Главная страница 1страница 2страница 3

American jew 42138 12/27/2014



Авива Халамиш




Американские добровольцы в операциях по нелегальной репатриации, 1946-1948 годы1

Из шестидесяти пяти судов, доставивших около семидесяти тысяч нелегальных репатриантов в Палестину в период между окончанием Второй мировой войны и провозглашением Государства Израиль, десять были приобретены в США2. Девять из них купил «Мосад ле-алия Бет», а одно – организация, связанная с ревизионистской партией. «Мосад» был создан в 1938 году в качестве подразделения «Хаганы», специализирующегося на нелегальной репатриации, и действовал в соответствии с решениями выборного руководства ишува и Всемирной сионистской организации. Создание еврейского государства в Палестине было основной целью политики сионистского движения после окончания Второй мировой войны, и нелегальная репатриация воспринималась в первую очередь как средство реализации этой цели. Авторы сионистской политики использовали ее для того, чтобы убедить международное общественное мнение и лидеров стран мира (в первую очередь, Великобритании и США) в том, что единственным решением проблемы еврейских перемещенных лиц в Европе является создание еврейского государства в Палестине. Нелегальная репатриация должна была продемонстрировать миру желание евреев поселиться в Палестине, несмотря на все трудности и препятствия.

Вначале суда перевозили лишь несколько десятков репатриантов каждое, однако постепенно их число выросло до сотен и тысяч. Переход к использованию крупных судов не был плодом решения сионистского руководства. Он явился следствием ограниченного предложения на рынке судов в послевоенной Европе и оказался возможным из-за наличия в Америке большого количества судов в относительно хорошем состоянии, готовых к продаже. Хотя немало судов, перевезших сотни и даже тысячи репатриантов, были приобретены в Европе3, в Северной Америке все же можно было купить по относительно дешевой цене более крупные, прочные и качественные суда4.

Одновременно с работой по закупке судов в Америке, «Мосад» также мобилизовал там двести пятьдесят еврейских добровольцев в качестве команд для обслуживания приобретенных судов5. Поскольку купленные в США суда были в числе наиболее крупных, американские добровольцы участвовали в доставке более 45% всех нелегальных репатриантов, прибывших к берегам Палестины между августом 1945 года и маем 1948 года. Роль добровольцев из США в операциях по нелегальной репатриации довольно скудно освещена в научной литературе6. Лишь в 1987 были опубликованы две работы, посвященные этой теме7. Авторы обеих работ высказывали свое удивление и досаду в связи с тем, каким образом действия американских добровольцев представлялись в литературе до сих пор, точнее говоря, в связи с практически полным умолчанием о них8. По словам авторов «Секретного флота евреев» (“The Jews’ Secret Fleet”), один из которых сам был добровольцем в операциях по нелегальной репатриации, «история в течение четырех десятилетий скрывала правду о роли, которую сыграли добровольцы из Северной Америки в осуществлении нелегальной репатриации»9. Похожие претензии высказал другой доброволец в связи с ролью халуцианских сионистских движений в организации нелегальной репатриации:


«О нелегальной репатриации («алие Бет») написано много книг, большинство из которых подчеркивают роль их автора в тех или иных упоминаемых в них событиях… Иногда авторы ограничиваются одним-двумя предложениями, вроде «В команде были американцы, они сделали то-то и то-то, были те или иные проблемы» – и все на этом»10.
Подобное положение дел ставит перед историком двойную задачу: описание роли американских добровольцев в осуществлении нелегальной репатриации и осознание причин и смысла их «забвения» в историографии.
А. Побудительные мотивы мобилизации и добровольного призыва
«Мосад» принял решение о мобилизации американских евреев для участия в осуществлении нелегальной репатриации, в основном, из соображений экономии. Было удобнее привлечь еврейских добровольцев, чем команду, состоящую из не-евреев, которой нужно было платить полную зарплату11. Британские власти, безуспешно боровшиеся против нелегальной репатриации в Палестину, подозревали, что цель этого решения заключалась в желании вызвать конфликт между ними и США в случае «неприятных инцидентов и судебных исков, которые могут быть предъявлены впоследствии»12. На деле, однако, данная причина вообще не принималась во внимание «Мосадом». Более того, американским членам команд было особо приказано не сообщать британским властям о своем происхождении из-за опасения, что их арестуют и подвергнут допросу (что, действительно, случалось, когда британцам удавалось выявить американских граждан среди нелегальных репатриантов)13. Вместе с тем, события вокруг судна «Бен Хехт» (было оснащено и отправлено ревизионистской Группой Бергсона) показывают, что опасения Британии не были лишены оснований. Команда судна, которая добровольно сдалась властям мандата, была освобождена из-под ареста благодаря вмешательству Государственного департамента США14.

Материальные соображения не играли ведущей роли в решении добровольцев принять участие в операциях нелегальной репатриации, хотя они и не работали бесплатно15. Некоторые из них, в основном профессионалы в области морских специальностей (судовые механики и помощники капитана), получали за свою работу заработную плату; другим выдавались карманные деньги и билеты для проезда из Европы или Палестины обратно в США16. Если их пребывание в Европе задерживалось на более длительное время, чем предполагалось сначала, то «Мосад» также снабжал их одеждой, пищей, напитками и сладостями17. Таким образом, мы называем этих людей добровольцами не потому, что они осуществляли свою работу бесплатно, а потому, что они решили оказать помощь нелегальной репатриации по своему желанию.

Решение молодых американских евреев принять участие в операциях по нелегальной репатриации редко было следствием их еврейского или сионистского воспитания. Как правило, в его основе лежали чувство вины и симпатия, которые евреи США ощущали по отношению к своим соплеменникам, пережившим Катастрофу в Европе. Американский журналист И. Ф. Стоун (I. F. Stone), который сопровождал в плавании суда “Хагана” и “Яшиху Веджвуд” весной и летом 1946 года, писал в своей книге «Подпольными путями в Палестину» (“Underground to Palestine”), что члены команды на обеих этих судах:
«… были просто американскими моряками, случайно оказавшимися евреями; парнями, которые ранее практически не имели ничего общего с еврейской жизнью. Они не знали ни идиша, ни иврита, и говорили по-английски довольно простым языком. Однако это плавание было для них не просто героическим приключением. Судьба евреев Европы глубоко взволновала их, и это было их способом сделать что-нибудь, чтобы помочь им»18.
Контакты между еврейскими солдатами, служившими в американской армии, и остатками еврейства Европы укрепили их желание помочь своим соплеменникам19. Об этом говорил и брат Уильяма (Билла) Бернштейна, второго помощника капитана на судне нелегальных репатриантов «Эксодус», который погиб в бою с британцами в июле 1947 года. В ходе митинга памяти и протеста в «Мэдисон Сквер Гарден» в Нью-Йорке он объяснил причины, по которым его брат решил принять участие в нелегальной репатриации в Палестину. По его словам, их не следует искать в полученном им воспитании, так как Билл не учился в еврейской школе, не посещал синагогу и «не был связан с какой-либо еврейской организацией». Отсюда его брат сделал вывод, что «такой причиной послужила пережитая им встреча с еврейскими беженцами в Европе»20.

Однако соображения национального и гуманного характера не являются единственным объяснением участия молодых американских евреев в деле нелегальной репатриации. Среди других причин следует отметить любовь к приключениям, желание принять участие в интересной авантюре и даже поиск смысла жизни21. Некоторые из них хотели «продлить» молодость и отсрочить начало взрослой «обывательской» жизни с характерными для нее требованиями и условиями. Среди побудительных мотивов можно найти и «юношеский бунт» или, по меньшей мере, проявление ценностных и философских различий между поколениями отцов и детей. Так, например, Билл Бернштейн писал своей взволнованной матери:


«Ты хочешь, чтобы я успокоился и пошел учиться. Мама, человек не может быть счастлив потому, что каждый день он говорит себе снова и снова, что он счастлив. Ты думаешь, что я не хочу иметь симпатичную жену, детей и хорошую работу? Конечно, я хочу этого, но не сейчас! Я говорю это потому, что твои мысли и твое сердце сопровождают меня во всех моих делах и везде, где бы я ни был»22.
Естественным кандидатами на работу на судах нелегальных репатриантов были, разумеется, молодые евреи, имевшие опыт службы в американском военно-морском или торговом флоте. Однако первыми на участие в этой миссии вызвались члены халуцианских молодежных движений, которые постоянно искали возможность для репатриации в Палестину. Некоторые из них (в основном, члены «Ха-шомер ха-цаир») находили в годы войны и после ее окончания полулегальные пути для осуществления своей мечты. Так, в ряде случаев они нанимались в качестве матросов на торговые суда и, сойдя на берег в хайфском порту, более не возвращались23. Другие отправлялись в качестве туристов с визой в одну из стран Средиземноморья, но еще до прибытия в порт назначения сходили на берег в Хайфе и оставались там, дав взятку соответствующим должностным лицам24. Некоторые въезжали в Палестину в качестве туристов и оставались там после истечения срока их визы25. Были и такие, кто попадал в Палестину по фиктивным студенческим или туристическим визам, полученным ими для участия в конференциях и съездах26. Члены сионистских молодежных движений видели в работе на судах еще один способ добраться до Палестины. На первых судах, приобретенных в США, они составляли большинство членов экипажа. Со временем к ним присоединились и другие добровольцы, а число членов молодежных движений начало уменьшатся вследствие причин, указанных ниже.

Существует несколько критериев для классификации добровольцев27. Первым из них является указанная выше принадлежность к тем или иным организациям. Среди добровольцев были члены халуцианских молодежных движений и молодые евреи, вызвавшиеся для участия в работе индивидуальным образом. Первые получили сионистское воспитание, в то время как вторые, как правило, не имели каких-либо связей с сионистским движением. Другое различие между двумя группами заключается в том, что первые рассчитывали остаться в Палестине по завершении плавания, а вторые собирались вернуться в США после того, как их миссия будет выполнена. Еще одним критерием для классификации добровольцев является предыдущий опыт судовой работы. Среди добровольцев были специалисты в области морских профессий, являвшиеся первоначальной «целью» «Мосада» в США. Лишь немногие из них были также членами молодежных движений. Большинство халуцианцев и значительное число добровольцев-одиночек не обладали каким-либо предыдущим опытом работы на судах. Еще один возможный критерий – способ оплаты – уже упоминался нами выше. Моряки-профессионалы, не являвшиеся членами молодежных движений, получали плату за свою работу; члены движений получали лишь деньги на карманные расходы. Некоторым из добровольцев, помимо карманных денег, также выдавали обратный билет в США и другие платежи (мы уже упоминали об этом выше и остановимся на данном вопросе подробно далее).


Б. Отношение евреев Палестины к добровольцам
Сотрудники «Мосада» в Европе возражали против участия американских добровольцев в осуществлении нелегальной репатриации, еще до того как они повстречали первых из них. Они опасались, что привлечение американцев к операции нарушит ее секретный характер, поскольку присутствие американской команды (и тем более команды, состоящей из евреев) на судне в итальянском порту вызовет подозрение, что оно готовится к отплытию в Палестину28. Тогдашний глава «Мосада» в Италии Иехуда Арази, который хорошо узнал американскую команду судна «Яшиху Веджвуд», высказывал дополнительные соображения против привлечения американских добровольцев. Команда «Яшиху Веджвуд» казалась ему «швалью, подобной которой я в жизни своей не видел»29. По его словам, немедленно после прибытия судна в итальянский порт местный рынок оказался заваленным американскими сигаретами, которые незаконно провезли туда члены команды. Арази отобрал у них сигареты в пользу еврейских беженцев, находившихся в районе порта, и вступил в конфронтацию с молодыми американцами, которые купили на свои деньги сигареты, с тем, чтобы выгодно продать их в Европе30. Спустя год Ада Серени, сменившая Арази на посту главы «Мосада» в Италии, также жаловалась на команды прибывших из Америки судов, «которые сделали эту нелегкую работу гораздо более трудной»31. Иехуда Брагинский, один из опытных сотрудников «Мосада» в Европе, утверждал, что американские добровольцы совершили «немало нарушений в работе». Причина этих проблем заключалась, по его мнению, «в их быстром перемещении из Соединенных Штатов на берег Средиземного моря с его особым человеческим пейзажем и соблазнами, которые вскружили им голову»32.

Недовольство поведением американских моряков высказывали также и некоторые из сопровождавших суда палестинских евреев, членов ПАЛМАХа. Так, на судне «Хаим Арлозоров», которое привезло 1348 нелегальных репатриантов зимой 1947 года, находилось 37 членов экипажа, в большинстве своем еврейских добровольцев из Америки. Палестинские евреи, сопровождавшие плавание, утверждали, что лучше нанять для этой работы иностранных моряков, которые получают зарплату за свой труд и поэтому являются более дисциплинированными. Что же касается еврейских добровольцев, то, несмотря на весь их энтузиазм, у них отсутствуют профессиональные знания, и они недисциплинированны33. Некоторые очевидцы высказывали иное мнение об американских добровольцах, однако их формулировки носили весьма абстрактный характер34. Общий тон отчетов о добровольцах был критическим.

Иного мнения придерживался Ицхак Аронович (позднее – Аран, известный под кличкой «Айк»), капитан судна «Эксодус» («Ециат Эропа 1947»). Долгие месяцы совместного пребывания на борту судна во время его ремонта в США и плавания по Атлантическому океану и времяпровождение в портах Европы укрепили его связи с американскими добровольцами. Спустя многие годы он называл их «молодежью, чей пыл ни в чем не уступал пылу членов ПАЛМАХа, причем они были гораздо более тренированными с профессиональной точки зрения, чем мы в те годы»35.

Эти слова, записанные спустя много лет после событий, получают частичное подтверждение в отчете, составленном Ароновичем весной 1947 года. В нем он выразил свое в основном положительное отношение к американским добровольцам36. Внимательное чтение отчета (в частности, между строк) показывает, что представленная в нем картина на самом деле является более сложной. Аронович видел в добровольцах членов молодежных движений, то есть моральный хребет и наиболее дисциплинированную часть команды судна. «Эти ребята уже является нашими и не требуют большой воспитательной работы». Вместе с ними, на судне была «просто еврейская молодежь, не придерживающаяся сионистской идеологии, которую притягивают к нам идеалистические соображения, причем в их среде присутствует самые передовые халуцианцы в Америке». Вместе с тем, он предлагал «тщательно отбирать» этих ребят, много работать с ними и готовить их. В дополнение к ним, на судне были и профессиональные моряки. По-видимому, именно их имел в виду Аронович, когда спустя много лет говорил о том, что в профессиональном отношении они были гораздо более подготовленными, чем члены ПАЛМАХа.

Наряду с похвалой, с которой Ахаронович отзывался о добровольцах, в его словах прослеживается и другое чувство, которое было весьма характерным для отношения евреев Палестины к своим американским партнерам, а именно снисходительное высокомерие. Так, он неоднократно подчеркивал необходимость тщательного отбора кандидатов и их подготовки в соответствии с работой, которую им предстоит выполнить в будущем. Он также предлагал с самого начала приставить к ним наставника из числа евреев Палестины. По его мнению, необходима «тщательная воспитательная работа по обучению людей конспирации». И, разумеется, следует также учить их правильно вести себя.
«Необходимо, чтобы на каждом судне с самого начала находился ответственный из Палестины (по возможности, моряк). Я не буду вдаваться здесь в объяснения. Я предлагаю рассмотреть различия между судами, на которых был человек из Палестины…, и теми, на которых такого человека не было. … На судах, где не присутствовал такой человек, люди не знают, как себя вести, и в этом, разумеется, не их вина».
Представляется, что в основе отношения евреев Палестины к американцам лежало их традиционное высокомерие к евреям Диаспоры. Помимо этого, свою роль играли и такие факторы, как необходимость подготовки судов в течение короткого времени и под пристальным наблюдением агентов британской разведки; языковый барьер; естественные затруднения, связанные с приемом новых людей в закрытую группу, обладающую богатым совместным опытом, особым бытом и не всегда понятными чужаку формами поведения.

Вместе с тем, евреи Палестины заслуживают и доброго слова. Представляя американских моряков перед пассажирами «Эксодуса» по громкоговорителям, они продемонстрировали уважительное и позитивное отношение к ним и говорили о них, как о полноправных партнерах: «Все моряки и работники на судне – это молодые евреи из Америки, которые бросили все, чтобы безвозмездно помочь в деле репатриации евреев в Палестину»3.


В. Эксодус – проверка практикой
После первых плаваний судов, приобретенных в США, «Мосад» пришел к выводу о том, что численность команд на них была чрезмерно большой и не отвечала требованиям обслуживания судна. После рейса судна «Ха-Тиква», которое отплыло в мае 1947 года с 1414 пассажирами и 26 американскими членами экипажа на борту, один из руководителей «Мосада» в Палестине отметил, что «нет никакой необходимости в столь большом числе моряков на маленьком судне»37. Главная проблема большой команды заключалась в том, что после того как моряки вместе с нелегальными репатриантами попадали в заключение в Атлите (а с августа 1946 года на Кипре)38, требовалось вызволять их оттуда подпольными путями или за счет виз, которые предназначались для репатриантов.

В связи с этим «Мосад» в Палестине направил своим сотрудникам в Европе указание о максимальном уменьшении численности американской команды на готовившемся к отплытию судне «Президент Уорфилд» (позднее – «Эксодус 1947»). В качестве аргумента в пользу этого решения приводился тот факт, что «присутствие [американских добровольцев] на судне затрудняет работу и причиняет нам серьезные неприятности и большие расходы»39. Неоднократно повторялось требование оставить на судне только людей, отвечавших двум критериям: тех, кто абсолютно необходим для обслуживания судна, и тех, кто собирается остаться в Палестине по завершении плавания3. Сотрудников «Мосада» во Франции просили объяснить американцам, что их задержание на Кипре причинит им множество неудобств и может продолжиться вплоть до пяти месяцев, а их вывоз из Палестины «будет связан с большим расходами и многочисленными трудностями»40.

Однако все эти увещевания не помогали. Американские добровольцы утверждали, что сотрудники «Мосада» в Америке обещали им, что они попадут в Палестину и после короткого пребывания в ней вернутся домой в Соединенные Штаты41. При отплытии судна на его борту находились 36 американцев42. «Мосад» всячески старался предотвратить их задержание на Кипре. Во время плавания судна к берегам Палестины на него поступила следующая радиограмма:
«Если вам не удастся высадиться на берег, и вас отбуксируют в Хайфу, найдите надежное потайное место для нескольких десятков моряков и сообщите нам, где оно находится. После высадки репатриантов, им (экипажу судна) следует оставаться в потайном месте до тех пор, пока наши рабочие не поднимутся на судно, чтобы сделать на нем уборку (на следующий день после депортации). Запаситесь пищей, водой и масками. Сигналом к вашему выходу будет пение рабочими песен на иврите»43.
На судне были заранее подготовлены потайные места для всех членов команды, американцев и евреев Палестины, за исключением одного человека из числа палестинских евреев, которому предстояло сопроводить репатриантов на Кипр44 (таково было правило на всех подобных судах). Судно вошло в хайфский порт во второй половине дня в пятницу, 18 июля 1947 года. Был жаркий летний день, и членам команды предстояло провести более сорока часов, вплоть до воскресного утра, в удушливых и неудобных потайных убежищах, без достаточного количества пищи и воды. Большинство американцев (25 человек) нарушили данные им указания и самовольно сошли на берег вместе с нелегальными репатриантами, полагая, что в течение короткого времени их освободят из лагеря задержанных на Кипре45.

Длительное совместное пребывание американских добровольцев на судне «Эскодус» – сначала в Соединенных Штатах, затем в ходе плавания по Атлантическому океану, в портах Европы и на судах, которые везли депортированных репатриантов обратно к берегам Франции и Германии – позволяет нам проследить за изменениями, которые наступили в их поведении и в отношениях между ними и их коллегами из Палестины. В этом нам помогает довольно значительное количество свидетельств, составленное различными сторонами. Добровольцы, служившие на «Эксодусе», пережили больше драматических событий, чем их товарищи, плававшие на других судах, однако на основании их истории все же можно сделать ряд выводов об американских добровольцах в целом.

Первые добровольцы прибыли на судно «Президент Уорфилд» в декабре 1946 года. Судно не отапливалось и, к тому же, у большинства из них не было на нем никакой работы, поэтому они жили в гостиницах в Балтиморе, слонялись без дела по улицам города и посещали местные бары46. 25 января 1946 года судно вышло из порта и взяло курс на восток в направлении Европы, однако спустя короткое время попало в шторм и было вынуждено вернуться обратно. Потребовался целый месяц ремонта, и оно вновь отправилось в плавание лишь 29-го марта. Глава «Мосада» в США посчитал необходимым предупредить своих коллег в Европе о том, чего следует ожидать от американской команды:
«Вне всякого сомнения, у вас с ними будут большие неприятности, однако следует помнить, что они находятся на корабле с 20-го декабря [1946 года] в постоянном напряжении в ожидании отплытия. Многочисленные отсрочки доставили им немалое разочарование, однако они сумели преодолеть его. Вне всякого сомнения, среди них есть несколько испорченных парней. Однако, в целом, это неплохая компания, и если не произойдут дополнительные задержки, они выполнят свою работу прилежным образом»47.

Мнение Билла Бернштейна о профессиональном уровне своих товарищей-добровольцев также не было особенно высоким в начале пути: «Ну и команда! Есть у нас на судне все, что угодно, кроме моряков», – писал он своему брату во время ремонта судна в США48. Однако позднее, под воздействием совместной работы, плавания и борьбы со стихией, он изменил свою оценку:


«…пестрый набор философов, математиков и интеллектуалов различного рода начинает приобретать черты хорошей команды. Стало больше коллективной работы… Судно начинает действовать так, как должно действовать судно, и команда начинает вести себя, как подобает морякам. …Экипаж втягивается в правильную работу»49.
Посланцы из Палестины впервые встречали американских добровольцев (речь идет не только о команде «Эксодуса») во время подготовки судов к плаванию к берегам Палестины в европейских портах. Они считали их компанией наивных, недисциплинированных и не поддающихся контролю людей50. Особое беспокойство вызывало у них легкомыслие их коллег в том, что связано с соблюдением секретности. Добровольцы имели обыкновение посещать бары в портовых городах, провоцировать английских матросов и вступать с ними в кулачные бои. Наиболее опасной была как раз словесная часть этих баталий. Посланцы из Палестины старались заставить своих товарищей замолчать и шептали им «Шшшш». Американцы прозвали их из-за этого «шу-шу». По их мнению, прибывшие из Палестины были высокомерными, узколобыми людьми, одержимыми секретностью и конспирацией51. В документах «Мосада» американцев именовали «сэмы» по примеру «дяди Сэма».

Подобно тому, как мнение Бернштейна о своих коллегах улучшилось со временем52, так, чем дольше находились вместе американские добровольцы и посланцы из Палестины, тем лучше становились отношения между ними. Росло взаимное уважение и симпатия. Согласно воспоминаниям одного из добровольцев на «Эксодусе», записанном вскоре после событий, в начале совместной работы:


«Отношения между нами и ребятами из Палестины не были… особенно хорошими, поскольку вначале мы считали, что нас подвергают дискриминации, поскольку нам не дали место в руководстве и не раскрыли нам всех секретных планов действий»53.
На первый взгляд, между американцами и посланцами из Палестины существовало четкое разделение труда. Первые были профессионалами в области морского дела, а вторые отвечали за репатриантов и за подготовку к борьбе с британскими властями после задержания судна и схода пассажиров на берег в Хайфе. Однако, как правило, в ходе плавания на восток это разделение быстро сходило на нет. Американцы устанавливали прямые контакты с репатриантами и помогали посланцам из Палестины в организации повседневной жизни на судне. Обычно совместное плавание к берегам Палестины и ожидание столкновения с британским флотом быстро разрушали имевшиеся преграды и укрепляли взаимное доверие между двумя группами. В случае «Эксодуса» представляется, что симпатия палестинских представителей к их американским коллегам значительно выросла благодаря их бескомпромиссной реакции на призывы британских матросов к сдаче судна (они объявили по громкоговорителям на английском и немецком языках, что нет смысла сопротивляться задержанию). Согласно британским отчетам, реакция на эти призывы прозвучала на «американском языке»54. 17 июля 1947 года, накануне атаки британских кораблей на «Эксодус», английские власти предупредили, что задержат судно немедленно после его вхождения в территориальные воды Палестины, и предложили команде добровольно отвести его в Хайфу. На это с «Эксодуса» прозвучал громогласный ответ: “The Yanks are coming” («Янки идут»)55. В британских отчетах о бое с «Эксодусом» у берегов Палестины подчеркивается особая роль в нем американцев56. И действительно, большинство команды – молодые, сильные, полные энтузиазма юноши – приняли участие в схватке. Более того, словесные контакты между экипажем и английскими матросами также поддерживали они.

«В последнюю ночь у берегов Палестины, – рассказывал тот самый доброволец, жалобы которого на дискриминацию американцев в начале плавания, мы приводили выше, – ситуация прояснилась, нам все рассказали и поделились с нами всей информацией. С тех пор на нас стали возлагать ответственные задания, которые мы достойно выполняли»57. Заключительная часть его слов касается функций, которые американские добровольцы осуществляли на борту британских судов, перевозивших депортированных пассажиров «Эксодуса» во Францию, а затем в Германию. На одном из них («Эмпайр Райвал») повседневной жизнью руководили два посланца из Палестины, а американцы выступали в роли переводчиков в их контактах с командой58. На втором судне («Оушен Вигор») палестинских сопровождающих не было вообще, и на первых этапах плавания американские добровольцы непосредственно занимались организацией жизни пассажиров (с течением времени репатрианты выбрали свой секретариат, в состав которого также вошли представители добровольцев). Позднее посланец из Палестины, который прибыл на судно во время его стоянки у берегов Франции, взял руководство на себя59.


следующая страница >>

Смотрите также:
Авива Халамиш Американские добровольцы в операциях по нелегальной репатриации, 1946-1948 годы1
416.83kb.
3 стр.
Тесты по теме «гражданская война и иностранная интервенция»
54.74kb.
1 стр.
Славянское движение в ссср: 1941 1948 годы
414.77kb.
3 стр.
-
252.2kb.
1 стр.
Решение проблем социума
22.98kb.
1 стр.
Министерство путей сообщения
325.47kb.
1 стр.
«Давай, земля, покружимся!»
116.34kb.
1 стр.
Автоматическая детекция эмболии при операциях на сердце в условиях искусственного кровообращения 1
168.16kb.
1 стр.
Темы контрольных работ по дисциплине «Налоги и налогообложение»
31.63kb.
1 стр.
Нормативно-правове та методичне забезпечення виховного процесу в загальноосвітньому навчальному закладі
34.23kb.
1 стр.
Возмещение ндс при экспортных и импортных операциях
27.3kb.
1 стр.
Антропология
634.03kb.
3 стр.