Главная страница 1страница 2 ... страница 4страница 5
1. Наука и ее место в человеческой культуре.

Наука – это компонент духовной культуры, поэтому все процессы, которые происходят во всей системе культуры, отражаются и на науке.

Любая наука является важнейшим элементом духовной культуры людей. Человек, являясь живым существом и продуктом природы, создаёт внутри природы искусственный мир культуры. Человек существует в природе, взаимодействует с ней как живой организм, но при этом он удваивает внешний мир, вырабатывая знания о нём, создавая образы, модели.

Культура воплощается в предметных результатах деятельности человека, в методах и способах существования, в различных формах поведения и разнообразных знаниях об окружающем нас мире.

Человек, при помощи мысли не только овладевает природой, но и преобразует, "очеловечивает" ее, создает вторую природу - культуру, цивилизацию, науку, тот сложный мир в котором мы живем, действуем, мыслим.

Можно утверждать, что принципиальной особенностью естественной культуры является то, что она открывает естественный мир, природу, которая представляет собой самодостаточную систему.

Человек, при помощи мысли не только овладевает природой, но и преобразует, "очеловечивает" ее, создает вторую природу - культуру, цивилизацию, науку, тот сложный мир, в котором мы живем, действуем, мыслим.

В переводе с латинского «культура» означает «возделывание, образование, воспитание, развитие». А в широком смысле слова – культура – это все то, что создано человеком. Наука является одной из отраслей или разделов культуры. Если в древности важное место в системе культуры занимала мистика, в античности – мифология, а в средневековье – религия, то можно утверждать, что в современном обществе в ней доминирует влияние науки.

Наука – это сфера человеческой деятельности, которая представляет собой рациональный способ познания мира. В ней вырабатываются и теоретически систематизируются знания о действительности, которые основаны на эмпирической проверке и математическом доказательстве.

Наука отличается от культуры и от других форм общественного сознания следующим:

- от искусства отличается своей рациональностью, которое не останавливается на уровне образов, а доводит до уровня теории. Искусство представляет собой одну из форм общественного сознания, которая отражает действительность в художественных образах;

- от религии тем, что разум и опора в науке имеет большее значение на чувствительную реальность, чем вера. В науке преобладает разум, но в ней также имеют место и интуиция, особенно при формировании гипотез, и вера в познавательные возможности разума. Наука может существовать с религией, так как внимание этих отраслей культуры устремлено на разные вещи: в религии – преимущественно на внечувственное (вера), в науке – на эмпирическую реальность. В отличие от научного мировоззрения, религиозное мировоззрение выражается в общении со сверхъестественным при помощи молитв, святынь, таинств, символов. Таким образом, религиозное мировоззрение выражается в общении с «божеством». Оно основано на молитвенном и жертвенном отношении к сверхъестественному, признание которого всегда скрыто в глубинах мировых религий;

- от мифологии тем, что стремится не к объяснению мира в целом, а формулирует законы развития природы. Миф возникает на разных этапах истории развития человечества как сказание, повествование, фантастические образы которого (боги, легендарные герои, события и т.д.) были попыткой объяснить различные явления природы и общества.

- от идеологии тем, что её истины общезначимы, и они не зависят от интересов определенных слоев общества;

- от философии тем, что её выводы допускают эмпирическую проверку;

- от техники тем, что наука нацелена не на использование полученных знаний, а на само познание мира;

-от мистики тем, что стремится не к слиянию с объектом исследования, а к его теоретическому пониманию. Мистика возникла как элемент тайных образов религиозных обществ Запада и Древнего Востока. Главное в этих образах – это общение человека с богом или другим таинственным существом. Такое общение, согласно мистике, достигается через озарение, откровение, экстаз и т.д.

Как многофункциональное явление наука представляет собой:

1)  отрасль культуры;

2)  определённую систему организованности (вузы, университеты, академии, издания, научные общества, лаборатории, институты);

3)  способ познания мира.

2. Особенности естественнонаучного и гуманитарного знания.

Науки традиционно делят на естественные и гуманитарные (сегодня они объединяются с социальными в социально-гуманитарные). Гуманитарное знание появляется в эпоху Возрождения в недрах культурного течения гуманизм (букв. "человечность"). Изначально оно включало науки , изучающие человека и способствующие его духовному развитию: грамматику (латинскую и греческую), риторику, историю и философию морали, а также поэзию. Их содержание и цели изучения доказывают, что гуманитарные науки всегда зависели от человека. В науках о природе того времени и вплоть до ХХ в. считалось, что они получают объективное – не зависящее от человека знание. Поэтому естествознание существовало в соответствии со своими идеалами и нормами, игнорируя идеалы и нормы человеческой жизни. Результатом такого положение стал конфликт "ума и сердца": противоречие достижений техногенной цивилизации целям и ценностям человеческой жизни. Да, человек стал знать и уметь больше, но для чего он использует свои знания и умения? Стал ли он от этого счастливее?

Как уже отмечалось, в ХХ веке в неклассической науке появилось осознание зависимости всех наших знаний от познающего человека – субъекта. Например, физики признают, что в квантовой механике получается знание не о частице, как она существует сама по себе, а о том ее состоянии, в которое она пришла в результате воздействия на нее прибора в процессе эксперимента. И ХХ в. обнаружил разрушительный потенциал науки, заставил задуматься о том, как привести в соответствие развитие науки и гуманистические идеалы, как сделать их органической частью познавательной и практической деятельности человека.

В этих условиях мало знать, что представляет собой объект познания или преобразования или как строить какую-либо машину - необходимо предвидеть последствия преобразования человеком окружающего его мира с точки зрения интересов самого человека, его места в мире. Поэтому отношения между естественными и социально-гуманитарными дисциплинами переосмысливается. С одной стороны, отмечается стремительное проникновение естественнонаучных методов исследования в различные области гуманитарного знания. С другой - естественнонаучное знание пытаются согласовывать с гуманистическими ценностями культуры. Большую роль в процессах согласования играет философская дисциплина этика - учение о нравственности, или о должном поведении людей в обществе. В последние десятилетия ХХ в. сложились специальные разделы этики, такие как биоэтика, экологическая этика, этика генной инженерии и др., которые обсуждают вопросы этического контроля (этической экспертизы) за ростом соответствующих областей знания, привлекают внимание к появляющимся в связи с неконтролируемым развитием науки проблемам.

Этическая экспертиза знаний проводится не только профессиональными учеными в процессе их научной деятельности, но также государственными, политическими и общественными организациями. Среди них – ООН, Всемирная федерация научных работников ( 1946 г .), Пагуошское движение (основано в 1954 г . по инициативе А. Эйнштейна и Б. Рассела), Римский клуб, Международный институт системных исследований и т. д. Все они следят за состоянием дел в науке, обсуждают его, стараются привлечь внимание человеческого сообщества и политиков к наиболее острым проблемам. Участникам этих движений удалось внести свой вклад в подготовку договора о запрещении испытаний ядерного оружия в трех сферах, договора о нераспространении ядерного оружия, о запрещении размещения ядерного оружия на дне океана. Сейчас специалисты инициируют обсуждение в прессе новых технологий в генной инженерии (клонирование, создание генных продуктов) и информатике. Итогом этой работы можно считать принятую в 1996 г . Парламентской Ассамблеей Совета Европы Конвенцию "О правах человека и биомедицине", которая запретила создание эмбрионов человека с исследовательскими целями и вмешательство в геном человека с целью его изменения. В 1997 г . после клонирования овечки Долли к "Конвенции" был принят "Дополнительный протокол", запретивший клонирование людей.

Все это позволяет говорить, что разделению наук о природе и наук о человеке и обществе пришел конец, что это разделение чрезвычайно опасно для самого человека.

3. Роль философии по отношению к естественным и гуманитарным наукам.

 Основные концепции взаимоотношения философии и науки.

Можно выделить четыре альтернативных концепции взаимосвязи философии и частных наук, каждая из которых представляется достаточно «кредитоспособной» с точки зрения, как ее теоретической разработанности, так и степени ее массовой поддержки учеными и философами:



1) трансценденталистскую (метафизическую);

2) позитивистскую;

3) антиинтеракционистскую;

4) диалек­тическую.

Метафизическая концепция.  Кратко она может быть выражена формулой: «философия — наука наук» (или «Философия — царица наук»).

Во-первых, подчеркивание гносеологического приоритета философии как более фундаментального вида знания по сравнению с конкретными науками.

Во-вторых, руководящую роль философии по отношению к частным наукам.

В-третьих, самодостаточность философии по отношению к частно-научному знанию и, напротив, существенную зависимость частных наук от философии, относительность и партикулярность истин конкретных наук.

Впервые трансценденталистская концепция была сформулирована и в достаточной мере обоснована уже в рамках античной культуры, где частно-научномупознанию заведомо отводилась подчиненная роль по отношению к философии, как «прекраснейшей и благороднейшей» из наук. Более того, в силу значительного развития философии, которое она получила в Древней Греции, и неразвитости только-только зарождавшихся частных наук, транс-ценденталистская концепция выглядела как естественная, само собой разумеющаяся и полностью соответствующая их реальному взаимоотношению в рамках существующей культуры.

Наиболее существенными основаниями этого являются следующие:

1) философия формулирует наиболее общие законы о мире, человеке и познании;

2) философия стремится к достижению объективно-истинного и доказательного («эпистемного») характера своих всеобщих утверждений («первых принципов», «аксиом» всего рационального знания);

3) частные науки (многие из которых сформировались в античную эпоху: геометрия, механика, оптика, история, полити­ка, биология, физика, астрономия и др.) в отличие от философии изучают не мир в целом, а только отдельные его фрагменты («сферы») и потому их истины не имеют всеобщего характера; философское знание — всеобще, частно-научное — партикулярно;

4) поскольку мир («космос») целостен, а целое всегда определяет свои части (их функции и предназначение), постольку истины философии «выше» истин частных наук то последние должны «подчиняться» первым и соответствовать им;

5) источником философских истин является самопознающее мышление, Логос, Разум (иначе им и неоткуда появиться), тогда как источником частных наук является эмпирический опыт и последующая его логическая обработка с помощью мышления (абстрагирования, индукции и интуиции — Аристотель);

6) истины разума в своей сущности необходимы, поскольку основаны на интеллектуальной очевидности («умозрении» — Аристотель) или припоминании своего бытия в мире чистых сущностей («идей» — Платон); поэтому истины философии — необходимые истины;

7) истины опыта, из которых исходит наука, сами по себе всегда только вероятны (во-первых, в силу конечности, ограниченности любого опыта; во-вторых, из-за того, что чувства могут иногда обманывать нас, и, наконец, потому, что частно-научные обобщения получаются всегда с помощью перечислительной индукции, которая в целом (кроме крайне редкого случая — полной индукции) являются не-доказательной формой умозаключения;

8) частно-научные, опытно приобретенные истины также могут получить доказательный статус, но только в том случае, если будут выведены из всеобщих и необходимых истин философии, «подведены» под них.

В целом трансценденталистская концепция сыграла положительную роль в развитии частных наук, так как философия долгое время в силу неразвитости частных наук служила для них огромным когнитивным резервуаром. Философия также всегда поддерживала, защищала и развивала культуру рационального мышления, в рамках которой только и могли развиваться научные исследования. Охранительная и эвристическая роль философии по отношению к науке четко проявилась даже в Средние века, когда роль жреца Высшей Истины взяла на себя религия. Иррациональность религии и рациональность науки были несовместимы по существу, тогда как и философия и частные науки при всех коллизиях их взаимоотношений все же имели своим основанием общий источник — мышление, разум.

В период позднего средневековья, благодаря четкому различению истин веры и истин разума, Фоме Аквинскому удалось смягчить несовместимость между религией и наукой, поместив философию в качестве необходимой прослойки («посредствующего звена») между религией и наукой. Однако этот синтез имел тот существенный недостаток, что только одна философская система, а именно философия Аристотеля, была объявлена от имени религии Истинной философией

4. Разнообразие видов познавательной деятельности человека.

виды познавательной деятельности обыденно-практическое, мифическое религиозное художественное философское познание.Наука один из множества видов познаний. Виды познавательной деятельности.  обыденно-практическое, мифическое религиозное художественное философское познание.Каждый вид познавательной деятельности имеет свое толкование истины свой способ раскрытия истины и свое специфическое знание. Обыденно-практическое познание. Этот вид познавательной деятельности основывается на опыте который человек приобретает осуществляется разного рода деятельностью. Результатом выступают привычки убеждения верования. Способность раскрытия истины- трудовой процесс. Осуществление какого-либо действия человеку раскрывается истина. Через обыденно-практическое человек усваевывает язык, ценности, обычаи. У него складывается нравственность.  Религиозные политические убеждения. На почве обыденно-практического познания возникли все другие виды познавательной деятельности. Человек познают о мире наибольшее количество знаний формируется из обыденно-практического познания. Мифическое познание. Особенности своеобразие мифического мировосприятия . природа с точки зрения мифа арена усилий действие борющихся сил. Схватка этих сил проявляется в природных явлениях. Мифы придания. Совершение обрядов ритуалов. В обряде, ритуалах человек имитирует действие мира. Через повторение имитации мифические действия человеку раскрывается истина. Религиозное познание. Истина бог. Способ раскрытия истины откровение. Откровение момент раскрытия истины которая с одной стороны результат напряженного самоуглубления человека с другой стороны божья благодать. Цель практического религиозного познания внутренне преображение человека открывающего ему доступ к истине к богу, т.е. нужно прийти к вере. Художественное познание. Проявляет себя через предметы искусства, т.е. через результат познавательной деятельности. Искусство заключает в себе познание мира и самопознания. Искусство овеществление души. Истина отождествляется с красотой. Своеобразие художественного познания кроется и в особенности языка искусства. Язык художественных образов выступает нестолько как средство общения сколько как творческая игра смыслов. Философское познание как и в науке в философии используется строгий язык понятий. Однако истина философского познания имеет этическую составляющую. Истинное справедливое. Философия не ограничевается только решением познавательных задач. Одна из главнейших функций философии духовное преображение человека. Способ раскрытия это не только разум а также переживания нравственные искания тревоги эмоции.

5. Важнейшие особенности научного знания.

Рассмотрим основные особенности научного познания

а. Его основная задача — обнаружение объективных законов действительности — природных, социальных (общественных), законов самого познания, мышления и др. Отсюда ориентация исследования главным образом на общие существенные свойства предмета, его необходимые характеристики и их выражение в системе абстракции, в форме идеализированных объектов. Если этого нет, то нет и науки, ибо само понятие научности предполагает открытие законов, углубление в сущность изучаемых явлений. Это основной признак науки, основная ее особенности.



б. На основе знания законов функционирования и раз¬вития исследуемых объектов наука осуществляет предвидение будущего с целью дальнейшего практического освое¬ния действительности. Нацеленность науки на изучение, не только объектов, преобразуемых в сегодняшней практике, но и тех, которые могут стать предметом практического освоения в будущем, является важной отличитель¬ной чертой научного познания. Предвидение будущего — это, во-первых, такая категория, которая объединяет любые способы получения и использования информации о будущем, в отличие от прошлого и настоящего, и которая конкретизируется в понятиях «прогноз», «план», «программа», «проект» и др. Во-вторых, под будущим понимается главным образом то, что должно еще произойти, появиться, а не только то, что уже реально существует, но еще не открыто, не стало известным. Предвидение будущего — третье звено в цепи логической операции, два предшествующих звена которой составляют анализ настоящего и исследование прошлого. Точность и достоверность предвидения и определяются прежде всего тем, насколько глубоко и всесторонне изучены как предшествующее и современное состояния предмета исследования , так и закономерности его изменения. Без знания этих двух важнейших моментов в их единстве не возможно и само научное предвидение как таковое. Хотя «механизм» превращения прошлого в настоящее и настоящего в будущее в принципе одинаков (оно, в частности неосуществимо без определенных предпосылок известной степени зрелости, развитости), однако с точки зрения познающего эти процессы мышления, здесь иметься существенное различие. Последнее заключается в том, что если в первом случае познание имеет дело с тем, что уже было и прошло, то во втором случае имеет дело с тем, что еще не было и что может только произойти. Первый путь — это реконструкция прошлого по его «обломкам» в на¬стоящем, второй путь — конструирование будущего по его «зародышам» в настоящем, так как будущее вырастает не откуда-нибудь, а именно из настоящего. Теоретический, строго научный анализ действительно¬сти исходит из того, что в процессе развития одна конкретно-историческая система взаимодействия — настоящее превращается в другую систему исторической конкретности — в будущее и те элементы, которые в первой системе были единичными, подчиненными, но соответствовали, общей основной тенденции развития, во второй системе становятся всеобщими, определяющими «лицо» данной системы. Таким образом, научное предвидение в своей сущнос¬ти сводится к тому, чтобы мысленно, в самом общем виде, в соответствии с выявленными законами, сконструиро¬вать «модель» будущего по тем его единичным фрагментам («кусочкам», предпосылкам и т. п.), которые существуют сегодня. А для этого нужно уметь найти эти фрагменты и выделить их из огромного числа других единичностей, за¬темняющих, скрывающих те «ростки», которые станут впоследствии элементами будущей конкретно-историчес¬кой целостности. Когда осуществляется предвидение событий, еще не имеющих места в действительности, то на основе уже из¬вестных законов и теорий происходит экстраполяция на будущее процессов настоящего и прошлого. Однако это не означает фатальной предопределенности, ибо при дан¬ной экстраполяции учитываются допустимые пределы, в рамках которых можно проецировать в будущее законо¬мерности, выявленные в настоящем, возможность изме¬нения данных пределов и данных тенденций и т. д. Любое научное предвидение, какое бы точное оно ни было, всегда неизбежно ограничено, имеет свои пределы, за которыми оно превращается в утопию, в пустую беспочвенную фантазию. В науке очень важно знать также и то, чего принципиально быть (появиться в будущем) ни¬когда, ни при каких условиях, не может. По мере развития практики и самого познания предвидение становится все более точным и достоверным, одни его элементы подтверждаются и отбрасываются, другие — находят свою реализацию, предвидение в целом развивается, конкретизиру¬ется, наполняется новым, более глубоким содержанием.

в. Существенным признаком научного познания является его системность, т. е. совокупность знаний, приве¬денных в порядок на основании определенных такти¬ческих принципов, которые и объединяют отдельные зна-ния в целостную органическую систему. Собрание разрозненных знаний (а тем более их механический агрегат, «суммативное целое»), не объединенных в систему, еще не образует науки. Знания превращаются в научные, ког¬да целенаправленное собирание фактов, их описание и обобщение доводится до уровня их включения в систему понятий, в состав теории.

г. Для науки характерна постоянная методологическая рефлексия. Это означает, что в ней изучение объектов, выявление их специфики, свойств и связей всегда сопровождается — в той или иной мере — осознанием методов и приемов, посредством которых исследуются данные объекты. При этом следует иметь в виду, что хотя наука в сущности своей рациональна, но в ней всегда присутствует иррациональная компонента, в том числе и в ее методологии (что особенно характерно для гуманитарных наук). Это и понятно: ведь ученый — это человек со всеми своими достоинствами недостатками, пристрастиями и интересами и т. п. Поэто¬му-то и невозможно его деятельность выразить только при помощи чисто рациональных принципов и приемов, он как и любой человек, не вмещается полностью в их рамки,

д. Непосредственная цель и высшая ценность научного познания— объективная истина, постигаемая преимущественно рациональными средствами и методами, но разумеется не без участия живого созерцания и внерациональных средств. Отсюда характерная черта научного познания — объективность, устранение не присущих предмету исследо¬вания субъективистских моментов для реализации «чисто¬ты» его рассмотрения. Вместе с тем надо иметь в виду, что активность субъекта — важнейшее условие и предпосылка научного познания. Последнее неосуществимо без конст-руктивно-критического и самокритического отношения субъекта к действительности и к самому себе, исключающего косность, догматизм, апологетику, субъективизм. Постоянная ориентация на истину, признание ее самоценности, непрерывные ее поиски в трудных и сложных условиях — существенная характеристика научного позна¬ния, отличающая его от других форм познавательной дея¬тельности. Научная истина, по словам В. И. Вернадско¬го, более важная часть науки, чем гипотезы и теории (ко¬торые преходящи), поскольку научная истина «пережива¬ет века и тысячелетия».

е. Научное познание есть сложный, противоречивый процесс воспроизводства знаний, образующих целостную развивающуюся систему понятий, теорий, гипотез, зако¬нов и других идеальных форм, закрепленных в языке — естественном или (что более характерно) искусственном: математическая символика, химические формулы и т. п. Научное знание не просто фиксирует свои элементы в язы¬ке, но непрерывно воспроизводит их на своей собствен¬ной основе, формирует их в соответствии со своими нор¬мами и принципами. Процесс непрерывного самообнов¬ления наукой своего концептуального арсенала — важный показатель (критерий) научности.

ж. В процессе научного познания применяются такие специфические материальные средства как приборы, инст¬рументы, другое так называемое «научное оборудование», зачастую очень сложное и дорогостоящее (синхрофазотро¬ны, радиотелескопы, ракетно-космическая техника и т. д.). Кроме того, для науки в большей мере, чем для других форм познания, характерно использование для исследования своих объектов и самой себя таких идеальных (духовных) средств и методов как современная логика, математические методы, диалектика, системный, кибернетический, синергетический и другие приемы и методы.

з. Научному познанию присущи строгая доказательность, обоснованность полученных результатов, достоверность выводов. Вместе с тем здесь немало гипотез, догадок, предположений, вероятностных суждений и т.п. Вот почему тут важнейшее значение имеет логико-методологическая подготовка исследователей, их философская культура, постоянное совершенствование своего мышления, умение правильно применять его законы и принципы. В современной методологии выделяют различные уровни критериев научности, относя к ним — кроме назван¬ных - такие как формальная непротиворечивость знания, его опытная проверяемость, воспроизводимость, откры¬тость для критики, свобода от предвзятости, строгость т. д. В других формах познания рассмотренные критерии могут иметь место (в разной мере), но там они не являют¬ся определяющими.

6. Зарождение и развитие науки. Наука в античности.

Когда и почему возникла наука? Существуют две крайние точки зрения по этому

вопросу. Сторонники одной объявляют научным всякое обобщенное абстрактное

знание и относят возникновение науки к той древности, когда человек стал

делать первые орудия труда. Другая крайность-отнесение генезиса к тому этапу

истории, когда появляется естествознание (XV-XVII вв.). Современное

науковедение пока не дает однозначного ответа на этот вопрос, так как

рассматривает саму науку в нескольких аспектах. Согласно основным точка

зрения наука- это совокупность знаний и деятельность по производству этих

знаний; форма общественного сознания; социальный институт; непосредственная

производительная сила общества; система профессиональной подготовки и

воспроизводства кадров. В зависимости от того, какой аспект мы будем

принимать во внимание, мы получим разные точки отсчета развития науки:

- наука как система подготовки кадров существует с середины XIXв.;

- как непосредственная производительная сила-со второй половины

XXв.;

- как социальный институт- в Новое время;



- как форма общественного сознания- в Древней Греции;

- как знания и деятельность по производству этих знаний-с начала

человеческой культуры.

Разное время рождения имеют и различные конкретные науки. Так, античность

дала миру математику, Новое время- современное естествознание, в XIX в.

появляется обществознание.

Термин античность (от лат. Antiquus - древний

) употребляется для обозначения всего, что было связано с греко-римской

древностью, от гомеровской Греции до падения

Западной Римской империи, возник в эпоху Возрождения.

Тогда же появились понятия "античная история", "античная культура",

"античное искусство", "античный город" и т.д. Понятие

"древнегреческая наука", вероятно, впервые было обосновано П.

Таннери в конце XIX в., а понятие "античная наука" -

С.Я.Лурье в 30-х годах ХХ в.

Во 2 веке н.э. александрийский астроном Птолемей выдвинул свою “систему мира”

. Он пытался объяснить устройство Вселенной с учетом видимой сложности

движения планет.

Считая Землю шарообразной, а размеры ее ничтожными по сравнению с расстоянием

до планет и тем более звезд, Птолемей, однако, вслед за Аристотелем

утверждал, что Земля - неподвижный центр Вселенной. Так как Птолемей считал

Землю центром Вселенной, его система мира была названа геоцентрической.

Вокруг земли по Птолемею, движутся (в порядке удаленности от Земли) Луна,

Меркурий, Венера, Солнце, Марс, Юпитер, Сатурн, звезды. Но если движение

Луны, Солнца, звезд круговое, то движение планет гораздо сложнее. Каждая из

планет, по мнению Птолемея, движется не вокруг Земли, а вокруг некоторой

точки. Точка эта в свою очередь движется по кругу, в центре которого

находится Земля. Круг, описываемый планетой вокруг движущейся точки, Птолемей

назвал эпициклом, а круг, по которому движется точка около Земли, -

деферентом.

Система мира Аристотеля-Птолемея казалась современникам правдоподобной. Она

давала возможность заранее вычислять движение планет на будущее время - это

было необходимо для ориентировки в пути во время путешествий и для календаря.

Эту ложную систему признавали почти полторы тысячи лет.

Таблицы, составленные Птолемеем, позволяли определить заранее положение

планет на небе. Но с течением времени астрономы обнаружили расхождение

наблюдаемых положений планет с предвычисленными. На протяжении веков думали,

что система мира Птолемея просто недостаточно совершенна и пытаясь

усовершенствовать ее, вводили для каждой планеты новые и новые комбинации

круговых движений.



  1. Научная революция XVI–XVII вв. Рождение классической науки.

Рассмотрим какие вклады внесли в становление науки выдающиеся представители Нового времени. Речь едет о мощном движении –научной революции, которое обретает в XVII в. характерные черты в работах Галилей, идеях Бекона и Декарта и которое впоследствии получит свое завершение в классическом ньютоновском образе Вселенной, подобной часовому механизму.

Все началось с астрономической революции Коперника, Тихо Браге, Кеплера и Галилея, в становление первой научной картины мира, очевидно. Шаг за шагом меняется образ мира, с трудом, но неуклонно разрушаются столпы космологии Аристотеля-Птолемея. Коперник помещает в центр мира вместо Земли Солнце; Тихо Браге –идейный противник Коперника- устраняет материальные сферы, которые, по старой космологии, вовлекали в свое движение планеты, а идею материального круга (или сферы) заменяет современной идеей орбиты; Кеплер предлагает математическую систематизацию открытий Коперника и завершает революционный переход от теории кругового движения планет («естественного» или «совершенного» в старой космологии) к теории эллиптического движения; Галилей показывает ошибочность различения физики земной и физики небесной, доказывая, что Луна имеет ту же природу, что и Земля и формирует принцип инерции. Ньютон в своей теории гравитации объединяет физику Галилея и физику Кеплера.

За те сто пятьдесят лет, которые отделяют Коперника от Ньютона, меняется не только образ мира. С этим изменением связано и изменение- также медленное, мучительное, но неуклонное – представлений о человеке, о науке, о человеке науки, о научном поиске и научных институтах, об отношении между наукой и обществом, между наукой и философией и между научным знанием и религиозной верой.

Научный дискурс квалифицируется как таковой, когда формируется, как говорит Галилей, на основе «чувственного опыта» и «необходимых доказательств». «Опыт» Галилея – это эксперимент. Наука –это экспериментальная наука. В эксперименте ученые обретают истинные суждения о мире. И это новый образ науки – возникший из теорий, систематически контролируемых с помощью эксперимента.

Научная революция «открыла дорогу категориям, методам, институтам, способу мышления, связанным с феноменом, который мы стали называть современной наукой» (Паоло Росси)/1, с45/.

В результате «научной революции» родился новый образ мира, с новыми религиозными и антропологическими проблемами. Вместе с тем возник новый образ науки – развивающейся автономно, социальной и доступной контролю. Другая фундаментальная характеристика научной революции – формирование знания, которое в отличие от предшествующего, средневекового, объединяет теорию и практику, науку и технику, создавая новый тип ученого –носитель того типа знания, который для обретения силы нуждается в постоянном контроле со стороны практики, опыта. Научная революция порождает современного ученого –экспериментатора, сила которого – в эксперименте, становящемся все долее строгим благодаря новым измерительным приборам, все белее и более точным.

Согласно одной точке зрения, картина мира, явившаяся результатом научной революции XVI-XVII вв. и нашедшая законченное выражение в работах Ньютона, является первой научной картиной мира. Мы уже можем говорить о процессе формирования первой научной картины мира в выше отмеченных трудах Коперника, Кеплера, Галилея, Декарта, Бойля, завершившегося «системой мира» Ньютона.

Говоря о становлении науки XVII в. нельзя не отметить формирование в тот период механической картины мира и роль Реформации в процессе становления новой картины мира. В культурно-историческом плане механизация картины мира –чрезвычайно интересное явление, возникшее в лоне европейской культуры и не имеющее аналогов в других культурах. Под механизацией картины мира, происходящей в XVII в. мы понимаем вытеснение схоластического представления о материальном мире как иерархически упорядоченном организме, как материи, одушевляемой «изнутри» субстанциональными качествами, иным представлением о мире как об однородном, неодушевленном, мертвом веществе, частицы которого взаимодействуют по чисто механическим законам.

В свою очередь Реформация явилась выражением разложения феодализма и рождения новой буржуазной формации. Разложение феодальных отношений, сопровождающееся подобными настроениями, меняет общую картину мира, меняет отношение к природе, к естественному и сверхъестественному (чудесному). Значение идеологий Реформации для развития науки Нового времени состоит прежде всего в разрушении средневековой иерархической картины мира позднего католицизма и в переориентации воли человека с созерцательного отношения к истине на активный ее поиск в Книге мира.

Таким образом, МКМ XVII в, которая утверждала идею качественного единства, унифицированности всего телесного мира и его жесткую подчиненность законам, исходящим из единого божественного источника, по социальному генезису отражает процесс становления буржуазного способа производства, однако не непосредственно, а через опосредующее звено идеологических систем эпохи Реформации. Она стала ведущей мировоззренческой основой для развития физики, химии, политэкономии, теории государства и права и других отраслей естественного и социального познания.

Теперь, вернемся к становлению первой научной картины мира. Исходным рабочим определением научной картины мира (НКМ) можно считать следующее: НКМ есть наглядный, характерный для определенной исторической эпохи интегральный образ мира, служащий важным средством синтеза конкретных научных знаний о мире. Придя на смену религиозной, в которой в центре философских изысканий два центра – Бог и человек, первая научная картина мира характерна такими важнейшими элементами, как гелиоцентризмом, представлением о бесконечном однородном пространстве, едином материальном мире, в котором царят универсальные законы природы. Ее и принято называть классической, на фоне которой началась классическая наука, ознаменовавшая генезис науки как таковой, как целостного триединства, т. е. особой системы знания, своеобразного духовного феномена и социального института. Наука возникла в эпоху становления капиталистического способа производства и разделения единого ранее знания на философию и науку. Если в феодальном обществе формирующиеся в виде «зачатков» научные знания были «смиренной служанкой церкви» (были «растворены» в «эфире» религиозного сознания) и ими не позволено выходить за рамки, установленные верой, то нарождающемуся новому классу –буржуазии нужна была «полнокровная наука», т. е. такая система научного знания, которая прежде всего для развития промышленности исследовала бы свойства физических тел и формы проявления сил природы.

По мнениям многих западных исследователей (Дж. Бернал, Э. Цильзель) становление буржуазных социально-экономических отношений, пронизанных духом рационализма Нового времени, привело к постепенному ослаблению религиозного, магического, анимистического восприятия мира и укреплению рациональных представлений о мироздании. А поскольку развитие капиталистического производства потребовало развития механики и математики, то картина мира приобрела рациональный механико-математический характер, мышление стало рациональным.

Средневековая схоластическая картина мира в ходе научной революции XVI-XVII вв. подверглась разрушительной критике целым рядом философов и ученых. Процесс преобразования секуляризации схоластической картины мира, завершившейся созданием Ньютоном механической картины мира, рассматривается как монотонный, непрерывный процесс. Новое количественное, атомистическое, безгранично расширенное и мирское представление о действительности заняло место старой, качественной, непрерывной, ограниченной и религиозной картины мира, унаследованной мусульманскими и христианскими схоластами от греков. Иерархическая Вселенная Аристотеля отступила перед мировой схематикой Ньютона. Ньютон установил динамический взгляд на Вселенную вместо статического древних.

Касаясь религиозного аспекта, присущего возникшей МКМ, необходимо отметить, что произошел разрыв науки с религией и парадокс научной революции состоялся в том, что те, кто внес в нее наибольший вклад (в основном это научные новаторы Коперника до Ньютона), были наиболее консервативны в своих религиозных и философских взглядах. Понятия пространства, времени и движения, которые Ньютон ввел в свою теоретическую механику, он считал всеобщим достоянием, присущим обыденному сознанию любого человека. Этот небезынтересный факт свидетельствует о том, насколько изменилось обыденное сознание, насколько оно стало рациональным, что стало способным непосредственно порождать высокоабстрактные понятия. Результатом научной революции был разрыв мышления на мышление о бытии и мышление о ценностях, разрыв между миром точности и миром приблизительности, между научным мышлением и обыденным сознанием. Вместо обыденного сознания было рождено теоретическое научное мышление, создана совокупность общефилософских и научных принципов.

Таким образом, в отличие от традиционной (особенно схоластической) философии, становящаяся наука Нового времени кардинально по новому поставила вопросы о специфике научного познания и своеобразии его формирования, о задачах познавательной деятельности и ее методах, о месте и роли науки в жизни общества, о необходимости господства человека над природы на основе знания ее законов.

В общественной жизни стали формироваться новая мировоззренческая установка, новый образ мира и стиль мышления, которые по существу разрушили предшествующую, многими веками созданную картину мироздания и привело к оформлению «вещно-натуралистической» концепции Космоса с ее ориентацией на механистичность и количественные методы.

Характерное для Нового времени интенсивное развитие производительных сил в условиях нарождающейся капиталистической формации, вызвавшее бурный расцвет науки (особенно естествознания) потребовало коренных изменений в методологии, создания принципиально новых методов научного исследования – как философских, так и частнонаучных. Прогресс опытного знания, экспериментальной науки требовал замены схоластического метода мышления новым методом познания, обращенным к реальному миру. Возродились и развивались принципы материализма и элементы диалектики.



  1. Смена научных парадигм и их особенности.

Конфликт парадигм, возникающий в периоды научных революций, — это, прежде всего, конфликт разных систем ценностей, разных способов решения задач-головоломок, разных способов измерения и наблюдения явлений, разных практик, а не только разных картин мира.

Для любых парадигм можно найти аномалии, по мнению Куна, которые отметаются в виде допустимой ошибки либо же просто игнорируются и замалчиваются (принципиальный довод, который использует Кун для отказа от модели фальсифицируемости Карла Поппера как главного фактора научного достижения). Кун считает, что аномалии скорее имеют различный уровень значимости для учёных в отдельно взятое время. Например, в контексте физики начала XX века, некоторые учёные столкнулись с тем, что задача подсчитать апсиду Меркурия воспринималась ими как более сложную, чем результаты эксперимента Михелсона—Морли, а другие видели картину вплоть до противоположной. Куновская модель научного изменения в данном случае (и во многих других) отличается от модели неопозитивистов в том, что акцентирует значительное внимание на индивидуальности учёных, а не на абстрагировании науки в чисто логическую или философскую деятельность.

Когда накапливается достаточно данных о значимых аномалиях, противоречащих текущей парадигме, согласно теории научных революций, научная дисциплина переживает кризис. В течение этого кризиса испытываются новые идеи, которые, возможно, до этого не принимались во внимание или даже были отметены. В конце концов, формируется новая парадигма, которая приобретает собственных сторонников, и начинается интеллектуальная «битва» между сторонниками новой парадигмы и сторонниками старой. Увеличение конкурирующих вариантов, готовность опробовать что-либо ещё, выражение явного недовольства, обращение за помощью к философии и обсуждение фундаментальных положений — все это симптомы перехода от нормального исследования к экстраординарному. (Т. Кун) Примером из физики начала XX века может служить переход от максвелловского электромагнетического мировоззрения к эйнштейновскому релятивистскому мировоззрению, который не произошёл ни мгновенно, ни тихо, а вместо этого произошёл вместе с серией горячих дискуссий с приведением эмпирических данных и риторических и философских аргументов с обеих сторон. Победила, в итоге, теория Эйнштейна. И вновь, как и в других случаях, оценка данных и важности новой информации прошла через призму человеческого восприятия: некоторые учёные восхищались простотой уравнений Эйнштейна, тогда как другие считали, что они более сложны, чем теория Максвелла, от которой отказались. Аналогично, некоторые учёные находили изображения Эддингтона света, огибающего Солнце, убедительными, тогда как другие сомневались в их точности и интерпретации. Зачастую в качестве силы убеждения выступает само время и естественное исчезновение носителей старого убеждения; Томас Кун в данном случае цитирует Макса Планка: Новая научная истина не достигает триумфа путём убеждения своих оппонентов и их просветления, но это, скорее, происходит оттого, что её оппоненты в конце концов умирают и вырастает новое поколение, с ней знакомое. (Т. Кун) Когда научная дисциплина меняет одну парадигму на другую, по терминологии Куна, это называется «научной революцией» или «сдвигом парадигмы». Решение отказаться от парадигмы всегда одновременно есть решение принять другую парадигму, а приговор, приводящий к такому решению, включает как сопоставление обеих парадигм с природой, так и сравнение парадигм друг с другом. (Т. Кун) В разговорной речи термин «смена (или сдвиг) парадигмы» используется при описании зачастую радикального изменения мировоззрения без отсылки к особенностям кунновской исторической аргументации.

Некоторые общие положения теории Куна можно суммировать следующим образом:



  1. Движущей силой развития науки являются люди, образующие научное сообщество, а не нечто, заложенное в саму логику развития науки;

  2. Развитие знания определяется сменой господствующих парадигм, а не простым суммированием знаний, то есть происходят не только (и не столько) количественные, но и качественные изменения в структуре научных знаний;

  3. Наука развивается по принципу чередования периодов «нормальной» и «революционной»науки, а не путем накопления знаний и присоединения их к уже имеющимся.



  1. Структура научного знания. Эмпирический и теоретический уровни науки.

Научное знание является сложной системой с разветвленной иерархией структурных уровней.

В структуре научного знания выделяются два уровня:

1. эмпирический уровень;

2. теоретический уровень.

Для знаний, полученных на эмпирическом уровне, характерно то, что они являются результатом непосредственного контакта с реальностью в наблюдении или эксперименте. На этом уровне получают знания об определенных событиях, выявляют свойства интересующих объектов или процессов, фиксируются отношения и устанавливаются эмпирические закономерности. Эмпирический уровень более связан с источниковым знанием и в этом отношении более объективен.

Теоретический уровень представляет собой как бы разрез исследуемого объекта под определенным углом зрения, заданным мировоззрением исследователя. Он строится с явной направленностью на объяснение объективной реальности и его главной задачей является описание, систематизация и объяснение всего множества данных эмпирического уровня.  Эмпирический и теоретический уровни обладают определенной автономией, однако их невозможно оторвать (отделить) один от другого. Можно утверждать, что над эмпирическим уровнем знания всегда надстраивается теоретический уровень. Однако теоретический уровень строится таким образом, что в нем отражается непосредственно не окружающая действительность, а идеальные объекты.

Теоретический уровень отличается от эмпирического тем, что на нем происходит научное объяснение фактов, полученных на эмпирическом уровне. На этом уровне формируются конкретные научные теории и он характеризуется тем, что в нем оперируют с интеллектуально контролируемым объектом познания, в то время как на эмпирическом уровне — с реальным объектом. Значение его в том, что он может развиваться как бы сам по себе, без прямого контакта с действительностью. Естественно, что исходные принципы должны соотноситься с действительностью.

Эмпирический и теоретический уровни органически связаны между собой, Теоретический уровень существует не сам по себе, а опирается на данные эмпирического уровня, и в этом смысле связь теории и эмпирии очевидна. Но и эмпирическое знание оказывается несвободным от теоретических представлений. Совокупность эмпирических знаний является определенным знанием о действительности лишь тогда, когда эти данные истолковываются с позиций определенных теоретических представлений€ Следовательно, эмпирический уровень научных знаний обязательно включает то или иное теоретическое истолкование действительности.  Несмотря на теоретическую загруженность, эмпирический уровень является более устойчивым, чем теория, в силу того, что теории, с которыми связано истолкование эмпирических данных, являются теориями другого уровня. Поэтому эмпирия (практика) является критерием истинности теории.  



следующая страница >>

Смотрите также:
Вопрос Наука и ее место в человеческой культуре
1048.16kb.
4 стр.
1. Наука и ее место в человеческой культуре
1648.92kb.
5 стр.
Темы рефератов и вопросов к зачету, экзамену. (Составлены к б. н доцентом Л. Б. Рыбаловым). Естествознание как единая наука о природе
183.67kb.
1 стр.
Проблема экспертной оценки знания в социологии и философии науки
353.95kb.
1 стр.
Лекции курс. «Экономическая теория»
1563.03kb.
5 стр.
Биотехнология
175.85kb.
1 стр.
Юрий Конобеев, Виталий Павлинчук, Николай Работнов, Владимир Турчин Физики продолжают шутить
2397.51kb.
16 стр.
Генеалогия российского дворянства
90.45kb.
1 стр.
Основные положения по курсу «Концепции современного естествознания»
1086.82kb.
19 стр.
Заметки о патриотизме академика Д. С. Лихачева
16kb.
1 стр.
Язык и общество
111.54kb.
1 стр.
История развития науки и техники
19kb.
1 стр.