим категориям А. Шторх в конце это главы выводит оценку уровней цивилизованности наций. Отечественные экономисты получили возможность ознакомиться с этим произведением, изданным издательским домом «Экономическая газета» лишь после 2008 года, когда оно впервые было издано на русском языке.

Однако западные экономисты на нематериальные услуги, блага, фонды и капитал тогда еще смотрели с легким подозрением. Технический прогресс у них с нематериальными благами никак не был связан, они рассматривали его лишь с позиции повышения производительности труда. В конце концов, на Западе стала формироваться теория экономического роста, которая сгруппировалось в начале ХХ века в два направления, в две модели экономического роста: эндогенного роста и экзогенного роста.

Обе теории подтверждают, что технологическое развитие является двигателем роста, но расходятся относительно того, трактовать ли технический прогресс в качестве фактора экономического роста3.

Теория эндогенного роста: Согласно этой теории технологическая эволюция включается во вновь создаваемый капитал. Исходя из этого взгляда, технологическая эволюция вызывается предшествующими экономическими условиями. Иными словами, экономический рост берет начало внутри самой системы, обычно нация-государство и технический прогресс рассматриваются в качестве эндогенного фактора. Эндогенная теория роста делает основной упор на образование, профессиональную подготовку и развитие новых технологий для мирового рынка в качестве основных факторов, которые определяют темпы роста нации-государства.

Теория экзогенного роста: Согласно этой теории технологическая эволюция обеспечивает рост выходного продукта без изменения величины трудовых и капитальных затрат в производственном процессе. Иными словами, технический прогресс ведет к росту выходного продукта при использовании одного и того же количества затраченного труда и капитала. Однако эта теория не уточняет никакого механизма перехода, с помощью которого осуществляется технический прогресс; прогресс представляется как нечто бестелесное и падающее с неба «подобно манне небесной». Согласно этому взгляду технология рассматривается в качестве экзогенного фактора.


Схема: ДВЕ МОДЕЛИ ТЕОРИИ РОСТА

Однако здесь мы видим, что интеллектуальный капитал и нематериальные активы здесь пока еще не играют какой-либо значимой роли. Нужно отметить, что до сих пор на Западе интеллектуальная собственность как важнейший актив микроэкономических систем пока не интегрирована в учебники по экономике. Там этот процесс идет более широким фронтом, но по глубине идей развивается несколько медленнее, чем в России. О чем, в частности, свидетельствует в своей книге Камил Идрис, экс-генеральный директор ВОИС, где он пишет следующее:

«Интеллектуальную собственность можно сравнить с Золушкой в экономике. Неприметная, но полезная служанка, обитающая в пыльных и неброских офисах корпоративных правовых департаментов, но до тех пор, пока границы глобализации и технической инновации, обнаружив ее истинную ценность, не возвеличат ее, придав ей новую привлекательную роль. До недавнего времени охрана и поддержание интеллектуальной собственности были довольно спокойной областью деятельности, не привлекающей к себе броские газетные заголовки и не вызывающей волнений на рынке акций. За короткий промежуток времени ИС попала в разряд постоянных основных новостей и заняла ключевое место в качестве одного из главных элементов в стратегии корпораций, влияющих на рейтинг компаний»4. Идя эмпирическим путем, американский и западно-европейский менеджмент постепенно приходит к тому, что интеллектуальными активами следует заниматься системно. Пока у них нет теории идей, но есть широкая практика и опыт, более развитые, нежели в России.


  1. Принципы организации национальной инновационной системы

Любая национальная, региональная, отраслевая или корпоративная инновационная система изначально должна быть выстроена технологически, экономически, юридически и организационно. Здесь предлагается эскиз исходного технологической модели построения московской инновационной системы (НИС) как одного из элементов разработки проекта национальной инновационной системы, выполненной еще три года назад в нашем институте и Комитете Торгово-промышленной палаты РФ5.

Технологическая модель НИС в эскизном варианте ее построения изначально ориентирована на решение следующих системных задач:



  • определить базовые технологическую, экономическую, юридическую и организационную модели формирования и развития НИС как элемента более общей национальной инновационной системы;

  • определить систему основных измерений в рамках НИС;

  • установить базовые макроэкономические регуляторы объемов, качества и скорости коммерческой реализации инноваций в отечественном бизнесе;

  • выделить структуру основных участников НИС и их функции;

  • определить систему стимулов основных участников НИС;

  • установить единую терминологию в сфере инновационной деятельности на территории РФ, которая сегодня весьма неоднозначна и ее отсутствие тормозит все разработки нормативных документов в этой области;

  • подготовить проект основного стандарта по управлению инновационной деятельностью (бизнесом) в Российской Федерации.

Здесь представлены лишь тактические задачи начального этапа формирования НИС. Далее на основе концепции следует формировать стандарт базовых определений элементов НИС. Базовый стандарт терминов должен установить все исходные определения, без которых формирование НИС невозможно. Эту работу по подготовке Концепции формирования НИС и проекта такого стандарта целесообразно выполнять ограниченным кругом высококвалифицированных специалистов. Хотя альтернативных групп и альтернативных проектов по разработке Концепции и стандарта может быть несколько. Если копировать американскую терминологию, то затем мы будем вынуждены копировать и организационно-экономические модели, а также систему управления, заранее встраивая свою экономику в хвост американской. Так мы и будем копировать и догонять. Поэтому нам целесообразно двигаться своим путем более быстрыми темпами. Поэтому дальнейшая программа действий инициаторов НИС должна сводиться к тому, чтобы решать задачи следующего уровня сложности:

  • начать системно формировать мощную, ориентированную на разрешение проблем национальной экономики информационную сеть инфраструктуры инновационного рынка, без которой немыслима никакая масштабная, комплексная и эффективная реализация всех лучших научно-технических разработок и изобретений в отечественной экономике;

  • сформировать на базе государственных свои московские экономико-правовые механизмы стимулирования научно-технической и инновационной деятельности, включая льготные налоговые, кредитные, таможенные, инвестиционные и другие;

  • сформировать механизмы стимулирования авторов научных открытий и изобретений, противодействующие «утечке мозгов» и нарастающему массированному оттоку весьма ценных и перспективных идей из России и начать выстраивать механизмы, обеспечивающие, по возможности, их приток в Россию, ввиду ожидаемого роста экономической привлекательности для интеллектуалов других стран.

Решение этих трех задач позволит уже через 2–3 года сделать региональную московскую экономику более высокоэффективной и развивающейся наиболее высокими темпами прироста ВВП. Для решения этих задач потребуется всего 10–12 млн. руб. на 2–3 года. Однако крайне важно, чтобы эти механизмы в отличие от того, что происходило последние 15 лет в бухучете кардинально не пересматривались. Нашу бухгалтерскую и налоговую национальную политику буквально все это время лихорадило, что тормозило развитие рынка. Все западные системы льгот по инноватике сильны своей стабильностью. Тогда можно надеяться, что в итоге существенно повысится качество жизни москвичей и остальных россиян.


  1. Алгоритм управления НИС

Любая технологическая модель любой организации должна изначально базироваться на каком-то алгоритме управления для того, чтобы схема организации управления НИС была понятной, прозрачной, и соответственно эффективной. Для этого необходимо минимизировать число используемых в ней элементов. Алгоритмы подобных систем, которые нам пришлось изучить, страдают как раз своей исходной громоздкостью и непрозрачностью. Такой, в частности, является модель подмосковной системы, которую несколько лет назад, примерно в 2003 г., в «Президент-отеле» представляло Правительство Подмосковья.

Используя общепринятую на уровне предприятия терминологию в сфере инновационной деятельности, чрезвычайно сложно смоделировать компактную систему на уровне региона или государства. При этом нами давно отмечено, что микро- и макроуровни весьма сильно отличаются не только в вопросах общей экономики, но и, в том числе, в вопросах инноватики. Именно поэтому, используя здесь терминологию, разработанную и применяемую в нашем институте как более пригодную для макро- и микромоделирования сложных и сверхсложных интеллектуальных технологий, изобразим технологическую модель комплексного управления инновационной деятельностью на региональном уровне (рис. 2). Аналогичной будет технологическая модель не только на любом другом региональном, но и на национальном уровне управления инновационной экономикой.

Огромное количество работ на тему организации инновационного механизма не могут быть просуммированы в главный вектор, поскольку авторы этих публикаций всегда говорят о частностях, даже когда им кажется, что они описывают общеметодологические проблемы. Вся незадача в том, что общеметодологического решения единой инновационной проблемы на сегодня нет ни в России, ни в США. Даже такие корифеи современной американской инноватики, как И. Ансофф, П.Ф. Друкер, М. Мескон, Т. Питерс, Р. Уотерман и другие в лаконичном виде не структурировали инновационную инфраструктуру, рынок и всю современную инновационную систему. У всех этих авторов есть фрагменты структурных элементов рынка, которые пока не объединены в единую модель.

Основной задачей данной публикации является изложение идеи разделения любой национальной и региональной инновационной структуры и инфраструктуры на два базовых элемента – эндоинновационную модель структуры и экзоинновационную модель инфраструктуры. Обе они имеют в чем-то идентичную и в то же время разную содержательную идеологию, цели, задачи обновления и мотивацию участников инновационных процессов.


ИПН и ИПК – инновационный продукт начальный и конечный
Рис. 2. Модель комплексного управления инновационной деятельностью на национальном и региональном уровнях
Изображенная здесь система, использующая обратную связь, состоит из модели инновационного процесса и участия в нем трех субъектов:


  • поставляющих «интеллектуальное сырье», т. е. генерирующих начальные инновационные продукты (ИПН) для последующего их использования в инновационной деятельности;

  • потребляющих конечные продукты инновационной (ИПК) деятельности для развития на их основе собственного бизнеса;

  • производящих ИПК для потребителей, включая всех содействующих этому производству.

Подобная модель универсальна, она применима не только в качестве НИС для субъектов любого уровня, но и, практически реализуема на любом уровне территориальной автономии, т. е. на уровне федерального округа, региона или мегаполиса. Разница между ними будет только в содержательном наполнении и масштабе применения в представленных здесь элементах системы. При этом крайне важно то, что участники всех территориальных систем, становясь участниками национальной и какой-либо региональной системы, не меняют язык общения. Терминология, все критерии измерения и принципы организации здесь едины, а стандарты и нормативные акты идентичны. Это обеспечивает им единый язык общения и накопления статистики в едином формате.

Такая унификация удобна еще и тем, что она не сдерживает развитие любого территориального участника НИС. Все они становятся независимыми от центра и где-то могут даже опережать развитие центра или соседних регионов, показывая пример лучшей организации, лучших результатов. Все округа, регионы и мегаполисы становятся сравнимы друг с другом, а их показатели с учетом на 1 или 1 000 жителей становятся сопоставимыми. Вся специфика регионов здесь будет выражаться в конкретных статистических данных. Для Госкомстата РФ, отслеживающего и публикующего статистику инновационного развития, это тоже очень важно.

В такой системе любое физическое или юридическое лицо по своему выбору может стать членом региональной, либо окружной, либо региональной системы. На каждом уровне должны быть свои льготы для своих членов. При такой системе организации создание своих территориальных систем (подсистем) становится не важным. Их вовсе может не быть. Но польза от объединения всех реальных и потенциальных участников в единую НИС, дающее колоссальный выбор идей и специалистов самых разных специальностей, по-моему, ни у кого не должно вызывать сомнений. Такое объединение давно назрело.

Алгоритм функционирования НИС в соответствии с изображенной на рис. 1 моделью комплексного управления инновационной деятельностью в наиболее компактном виде описывается следующей последовательностью процедур:



  • поставщики ИПН предлагают его на инновационном рынке в соответствии с требованиями, установленными соответствующими представителями инновационной инфраструктуры. Как правило, начальным инновационным продуктом (ИПН) являются не только отчеты о научно-исследовательской или опытно-конструкторской работах, а в первую очередь физические модели конкретных изобретений, как результаты исследований и разработок, которые имеют реальные параметры, заявленные их владельцами. К ним прилагаются необходимые документы, подтверждающие состоятельность данного ИПН;

  • представители экзо- или эндоинновационной инфраструктуры проводят отбор наиболее приемлемых ИПН. С начала отбор производится из общего числа предлагаемых на конкурс ИПН по формальным признакам. Затем проводится вторичный отбор по результатам демонстрационных испытаний. Вторично отобранные ИПН запускаются в «рост», с целью их «выращивания» и доведения до статуса ИПК, готового к продаже на рынке готового бизнеса, или готового головного образца изделия и технологии его производства. Для этого сначала подыскивают соответствующих инновационных менеджеров, которые подбирают себе команду исполнителей, готовят программу «выращивания» инновации, под каждую программу выделяется соответствующее финансирование и после начала поступления денег процесс «выращивания» начинается. Инновационный менеджер персонально отвечает за сроки и качество выполнения работ по программе, а также за реализацию финансовых средств;

  • готовя ИПК к продаже на рынке готового ВТ-бизнеса, сначала рекламируется и затем через аукцион или другие формы торговли продается будущему его потребителю. Этот алгоритм в самом общем виде примерно одинаково реализуется через экзо- и эндоинновационную инфраструктуру. Однако когда речь идет о более глубокой детализации этого алгоритма, изображенного на рис. 1, то два этих типа инновационной инфраструктуры по процедурам отбора ИПН, организации команды исполнителей, по процедуре организации финансирования и характеру реализации ИПК в бизнесе весьма сильно отличаются друг от друга.

Участники экзоинновационной инфраструктуры работают на рынке самостоятельно, свободно и на принципе самоокупаемости. Отношения между ними строятся на договорной основе по рыночным ценам. Они привлекают в основном частных и иногда государственных инвесторов. Потребность в конкретных участниках этой инфраструктуры меняется со временем в зависимости от качества их труда и умения работать с клиентом.

Участники эндоинновационной структуры или эндоинновационных систем находят и выращивают свои инновационные продукты внутри различных предприятий, корпораций, подотраслей и даже отраслей в полном соответствии со стратегией их развития. Здесь стратегия бизнеса первична, идеи, патенты и ноу-хау – вторичны. Здесь есть главный вектор развития, по которому выстраиваются предприятия, корпорации и отрасли. Организация совершенствования техники и технологии осуществляется на плановой основе силами постоянно действующего подразделения. Его задача состоит в совершенствовании конкретного производственного аппарата (технологического комплекса установок, машин и оборудования), ориентированного на конкретные экономические показатели и потребительские свойства продукции. Здесь инновационная политика какого-то производителя продукции как структурного подразделения данной организации состоит в том, чтобы грамотно, компактно и необременительно с финансовых позиций организовать свою локальную, эффективную и постоянно действующую эндоинновационную инфраструктуру со своими инновационными менеджерами персоналом, поставщиками, экспертами, инвесторами и службами обеспечения. Например, Департамент технического развития ОАО «Автоваз» одной из своих функций имеет реализацию собственной инновационной политики на своих же предприятиях. Объединение «Росавиакосмос» имеет такую же свою эндоинновационную инфраструктуру. Объединение «Гознак» также внутри себя имеет НИИ «Гознака», выполняющего, в частности, и роль эндоинновационной инфраструктуры. В Министерстве атомной промышленности давно сформировалась своя автономная эндоинновационная инфраструктура, куда обычно не приглашаются специалисты со стороны.

Субъекты, участвующие в общем, инновационном процессе НИС, должны быть четко идентифицированы и иметь свой определенный юридический статус, закрепленный стандартами и другими нормативными актами. В рамках данной публикации необходимо хотя бы кратко изложить примерное содержание экзоинновационной инфраструктуры и эндоинновационной структуры.


  1. Элементы инновационной структуры и инфраструктуры НИС

Традиционное представление об инновационной инфраструктуре у российских специалистов уже сложилось. Следуя этим представлениям, скажем, что инновационная инфраструктура – комплекс взаимосвязанных структур, обслуживающих и обеспечивающих реализацию инновационной деятельности. В РФ инновационную инфраструктуру составляют: инновационно-технологические центры, технологические инкубаторы, технопарки, учебно-деловые центры и др.

Сердцем инновационной инфраструктуры является венчурный бизнес, который основан на привлечении венчурного капитала частных лиц – юридических и физических. Венчурный бизнес – бизнес, ориентированный на практическое использование технических и технологических новинок, результатов научных достижений, еще не опробованных на практике.

«В западных странах венчурный капитал оказал значительное влияние на развитие таких отраслей промышленности, как полупроводниковая электроника, вычислительная техника, информационные технологии, биотехнология и др. За минувшее десятилетие в венчурном бизнесе Европы было аккумулировано 102,8 млрд. евро долгосрочного капитала, а количество проинвестированных компаний превышает 200 тыс. В 20 странах Западной Европы насчитывается 500 венчурных фондов, ежегодный объем инвестиций которых достигает 14,5 млрд. евро. К настоящему времени история венчурного бизнеса в России насчитывает десять лет, при этом он поддерживается в основном венчурными фондами зарубежного происхождения, объем вложения которых в высокотехнологичный сектор российской экономики не превышает 5 % общего объема прямых инвестиций. Сегодня в России действует около 30 фондов, осуществляющих венчурное финансирование. Однако, несмотря на предпринимаемые государственные шаги, в частности, учреждение в 2000 г. Венчурного инновационного фонда, объем венчурного российского капитала остается на низком уровне. По экспертным оценкам, доля отечественных средств на венчурном рынке составляет больше 1 %. Сейчас общий объем доступного российским предприятиям венчурного капитала исчисляется лишь в 40–60 млн. долларов. На заседании Правительства России в конце 2008 года обсуждалась Концепция создания Российской венчурной компании (РВК). Капитал РВК составит 15 млрд. руб., которые будут выделены из Инвестиционного фонда России. Пока государственное участие составит 49 %, остальные средства вложат частные инвесторы. На все эти финансовые средства РВК создаст от 8 до 15 венчурных фондов. Лимит средств, выделяемых государством на один такой фонд, составит от 0,6 до 15 млрд. руб. Эти компании будут получать вознаграждение в размере 2 % от объема фонда и 20 % от полученной прибыли»6.

Однако проблема развития инновационной структуры и инфраструктуры в России оценивается существенно шире. Она связана не только с тем, что вся инфраструктура вращается вокруг венчурного бизнеса. Главная проблема во внутриотраслевых и внутрикорпоративных системах, которых пока нет как таковых и которые должны формироваться и развиваться на несколько иных, бюджетных принципах отрасли или корпорации, где окупаемость оценивается в целом по экономике отрасли, корпорации или предприятия. Этот подход формировался у нас в стране в советские годы, но он незаслуженно забыт, хотя до сих пор несомненно привлекателен и эффективен и сегодня.

Элементами НИС, как было сказано в разделе 1, являются инновационный процесс, имеющий собственную структуру, продукты, полупродукты и исходный сырьевой продукт, а также субъекты инновационной деятельности. Для более детального представления элементов системы имеет смысл модель управления НИС, изображенную на рис. 1, представить в более подробном изложении (рис. 3).

С учетом обозначенных взаимосвязей представим основных субъектов, отображенных на модели идентификации инновационного процесса, его основных параметров и участников.





Рис. 3. Модель идентификации инновационного процесса, его основных параметров и участников

Условные обозначения:

ИПН, ИПК инновационный продукт начальный и конечный;

ИПП1 – ИПП2инновационные полупродукты на этапе НИОКТР от 1 до n;

СОПЭТ – субъекты, обеспечивающие переработку, экспертизу и трансфер инновационных и интеллектуальных продуктов.

Модель идентификации инновационного процесса, его основных параметров и участников построена в развитие алгоритма функционирования НИС. Здесь более развернуто представлен инновационный процесс и два типа инновационной инфраструктуры. Поставщики изображены в роли субъектов, генерирующих начальные инновационные продукты. В роли экзогенераторов здесь изображены физические лица, как более типичные сегодня. То же самое, эндогенераторы здесь изображены также, как юридические лица, но лишь более типичные сегодня. При формировании стандарта, разумеется, следует предусматривать различные варианты. В качестве потребителей здесь также экзопотребители сегодня более склонны потреблять инновации как «готовый бизнес», а эндопотребители как собственный обновленный бизнес. При более подробном описании системы следует рассматривать различные варианты использования конечных инновационных продуктов.




    1. Эндоинновационная структура

Эндоинновационные структуры изначально ориентированы на системные, капиталоемкие, так называемые, тяжелые инновации, требующие крупных финансовых вложений и длительных сроков реализации. Роль эндоинновационной структуры для предприятия, корпорации, отрасли, региона и в целом для государства фундаментальна. Любая инновационная система, а тем более национальная и региональная, начинаются с нее. Основная ее задача сводится к тому, чтобы проводить политику своевременного и качественного обновления производственного аппарата внутри юридически, экономически и технологически обособленного предприятия, корпорации или более крупного объединения, например, подотрасли, отрасли или финансово-промышленной группы. Их содержание также представлено тремя типами взаимосвязанных друг с другом функционально значимыми подразделениями: эндоинноваторами; эндоинвесторами; эндоСОПЭТами. Их участие и функциональные особенности также должны быть представлены отдельно.



Эндоинноваторы – это специализированные группы профессионалов, собираемых инновационными менеджерами под конкретные инновационные проекты, обеспечивающие «выращивание» инноваций до состояния их использования в действующем производстве. Самостоятельную группу эндоинноваторов возглавляет инновационный менеджер, который в отличие от экзоинновационного менеджера хорошо знаком со спецификой отрасли и конкретного производства. Эндоинноваторы могут быть не только отдельными, независимыми, физическими лицами, привлеченными извне. Чаще они оказываются в ранге участников временной творческой бригады, финансируемой руководством корпорации или отрасли по данной программе. Эндоинноваторы могут представлять собой временное подразделение, состоящее не только из специалистов данного предприятия, корпорации, отрасли, но и привлеченных извне. Все эндоинноваторы делятся на две группы: работающие временно по инновационным проектам и постоянно – в организации временных подразделений.

Эндоинвестор. В эндоинновационных структурах эндоинвесторами могут быть не только юридически самостоятельные лица, но и подразделения данного предприятия, где работают эндоинноваторы. Финансирование инновационного проекта может осуществляться в данном случае на плановой основе специализированным подразделением корпорации. Если инновационный проект или программа, реализуемые эндоинвестором весьма значительные, то инвестором здесь может быть и внешняя независимая организация, такая как банк или инвестиционная компания, которые могут иметь свою долю акций во вновь создаваемом предприятии.

Финансово-промышленные группы создавались и создаются с целью оптимизации инвестиционной деятельности, направленной на технологическое развитие предприятий, входящих в данную группу. Все варианты эндоинвестирования следует отдельно классифицировать и нормативно описать в рамках НИС.



ЭндоСОПЭТы. В эндоинновационных структурах в роли эндоСОПЭТов могут выступать отдельные независимые юридические лица (консалтинговые, оценочные, аудиторские и прочие фирмы), а также структурные подразделения данного предприятия или корпорации, либо специально назначенные физические лица – специалисты, имеющие опыт и знания в данной области.

К категории СОПЭТов могут относиться самые разнообразные юрлица, подразделения и специалисты, участие которых необходимо в данном проекте (табл. 1.). Все эндоСОПЭТы, так или иначе, выполняют роли либо поставщиков каких-то ресурсов, либо в роли экспертов по конкретным специальным заданиям, требующим высокой квалификации.

Т а б л и ц а 1

Эндоинновационные структуры


Уровни эндоинновационных

инфраструктур



Состав эндоинновационной инфраструктуры

эндоинноваторы

эндоинвесторы

эндоСОПЭТы

Отраслевые










Подотраслевые










Корпоративные (ФПГ)










Производственные









Идеология формирования и развития эндоинновационных структур имеется в институте СОИС, специалисты которого изначально ориентированы на создание таких систем внутри предприятий, корпораций и отраслей. Однако начальным, то есть, базовым уровнем создания таких систем является функционирование системы управления интеллектуальной собственностью в конкретной организации.




    1. Экзоинновационная структура

Структура этого типа и ее элементы, называемые российскими инновационщиками элементами инновационной инфраструктуры, полноценно возникают и функционируют лишь после того, как возникли и заработали эндоинновационные структуры. К структурам этого типа относятся комплексы юридически самостоятельных организаций, которые на договорных условиях объединяются друг с другом для целей ведения инновационного бизнеса. Участниками такого комплекса могут быть самые разные организации, которые делятся на субъекты трех следующих категорий:



  • экзоинноваторы;

  • экзоинвесторы;

  • экзоСОПЭТы, обеспечивающие потребности организации первых двух категорий. Вкратце представим каждую из трех категорий. Примерами таких структур могут быть технопарки, технополисы.

Экзоинноваторы. Экзоинноватором является юридически самостоятельная организация основной задачей, которой является ведение инновационного бизнеса с целью получения прибыли. Эта организация является производителем легких, небольших инноваций, готовых к быстрой коммерческой реализации среди предприятий, производящих продукцию или услуги. Такими инновациями являются новые некапиталоемкие технологии, изделия или услуги, приносящие их пользователю прибыль. Здесь срок окупаемости не должен превышать 1–2 года. В этом смысл этих структур.

Также продукцией экзоинноваторов могут быть готовые объекты бизнеса, созданные на базе новых технологий. Так называемый бизнес «под ключ», производящий продукцию или услуги гарантированного качества, за рубежом пользуется спросом как самостоятельный товар. Однако такой бизнес нуждается в его активном развитии и продвижении на рынке. К экзоинноваторам могут относиться венчурные компании, инновационные инкубаторы, инновационные центры и другие производители инноваций.



Экзоинвесторы. К ним относятся инвестиционные организации, участвующие в инновационном бизнесе либо как акционеры, имеющие свою долю в данном бизнесе, либо как кредиторы по конкретному инновационному или инвестиционному проекту, либо в роли иного инвестора. Экзоинвесторы, как правило, ориентированы на долю дохода от прибыли, которую получает экзоинноватор, реализующий на рынке либо инновации, либо готовый бизнес. Экзоинвесторы прежде, чем инвестировать средства в конкретный инновационный проект, обязательно проводят тщательное его изучение и организуют свою независимую от экзоинноваторов экспертизу, поскольку риск потери своих инвестиций здесь весьма велик.

ЭкзоСОПЭТы – это субъекты инновационного рынка, обеспечивающие подготовку, аудит, патентование, переработку, экспертизу и трансферт инновационных и интеллектуальных ресурсов. К ним относятся как физические, так и юридические лица: научно-исследовательские организации, консалтинговые фирмы и компании, проводящие информационный поиск, дополнительные исследования, экспертизу, оценочные, аудиторские и другие услуги.

Общая классификация участников экзоинновационных инфраструктур может выглядеть следующим образом (табл. 2).

Т а б л и ц а 2


Уровни экзоструктур

Состав экзоинновационной инфраструктуры

экзоинноваторы

экзоинвесторы

экзоСОПЭТы

Национальный










Окружной федеральный










Региональный










Мегаполисный









Для того чтобы эти экзоструктуры минимально не конкурировали друг с другом, а скорее были бы партнерами, необходимо распределить между ними права и обязанности в рамках единой НИС. Конкуренция должна быть внутри каждой группы, например, среди патентоведов, аудиторов, оценщиков, инновационных менеджеров.




  1. Что мешает системному инновационному развитию

Анализируя тенденции и основные факторы развития инновационной экономики в нашей стране за последние полвека, можно сказать, что оценка наиболее предпочтительного отношения к инновациям была у нас в стране именно полвека назад. Хотя в то время ни о какой рыночной экономике речь тогда не шла, поскольку в инновациях главную пусковую функцию всей инновационной системы выполняло государство. Так было и в США, и в Германии, и в Японии, и во всех остальных странах. Не будем который раз рассказывать, как развивалась инновационная экономика в этих странах. Все эти примеры для подражания напрямую как лучший инновационный опыт к нам не переносимы по целому ряду причине.

Во-первых, у них социализма, изменившего менталитет граждан, не было, а у нас был.

Во-вторых, наши специалисты и руководители недостаточно знакомы с этой темой вообще и потому для них примерами, как правило, могут быть только полные аналоги, не требующие продолжительного обдумывания и глубокого обстоятельного осмысления.

В-третьих, те, кто описывал этот опыт и учил наших соотечественников, как правило, мыслил в формате прежней системы, то есть, теми штампами и фактами, которые сложились еще до эпохи российского рынка.

В-четвертых, опыт представителей госкорпораций и государственных структур, целевым образом изучающих за рубежом опыт инновационного развития, оказался малополезен в виду их отчужденности от реальной практики.

В-пятых, мало, кто из «ознакомителей» с зарубежным инновационным опытом осознает общесистемный смысл механизма интеллектуальной собственности и его роли и функций в инновационной экономике. Поэтому смысл этого механизма у них в лучшем случае был обозначен лишь легким мазком в виде отдельных фактов из газет и журналов типа «покупка и реализация лицензий» или «патентование собственных изобретений, воспроизводящих лучший зарубежный опыт», «выплата роялти» и прочее.

Главная причина несостоятельности современной российской инновационной политики на всех уровнях управления, начиная с уровня госкорпораций, отраслей, регионов и государственных органов – это недостаток знаний и опыта в данной теме. В прошлом вся кадровая политика нашей страны строилась на номенклатурных кадрах. Минималисты-универсалы7 стали скапливаться вверху пирамиды власти. Уникальные индивидуальные компетенции тысяч способных специалистов в их карьере играли, к сожалению, не решающую роль. Диссертации проще остальных защищали номенклатурные работники. Они же при своих должностях становились соавторами десятков изобретений, существа которых глубоко научно не понимали. Их вписывали в состав авторов для возможного содействия внедрению этих изобретений. Многим такое содействие и соавторство в чужих изобретениях затем позволило без хлопот получить Государственную и Ленинскую премии. А наличие таких премий затем позволяло возглавить еще более крупные государственные организации. Но, что было важно – противодействие явное и неявное научно-техническому прогрессу тогда все же каралось. Попасть в список ретроградов в советское время было равносильно потере должности. Поэтому хорошо ли, плохо ли, но прогресс был, и мы были по многим статистическим показателям, включая изобретательскую деятельность, вторыми в мире после США. А по целому ряду научно-технических направлений, включая космические, опережали Америку.

Наше безразличие к экономическим проблемам отечественной интеллектуальной собственности показывает, что мы уже на грани потери своей технологической независимости. Здесь, как в военном деле: если мы не хотим кормить своих изобретателей, инженеров и ученых, то обязательно будем кормить зарубежных и, в первую очередь, американских, японских и немецких. Чем больше их товаров ввозится и продается у нас, тем больше мы их кормим и активнее содействуем их высокой зарплате, поощряя утечку мозгов из России.

«На рынке высокотехнологичной продукции заметно ужесточилась конкурентная борьба, в которой наряду с развитыми западными странами, участвуют еще около десятка стран. При этом страны, не способные поддерживать завоеванные позиции собственной базой инноваций и инновационной деятельностью, могут столкнуться с проблемами утраты технологической независимости и выживаемости национальных экономик. В глобальной экономической конкуренции выиграют те страны, которые создадут благоприятные условия для создания научно-технических разработок и их внедрения в производственные процессы»8.

Наш анализ рынка интеллектуальной собственности Чехии, Болгарии, Польши, Венгрии, Словакии, Словении и других стран бывшего соцлагеря показал, что они почти полностью утратили свою технологическую независимость от Запада. У них нет своей интеллектуальной собственности, кроме товарных знаков и потому оценивать там по большому счету нечего. Конечно, это – национальная катастрофа, которую они еще не осознали.

Наши высшие госчиновники, ищущие рыночные механизмы самофинансирования для наших отечественных ученых, инженеров и изобретателей, все время допускают одну и ту же ошибку – зачастую назначают на должности руководителей различных крупных и мелких инновационных структур, систем, венчурных фондов и высокотехнологичных корпораций лиц, явно не состоятельных для рыночных условий, хотя порой и остепененных. Речь идет о тех, кто либо никогда ничего подобного не создавал, либо так и не сумел создать никакого реального новшества, ни даже своего высокотехнологичного бизнеса, а, как правило, зарабатывал исключительно за счет и вокруг бюджета.

«Важным вопросом для расширения сферы внебюджетного финансирования научно-технической и инновационной сферы является развитие такого нетрадиционного для России способа, как венчурное финансирование. Данная форма инвестиций основывается на финансировании высокотехнологичных разработок и их внедрении в производство посредствам прямых вложений в уставный капитал преимущественно малых и средних инновационных предприятий»9. Приветствуя прямые инвестиции в нашу экономику, следует понимать, что с их появлением на рынке высоких технологий, зарубежный бизнес начинает за счет россиян кормить своих собственных ученых и изобретателей. В этом смысл экономического механизма интеллектуальной собственности, встроенный в любую наукоемкую продукцию, который сами мы еще не освоили, но которым давно великолепно владеют зарубежные бизнесмены.

Процедура перехода к инновационной экономике в России в значительной степени связана с поступлением достаточного количества инновационно-наполненных инвестиций, т. е. таких инвестиций, которые поступают в экономику страны вместе с новыми технологиями. В этой связи особый интерес представляют прямые иностранные инвестиции, поступающие непосредственно в создание новых производств и услуг. Процесс инвестиционного обеспечения инновационных проектов должен регулироваться государством за счет создания эффективных стимулов привлечения частного бизнеса к участию в разработке и создании новых технологий и наукоемких продукций, посредством разнообразных кредитных и налоговых льгот, страхования рисков. Каждый день нашего бездействия на рынке наукоемкой продукции убивает наших изобретателей и ученых в прямом и в переносном смысле. Одни попросту вымирают, не став востребованными, а другие уезжают. Приезжают пока единицы, а продолжают уезжать тысячи. Если нет развития, как говорил когда-то Д.И. Писарев10 (1840–1868), то есть регресс, стоячего положения не бывает. Не следует на инновационную экономику и на ее основу – интеллектуальную собственность смотреть как на очередную кампанию, которых было у нас немало. Нужно собрать настоящих профессионалов в команду и активнее действовать системно и активно.




Список использованной литературы


  1. Коупленд Т., Колер Т., Мурин Дж. Стоимость компаний: оценка и управление. – 3-е изд., перераб. и доп. / Пер. с англ. – М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 2005.

  2. Aswath Damodaran. Dealing with Intangibles: Valuing Brand Names, Flexibility and Patents/Stern School of Business / January, 2006.

  3. H. Bierman, S. Shmidt. The capital budgeting decision. Economic Analysis of Investment Projects. Macmillan Publishing Company, New York, 1992.

  4. Идрис К. Интеллектуальная собственность – мощный инструмент экономического роста. – М.: ВОИС-Роспатент, 2004.

  5. Леонтьев Б.Б. Этюды концепции национальной инновационной системы/Инновации № 8, 2005.

  6. Леонтьев Б.Б. Интеллектуальная собственность – генетическая основа высокотехнологичного бизнеса / В журн. Проблемы теории и практики управления. – № 1, 2007.

  7. Андреев В.В. Вопросы перехода России на инновационный путь развития в условиях глобализации / ИПР РАН, ноябрь 2007.

  8. Черток Б.Е. Ракеты и люди. Подлипки-Капустин Яр-Тюратам. – Москва: Издательство «РТСофт», 2006.

  9. Писарев Д.И. Теория реализма. Полное собрание сочинений, 5-е изд., М., 1955–1956 г.




1 К. Маркс при написании «Капитала» пользовался «Курсом политической экономии, или изложение начал, обусловливающих народное благоденствие. Размышления о природе национального дохода» А. Шторха как настольной книгой, многое заимствуя оттуда и многое критикуя. У А. Шторха не было классового конфликта, который К. Маркс поставил в центр своего произведения. Специалисты насчитали около 200 ссылок в «Капитале» на А. Шторха.

2 Шторх А. «Курс политической экономии, или изложение начал, обусловливающих народное благоденствие. Размышления о природе национального дохода». – М.: Изд. дом «Экономическая газета», 2008, Часть вторая, Том 5, книга I, глава VIII, стр. 645–649.

3 Идрис К. «Интеллектуальная собственность – мощный инструмент экономического роста». – М.: ВОИС-Роспатент, 2008, стр. 29–54.

4 Там же, стр. 28.

5 Леонтьев Б.Б. Этюды концепции национальной инновационной системы/Инновации № 8, 2005, стр. 41–48.

6 Андреев В.В. Вопросы перехода России на инновационный путь развития в условиях глобализации/ИПР РАН, ноябрь 2007 г.

7 Минималисты-универсалы – это высшие чиновники с минимумом общих представлений о науке и производстве. В процессе деловой карьеры, главной для них, они утратили свою когда-то реальную квалификацию по специальности и накапливающие широкие, разнообразные и весьма поверхностные представления о самых разных проблемах народного хозяйства со слов сослуживцев и из газет.

8 Андреев В.В. «Вопросы перехода России на инновационный путь развития в условиях глобализации»/ИПР РАН, ноябрь 2007.

9 Андреев В.В. «Вопросы перехода России на инновационный путь развития в условиях глобализации»/ИПР РАН, ноябрь 2007 г.

10 Писарев Д.И. Теория реализма. Полное собрание сочинений, 5-е изд. – М, 1955–1956г.г.


Смотрите также:
Базовая модель национальной инновационной системы (нис) Б. Б. Леонтьев
338.67kb.
1 стр.
Проблема формирования национальной инновационной системы
195.81kb.
1 стр.
Проблема формирования национальной инновационной системы1 В. М. Полтерович
158.49kb.
1 стр.
Рекомендации парламентских слушаний «Проблемы становления национальной инновационной системы: нормативно-правовые аспекты»
229.19kb.
1 стр.
Финансирование инновационной деятельности в современных условиях экономики Украины
35.25kb.
1 стр.
Модернизация социальной сферы как фактор формирования национальной инновационной системы 22. 00. 03 Экономическая социология и демография
257.32kb.
1 стр.
Принципы анализа и формирования национальной инновационной системы
190.23kb.
1 стр.
Модель инновационной системы образования в последнее время педагогическим сообществом и обществом в целом активно обсуждается понятие «общее образование»
1108.16kb.
9 стр.
12 января заслушиваются отчеты по
40.32kb.
1 стр.
Дмитрий Степаненко. «Венчурная индустрия – важный компонент национальной инновационной инфраструктуры»
94.45kb.
1 стр.
Институциональные условия развития национальной инновационной системы 08. 00. 01 Экономическая теория
322.96kb.
1 стр.
Проект для обсуждения Модель инновационной деятельности Открытого института «Развивающее образование»
652.85kb.
3 стр.