Главная страница 1 ... страница 9страница 10страница 11страница 12

Глава 6. Новый человек на семинаре


Вас что-то беспокоит в жизни?
— Вот, у нас появились новые люди, с них и начнем сегодня. Что вы нам расскажете?

— Жизнь прекрасна. Мне стало интересно, чем вы тут занимаетесь.

— Что именно вас заинтересовало?

— Если быть конкретной и называть вещи своими именами, мне стало интересно, зачем что-то надо делать прилюдно, когда можно самой управиться со всеми заморочками.

— А можно самой справиться?

— Однозначно. Даже утверждение психологов, что депрессию надо лечить при помощи специалистов, я бы назвала сомнительной. Человек, владеющий некоторыми приемами, в состоянии вывести себя из состояния депрессии сам.

— При этом ввести себя в следующую депрессию. Значит у вас всё прекрасно?

— Не всё прекрасно. Если человек пожизненно рад, то он просто дурак. Нельзя всегда радоваться.

— Так вас что-то беспокоит в жизни?

— Нет. А если и беспокоит, то я справлюсь сама.

— Так с чем же связан ваш интерес к семинару? Здесь собрались люди немощные, депрессивные, истеричные и с большим трудом пытаются выйти из этого. У вас же всё хорошо. Что же вас заинтересовало?

— Есть простое человеческое чувство, такое, как любопытство.

— Посмотреть, как поживают депрессивные?

— Как они живут, когда собираются группой.

— Вчера, например, мы дрались.

— И кто же победил? Дружба.

— Дрались и насиловали женщину, она сегодня даже не пришла. Правда, не до конца довели.

— Что-то же не довели до конца, вот она и не пришла.

— Если бы пришла, то доделали бы.

— Она вчера спросила, будут ли сегодня ее снова раздевать. Я сказала, что сама разденешься.

— Она готовится. Она не дает себя раздеть, чем вызывает повышенный интерес к своему телу.

— Она стеснялась, не позволив себе раздеться прилюдно.

— Легко начать разговор с человеком, у которого есть проблемы, и значительно труднее с человеком, не имеющим проблем.

— Потому что вам этого не надо. Вы привыкли начинать разговор с людьми, имеющими проблемы. С теми, у кого нет проблем, вам это и не надо, это не ваше.

— Значит, мне всю жизнь маяться с людьми депрессивными, агрессивными, немощными, истеричными?

— Вы же сами сделали свой выбор. Где-то и когда-то человек делает свой выбор.

— Как же мы тогда встретились с вами?

— А мы встретились?

— Да. Мы даже разговариваем.

— Я просто сижу, наблюдаю. Кроме того, я вежливый человек. Я же не могу молчать, когда ко мне обращаются.

— Я работаю с несчастными, а у вас всё хорошо.

— А я вас раздражаю, потому что не несчастная.

— Очевидно, мы все идем к вашему состоянию полного и окончательного счастья.

— Если группе интересно, то я просто привезла Марину на семинар, чтобы ей не тащиться своим ходом.

— Что мы будем делать при таком стечении обстоятельств? Нам теперь стыдно будет рассказывать, как у нас всё нехорошо, имея перед глазами живой пример человека, у которого всё замечательно. Я предлагаю провести диалог группы с Оксаной.

«Я не собираюсь обсуждать с вами то, что у меня не хорошо…»


— Интересно. Есть ли у вас что-то, что не хорошо?

— Конечно, я же живой человек.

— Что же именно не хорошо?

— Я просто не собиралась обсуждать здесь с вами то, что у меня не хорошо.

— С кем же вы обсуждаете эти вопросы.

— У меня есть специальные люди, которые помогают мне вывозить мои какашки.

— Значит, у вас всё-таки есть какашки.

— Что, у вас ни у кого нет какашек?

— Вот этого у нас нет. У нас все дуальности.

— Мы какашки не возим, а всё больше глотаем.

— Так вы, извиняюсь, обкакамшись?

— Могу и обкакаться, я всё могу, я живая.

— Значит, у вас есть какашки и есть люди, которые их вывозят, а в целом — всё хорошо.

— Однозначно. Есть люди, которые это делают, а есть люди, убирающие за ними.

— Вы случайно не любовница Жириновского? Постоянно говорите слово «однозначно».

— Я много, что цитирую, но совершенно не парюсь над запоминанием автора.

— Хорошо. Есть к ней еще вопросы?

— Нет. Она какашки отмела, сказав, что сама справляется с проблемами.

— Есть у меня один минус. Мне лень получать второе образование, хотя очень надо.

— Куда же ты деваешь свою лень?

— Кладу на диван и хорошо себя чувствую. Время идет, и я понимаю, что скоро будет совсем лень. Понимаю, что второе высшее мне не получить, да на него еще и денег надо. Если дальше развивать цепочку, то нет второго высшего образования, которое мне интересно, значит, нет на фирме больших оборотов, нет того контингента людей, с которыми бы хотелось общаться.

— «И нет конкретного мужика, с которым бы хотелось общаться».

— Можно и так сказать.

— Можно сказать, а можно и не сказать.

— Однозначно. Мне нужен мужик, а может и не нужен, — поди узнай. Всё будет зависеть от конкретной ситуации.

— Пожалуйста, кто еще?

— В самом начале вы сказали, что не обязательно обращаться к помощи кого бы то ни было, можно справляться самой. Как же те люди, которые вывозят ваши какашки?

— У этих людей есть фора, и есть обратный вариант.

— То есть?

— Им тоже позволено слить на меня энное количество дерьма.

— Но, вы же говорили, что сами справляетесь?

— Я говорила, что справляюсь сама, когда говорила о депрессии.

— Получается, что депрессия и какашки — это разные вещи. При этом у тебя есть уборщики, за которыми ты также убираешь.

— Однозначно. Это моя моральная и физическая нагрузка убрать за человеком.

— Получается, что обкакав кого-то, ты получаешь взамен его какашки.

— Однозначно.

— Интересные у нее ответы. Всё однозначно. У нас же всё — двузначно.

— Это говорит о ее цельности.

— Однополярный мир.

— Вы не допускаете, что однозначно может быть двузначно?

— Однозначно.

— Допускать можно всё, что угодно. Важно, как этим пользоваться.

— Это просто народная мудрость. Пожалуйста. Кто еще?

— Вот вы едете по улице и видите много нищих. Вас это трогает?

— Еще года два назад это трогало меня до слез.

— Что же произошло сейчас?

— Я просто покопалась в причинах происходящего.

— Что за причина?

— Когда стоит бабушка, то, зная нашу социальную обстановку, мне их по-прежнему жаль. Я понимаю, что своим вкладом глобально не помогу решить ее проблему.

— Но вам ее жаль?

— Мне ее жаль.

— Что в ней вам жаль? Бабушка на работе.

— Мне жаль, что ее жизнь сложилась так, что ее некому поддержать.

— А разве вы на своей работе не делаете того, что она делает на своей работе?

— Нет. Мне деньги отдают с удовольствием, да еще и благодарят.

— Все и всегда?

— Всегда и в этом заключается моя работа.

— Ваша работа заключается в том, чтобы брать деньги у тех, кто их с удовольствием отдает?

— Брать деньги так, чтобы их с удовольствием отдавали.

— И не было ни одного человека, кто отдал бы их не так?

— Это лишь в тех случаях, когда мы прокалываемся как фирма. Получается скандал. Недопоставка и прочее. Но отдали-то они деньги с удовольствием.

— Что вы испытываете в таком случае?

— Меня это уже не волнует.

«Плохое меня не касается…»


— Ваше дело брать у людей деньги, которые они отдают с удовольствием. Потом этот человек уже больше не нужен. Он вас не касается. Вы принимаете только хорошее, а плохое — вас не волнует.

— Я знаю об этом теоретически.

— Вы теоретически знаете, что в этом мире есть и плохое, но оно вас не касается.

— Я просто не позволяю себе его касаться. То плохое, что я должна буду принять и могу принять, — я приму.

— Есть что-то плохое, что вы принимаете? Есть ли что-то плохое у вас на работе?

— Конечно, есть.

— И вы это принимаете?

— Да.

— А что вы принимаете?

— Например, я принимаю то, что мой шеф не хочет развиваться. У него есть все посылы и возможности, в том числе, материальные тоже. Он застрял на каком-то этапе развития, и я его не могу сдвинуть.

— Он не хочет развиваться?

— Не хочет расширяться и именно по каким-то своим внутренним причинам.

— Как этот человек, не желающий развиваться, связан с вами?

— Конечно. Мы давно и плотно знакомы.

— Вы просто знакомы? Он это он, а вы это вы, и нет ничего более того, что вы знакомы. А если я скажу, что он это вы?

— Всё может быть.

— Может быть все, но, ведя такой диалог, мы не дойдем ни до чего.

— А зачем доходить? Жизнь сама расставит все. Надо принять это как есть. У меня же есть выбор, и его никто не отменял.

— У вас есть выбор? А в чём он?

— Я могу уйти от этого человека, причем, все места отступлений я уже подготовила.

— Вы можете уйти от этого человека, но придете к такому же.

— Туда, куда можно уйти. Я там тоже всё хорошо знаю.

— Вы знаете, что там всё хорошо. Почему же вы не уходите?

— Мне жаль плод рук своих. Эта фирма создавалась нами двумя, начинали мы с нуля. Даже стартового капитала не было. Это мое детище. Я точно знаю, что год с ним повожусь, но всё равно его мысли направлю в нужное русло, и мы будем развиваться. Деваться нам некуда.

— Хорошо, а как у вас с личной жизнью?

— На сегодняшний день то, что я и хотела. У меня есть специально обученный мужчина, который покупает всякие вкусные вещи и везет меня туда, куда мне хочется сходить. Кино, театр, ресторан. Вечером тоже не плошает.

— Он вас любит?

— Я его не спрашивала об этом.

— Вы о чём-то говорите?

— Мы говорим о книгах, о кино, о каких-то бумагах. У нас есть какие-то общие интересы.

— А в постели вы разговариваете?

— Зачем? Все разговоры остаются за дверью.

— Что вы делаете в постели?

— Занимаемся сексом.

— При этом он никогда ничего не говорит?

— После того, как акт завершен и всё нормально, он говорит мне всякие ласковые слова. Слова благодарности.

— У вас сплошная благодать: дома, на работе, в постели.

— Я привыкла всё делать хорошо.

— Он бывает иногда недоволен?

— Если бы такое было, мы бы больше не встречались. Зачем себя мучить. Надо получать удовольствие здесь и сейчас.

— Вся жизнь это удовольствие, и, если что-то не доставляет удовольствие, это надо выкинуть. Так?

— Это общий взгляд.

— Я сейчас повторяю то, что говорите вы. Если ваш парень не доставляет вам удовольствия, то он вам не нужен?

— Да.

— Всё, что не доставляет удовольствие, надо убирать.

— Да. Даже решать тут нечего.

— Проблемой является неудовольствие. А решать ее надо путем изгнания оной из своей жизни. Так?

— Проблемы мы создаем себе сами.

— Вы придерживаетесь взгляда, что всё неприятное надо убирать из своей жизни. Поэтому у вас и нет проблем.

— Не обобщайте. Я этого не говорила. Не убирать из своей жизни.

— Вы конкретно ответили, что если бы парень был вами недоволен, то вы бы просто с ним больше не встречались.

— Это данный конкретный случай.

— Мы и разбираем данный конкретный случай.

— Но вы обобщаете, уже включая всю жизнь.

— У меня такая склонность к обобщению. Я иду от частного к общему. Вот если ваш мужчина будет выражать недовольство вами, то вы его удалите?

— Да. Я с ним расстанусь.

— Зачем он вам вообще нужен?

— Для физического здоровья. Чуть-чуть морального — почесать за ушком, это приятно.

— Получается, что он вам нужен только для здоровья, чтобы вы могли умереть здоровой?

— Однозначно. Лучше всего от сердечного приступа.

— Замечательно. Но наверно у вас был и предыдущий мужчина?

— Как и все прочие.

— Он сказал что-то нехорошее и был удален?

— Да. Зачем мне говорить гадости про меня же, когда у меня стоит большое зеркало, там всё написано, всё видно и понятно без слов. Я еще буду их выслушивать от кого-то!?

— Вы не член секты «Счастливые мысли»?

— Если хочешь быть счастливым — будь им.

— Теперь мы видим физическую реализацию этой формулы. Мне интересно, как вы достигаете состояния безраздельного счастья. Вы достигаете его путем устранения несчастливых мыслей?

— В этом конкретном случае — да. Но есть же люди, которых не просто выбрасывать.

— Как далеко вы уходите в устранении неугодных? Если некий джентльмен скажет вам, что вы дура, то этого будет достаточно для его устранения?

— Смотря, зачем и при каких обстоятельствах он это скажет.

— С целью оскорбления и снижения уровня вашего здоровья.

— Если это сказано в сердцах, когда я нечаянно разбила телевизор, то это не в счет.

— А если этот джентльмен заразит вас венерической болезнью?

— Исключено по определению.

— Как это?

— Для этого есть презервативы. Есть всякие средства защиты, жидкости и прочее.

— Глобальная безопасность.

— Чтобы потом есть антибиотики и портить желудок? Лучше побеспокоиться заранее.

— Хорошо. Вот он просыпается ночью и начинает оскорблять вас. Ваша реакция? Вы его выгоните.

— Нет, я ему отвечу тем же.

— Интересно, в какой момент вы его выгоните?

— Я сейчас просто пытаюсь выяснить, что же происходит.

— Что же он всё-таки должен сделать, чтобы вы его устранили?

— У меня была ситуация, когда на меня бросились с автоматом. Это произошло в Таджикистане. Люди ходили вооруженные. Мой муж, хорошо выпивши и со стеклянными глазами, пошел на меня с автоматом наперевес. Я сказала ему: «Стоять!» Он замер. Я его сбила с ног, наступила ногой на горло и сказала: «Если ты сейчас дернешься, вторую ногу я подниму. Война всё спишет».

— И что он сделал? Уполз в лес?

— Он взял автомат и ушел.

— Я так понимаю, что после этого мужья были заменены дрессированными мальчиками. Я правильно поняла?

— Да.

— Интересно, с дрессированными мальчиками истерик не бывает?

— Нет. Я никогда не унижу человеческое или мужское достоинство.

— А если его мужское достоинство потеряло силу?

— Значит, этому есть причина, и он сегодня не готов.

— И завтра тоже.

— Какое-то время это может продолжаться, потом закончится само.

— Потом закончится выводом его за пределы твоей жизни?

— Да. Вывод за пределы игрового поля.

— Вы их дрессируете под себя.

— Нет. Они приходят уже готовые. Каждый человек может дать что-то другому человеку. Если ему есть что дать, пожалуйста. Если нет, то нам не о чём говорить.

— Вот мой папа вам подходит.

— Пока место не вакантное.

— Вот вам и выход из дуальностей. Мы тут паримся, ищем, а он, оказывается, уже есть и физически представлен в Оксане.

— Интересно, есть ли что-то, чего ты боишься?

— Конечно.

— Чего же ты боишься?

— Любой страх, связанный со стрессовой ситуацией.

— Что для тебя — стрессовая ситуация? На тебя идут с автоматом, ты не боишься. Напротив, сама пугаешь.

— Мы рассматривали ситуацию, ее видимость, но о том, что я чувствовала в тот момент, я ни слова не говорила.

— Это был просто репортаж.

— Совершенно верно. Меня спросили, я ответила. На самом деле за считанные секунды от момента возникновения стрессовой ситуации и до момента принятия решения, за эти мгновения надо сгруппироваться и принять единственно правильное решение, которое спасет жизнь тебе или кому-то. За эти мгновения пробегает целая гамма эмоций и чувств, иначе не сможешь принять правильного решения. Ее надо прочувствовать.

За что вы отдаете свою жизнь?


— Есть ли что-то, за что вы готовы отдать жизнь?

— Нет. Она у меня одна.

— Вы же всё равно ее медленно отдаете.

— Я ее живу.

— Вы ее отдаете тому, чем вы занимаетесь в этой жизни. Вы ее размениваете по мелочам. Например, у вас есть тысяча долларов, но вы постоянно отдаете по центу. Вы же за что-то отдаете ее. Ваша жизнь так, как она вами прожита, есть форма платы за то, что вы в ней цените. Ваша жизнь это и есть оплата.

— Правильно. Другой монеты нет.

— Вот я и спрашиваю. За что вы отдаете жизнь? Только что вы сказали, что не отдадите жизнь ни за что. Я же говорю, что вы уже отдаете. Вы понимаете, о чём я говорю?

— За то, что она у меня есть.

— Допустим, у вас есть тысяча долларов. Эти деньги можно отдать за прыжок с парашюта, за то, чтобы переспать с негром, купить одежду или пищу. За что вы отдаете свою жизнь?

— За то, чтобы созданная мной фирма существовала. За то, чтобы мои родители жили комфортно, как и сейчас. За то, чтобы у меня была возможность выглянуть в окно и вдыхать аромат сирени под окном.

— Получается, что вы платите за комфорт?

— Да. Я люблю комфорт.

— Вы отдаете свою жизнь за комфорт, поэтому и были шокированы моим вопросом о разовой отдачи жизни. Если отдать жизнь за кого-то, то и комфорт получать будет некому. Поэтому жизнь лучше раздавать по частям. Чтобы оставался тот, кто будет получать комфорт.

— Явно, что я не буду отдавать жизнь за то, чтобы меня швыряли, били, не кормили и так далее. За это вряд ли кто согласится отдавать жизнь.

— Хорошо. Если уж вы попали сюда, я создам вам интерес. Я предлагаю присутствующим здесь людям высказать в ваш адрес нечто со знаком минус. Поскольку она в своей жизни избегает негатива, то ей будет интересно соприкоснуться с чем-то неприятным для нее. Ее жизнь устроена так, что в нее не попадает ничего негативного. Очевидно, что она ей несколько наскучила.

— Она от скуки и от жиру пришла сюда развлечься, а здесь как раз развлекательный клуб «Кентавр».

— Бесчувственное животное, которое мужчин просто мочит и разрушает, — убийца. «Джек Потрошитель». Только мне она отражает мою часть.

— Пожалуйста.

— Она всем своим поведением делает так, чтобы человека поставить в тупик, чтобы он ей только поддакивал. Если это не так, он ей не интересен.

— Просто манипулирование мужчинами.

— Если человек находится в тупике, то им можно управлять.

— У нее так. Я с вами согласна, но и вы не мешайте мне жить.

— Я не перебегаю дорогу никому, но и вы не перебегайте дорогу мне.

— Если не удовлетворяет чем-то, то пошел вон.

— Это феномен, показывающий существование такого способа жизни, при котором я не перебегаю дороги вам, но и вы не перебегайте дороги мне. Пожалуйста, высказывайтесь.

— Мне очень хочется дать вам уважение, но я не могу его дать и борюсь с тем, что даю неуважение. Мне искренне и очень хочется дать вам уважение.

— Очень сильный страх своей низкой оценки. У нее супер завышенная самооценка, другая сторона себя совершенно не принимается. Что она уже старая, бездетная, что неудовлетворенная или не успешная, это не принимается, просто отторгается, устраняется. «Я» и все.

— Кто сказал, что человек должен, обязан кому-то? Если вы считаете, что к старости надо иметь детей, то и я должна так считать? У меня есть свое мнение и его никому не отдам.

— Я об этом и говорю, что только «я» и мое мнение. Остальное не берется в расчет. Принимается только потолок, а то, что ниже, не принимается, и с этим ведется борьба.

— Зачем мне что-то ниже?

— Ей этого не надо.

— Я предлагаю вам высказать некие негативные замечания, возникшие у вас в связи с изложением ее способа жизни. В этой жизни возможно многое. Если человек утверждает, что так можно жить и жить комфортно, в чём я, правда, сильно сомневаюсь, то почему же нет.

— Я это воспринимаю, как раковую клетку внутри организма. Если организм в порядке, то он ее отторгнет, если нет, тогда она его уничтожит.

— Совершенно верно. Вы видите раковую клетку, которая говорит: «Я жила, живу и буду жить».

— В нормальном организме иммунитет уничтожает такую клетку.

— Вот именно, поэтому у меня есть сильные сомнения по поводу благополучия жизни Оксаны.

— Она умудряется избегать жизни, и это избегание называет жизнью.

— Она не может избежать жизни, потому что ее никто не может избежать. При этом она создала некое мировоззрение, которое отстаиваете.

— Я создаю свое мировоззрение и не утверждаю, что оно действительно для всех остальных. Я живу так, как мне удобно. Я делаю так, как мне удобно и комфортно.

— Совершенно верно. Ты сейчас выдвигаешь некую концепцию жизни и утверждаешь, что для тебя это так и есть.

— Для меня — да.

— У меня в этом очень большие сомнения. Имею же и я право на собственное видение, как ты это утверждаешь. Мое видение твоей ситуации совершенно отличается от твоего видения. Мы столкнулись с феноменом, имеющемся в каждом человеке, именно об этом мы и вели серьезный разговор до твоего появления здесь. В нашу школу даже не надо никого приглашать специально, они приходят сами и являются определенной иллюстрацией для происходящего здесь процесса. Используйте столь редкостный шанс. Эго именно так и будет утверждать. Именно этот пример наиболее полно характеризует философию эго.

— Она заняла одну сторону, что в жизни есть только хорошее, а со второй  борется всеми силами. Эмоциональный центр закрыт.

Отрежем полжизни и выбросим


— Она считает, что в ее жизни должны быть только удовольствия, а остальное надо убрать. Более того, такой взгляд очень распространен в данной реальности и на этом строится, например, большая часть рекламных компаний. Она говорит, что у нее это так и ей хорошо.

— Судя по отработанности защиты, там не может быть всё хорошо. Очень уж мощная защита выставлена.

— Вы сейчас видите собственное эго, которое говорит и действует именно так.

— Это иллюстрация на тему — «иметь». Хочу иметь одно, другое, пятое, десятое. Только иметь, и этому нет конца.

— Эго говорит лишь о том, что оно хочет иметь.

— Не было сказано ни слова о «Быть».

— Эго, являясь иллюзорной структурой, постоянно заботится о своем выживании, а сделать это можно только через «иметь». Чем больше оно имеет, тем более оно крутое. При этом оно стремится иметь только то, что здесь считается хорошим. Получение как можно больше удовольствий, именно на этом эго строит свою политику. Есть принцип кнута и пряника. Эго выбирает идеал — пряник. Оно мечтает, что со временем их у него будет еще больше, и они будут еще слаще. Такова философия эго, которое не будет признавать то, что ему не нравится, и что оно считает плохим для себя. Может быть и другое эго, которое признаёт, что у него всё плохо, оно совсем несчастное, но оно эту ношу с гордостью несет и выдержит все. Есть эго, играющее на повышение ставок, и есть эго, играющее на понижение ставок, но то и другое гордится своим положением. Сейчас мы имеем возможность видеть эго, играющего на повышение ставок. «Мне было хорошо и будет еще лучше», — утверждает оно, считая, что само создало себя и контролирует жизнь. Представьте себе, что выходит на сцену поп-звезда и говорит, что не может сейчас петь, ее голос сел и вообще ей не везет: дома всё плохо, депрессия. Сколько она продержит свою популярность? Чтобы удержать имидж поп-звезды, надо играть роль счастливой, успешной, одаренной певицы. Эту роль надо играть талантливо.

— Как это происходит, никто не знает.

— Именно так и происходит. В частности, твое эго создало себе иллюзию жизни, в которой всё хорошо.

— Не так уж и хорошо.

— Да вы что? Вы же перечеркиваете свои убеждения. Я вам подыгрываю под ваше мировоззрение.

— Это вы подвели этот пример под мое мировоззрение. Я привыкла играть в одну руку, сама.

— Встречали ли вы людей, имеющих ваше мировоззрение?

— Конечно. Мне далеко ходить не надо, в соседней комнате есть такие люди.

— А среди популярных людей есть такие?

— Я не могу знать. Какое эго у тех людей, потому что лично с ними не знакома.

— Вы же это можете почувствовать.

— Через экран я не могу почувствовать.

— Вы исключительная, людей с такой философией больше нет.

— Я предполагаю, что есть такие люди, но я не знаю, какие они.

— Крутая защита, не подкопаешься.

— Вы мне напоминаете героиню из песни, «ту, что идет по жизни, смеясь», потом она замечает, как плачет начальник. Я смотрю, как вы сейчас говорите, и у меня к вам есть сострадание. Может быть это жалость. То, как вы говорите, усиленно показывая, что у вас всё хорошо.

— Бравада.

— Мне действительно сейчас хорошо. Что там будет за дверью, и какая я выйду, не могу этого знать.

— Получается, что вы не помните, что было вчера, не помните, откуда пришли. Женщину, которая вас привела, вы еще помните?

— Если я ее не помню, то она сама напомнит.

— Она к вам обращается только с чем-то хорошим?

— По разному.

— Почему же вы ее не устраните, если она обращается к вам с чем-то неприятным для вас?

— Если вы помните начало нашего разговора, где я говорила, что есть люди, которых так просто не выкидываешь, которым отдаешь душу и силы.

— А они выливают на вас свои какашки.

— Да. Бывает и такое.

— Получается, что в жизни вашего счастливого эго есть и плохое. Хотя вы только что говорили, что в вашей жизни нет неприятного.

— Я об этом говорила.

— Вы так же сказали, что вы таких людей сразу устраняете из своей жизни.

— Я говорила, но вы не услышали, что есть контингент людей, которым это позволено.

— Почему же кому-то позволено, ведь это вредно для вашего здоровья?

— Потому что у меня хватит на это сил. Быть хорошей для всех я не могу, так же как и плохой. Есть люди, которых я выслушаю и помогу.

— Вы с радостью будете выслушивать весь их негатив?

— Я буду помогать с радостью, а слушать буду без радости.

— Без радости. Значит, у вас есть безрадостные моменты жизни?

— Есть, как и у всех.

— Как же так? Вы же исключительная, не такая, как все.

— Я этого не говорила.

Слушаю, но не слышу, смотрю, но не вижу
— Хорошо. Пожалуйста, кто хочет задать ей вопросы?

— Я слышу крик о помощи, а с другой стороны — бравада.

— При такой защите, как можно помочь.

— Того, кто взывает к помощи, еле слышно.

— Да, но это происходит с каждым из вас.

— Это самый большой подарок.

— Любая агрессия — это мольба о помощи.

— Может быть, тебе имеет смысл услышать внутри себя этот крик. Хотя бы согласиться с тем, что это существует.

— Я и слушаю.

— Она слушает, но не соглашается.

— Либо соглашаюсь, либо не соглашаюсь, но я буду делать это не здесь. Вы сейчас пытаетесь меня разозлить, возмутить какие-то пласты. Вы хотите это сделать здесь. Но я-то этого не хочу и обсуждать здесь с вами это не буду.

— «Я контролирую ситуацию. То, что у меня внутри сумасшедший дом, безумие, крик, резня, убийство, кровь и другое, это вас не касается», — так ты думаешь?

— Да. Я не намерена раскрываться перед вами.

— «Я вас послушаю, но не думайте, что вы во мне можете вызвать нечто, в результате чего я вам что-то раскрою».

— Да. Здесь я раскрываться не буду.

— «Сюда к вам я пришла посмотреть на ваш спектакль».

— Свои удовольствия я привыкла оплачивать.

— Действительно, наверное, не стоит с ней так долго разговаривать.

— Я пришла не для того, чтобы делать какие-то выводы. Я пришла просто побыть.

— Вы пришли посмотреть на нас, но и мы на вас смотрим.

— Согласна.

— А что у вас возникает в связи с увиденным?

— Вы предполагали, что здесь, в группе, могут быть какие-то моменты с людьми, которые открываются. Вы же пришли на это поглазеть? Кто-то открывается, изливает свою душу, и вы пришли на это поглазеть, вам это совершенно не нужно, но это интересно.

— На самом деле, сейчас это эго по имени Оксана говорит одно, но внутри у нее совершенно другое. Ей не поглазеть на нас надо, а увидеть, что она себе не позволяет. Увидеть, как это делает кто-то, для нее важно.

— Не поглазеть, а почувствовать.

— Поглазеть на что-то и пережить нечто — совершенно разные вещи. Можно смотреть, как убивают кого-то, это глазеть. Это совсем не значит, что ты будешь переживать то, что переживает человек, которого убивают. Если ты начнешь переживать то, что чувствует он, то прекратишь эту казнь.

— Да. Согласна.

— Хорошо. Пожалуйста.

Защищаясь от внешнего нападения, вы не видите, что оно возникает внутри вас
— Я сегодня шла на семинар и спросила, зачем иду. Мое эго точно так же ответило, что мы посмотрим, как там будут развиваться события. Ничего показывать не будем. Просто посмотрим. Оно диктует, «мы хорошие и плохого ничего не покажем».

— Великосветские дамы, приходящие на бои гладиаторов, или по-современному на «бои без правил», заплатившие большие деньги, смотрят, как мужчины по-зверски кроваво уничтожают друг друга. И этим дамам очень даже нравится такое зрелище.

— Я совершенно точно знаю, когда человек находится на таком уровне защиты, его организм лишен сил защищаться. Скорее всего, у тебя развалится либо иммунная система, либо другие защитные системы организма. Они у тебя практически будут разрушены. Как бы ты не защищалась, это пойдет изнутри. Ты не сможешь защититься от себя внутренней. Таблетки не помогут.

— Совершенно верно. У тебя защита идет от чего-то, что, как тебе кажется, возникает снаружи, и твоя защита основана на иллюзорном представлении о том, что ты отделена от мира. Надо защищаться от мира. На самом деле, ты и есть этот мир. То, чего боишься, ты воспроизводишь в себе. Никакая защита не поможет. Более того, это не будет, это уже есть. Этого не может не быть при таком уровне защиты.

— Я хорошо владею ситуацией. Изучила все, информации сейчас много.

— Ты будешь защищаться от внешнего проявления, а нападение возникает изнутри. Ни одна наука материального плана, включая медицину, не объяснит тебе ничего. Поэтому высокий уровень такой информации бесполезен.

— Начнем с того, что прежде чем стать такой, какой вы меня видите, я была в состоянии анемии. Это состояние возникло у меня, я не родилась такой. Сначала человек делает выбор, а потом идет, проходя все этапы пути, и сам самостоятельно пытается что-то для себя решить. Поэтому сейчас говорить о болячках просто не имеет смысла.

— Еще одно величайшее заблуждение эго, которое считает, что оно имеет выбор, имеет свободу воли, может делать что-то, знает, кто оно есть.

— Не берусь даже оспаривать.

— Оспаривать это бессмысленно, но для тебя потеря такого представления есть смерть, которой ты боишься.

— Может быть.

— Обратите внимание, каков уровень неопределенности у эго. Ты неоднократно повторяла слово «однозначно», но при этом употребляешь слова неопределенного значения. «Может быть», «возможно», «либо соглашусь, либо нет» и так далее. Если ты вообще не будешь использовать такие слова, то возникнет внутренний конфликт и очень серьезный. Я вообще таких разговоров не веду, но в данном случае этот разговор ведется как иллюстрация того, что делает эго. Я повторяю, что это касается каждого эго, и сейчас вы можете видеть это наглядно. Я предлагаю вам увидеть это в себе.

— Мне легко увидеть мое стремление к тотальному контролю. Проконтролировать всё, что можно, и со всех сторон обезопасить себя от всего. Только у нее это лучше получается.

— Почему ты считаешь, что у нее лучше получается? Это у кого как. У Оксаны это в сфере комфорта. Кто-то считает себя несчастным, или сильным, или слабым. У каждого что-то свое.

— Обратите внимание. Разговор о безопасности возникает тогда, когда вы боитесь чего-то. В силу дуальности личности страх для нее есть нормальное состояние. Страх — это состояние, возникающее при взаимодействии двух противоположных частей вашей личности. У каждой личности есть только страх, и ничего другого она не чувствует. В этой дуальной реальности мы занимаемся материализацией своих страхов. Это и есть краткое описание собственной жизни. Какого рода эти страхи зависит от структуры личности.

— На сознании осуждение и насилие, а в подсознании чувство вины и жертвы.

— Я вам предлагаю увидеть это в своей личности. Сейчас Оксана наглядно показала механизм действия противоположных сторон личности. Так он действует у каждого в отношении того, что он боится. Каждый из вас фиксирован на одной стороне и отвергает вторую сторону своей личности. При этом вы стараетесь поддерживать постоянный контроль над той областью себя, в которой может произойти то, чего вы боитесь.

«Боюсь быть старой и нищей…»


— Мое эго боится показаться слабым.

— Сила эго — это атрибут контроля. Если эго слабое, то оно неспособно контролировать. Эта дуальность «сила — слабость» подобна таким как «хороший — плохой», «позитивный — негативный». Они не конкретные, а являются указателями на определенную дуальность. Хорошо. Если ты говоришь об этом, то какого рода сила и какого рода слабость?

— Мое эго боится быть жертвой. Когда я виновата, то возникает очень сильное чувство вины.

— По поводу чего? Ты говоришь общие фразы? У тебя не конкретности. Например, у Оксаны это связано с комфортом.

— Слабость эго по поводу нищеты и старости. Это две большие слабости моего эго.

— Значит, «я боюсь нищеты и боюсь старости».

— Мое эго этого боится.

— Твое эго будет контролировать ситуацию, чтобы не быть нищим и не быть старым. Контролируй, не контролируй, но ты уже старая. Что твое эго по этому поводу думает?

— Бесится, его это просто жалит. Не может поверить в это.

— «Как так, мы уже старые? Где наш контроль? Что происходит?» Контроль это действие для того, чтобы избежать того, чего ты боишься. Что ты делаешь, чтобы избежать этого? Оксана описала целую систему защиты. У тебя есть страх, являющийся следствием того, что в твоей личности есть две противоположные стороны. Одна сторона считает себя молодой, а вторая считает себя старой. Молодая будет контролировать ситуацию, для того чтобы старая не начала реализовывать себя. Пример — Оксана. Старая контролирует ситуацию, для того чтобы молодая не высовывалась. Пример — Ольга. В одном теле находятся противоположные тенденции, каждая из которых действует одинаково мощно. Контроль возникает, как способ защиты одной части против действий противоположной. На самом деле эго не может контролировать дуальность самого себя. Только вспомнив свое Высшее Я, вы сможете это делать. При этом спящий считает, что держит всё под контролем.

— У меня на сознание выведена «старая», которая борется с «молодой».

— Твоя «старая» часть личности борется с «молодой» частью твоей личности, значит, ты хочешь быть старухой.

— Получается, что так.

— Не понятно, что есть старость? Что есть молодость? Если прозвучало слово «старость», то каждый подразумевает свое представление об этом. Понять это непросто. Необходимо понять, что вы подразумеваете под этим. Для кого-то старость — это морщины. Для кого-то старость — это инвалидность. Для кого-то старость — это маразм. Для кого-то старость — это мудрость. Чем является старость в твоем представлении?

— Старость — это беспомощность, болезни, обуза для близких, ненужность, одиночество, дряхлый, неприятный внешний вид, бедность.

— Ты сейчас про секс говоришь?

— И про секс тоже.

— У тебя был мужчина в Абхазии, которому ты нравилась.

— Да. И?

— Так почему ты утверждаешь, что никому не нужна? Более того, я утверждаю, что эти мужчины есть, но ты создаешь себе впечатление, что не нужна никому.

— Часть личности, которая на сознании, она постоянно и давит.

— Ты понимаешь, что это не так?

— Ты еще в поезде закадрила мужика.

— Так она это не помнит. Ей нужно быть ненужной. При этом мужчины есть. Женщина, которая хочет быть с кем-то, найдет себе мужчину независимо от внешности и возраста.

— Получается, что это отмазка части моего эго, чтобы не показать то, что оно хочет или не хочет.

— Твоя защита работает на то, чтобы не допустить приближения кого-то и не разрушить иллюзию твоей ненужности. А кто-то боится разрушения иллюзии своей нужности. У любого эго есть исключительность — это основное. Исключительность образуется на основании дуальностей. Вот, например, Наташа говорит: «Я всё выдержу, бейте меня, насилуйте», в этом ее исключительность. Тебе нужно, чтобы тебя били, а ты будешь горда тем, что можешь выдержать это. Ты контролируешь ситуацию именно с позиции «я сильная». Каждое эго контролирует ситуацию с точки зрения стороны, с которой сознательно отождествлено, чтобы не произошло проявления противоположной стороны.

Влюбиться — это значит потерять иллюзию контроля над ситуацией
— Я не допущу, чтобы у меня кто-то появился?

— Не допустишь, так как это нарушение твоего контроля или исключительности.

— Откуда же появляется страх проявления хорошей стороны?

— «Плохое и хорошее» — это технические термины. Для одного что-то является хорошим, а для другого это же является плохим. Надо конкретно говорить, что для тебя хорошо и что для тебя плохо.

— Для меня страшно, когда ты любишь и когда тебя любят.

— В данном случае очень хорошо прозвучало: «Мы отказываемся от чувства любви из страха потерять контроль над собой». Как только влюбилась, сразу теряешь контроль.

— На самом деле любви эго не знает и не может знать. Это еще одно заблуждение. Иллюзия.

— В тех рамках, о которых мы говорим, это открытость, доверие партнеру, хотя бы возможность испытывать какие-то чувства к нему, но это потеря контроля.

— Что здесь называют любовью? Любовью называют эмоциональное взаимодействие. В эмоциональном взаимодействии, называемом любовью, есть две стороны: позитивная и негативная. Он будет вас гладить, но потом будет бить. Он будет говорить вам комплименты, но потом будет ругать. Слово «любовь» в обычном языке непонятно, что означает. Еще раз повторяю, что так называемая любовь — это ни что иное, как эмоциональное взаимодействие противоположных сторон дуальности. Если вы вступаете в эмоциональное взаимодействие, то обязательно будете подвергнуты действию как одной, так и другой стороны дуальной, эмоциональной сферы. В разговоре с Оксаной о ее взаимодействии с мужчинами выяснилось, что у них нет эмоционального взаимодействия. Есть только чисто животные инстинкты. Если он начнет оскорблять ее, то она прогонит его. Но и в чисто животных отношениях есть дуальность. Сегодня мужчина имеет половое возбуждение, а завтра его нет. Поскольку мы социальные животные, то хочешь или не хочешь, но придется говорить с партнером об этом. Вы спросите, что это с ним происходит. Он же может сказать, что вы сегодня какая-то не привлекательная или того хуже. Вот тут-то и начнется. «Ах, я не такая, а сам-то ты какой?» Это мягко говоря. Обойти эмоции не удастся. Подвергаться эмоциональному взаимодействию это подвергаться просвечиванию на предмет дуальности внутри самого себя, на позитив и негатив. В эмоциональном взаимодействии вы не можете избежать двух сторон. Именно поэтому столь сложны такие отношения. Обычно наиболее трудные эмоциональные отношения складываются с близкими людьми. С теми, кто всегда рядом. Именно они приносят самую большую сложность.

— У Оксаны была фраза, что она хочет обеспечить комфорт родителям. Что у тебя сильное чувство вины перед родителями? Не страх ли это?

— Наоборот, я делаю это из благодарности.

— У нее одна благодарность, и всё только позитивное. Она не живет с ними, а видит их время от времени.

— Я живу с ними и, более того, мне с ними хорошо, и выгнать меня оттуда нереально.

— Вот из-за этой эмоциональной двойственности у меня и возник вопрос. Мне было непонятно, почему отношения так резко меняются, то любит, а то ненавидит. Неужели нельзя жить так, чтобы были только позитивные отношения? Я именно с этим вопросом и пришла в школу холистической психологии. Мне было непонятно, что же нам не хватает. Почему такое происходит?

— Находясь в дуальной реальности, вы не можете избежать дуальности.

— Когда у меня возникли подобные вопросы, я ни о дуальности, ни о реальности и знать не знала и во сне не видала. Это было еще до того, как я попала в школу, и именно благодаря этим вопросам.

— Сейчас вы же уже что-то знаете, а я постоянно показываю, что, находясь в дуальной реальности и имея структуру личности с дуальным восприятием, вы не можете избежать воздействия дуальности. Значит, входя в эмоциональные отношения, вы будете испытывать состояния то плюса, то минуса. Эго не хочет иметь минусы и будет отстаивать только плюсы. Это будет приводить к усилению вашего страдания. Возможно, вы начнете искать пути выхода из страдания через алкоголь, или наркотики, или через что-то еще, пытаясь снизить эмоциональное напряжение. Если вы увидите, что всё это не работает, то у вас возникнут вопросы, с которыми здесь уже можно работать.

Мертвая и живая вода


— У меня странное ощущение в теле после того, как меня били по щекам. Ощущение, что оно живое, в нем разливается тепло. И те части тела, к которым прикасались. Я ощущала, что вот же я, когда ночью переворачивалась в кровати.

— У тебя ожили те части тела, по которым били.

— Отсюда появилась мысль, чтобы проявилось чувство, родилось что-то новое, внутри должно что-то умереть.

— Совершенно верно, вчера был не просто процесс избиения тебя, а возвращение к жизни твоего тела. Оно мертвое, поэтому ты так и боишься его показать. Дело не в степени твоей внешней привлекательности.

— Ощущение, что меня вообще нет. Мысли какие-то бродят, но я не ощущаю своего тела. Я не чувствую своего веса, не чувствую, как хожу.

— У тебя вся энергия перешла в умственные галлюцинации. Если для одного человека чувствительно даже малейшее прикосновение, то для другого сильный удар воспринимается как легкое прикосновение. У каждого человека разный порог чувствительности. На Руси, когда мужики сходились стенка на стенку и жестоко били друг друга, то после этого они испытывали удовольствие в теле. Косточки размяли. Избивая друг друга, они выражали ласку.

— От мамы в детстве я постоянно слышала: «Ты что ревешь, посмотри в зеркало, какая ты страшная». Если смеюсь, то мать говорила: «Что ты рожу скривила? Если не умеешь улыбаться, не делай этого». Защита у меня появилась до пяти лет. Когда мама била, я не плакала, чтобы не показать, что мне больно. Мне хотелось отличиться, хотя бы этим выделить себя. Как раз то, о чём ты говоришь, — исключительность. Я уже тогда стремилась отделить себя.

— Я понимаю, что у тебя за этим стоит очень сильный болевой опыт.

— Еще я вспомнила любимую игру брата. Он падал, притворялся мертвым. Мы бегаем вокруг него, плачем, стараемся его оживить, поверив, что он умер. Получается, что он демонстрировал смерть, а я показываю обратное, что живая. Еще у него была такая забава: «Стой там — иди сюда». Он кричит на меня: «Стой там, я сказал!» и сразу же орет: «Иди сюда!» С этим связана моя проекция на тебя. Я не понимаю, когда надо стоять, а когда идти, когда проживать что-то, а когда наблюдать за этим.

— У тебя заложен очень болезненный и сложный сценарий. Это твой предмет исследования.

— У меня вчера, когда я получала пощечины, мелькали мысли, как и на кого реагировать. Самая большая зацикленность у меня в группе в том, что я воспринимаю происходящее здесь как учебный процесс. Я не верю, что это серьезно. Поэтому я вчера и не отвечала, думая, что это делается лишь, для того чтобы я поняла что-то. Хотя на тебя у меня шло зло. Хотелось ударить тебя ногой и спросить можешь ли ты меня ударить. Я тут же оправдала тебя, что ты делаешь это, для того чтобы вывести из привычного состояния.

— Здесь каждый пытается втянуть остальных в свою собственную игру. Ваша личность может взаимодействовать с другой личностью только через вложенный в вас сценарий. Вы интуитивно подбираете другого человека на имеющуюся в вашем сценарии роль. Я в твоем сценарии сыграл роль насильника, и по твоему сценарию он тебе нужен.

— Я себе объяснила это, что ты не поверил мне до конца. Я же знала, что могу выдержать, бейте меня сколько хотите.

— Это и есть твой сценарий, который ты пытаешься мне рассказать. Ты сама себя не знаешь и сама себе не веришь. Ты притягиваешь то, что должно быть по твоему сценарию. Моя задача вышибить тебя из сценария, так чтобы ты смогла наблюдать его со стороны. Вы не можете выйти из сценария полностью, пока его не осознаете целиком. Выход из сценария происходит небольшими шагами.

Глухая защита
— Оксана, хочешь прочувствовать нечто или будешь просто наблюдать.

— Сама разберусь, что и делаю ежемоментно.

— Не разрешаешь себе чувствовать.

— Для этого специально надо действовать.

— Я просто спрашиваю твоего согласия или ты предпочитаешь просто сидеть.

— Исходя из того, что я говорила ранее, я предпочитаю досидеть до конца, не включаясь в ваши действия.

— Хорошо. Чего ты во мне боишься больше всего? Ты бы могла согласиться прочувствовать что-то, что тебя не пускает?

— Я не хочу с вами общаться на эту тему.

— Самое страшное для тебя это общение со мной?

— Мне не страшно. Просто я не хочу. Я говорила, что руководствуюсь принципом «хочу — не хочу».

— Это неправда. Ты врешь. Ты боишься чего-то.

— Ничего не боюсь.

— Она мертвая.

— Наша панночка померла, пора ее хоронить.

— Она делает вид, что мертвая. Некоторые животные, когда за ними гонятся, притворяются мертвыми. Скажи, чего боишься?

— Для увеселения публики? Я не хочу ее веселить.

— Ты уже веселишь.

— Смотри, полностью закрылась. Руки и ноги скрестила. Сидит в позе эмбриона. Чего боишься-то?

— Не скажу. Не хочу копаться, чего я там боюсь.

— Так боится, что даже голова не соображает.

— Да. Голова не соображает.

— Боится меня до потери соображения. Марина, чего она боится?

— Ты боишься его?

— А что, надо бояться?

— Ой, только я тебя боюсь Саныч.

— А себя тоже боишься?

— Ну, с собой договориться можно.

— Кто и с кем в тебе будет договариваться?

— Мозги будут договариваться с душой.

— Только душа-то твоя не от мира сего. Как ты с ней будешь договариваться? Это у тебя одна извилина будет договариваться с другой.

— Как-нибудь договорятся.

— Я тоже боюсь.

— А ты чего боишься?

— Ты можешь потянуть и вытянешь что-то такое, что не хочется видеть, за что будет стыдно. Еще боюсь быть побитой.

— Будем снимать новый сериал «Отпизженный – 2». Кто еще боится?

— Я увидела отзеркаливание своих сексуальных отношений. Зеркальная болезнь мужчины.

— Где у нас тут секс, да еще зеркальный?

— Мешает говорить. У меня страх мужчин, страх близких отношений с мужчиной.

— Страх близких физиологических отношений?

— Физиологически глубоких.

— А что такое глубокое физиологическое отношение?

— С проникновением.

— Да. С глубоким проникновением.

— Секс с глубоким проникновением? Кого же ты боишься?

— Я боюсь неприятных ощущений.

— А я боюсь чувственности или боюсь потерять свою чувственность.

— «Боюсь или потерять, или обрести, но боюсь».

— На сознательном уровне я бесчувственная, мне комфортно с мужчинами, с которыми я могу быть бесчувственной. Я боюсь проявления чувственности. С другой стороны, я постоянно говорю или показываю себя чувственной.

— Что такое секс?

— Это проникновение.

— Чем мы тут занимаемся?

— Сексом, ментальным и эмоциональным.

— Взаимоотношение двух сторон дуальности — это и есть секс. То, что в этой реальности называют сексом, это главным образом физическое взаимодействие. В дуальности одна сторона не может без другой.

— Получается, если я буду чувственная, то мой партнер будет бесчувственный?

— Что такое — чувственная?

— Это когда яркие чувства, желательно положительные.

— Какие яркие чувства? Что значит положительные?

— Эротическое возбуждение, оргазм. Я боюсь на эмоциональном уровне. Сейчас мне кажется, что я не готова разбираться с этим вопросом.

— Тогда закончим этот разговор.

— Мое эго боится потерять контроль, потому что боится секса именно с тобой. Других, как оно считает, оно проведет.

— Не бойся. Я не хочу секса с тобой. Тебе это не грозит.

— Я уже не боюсь, поэтому и говорю. Как делает это Оксана только умом. Это не пройдет. Если же это произойдет с включением эмоционального центра, тогда не будет эго. Эго не отдаст свой контроль. Вот и все.

— К чему мы пришли?

— Страх потерять саму себя, свое эго.

То, чего вы боитесь, это то, что вы хотите
— Я вам предлагал заменить слово «страх», словом «хочу». Если вы боитесь чего-то, то скажите, что хотите этого. Я предлагаю сейчас проговорить то, чего вы боитесь, как то, что вы хотите.

— Я хочу быть предателем, хочу быть разбойником, хочу быть блядью, хочу быть насильником, хочу быть убийцей.

— Замечательно. Прочувствуй, как ты этого хочешь. Вот видите, какие таланты скрываются, а так и не заметно.

— Я бы хотела быть одинокой женщиной, приглашать к себе мужчин, когда я этого хочу, и выгонять их, когда они надоедают.

— Я еще хочу проявлять к мужчине чувства, говоря, что люблю его, и очень хочу, но потом, оскорблять и прогонять его.

— Я хочу, чтобы все мои близкие сдохли в один день, разом.

— Я хочу быть тупой, уродливой, непривлекательной, одинокой.

— Хочу быть нищей, бомжихой, больной, покрытой струпьями, гнойной заразой.

— Замечательно.

— Я же хочу только хорошего. Чтобы была встреча с мужчиной, я не буду стесняться и не буду отводить от него глаз, когда он разденется. Проявить открыто то, что мне это нравится.

— Я хочу трахать женщин за деньги.

— Чтобы тебе платили женщины?

— Да.

— У меня так много хочу, что не знаю с чего начать.

— Я хочу остаться без денег, хочу не посещать семинары, хочу, чтобы родители мне подбрасывали иногда немного денег. Хочу, чтобы сестра меня выкинула из квартиры. Еще хочу быть в состоянии проявлять себя как женщину зрелую, изящную, грациозную, с проявленными материнскими качествами.

— Хочу быть мужчиной, который любит женщину, не чувствует вины перед ней и не осуждает ее.

— У меня страх остаться одной с детьми, без поддержки мужа. Страх остаться на улице, без жилья, спиться. Дети грязные, голодные бегают, прячут подачку. В какой-то момент я слышала голоса осуждения в свой адрес. Я вся пьяная, грязная, со спившимися мужиками болтаюсь. И дети попрошайничают у людей еду. Вдруг какой-то щелчок, и я поняла, что и в этом состоянии можно жить.

— Я взрывала всю землю. Люди корчились от боли. И это сделала я как воплощение зла. Я этим наслаждалась и торжествовала. Я топтала ногами Иисуса, грызла Будду, разрывала на части. Потом мне Земли оказалось мало, я захватывала всё новые пространства. Была ненасытная разрушительная тяга уничтожать все. Такая беспредельная, я даже не смогла дойти до понимания того, каких же пределов мне этого хочется.

— У меня что-то похожее на бой, ринг. Масса народу, который смотрит это. Я вижу себя, почему-то с железными мускулами. Голова женская, тело наполовину мужское. Главное — мускулы железные. Я вступаю в поединок с мужчиной, который не такой мускулистый, просто обыкновенный мужчина. Я его бью, понимая, что это игра, нет жестокости и злобы. Я его бью. Он же стоит и так ласково и по-доброму смотрит на меня. Это привело меня в замешательство.

— Я хочу быть в состоянии, когда тело делает что-то само. Когда оно непроизвольно двигается, не слушая то, что говорю ему я. Мне пару раз снился сон, что что-то вселяется в меня и теряется контроль над телом. Такое ощущение, что это не я. Я во сне пыталась кричать что-то своему телу. Очень неприятные ощущения, что меня нет, есть что-то другое, не я.

— У меня пошли какие-то полубезумные сцены. Какой-то исключительно животный секс. Какой-то внутренний взрыв, какая-то очень сильная внутренняя борьба. В какой-то дорогой машине мы едем куда-то, и там начинается секс. Состояние какое-то странное. Смесь алкогольного и наркотического опьянения. Очень тяжелое физическое состояние, кажется, что вот-вот наступит смерть. Такое ощущение, что предстоит выход из тела. Сцена, когда женщина требует секса какими-то предметами, бутылками с длинным горлышком. Потом женщина во всем кожаном и с кнутом. Еще был образ. Член мужчины, который кончает мне в лицо. На этом закончилось.

— Я видела толпу людей, обезумевших от горя и во мне ищущих защиту. Они думают, что я смогу что-то сделать, и считают меня последней надеждой. При этом я понимаю, что играю перед ними то, что могу для них что-то сделать. Я понимаю, что тоже погибну, что сама в таком же положении. У меня страх беспомощности, а с другой стороны чувство власти над этой толпой.

— У меня такой образ. Я прихожу на группу, в персонаже, что самая крутая. Перебиваю ведущего, вставляя что-то свое. Я и это понимаю, и тут я понимаю, всё говорю и говорю. Я там развалилась, сижу с видом важности, не обращая внимания на ведущего. Самое интересное, что верю, что это так и есть. Ты говоришь, что не можешь терпеть меня в этой группе, что я мешаю процессу, и просишь меня удалиться. Вот такое было. Страх и желание.

Что вам сейчас наиболее важно?


— Я сейчас предлагаю вам в парах проговорить то, что сейчас для вас наиболее важно.

Кто хочет поделиться?

— Интересно, что у меня есть образ обрюзгшей женщины, такой бабищи, пытающейся молодиться. Рядом с Таней я чувствую себя старше, хотя она старше меня. Это не соответствует моему возрасту, но такое ощущение почему-то есть. Ощущение женщины, уставшей от жизни.

— Ты помнишь, рассказывала, что тебя сначала воспринимали как девочку, затем стали воспринимать как женщину. У тебя не было фазы — девушки.

— И сейчас меня иногда называют девочкой. А потом — сразу обрюзгшая женщина. Получается, что девушки я не чувствую.

— Именно ее тебе важно в себе почувствовать.

— Для меня важно, есть такое ощущение, что есть во мне что-то такое, что смотрит на это всё как на игру. Есть тот улыбающийся мужчина, которого я бью, а он по-доброму, ласково смотрит на меня. Это очень важно.

— Я тоже, когда шла на семинар, видела себя ребенком, играющим в эту игру. И у нас какое-то родство, я под твоим наблюдением играю. Заигралась. Была мысль, что пора собирать игрушки.

— Для меня важно раскрытие эмоциональной стороны. Склонность к ментализации, построенная на том, что при возникновении какой-то эмоциональной ситуации происходит отыскивание двойственностей ума. И в уме проносятся слова: «Вот, я нашел вторую сторону двойственности. Все, я вижу двойственность». В связи с этим нет глубокого прочувствования обеих сторон.

— При таком подходе вообще нет прочувствования. Открыть двойственность можно, только проживая, как одну, так и другую ее стороны. Это не только ментальный процесс. Я постоянно напоминаю вам о необходимость проживания каждой из противоположных сторон ваших внутренних дуальностей. Обусловленный ум склонен к абстракции. Он может, что угодно вообразить, но там реального нет. Это всё иллюзия. Через реальное проживание обеих сторон дуальности произойдет ее понимание. Умозрительно это невозможно сделать. Понимание есть результат нового знания и переживания этого знания. Если вы знаете, что это дуально и что это есть в вас, так переживите это. Только проживать свои дуальности целостно пока мало желающих. Ментально все могут рассказывать. Когда начинаешь переживать что-то, тогда понимаешь, что такое сострадание. Сострадание — это чувство.

— Для меня очень важно и неожиданно было почувствовать, что у каждого человека есть привязки. Я ощутила их и ощутила то, что во мне тоже есть привязки, но я их блокировала, закрывала.

— Пожалуйста.

— Для меня важно, что есть хоть краешек понимания. Сознание исключительности, которое я всю жизнь наращивала. Сознание своей индивидуальности, подчеркивание своей значимости. Это дошло до такого состояния, что оно одновременно превращается в очень мощную защиту от окружающих.

— «Я борюсь за подчеркивание собственной исключительности».

— Я постоянно имею дело со своей защитой. Для меня очень важно снимать ее.

— У меня муж очень терпеливый, и я посмотрела на себя глазами мужа. Мне стало дурно. Как только у него хватает терпения? Я бы на его месте давно прогнала такую стерву.

— У тебя есть страх остаться без средств, именно он порождает желание выгнать мужчину. Ты говорила, что каждые шесть лет меняешь мужчину.

— Чтобы не стать зависимой.

— Она говорила, что у нее умерла мать, когда ей было шесть лет. Она же папину модель поведения взяла и выгоняет мужчин, но с моделью поведения женщины. Ее внутренний мужчина выгоняет мужчину по телу.

— Совершенно верно. Ты чувствуешь зависимость от мужа, поэтому хочешь стать независимой. Меняя одного мужчину на другого, ты снова попадаешь в зависимость из страха остаться без средств.

— Я сейчас нахожусь в гораздо большей зависимости, чем раньше.

— Каждая последующая зависимость, которую вы начнете видеть в себе, будет больше, чем предыдущая.

— Состояние подавленной вины вызывает очень сильную агрессию по отношению к мужу.

— Поэтому я и говорю, что вам необходимо стать самоисследователем, для этого надо разбирать самого себя. Знание о самом себе вам никто не расскажет. Занимаясь самоисследованием, вы получаете самую ценную информацию о самом себе, чем укрепляетесь как самоисследователь. Каждый из вас должен пройти свой путь, и за вас его никто не пройдет. Я рассказываю вам, как исследовать самого себя. Если самоисследование не является для вас основным, то вы этого еще не понимаете.

— Мне сейчас важно пережить состояние осуждающей женщины, обвиняющей других в своих несчастьях. С другой стороны, она готова любого задавить и вогнать в чувство вины, чтобы сделать так, как нужно ей. Она похожа немного на Оксану, с очень сильным упором на финансовую сторону. Она не обращает внимания на чувства других людей.

— Для меня важно чувствовать другого человека. Я смотрю на человека, но не чувствую его. Я просто смотрю.

— Это значит, что вы не чувствуете самого себя. Вы не можете ничего чувствовать в другом человеке, если не чувствуете этого в себе. Смотря на другого человека, ты смотришь на себя. Другой человек — это ты. Если ты себя чувствуешь в очень разных проявлениях, то можешь чувствовать очень разных людей, имеющих подобные проявления.

— Поэтому и надо проживать двойственности?

— Необходимо проживать то, что есть в тебе, только так начнешь выходить из одностороннего, разделенного восприятия. В результате ты осознаешь в себе большой диапазон дуальных чувств и тогда сможешь понимать, что происходит с людьми, которые в нем находятся. Вы не поймете боль других людей, если не допускаете эту боль в себе. Вы и не сможете допустить боль других людей, если не знаете, что такое самоисследование. Вы будете ее блокировать под любым предлогом. Наша работа строится на присоединении к себе тех частей, которые сейчас создали защиту. Снять такую защиту можно, только вспоминая себя «не из мира сего». Вы будете в «миру сем, но не от мира сего». Вы не можете видеть этот мир из мира сего. Вы будете видеть его дуально, что породит привычные чувства — осуждение и вину. Выходить надо в Осознание, а путь к осознанию лежит через самоисследование.

— Я смотрела на свою жизнь, на то, как живу, и вышла на то, что разрушаю всё вокруг себя. Увидела, что разрушила свою работу и работу дочери, свою семью. В нашей группе чувствую, что происходят какие-то неполадки с радиотехникой, с деньгами, с новыми людьми. Внутри чувство, что я несу какую-то разрушительную силу. В семье так же, со мной разрушение тоже происходит. Я это вижу вовне, но это же происходит во мне.

— Так ты увидь это именно в себе, только так ты сможешь управлять этим. Вы как эго не способны управлять ничем. Как можно управлять тем, что вы не видите. Увидев свое дуальное эго, вы сможете начать делать что-то, связанное с управлением им.

— Я пришла еще к тому, что я сама себя парализовала. Борюсь с каким-либо проявлением, особенно чувств.

— Бояться проявления чувств это бояться исследовать самого себя. Начни видеть, как ты производишь разрушение.

— Как раз сейчас и считаю, что именно я и произвожу.

— Так ты опиши, как ты это делаешь.

— На сознательном уровне: я правильная, моральная, законопослушная, хорошая. А подсознательную часть я не проявляю или не вижу, как проявляю.

— Ты уже тысячи раз говорила это. Я тебя спрашиваю, как ты это делаешь? Хорошо. Я благодарю всех участников нашего семинара за вашу работу на этом этапе нашего самоисследования.

Послесловие


А что дальше?
Возможно, после прочтения нашей книги у вас возник вопрос: «А как же мне дальше проводить самоисследование?» Для этого предлагаем вам наши другие книги, аудио- и видеоматериалы. И конечно самое основное — наши семинары-тренинги.

Аудио- и видеоматериалы


Наши встречи — исследования, материалы которых положены в основу этой и других наших книг, первоначально были записаны на аудиокассеты. Сравнивая особенности подачи и восприятия материала через аудиозаписи и книги, мы увидели, что каждая из них имеет свои характерные преимущества. Печатная форма более привычна для большинства людей и поэтому быстрее находит своего читателя. Вместе с тем, такая подача материала требует соблюдения определенных правил, присущих именно текстовому способу выражения мыслей и чувств.

Поэтому некоторые диалоги и нюансы общения, имевшие место в процессе нашего исследования, не вошли в книги или были адаптированы для удобства визуального восприятия. Как мы выяснили экспериментальным путем, предлагая прочитывать и прослушивать наши материалы различным людям, аудио- и видеоварианты наших встреч давали возможность слушающим достичь более глубокого понимания. Ведь очень большое значение имеет восприятие энергии говорящего человека, передаваемой им через голос. Такие нюансы передачи возможны только при прослушивании и просмотре материалов наших семинаров.

Поэтому работа с аудио- и видеозаписями наших занятий является очень эффективным способом, позволяющим вам самостоятельно начать движение по Пути самопознания и исследования различных аспектов самого себя с целью их интеграции.

Вы можете использовать их как для самостоятельной работы, так и ведения работы в группе. Прослушивая такие материалы, например, в группе, вы вместе обсуждаете их, используя рассматриваемые в них вопросы, темы, ответы, ситуации и идеи в качестве содержательного и энергетического импульса для собственного процесса вашей коллективной работы по самопознанию. Таким образом, мы начнем сонастраиваться с вами на общую резонансную частоту вибрации Единого Сознания.

Записи аудио- и видеоматериалов вы можете заказать в Интернете на сайте www.pint.ru.

Тренинги
Чтение наших книг и прослушивание аудио- и видеоматериалов являются подготовкой к работе, которая проводится на наших семинарах-тренингах. Ничто не сможет заменить вашего непосредственного участия в работе на семинаре. Наши семинары — это групповая работа, в которую каждый участник вносит свою вибрацию, свою мелодию, свой оттенок. Группа подобна оркестру, всякий раз исполняющему новую, следующую вариацию на тему нашей жизни. Так мы познаем себя и свою жизнь, всякий раз повышая ее качество. Хотите ли вы стать участником такого исполнения?

Направленность каждого семинара-тренинга определяется запросами его участников и общим намерением нашего процесса. Наши тренинги — это очень многоплановый процесс, в котором каждый из его участников встречается с тем, что он представляет собой в данный момент времени. Осознавая свои представления о себе и переживая, связанные с ними чувства, он получает возможность их видеть и соединять, становя всё более и более целостным.

Вы можете посетить уже существующие тренинги или организовать проведение тренинга в своем городе. Для этого вам надо позвонить по телефону в Москве 8 (925) 506-74-18 или ознакомиться с расписанием на нашем сайте в Интернете www.pint.ru. Если вы хотите сообщить нам свои отзывы о книгах, аудио- и видеоматериалах, пользуйтесь нашей электронной почтой contact@pint.ru.


Пинт Александр Александрович

Александр Александрович Пинт — самоисследователь, основатель Холистической психологии, писатель, ведущий семинаров-тренингов.

Автор на примере собственной жизни провел самоисследование, в результате которого были выяснены и сформулированы основные законы дуального мира, в котором мы сейчас находимся. Другими словами, определены правила игры, по которым мы играем в этой реальности. Эти правила есть система координат, аксиомы данного мира, а не те законы, нормы, мораль, которые создаются самими людьми для регулирования взаимоотношений в обществе. Личность любого человека отражает дуальные принципы устройства данного мира.

Сделанное автором открытие позволило ответить на все вопросы, касающиеся смысла нашего пребывания в этом мире. В частности, выяснено: каким образом дуальность закладывается в человека и каким образом она определяет сценарий его жизни, как она действует и к чему ее действие приводит, какой опыт или уроки человек проживает в связи с присутствием дуальности, как устроены и на чём именно построены типовые сценарии жизни человека, как можно эти сценарии изменять и как выйти за пределы дуальности, порождающей боль и страдание.


Александр Пинт

«НАЙДИ СЕБЯ!», ИЛИ КЛЮЧ К ИЗМЕНЕНИЮ СВОЕЙ СУДЬБЫ



Версия 2009 исправленная и дополненная
Всякий человек на Земле проходит свои уроки, независимо от того, понимает он это или нет. Эти уроки заключаются в прохождении личностных полярностей или, по-другому, дуальностей. Все проблемы, которые волнуют человека, и все ситуации, возникающие в его жизни, определяют характер его уроков, и любой из них можно свести к определенной двойственности. Каждая двойственность подобна воротам, и урок состоит в том, чтобы пройти точно посередине таких ворот. Это называется Путь ученичества.
Но одно дело знать, куда и как ты должен войти, и другое — иметь уровень мастерства, позволяющий тебе это сделать. Середина — это место, где уравновешены обе полярности вашей личностной двойственности: плюс и минус. Это то место, где ты гармоничен и спокоен, и эта книга о том, как достичь такой гармонии.
www.pint.ru



<< предыдущая страница  

Смотрите также:
Александр Пинт «найди себя!»
3539.94kb.
12 стр.
Александр Лоуэн. Любовь и оргазм
4361.85kb.
17 стр.
Урок в 12 уск згр. Учитель: Трегубова И. К
32.88kb.
1 стр.
Уголовная ответственность за преступления в сфере компьютерной информации
296.76kb.
1 стр.
Праздник для детей спектакль "Дюймовочка"
13.6kb.
1 стр.
Найди необычное в обычном
58.91kb.
1 стр.
Классный руководитель сегодня
84.17kb.
1 стр.
Еженедельник «Горожанин» №33 от 12 мая 2005г. Рао "еэс россии" энергия новой генерации
46.48kb.
1 стр.
Александр I павлович
783.19kb.
5 стр.
Александр саханов
5847.06kb.
15 стр.
Часть первая I. Характер александра I и его воспитание
1185.42kb.
14 стр.
Содержание: Вводная глава
2358.4kb.
12 стр.