Главная страница 1страница 2 ... страница 17страница 18
А. А. АДИЛСУЛТАНОВ
АККИ

и

АККИНЦЫ

в

XVI-XVIII

веках
Грозный

1992
9 (с) 14

А 30
Редактор И. А. Ирисханов

Художник М. В. Магомаев
Издание осуществлено за счет средств автора
А 30 Адилсултанов А. А. Акки и аккинцы в XVI—XVIII веках. Грозный, 1992. с.

В книге кандидата исторических наук А. А. Адилсултанова впервые в научном кавказоведении рассматриваются экономические, социальные и политические отношения в аккинском обществе в XVI—XVIII веках. Показываются взаимоотношения одного из крупных подразделений вайнахской общности с соседними народами.

A 0301040200—56 Без объявл

М 135(03) - 92

ISBN 5—7666—0540—4

© А. Адилсултанов 1992



ВВЕДЕНИЕ


Известно, что Северный Кавказ является крупным географическим регионом, в пределах которого на протяжении тысячелетий происходили значительные исторические события, имевшие определенное влияние на многие страны и народы. Многочисленные этнические общности, населявшие Северный Кавказ, наряду со своеобразием имели и значительную общность исторических судеб.

Воссоздание достоверной и достаточно полной картины исторического прошлого аккинцев (ауховцев), выявление главных этапов формирования данного этноса, внутренних процессов его развития и внешнего воздействия на него, установление взаимоотношений с северокавказскими народами и представителями Русского государства на Тереке — все это представляется необходимым и важным не только с точки зрения правильного освещения истории аккинцев, но и для более полного понимания исторического прошлого в развитии крупнейшего этноса Северного Кавказа — вайнахов.

Геостратегическое положение Акки во многом определило роль аккинцев в исторических событиях Северо-Восточного. Кавказа. Занимая положение связующего звена между Чечней и Дагестаном, имея выход к Тереку и, соответственно, на север от Терека, аккинцы не только испытывали влияние соседних народов, но и сами имели возможность оказывать определенное воздействие на них. Исследование взаимовлияний и взаимодействия аккинцев с другими этническими группами Северного Кавказа и пришельцами может, на наш взгляд, значительно обогатить историческую науку, дать материал для выяснения некоторых сложных вопросов развития народов края.

Изучение прошлого аккинцев имеет важное познавательное и воспитательное значение. Познание прошлого и настоящего, изученного объективно, изложенного связно и последовательно, имеет решающее значение для формирования самосознания аккинцев, ибо в процессе познания во многом и определяется сознание этноса. Нерешенность многих сторон исторического прошлого аккинцев оказывает отрицательное влияние на исследование данного региона в целом, создает трудности для освещения истории народов Чечни, Ингушетии и Дагестана.

Необходимость более пристального внимания к истории аккинцев продиктована и другими причинами. Материал, накопленный автором в последнее время, позволяет внести некоторые коррективы и отдельные принципиальные изменения по вопросам процесса так называемого «переселения» аккинцев на плоскость, оформления территориальных границ Акки, места и роли аккинцев в политической и социально-экономической жизни Северо-Восточного Кавказа. Новые данные позволяют также прибегнуть к новой интерпретации известных документальных материалов и традиционных точек зрения, переосмыслить и пересмотреть некоторые устаревшие положения, сложившиеся еще в дореволюционный период и, зачастую, без должной критической оценки перекочевавшие в труды современных исследователей.

В письме от 26 марта 1859 г. известный кавказовед П. К. Ус-дар писал А. П. Берже: «Цель истории объяснить, почему на род формировался так, а не иначе. Но сформирование его определяется вовсе не случайностями, из которых до сих пор лепится история, а элементами постоянными и которые можно изучить»1. К сожалению, приходится констатировать, что до настоящего времени различные фрагменты истории аккинцев «лепились», и судьба этноса определялась только «случайностями», нежели «элементами постоянными». Прискорбнее всего то, что с самого начала изучения истории народов края, в частности аккинцев, не использовались данные устного и письменного характера, исходившие от самих аккинцев — вся информация об этом этносе бралась «со стороны» и чаще всего со стороны, кровно заинтересованной в искаженной информации об аккинцах.

В научной литературе отсутствует какая-либо картина исторического пути, пройденного аккинцами. Все, чем располагает на сегодняшний день историческая наука — это лишь исследование отдельных периодов, фрагментов, в основном затрагивающих конец XVI—XVII вв.; целостной концепции нет. Из этого и вытекают задачи нашего исследования.

Основной целью нашего исследования является попытка представления последовательной картины становления аккинского этноса в XVI—XVIII вв., определения уровня развития социально-экономических и политических отношений в Акки. Для реализации избранной цели и раскрытия темы исследования нам представляется целесообразным постановка следующих конкретных задач:

дать краткий обзор возникновения и развития Акки, исторического пути аккинцев, территории расселения и этнического состава данного этноса;

показать процесс внутреннего развития аккинского общества, проанализировать уровень развития хозяйственной и социально-политической жизни Акки в XVI—XVIII вв.;

исследовать вопросы, связанные с выходом России на Терек и причины, побудившие аккинцев установить взаимоотношения с ее представителями;

уделить внимание развитию аккино-русских взаимоотношений в XVI—XVIII вв., уточнить последствия политики Русского государства в крае для аккинцев;

определить уровень и состояние экономических и политических взаимоотношений аккинцев с соседними народами и обществами /Чечня, Дагестан/.

Источниковая база исследования весьма разнообразна и неодинакова по степени значимости. Основные письменные материалы по степени значимости можно условно разделить на следующие.

Наиболее обширные документальные материалы, касающиеся взаимоотношений вайнахов с представителями России на Тереке, относятся к последней трети XVI — началу XVII в. Основная масса этих документов, как и документов последующих периодов, содержится в ЦГАДА и ЦВИА, а также в архивохранилищах Ленинграда, Тбилиси, Баку, Грозного, Махачкалы и др. Часть источников была опубликована С. А. Белокуровым 1 и др.

Источники XVII — первой четверти XVIII в. сравнительно бедно представляют различные стороны жизни аккинцев и Акки. Период «Смутного времени» в России, известные объективные и субъективные причины значительно отразились на документальной базе этого периода и до нас дошли в основном сведения, относящиеся к жизни аккинцев-окочан Терского города.

Документальные свидетельства XVIII в. также представлены в нескольких сборниках документов (при учете архивохранилищ), из которых можно выделить «Кабардино-русские отношения в XVI—XVIII вв.», «Историю, географию и этнографию Дагестана XVIII—XIX вв.», вышедшие соответственно в 1957 и 1958 годах. Названное столетие, по нашему мнению, характеризуется значительными переменами в отношении царского правительства и терской администрации к аккинцам, выразившимся в переориентации царизма в сторону наибольшего благоприятствования и покровительства отдельным не вайнахским владельцам на Северо-Восточном Кавказе; это вызвало попытки подчинения аккинцев и земель Акки отдельным дагестанским владельцам с использованием силы карательных войск и т. н. «караулов».

В качестве дополнительного материала нами привлечены аккинские исторические хроники-рукописи, несколько вариантов которых хранится у местных жителей. Большая часть этих хроник была собрана и обработана местным краеведом И. Исмаиловым, которому выражаю глубокую признательность. Фактически, благодаря стараниям И. Исмаилова многие устные и письменные свидетельства аккинцев о своей истории дошли до сегодняшнего поколения. Почти все свидетельства аккинских исторических хроник, названных нами условно «Рукописью Ибрагимова-Магомедова», находят отклик в официальных (опубликованных и неопубликованных) документах; одновременно содержащиеся в них известия позволяют выявить значительные искажения и неточности по отдельным событиям прошлого аккинцев.

Историческая литература по теме нашего исследования не отличается количественным богатством и разнообразием, Особенно это относится к литературе, исследующей историю народов Терско-Сулакского междуречья с древних времен вплоть до начала XVIII в. Научное кавказоведение начинается по-существу в XVIII в. Начало ему положили труды С. Г. Гмелина, И. Гербера, И. Г. Гюльденштедта и др. Хотя в работах этих авторов не идет речь об аккинцах или Акки, весьма полезны отдельные данные, затрагивающие Терско-Сулакское междуречье.

В XIX в. наблюдается огромный интерес к прошлому и настоящему народов Кавказа, вследствие чего появляется значительное число самых разнообразных работ. Одна из первых работ начала столетия была опубликована Равинским, в которой, описывая хозяйственную жизнь народов края, он приводит интересное замечание об острове «Чеченъ», лежащем «против обиталища Чеченцев» 1.

Из авторов XIX в. следует отметить П. Г. Буткова, С. М. Броневского, А. П. Берже, Н. Ф. Дубровина, В. А. Потто, Н, С, Семенова и других. Эти и другие авторы собрали и систематизировали большое количество фактического материала по историческому прошлому кавказских общностей, в том числе и вайнахов. В силу своей классовой ограниченности они, однако, не в состоянии были решить поставленную задачу объективно. Явно или неявно, данные исследователи в своих работах утверждали (да и сами в большинстве случаев в это уверовали), что самодержавие выполняло "великую цивилизаторскую миссию» по отношению к местным народам. Связанные с кавказской администрацией и в силу этого оправдывающие колонизаторскую политику царского самодержавия, они обеляли царизм и идеализировали его, приписывая ему все хорошее.

В начале XIX в русским офицером А. М. Буцковским был высказан тезис: «Аухами называются поселившиеся на землях кумыцких около рек Агташа и Ярух-су карабулакские и частью чеченские выходцы, кои кумыкам дань платят баранами и в обязанности которых давать вспомогательных воинов»1. С этого времени данный тезис, введенный явно с «подачи» феодальных кругов Дагестана и при полной поддержке царской администрации на Тереке, закрепился в исторической литературе и просуществовал до настоящего времени; ни до, ни после 1917 года тезис А. М. Буцковского не был подвернут какому-либо критическому анализу. В процессе нашего исследования мы вернемся к нему и постараемся рассмотреть его всесторонне. Здесь же отметим, что сохранение и всяческая «эксплуатация» данного тезиса не только затрудняет изучение прошлого аккинцев, но и вносит явные искажения и трудности в исследование истории народов Чечено-Ингушетии а Дагестана. К тому же сущность данного тезиса была механически и без всякого на то основания перенесена на более ранний период (XVI—XVII вв.), что еще больше усложнило задачу объективного освещения исторической обстановки в Терско-Сулакском междуречье.

В XX столетии исследователями широко стала изучаться политика России на юго-востоке страны в XVI—XVIII вв., международные отношения того времени. Исследования историков, филологов, археологов и этнографов в той или иной мере затрагивали и вопросы исторического прошлого аккинцев: к ним следует отнести труды Е. Н. Кушевой, Н. Г. Волковой, А. И. Шавхелишвили, В. Н. Гамрекели, А. Н. Генко, В. Г. Гаджиева, Я. 3. Ахмадова, III. Б. Ахмадова, Т. А. Исаевой, X. А. Хизриева и др.

Несмотря на большую работу, проведенную в прошлом и настоящем учеными-кавказоведами по изучению исторического прошлого вайнахов, остается, к сожалению, еще много проблем и тем, настоятельно требующих своего решения и рассмотрения. В процессе проведенных исследований история аккинцев только начинается, и основные положения работы могут быть в процессе дальнейшего изучения дополнены, конкретизированы и доисследованы. Мы уверены также, что критические замечания и пожелания на эту книгу окажут неоценимую помощь в дальнейшем исследовании поставленной проблемы. Автор выражает свою искреннюю признательность ученым, принявшим деятельное участие в исследовании темы и научной апробации данной работы: доктору исторических наук Я. 3. Ахмадову, доктору исторических наук А. И. Шавхелишвили, кандидату исторических наук Ш. Б. Ахмадову, а также краеведу, жителю села Герменчик Бабаюртовсюого района Исамуддину Исмаилову.




следующая страница >>

Смотрите также:
А. А. Адилсултанов акки и аккинцы в XVI-XVIII веках Грозный 1992 9 (с) 14 а 30
3601.18kb.
18 стр.
Российское государство в XVI в. Иван Грозный. Европа
161.21kb.
1 стр.
Ii основная часть: Русские монастыри в IX-XVI веках
450.56kb.
2 стр.
Пояснительная записка к рабочей программе по Истории России с конца XVI в по XVIII в. (7 класс)
96.95kb.
1 стр.
Земские соборы русского государства в XVI xvii веках
160.58kb.
1 стр.
Законодательная и практическая борьба против нищенства и бродяжничества в России в XVII xviii веках
254.31kb.
1 стр.
Арабы в VI-VII веках. Возникновение ислама
86kb.
1 стр.
Русские монастыри в 12-13 веке
18.27kb.
1 стр.
Анализ Закона РФ №1992-1 о налоге
46.65kb.
1 стр.
Лекция Предмет и методология истории политических и правовых учений
350.75kb.
1 стр.
Радзивиллы – владельцы Мирского замка xvi–xix вв
115.39kb.
1 стр.
Русские монастыри
407.1kb.
3 стр.