Главная страница 1страница 2 ... страница 32страница 33



























1








«ТЕРРА»—«TERRA»

МОСКВА 1999


УДК 947 ББК 63.3(2)722 Р89

ИНСТИТУТ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ИСТОРИКО-АРХИВНЫЙ

И ВОЕННО-МЕМОРИАЛЬНЫЙ ЦЕНТР

ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ АРХИВ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Редакционная коллегия серии сборников «Великая Отечественная война 1941—1945 гг.»

ЗОЛОТАРЕВ В. А. (председатель), ЗИМОНИН В. П. (первый заместитель председателя), СЕ­МИН Ю. Н. (заместитель председателя), СОКОЛОВ А. М. (заместитель председателя), ГОЛУМ-БОВСКИЙ К. В. (секретарь), БАРСУКОВ А. И., БОБЫЛЕВ П. Н., БРИЛЕВ Н. П., ВАРТА­НОВ В. Н., ДАЙНЕС В. О., ЗАПОРОЖЧЕНКО В. Ф., ИВАНИЦКИЙ Г. М., ИВАШОВ Л. Г., КОЗ­ЛОВ В. П., КУДРЯВЦЕВ И. И., МАЗУРКЕВИЧ Р. В., МИЛОВАНОВ В. И., МОЛЧАНОВ В. В., МОНАКОВ М. С, МУХАМЕДЖАНОВ М. М., МУХИН В. В., НИКИФОРОВ Н. И., ОСИПЕН­КО П. Н., РЕЗНИКОВ Ю. Н., РУСАНОВ В. Ю., СОКОЛОВ В. В., УСИКОВ А. В., ЧУВАШИИ С. И.

Под общей редакцией генерал-майора ЗОЛОТАРЕВА В.А.,

доктора исторических наук, профессора, академика РАЕН

Составители:



СОКОЛОВ А. М. (руководитель), СЕМИН Ю. Н. (руководитель), ГОЛУМБОВСКИЙ К. В. (за­меститель руководителя), АНДРОНИКОВ Н. Г., БРИЛЕВ Н. П., ГУРКИН В. В., |ДАНИЛЕВИЧ А, А. |, ЕФРЕМОВ А. Д., ИВАНОВ П. П., ИЛЬЕНКОВ С. А., КРУГЛОВ А. И., КУДРЯШОВ О. Н., ЛУ-ЖЕРЕНКО В. К., ЛУКАШОВ С. Г., МАТВЕЕВ В. Г.,| ОСИПОВ В. И.|, ПАСТУХОВ А. А., РОДИО­НОВ Е. И., РУСАНОВ В. Ю., ЧЕКМАРЕВ Г. Ф., ЧУВАШИИ С. И.

ISBN 5-300-02007-9 (т. 16(5-3)

ISBN 5-250-01774-6 © Издательство «ТЕРРА», 1999

s

Ставка



Верховного

Главнокомандования

Документы и материалы 1943 год
ПРЕДИСЛОВИЕ

К началу 1943 г. советские Вооруженные Силы добились крупных успехов. Контрнаступ­ление под Сталинградом решительным образом изменило стратегическую обстановку на со­ветско-германском фронте в пользу Красной Армии. В этих условиях Ставка ВГК решила, максимально используя успех сталинградского контрнаступления, развернуть общее наступ­ление от Ленинграда до Кавказа.

Не распыляя сил, как это имело место зимой 1941/42 г., Верховное Главнокомандова­ние сосредоточило основные усилия на юго-западном направлении, то есть там, где про­тивнику было нанесено особенно ощутимое поражение и где ожидалось менее упорное его сопротивление. Здесь планировалось силами Брянского, Воронежского, Юго-Западного, Южного1 и Закавказского фронтов разгромить соединения групп немецких армий «Б», «Дон» и «А»2, освободить Харьковский промышленный район, Донецкий бассейн и Северный Кавказ. Одновременно войскам Донского фронта было приказано ликвидировать окружен­ную под Сталинградом вражескую группировку.

Активные действия намечались и на других участках фронта. В январе 1943 г. планиро­валась наступательная операция по прорыву блокады Ленинграда. На северо-западном и за­падном направлениях очередную попытку разгрома демянской и ржевско-вяземской группи­ровок противника должны были предпринять армии Северо-Западного, Калининского и Западного фронтов (директивы Ставки ВГК №№ 170700, 170703 от 8.12.1942 г.).

На начало января 1943 г. действующие фронты Красной Армии в своем составе насчи­тывали около 370 стрелковых дивизий и около 160 бригад, 19 танковых и механизирован­ных корпусов. В резерве Ставки находилось всего 14 стрелковых и воздушно-десантных ди­визий, 3 танковых и 4 авиационных корпуса.

Противник имел на советско-германском фронте немногим более 260 дивизий, в том числе 208 немецких, остальные — финские, венгерские, румынские, итальянские, словацкие и одна испанская. Германское командование намеревалось задержать наступление Красной Армии на юго-западном направлении. Угроза выхода армий Южного фронта в тыл кавказской группи­ровке заставила врага оставить часть захваченной территории в расчете на удержание Донбасса и части Северного Кавказа. Основные силы противоборствовавших сторон действовали на юж­ном участке фронта — от Долгоруково до Новороссийка.

Наиболее важные события зимой 1943 г. произошли на сталинградском и харьковском направлениях. Разработанный командованием Донского фронта план операции «Кольцо» не был утвержден Ставкой, так как предусматривал расчленение окруженной группировки про­тивника на несколько частей с последующим разгромом каждой из них в отдельности. Было приказано провести операцию последовательно, по этапам. Поэтому был разработан новый план, предусматривавший осуществление ее в три этапа.

Представляет интерес соотношение сил сторон к началу операции. Донской фронт имел 212 тыс человек, 254 танка, около 6500 орудий и минометов, 300 самолетов. Окруженная группировка насчитывала 250 тыс человек, до 300 танков, около 5000 орудий и миноме­тов. Как видим, советские войска уступали противнику в численности людей, правда, превосходили его в артиллерии, но всего в 1,3 раза. Однако за счет умелого распределения сил и средств, на направлении главного удара удалось создать трехкратный перевес в живой



1 Южный фронт был образован из Сталинградского (директива Ставки ВГК № 170720 от 30 де­-кабря 1942 г.).

2 В их состав входили 2, 6, 17-я немецкие, 2-я венгерская, 8-я итальянская полевые и 1-я танко­-вая армии, а также ряд оперативных групп.

7

силе и десятикратный — в артиллерии. По танкам силы были примерно равны. И тем не менее наступление войск фронта развивалось медленно и продолжалось с 10 января по 2 февраля 1943 года.

В это время активные наступательные действия развертывались на южном крыле страте­гического фронта с целью окружения и уничтожения группы армий «А», части сил группы армий «Дон» и освобождения Северного Кавказа. Эту задачу решали армии Южного и За­кавказского фронтов и Черноморский флот.

Замысел Ставки предусматривал нанесением ударов войсками Южного фронта, Черно­морской и Северной групп Закавказского фронта' по сходящимся направлениям на Тихорец­кую, Краснодар и Ростов отрезать пути отхода противнику на Ростов и Таманский полуост­ров. В дальнейшем намечалось окружить вражеские войска и разгромить их (документы № 1, 4). В операциях по освобождению Северного Кавказа участвовали 12 общевойсковых и 3 воздушные армии.

Армии Южного и Северо-Кавказского фронтов в течение января 1943 г. с тяжелыми боями вышли на рубеж Тацинская, Азов, Ейск (на побережье Азовского моря), Приморс-ко-Ахтарская. За это время соединения левого крыла Юго-Западного фронта достигли реки Северский Донец. В ходе наступления советские войска продвинулись на глубину от 160 до 600 км, освободили большую часть Северного Кавказа и Ростовской области. Однако пол­ностью реализовать замысел операции не удалось. Часть сил противника сумела прорваться через Ростов в Донбасс, а основная масса войск группы армий «А» отступила в низовье Ку­бани и на Таманский полуостров. Одна из причин неудачи советских войск — серьезные затруднения с их материальным обеспечением.

В последующие два месяца войска Северо-Кавказского фронта стремились изгнать нем­цев из Кубани и Таманского полуострова (документ № Ю). Сражения носили затяжной, изнурительный характер. К началу апреля противник был лишь отброшен на Таманский полуостров.

Более успешно развивалось наступление войск Воронежского и Брянского фронтов. Здесь с середины января до начала марта 1943 г. был проведен ряд последовательных опе­раций.

В результате Острогожско-Россошанской операции (13—27 января) были разгромлены более 15 немецких, венгерских и итальянских дивизий. Армии Воронежского фронта про­двинулись на глубину 140 км. В обороне противника образовалась брешь шириною 250 км, были созданы условия для проведения новых операций на харьковском направлении.

24 января началась Воронежско-Касторненская операция войск Воронежского и левого крыла Брянского фронтов. К операции привлекались 27 стрелковых дивизий, 7 стрелко­вых, 8 десантных и танковых бригад, два танковых корпуса. Уже к исходу 2 февраля было разгромлено до 11 дивизий противника, армии продвинулись на глубину до 120 км, осво­бодили большую часть Воронежской и Курской областей. В окружении оказалась крупная группировка противника. Однако ликвидация ее затянулась. Значительной ее части удалось вырваться из окружения и присоединиться к своим войскам западнее Обояни.

В ходе Острогожско-Россошанской и Воронежско-Касторненской операций группа ар­мий «Б» была сильно ослаблена. В обороне противника образовалась 400-километровая брешь от Ливн до Купянска. Создались выгодные условия для развития наступления советских войск на курском и харьковском направлениях.

С учетом сложившейся обстановки Ставка ВГК поставила Воронежскому фронту задачу овладеть Харьковом и Харьковским промышленным районом, а также Курском и к 21 февра­ля выйти на рубеж Сумы, Лебедин, Полтава. Армии левого крыла Брянского фронта должны были наступать в общем направлении на Малоархангельск, обеспечивая с севера продвижение Воронежского фронта на курском направлении (документы №№ 28, 41).

В свою очередь немецкое командование стремилось удержать Донецкий и Харьковский промышленные районы, куда перебрасывало дополнительные войска с запада, а также с некоторых участков советско-германского фронта. Оно рассчитывало здесь не только упорно обороняться, но и активными действиями разгромить советские войска, продвигавшиеся к Харькову с севера.

В феврале и начале марта 1943 г. боевые действия здесь развернулись с новой силой. Особенным упорством и ожесточенностью отличалась Харьковская наступательная операция войск Воронежского и части сил Юго-Западного фронтов (2 февраля — 3 марта) под кодо-

1 24 января Северная группа была преобразована в Северо-Кавказский фронт (документ №32). 8

вым названием «Звезда». Одновременно войска Юго-Западного и Южного фронтов наступа­ли в Донбассе (операция «Скачок») с задачей захватить основные переправы через Днепр в районах Запорожья и Днепропетровска.

В ходе операции «Звезда» соединения Воронежского фронта продвинулись на 100—260 км, освободили Харьков, другие крупные города и в начале марта вышли на рубеж Рыльск, Суджа, Лебедин, Опошня. Но закрепить достигнутый успех не смогли: утратившие наступа­тельные возможности армии по требованию Генштаба и командования фронта продолжали продвигаться к Днепру, пока не подверглись мощным контрударам врага.

Операция «Скачок» сначала развивалась успешно. Поэтому Ставка потребовала от армий Юго-Западного фронта не допустить отхода противника в направлении Днепропетровска и Запорожья, отбросить его донецкую группировку в Крым, изолировав ее от остальных войск на Украине (документ № 95). Выполняя эту задачу, армии Юго-Западного фронта к исходу 17 февраля продвинулись на 300—350 км в полосе шириной до 420 км. Тем временем вой­ска Южного фронта освободили Ростов-на-Дону и вышли на р.Миус.

Однако вскоре обстановка резко изменилась. Советская разведка вовремя не обнаружила сосредоточение противником крупных сил для нанесения удара с юга по армиям правого крыла Юго-Западного фронта. Отход некоторых немецких соединений командование Южно­го фронта восприняло как оставление противником Донбасса и отвод своих войск за Днепр. Исходя из такой оценки обстановки, командующий войсками Юго-Западного фронта гене­рал Н. Ф. Ватутин 17 февраля 1943 г. принял необоснованное решение продолжать наступ­ление по всему фронту с целью упреждения противника в выходе к р. Днепр у Днепропет­ровска и Запорожья. Ставка утвердила решение командующего (документ № 98).

Наступавшие войска, их коммуникации растянулись, разрыв между ними и тыловыми базами превышал 300 км, железные дороги еще не были восстановлены, подвоз грузов осуществлялся только автотранспортом, да и то сильно изношенным и малочисленным. Только Воронежский фронт, 13-я армия Брянского и 6-я армия Юго-Западного фронтов за период наступления с 13 января по 3 марта 1943 г. потеряли около 160 тыс убитыми и ранеными, почти 1030 танков, более 2100 орудий и минометов и около 310 боевых са­молетов1.

Несмотря на успешное начало операций на южном участке советско-германского фрон­та, Красная Армия не смогла полностью выполнить намеченные Ставкой ВГК задачи. Ос­новная причина — многочисленные и серьезные просчеты, допущенные Верховным Главно­командованием и командованием фронтов в оценке возможностей наступавших армий, в разведке противника и в анализе обстановки, что в свою очередь привело к принятию оши­бочных решений.

Тем временем немецкое командование готовило контрнаступление на харьковском направ­лении и в Донбассе с тем, чтобы остановить продвижение советских войск и попытаться вернуть утраченную инициативу. С этой целью в середине февраля на базе группы армий «Дон» была образована группа армий «Юг», которая объединила все войска в 700-километ­ровой полосе от Таганрога до Грайворона. В нее вошли 4-я и 1-я танковые армии, опера­тивные группы «Кемпф» и «Холлидт» (всего 30 дивизий, в том числе 13 танковых и мото­ризованных). К сожалению, эти действия противника остались незамеченными советской разведкой.

19 февраля противник приступил к осуществлению своих замыслов. Силами танкового корпуса СС, 40-го и 48-го танковых корпусов он нанес удар по войскам правого крыла Юго-Западного фронта. Удар имевшего абсолютное превосходство в силах и средствах противника оказался совершенно неожиданным для наступавших на широком фронте, по расходящимся направлениям и не готовых к его отражению советских войск. Более того, командование фронта продолжало ошибочно оценивать эти действия как прикрытие отхода главных сил группы армий «Юг» из Донбасса к Днепру. Войскам фронта было приказано продолжать наступление. В результате в первые 5 дней действия сторон приобрели, по существу, ха­рактер встречных боев.

Немцам удалось отбросить соединения правого крыла Юго-Западного фронта за р.Север-ский Донец и выйти в тыл наступавшим войскам Воронежского фронта. Для оказания по­мощи командованию Воронежского фронта в организации отражения вражеского контрнас­тупления Верховный Главнокомандующий направил маршала А.М.Василевского. Соедине-



1 Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах (Далее — Гриф секретности снят). М., 1993. С. 186, 370.

9

ния фронта в ходе почти двухмесячных наступательных боев понесли значительные потери. Численность многих дивизий уменьшилась до 3,5—4 тыс. человек, осталось всего 70 тан­ков, тылы растянулись на 250—300 км, не хватало боеприпасов и горючего. С 4 марта вой­ска фронта были вынуждены перейти к обороне.



Оборонительное сражение на харьковском направлении продолжалось до конца месяца. Не выдержав натиска противника, войска Воронежского фронта начали отход. Ожесточен­ные бои развернулись за Харьков. Вместе с советскими войсками здесь, под поселком Со-колово, сражался 1-й отдельный чехословацкий пехотный батальон под командованием пол­ковника Л. Свободы.

11 марта 1943 г. Ставка ВГК обратила внимание командующих войсками Центрального


и Воронежского фронтов на серьезную угрозу, которая может возникнуть при дальнейшем
продвижении врага от Харькова на север, к Курску (документ № 129). Верховное Главноко­-
мандование пыталось переброской дополнительных сил повлиять на исход сражения за Харь­
ков. Но было поздно. 14 марта советские войска оставили город. А через четыре дня немцы
вновь овладели Белгородом. К 25 марта войска Воронежского фронта, используя стратеги­-
ческие резервы, стабилизировали фронт в районе Белгорода и по левому берегу р.Северский
Донец до Чугуева, образовав южный фас Курского выступа. Важную роль в стабилизации
фронта сыграл заместитель Верховного Главнокомандующего маршал Г. К. Жуков, прибыв­-
ший в район Обояни в середине марта.

В результате контрнаступления немцам удалось не только остановить наступление совет­ских войск, но и продвинуться на 150 км в полосе Воронежского фронта и до ПО км в полосе Юго-Западного фронта. Однако противнику не удалось осуществить свои замыслы: окружить советские войска в районах Харькова и Курска, а главное — вернуть стратегическую инициативу.

В конце января — начале февраля 1943 г. Ставка ВГК решила расширить фронт наступ­ления Красной Армии, перейдя к активным боевым действиям и на западном направле­нии. Она наметила провести операцию по разгрому группы немецких армий «Центр» путем нанесения мощных ударов по ее флангам — один на Орел, Брянск, Смоленск, другой на Витебск, Смоленск. Планировалось также нанесение удара в центре, в направлении Рос-лавль, Смоленск.

Для осуществления этого замысла Ставка предусматривала привлечь армии Калининско­го, Западного, Бря-нского и Центрального фронтов, поставив им конкретные задачи (доку­менты №№ 91, 92, 94).

Немецкое командование в свою очередь решило нанести удар из района южнее Орла в общем направлении на Курск, навстречу своей танковой группировке, наступавшей в рай­оне Харькова.

12 февраля Брянский фронт возобновил наступление, стремясь обойти Орел с юга и


юго-востока. К этому времени немецкое командование перебросило в район к югу от Орла
несколько дивизий. Советские войска встретили сильное сопротивление противника и за две
недели смогли продвинуться всего на 10—30 км, достигнув рубежа Новосиль, Малоархан-
гельск.

Главные силы Западного и Калининского фронтов перешли в наступление только в на­чале марта, что позволило противнику к этому времени перебросить крупные силы из-под Ржева и Вязьмы в район Орла, в полосу Центрального фронта, соединения которого пере­шли в наступление только 25 февраля. В ходе наступления войска Центрального фронта освободили Севск и вышли к Десне. Серией контрударов немецкое командование вынудило армии фронта в конце марта перейти к обороне восточнее рубежа Мценск, Новосиль, Севск, Рыльск. В результате образовался северный фас Курского выступа.

Активные действия советских войск на орловско-брянском направлении сорвали намере­ние немецкого командования нанести мощный удар из района Орла на Курск. В начале марта противник приступил к отводу своих войск с ржевско-вяземского плацдарма. Начав­шие их преследование Калининский и Западный фронты продвигались очень медленно (6— 7 км в сутки), что объяснялось серьезными недочетами в его организации и ведении. Тем не менее к 1 апреля они продвинулись на 130—160 км, ликвидировали ржевско-вяземский плацдарм противника и вышли на подступы к Смоленску.

В период с 15 февраля по 1 марта 1943 г. Северо-Западный фронт провел операцию по ликвидации демянского плацдарма противника. Имея существенный перевес в силах и сред­ствах, особенно в танках (750 против 65), войска фронта, однако, не смогли выполнить поставленную задачу (документ № 90): сказались недостатки в организации управления, пре-

10

небрежение маскировкой. Противник сумел раскрыть замысел советского командования, определить время перехода в наступление, что позволило ему отвести свои войска на р. Ло-вать и организовать прочную оборону. Во второй половине марта фронт стабилизировался и на этом направлении.



Важное место в зимней кампании 1942/43 гг. занимает операция по прорыву блокады Ленинграда войсками Ленинградского и Волховского фронтов. Задачу на прорыв фронты получили еще 8 декабря 1942 г. К операции привлекались 67, 2-я ударная и 8-я армии. Их поддерживали 13-я и 14-я воздушные армии, авиация дальнего действия, корабельная артиллерия Балтийского флота. В ходе подготовки операции Ставка передала фронтам 7 стрелковых дивизий, 8 стрелковых бригад, зенитно-артиллерийскую дивизию. Про­рыв должны были осуществлять в общей сложности 20 стрелковых дивизий, 7 стрелко­вых, 3 лыжные и 5 танковых бригад, около 4 тыс орудий и минометов, до 470 танков, 900 самолетов. Это обеспечивало значительный перевес над противником в силах и сред­ствах.

Наступление началось 12 января, а уже 18-го блокада была прорвана. Сухопутная связь Ленинграда с центром страны была восстановлена. Это позволило улучшить снабжение насе­ления города продовольствием, а войск — вооружением и боеприпасами. Улучшилось стра­тегическое положение Ленинградского фронта и Балтийского флота.

Успехи, достигнутые Красной Армией в ходе зимней кампании 1942/43 г., положили начало коренному перелому в ходе Великой Отечественной и в целом второй мировой вой­ны. Началось массовое изгнание врага с территории СССР. Были освобождены Сталинград­ская, Воронежская, Ростовская области, часть Ворошиловградской, Смоленской и Орловс­кой областей, почти весь Северный Кавказ, Ставропольский и Краснодарский края. Нача­лось освобождение северо-восточных областей Украины и Донбасса.

В ходе кампании вермахт и союзники Германии потеряли до 1700 тыс человек, более 3500 танков, 24 тыс орудий и 4300 самолетов1. Потери Красной Армии за этот период составили 2800 тыс человек. Только в Северо-Кавказской и Воронежско-Харьковской насту­пательных, Харьковской оборонительной операциях и при прорыве блокады Ленинграда было потеряно более 1600 танков, 660 орудий и минометов, около 700 боевых самолетов2.

После окончания операций зимней кампании 1942/43 гг., на советско-германском фронте наступила стратегическая пауза. Обе стороны прекратили активные боевые действия и при­ступили к всесторонней подготовке летних сражений.

В этот период военно-политическое руководство СССР стремилось укрепить в первую очередь военную экономику. К середине года резко возрос выпуск промышленной продук­ции в восточных районах страны. Повысился уровень производства вооружения. Во второй половине 1943 г. выпуск танков и САУ достиг 13 тыс, а самолетов — 16 тыс единиц. При этом улучшилось качество бронетанковой и авиационной техники.

К началу новой кампании советские Вооруженные Силы насчитывали 12 млн человек, в том числе действующая армия — 6,5 млн, резервы ВГК — немногим более 1 млн, недей­ствующие фронты — 1,5 млн и военные округа — 2,5 млн. Действующая армия включала 12 фронтов, 61 общевойсковую армию, 2 танковые и 12 воздушных армий, 3 флота, около 380 стрелковых, мотострелковых и воздушно-десантных дивизий, 54 отдельные танковые бригады, 65 артиллерийских и минометных дивизий, 56 отдельных артиллерийских и мино­метных бригад РГК, 103 тыс орудий и минометов, около 10 тыс танков и САУ, 8,4 тыс боевых самолетов3.

В резерве Верховного Главнокомандования оставались один фронт, 8 общевойсковых и 2 танковые армии, 7 танковых и 4 механизированных корпуса, 10 артиллерийских и мино­метных, 11 авиационных дивизий. Резервные соединения имели на вооружении около 20 тыс орудий и минометов, более 2 тыс танков и САУ и 200 боевых самолетов.

Во второй половине 1943 г. на территории СССР продолжалось формирование иност­ранных воинских частей и соединений. Началось создание 1-й польской дивизии имени Тадеуша Костюшко, развернутой в августе в 1-й польский армейский корпус. К осени 1943 г. на базе 1-го отдельного чехословацкого пехотного батальона была сформирована 1-я от­дельная чехословацкая пехотная бригада. В конце года было завершено формирование ру­мынской добровольческой дивизии им. Тудора Владимиреску. Все иностранные вооружен-

1 История второй мировой войны 1939—1945. Т. 6. М., 1976. С. 147.

2 Гриф секретности снят. С. 157, 370.

3 Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. М., 1961. С. 508, 509.

11

ные формирования создавались за счет средств Советского Союза и обучались советскими ин­структорами.



Германия в 1943 г. также сумела повысить выпуск военной продукции. Особенно сред­них и тяжелых танков, артиллерийских средств. Производство их увеличилось более чем в 2 раза, а боевых самолетов — в 1,7 раза в сравнении с 1942 г. Принятые на вооружение не­мецкой армии новые танки Т-У(«пантера»), T-YI («тигр») и штурмовое орудие «фердинанд» по ряду показателей превосходили лучший к этому времени советский танк Т-34. К лету 1943 г. вооруженные силы Германии насчитывали 10,3 млн человек, которые на вооруже­нии имели около 77 тыс орудий и минометов, 15 тыс танков и штурмовых орудий, 6,3 тыс боевых самолетов. Танковые войска были объединены в 28 танковых и 13 моторизованных дивизий. На советско-германском фронте действовали 4 группы армий, 8 полевых и 4 тан­ковые армии, 4 воздушных флота, около 200 дивизий. В их составе насчитывалось 4,8 млн солдат и офицеров, 51 тыс орудий и минометов, 5,6 тыс танков и штурмовых орудий, 2,7 тыс боевых самолетов. Войска союзников Германии имели в своем составе 525 тыс чело­век, 5250 орудий и минометов, 250 танков, 280 самолетов1.

После стабилизации фронта в марте 1943 г. внимание противоборствовавших сторон было приковано к Курскому выступу. Сосредоточенные здесь войска Центрального и Воронежско­го фронтов угрожали флангам и тылам немецких групп армий «Центр» и «Юг». В свою очередь противник, владея орловским и белгородско-харьковским плацдармами, расположенными севернее и южнее выступа, мог нанести мощные фланговые удары по сходящимся направле­ниям. Не разрешив проблему Курского выступа, стороны не могли без риска проводить сколь­ко-нибудь масштабные операции на других участках советско-германского фронта.

Военно-политическое руководство Германии, стремясь вернуть себе стратегическую ини­циативу, тщательно готовилось к летним сражениям. Планом операции на Курской дуге, получившей кодовое наименование «Цитадель», намечалось одновременными ударами с се­вера и юга на Курск окружить и уничтожить войска Центрального и Воронежского фронтов, а затем нанести удар в тыл Юго-Западному фронту. Конечным итогом летней кампании, по замыслу немецкого командования, должен был стать поворот хода войны в пользу Гер­мании. В оперативном приказе Гитлера № 6 от 15 апреля 1943 г. говорилось: «Как только позволят условия погоды, провести наступление «Цитадель». Этому наступлению придается решающее значение. Оно должно завершиться быстрым и решающим успехом... В связи с этим все подготовительные мероприятия необходимо провести с величайшей тщательностью и энергией... Каждый командир, каждый рядовой солдат обязан проникнуться сознанием решающего значения этого наступления. Победа под Курском должна явиться факелом для всего мира»2.

Двухлетний опыт войны для советского стратегического руководства не пропал даром. Были учтены допущенные ранее ошибки. К выработке решений Ставкой стали активнее привлекаться фронтовые инстанции.

В подготовительный к Курской битве период командованием Красной Армии большое внимание уделялось разведке. Начальник Генерального штаба в своей директиве № 11920 от 3 апреля 1943 г. потребовал от фронтов постоянно следить за изменениями в группировке противника, всеми видами разведки своевременно определять районы сосредоточения его войск, особенно танковых. В результате советскому командованию удалось своевременно вскрыть подготовку вермахта к крупному наступлению.

По указанию Ставки в первых числах апреля для координации действий в район Курско­го выступа прибыл Г.К Жуков. 8 апреля он представил И.В.Сталину подробный анализ возможных действий противника весной и летом 1943 г. Маршал считал, что главные опе­рации вермахт развернет против Центрального, Воронежского и Юго-Западного фронтов с тем, чтобы после их разгрома получить свободу маневра для обхода Москвы с юго-востока по кратчайшему направлению. Он предложил измотать противника обороной, выбить тан­ки, а затем, введя свежие резервы, переходом в наступление добить его основную группи­ровку. Свои соображения о возможных действиях сторон представили и командующие вой­сками фронтов.

12 апреля в Ставке ВГК состоялось обсуждение плана боевых действий на лето 1943 г. В ходе обсуждения было выработано предварительное решение. Окончательный план операции был принят в начале июня 1943 г. Планом предусматривалось в оборонительном сражении

1 Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. С. 517—519 с.

2 Kriegstagebuch des Oberkommandos Wermacht (Wermachtfuhrundsstab). Bd. III. S. 1425.

12

отразить удар и обескровить противника, а затем перейти в контрнаступление и завершить его разгром. В дальнейшем предусматривалось развернуть общее наступление, нанося глав­ный удар в направлении Харьков, Полтава, Киев. Одновременно разрабатывался и насту­пательный вариант операции на случай, если противник отложит начало наступления под Курском на длительный срок.



В период с 5 июля по 23 августа 1943 г. на территории семи областей России и Укра­ины, в полосе 600 км по фронту и до 150 км в глубину развернулась Курская битва. Она отличалась исключительной напряженностью и ожесточенностью. В битве с обеих сторон участвовало свыше 4 млн человек, около 70 тыс орудий и минометов, 15 тыс танков и САУ, 12 тыс боевых самолетов1. Обе стороны главную ставку в достижении успеха делали на бро­нетанковые войска.

Для наступления на Курск немецкое командование сосредоточило 50 лучших дивизий, в том числе 21 танковую и моторизованную, 8 дивизионов штурмовых орудий и 2 батальона тяжелых танков. В них насчитывалось более 900 тыс солдат и офицеров, около 10 тыс орудий и минометов, 2700 танков и штурмовых орудий, свыше 2 тыс боевых самолетов.

В составе советских фронтов в битве приняли участие 5 танковых армий, все 23 танко­вых корпуса, 6 из 13 механизированных корпусов, около 20 отдельных танковых бригад, более 60 отдельных танковых и около 30 самоходно-артиллерийских полков. Армии Цент­рального и Воронежского фронтов насчитывали более 1300 тыс человек личного состава, 19 тыс орудий и минометов, 3400 танков и САУ, около 2200 самолетов2. С учетом Степного военного округа (преобразованного позднее во фронт), развернутого в тылу Центрального и Воронежского фронтов (573 тыс человек, около 7,5 тыс орудий и минометов, 1550 танков и САУ) советские войска превосходили противника по личному составу — более чем в 2 раза, по артиллерии — в 2,8 раза, по танкам — в 1,8 раза. В истории войн произошел довольно редкий случай: сильнейшая сторона готовилась к обороне.

Приняв за основу начала летне-осенней кампании оборону, советское командование приступило к созданию многополосной, глубоко эшелонированной обороны на Курской дуге. За фронтовыми рубежами готовился оборонительный рубеж Степного военного округа, а по левому берегу Дона — государственный рубеж. Общая глубина обороны превышала 300 км.

Непосредственное руководство подготовкой операции по отражению немецкого наступ­ления и переходу в контрнаступление осуществлялось находившимися постоянно в войсках представителями Ставки ВГК, в первую очередь Г. К. Жуковым и А. М. Василевским.

Ставка и ее представители внимательно следили за изменениями обстановки в районе Курской дуги, оперативно реагировали на них. Так сроки начала наступления вермахта ме­нялись Гитлером трижды и каждый раз советское командование своевременно отдавало не­обходимые распоряжения фронтам, предупреждая их о времени возможного наступления противника. Так было 8 и 20 мая 1943 г. (документы №№ 226, 236), а 2 июля Ставка известила фронты об окончательном сроке перехода немцев в наступление — с 3 по 6 июля (документ № 269). Указания Ставки позволили в полной готовности встретить удар против­ника, последовавший 5 июля. Курская битва началась.

К концу первой недели наступления противника появились признаки его кризиса. Ставка ВГК, Генеральный штаб, фронтовое командование сумели уловить наиболее выгодный мо­мент для перехода в контрнаступление — 12 июля. Против орловской группировки немцев двинулись армии Западного и Брянского фронтов и вынудили ее перейти к обороне.

В тот же день Воронежский фронт нанес мощный контрудар по танковой группировке врага, наступавшей на Курск с юга. В результате под Прохоровкой произошло одно из крупнейших встречных танковых сражений.

Ввод в сражение 12 июля шести армий (четыре на орловском и две, в том числе танковая, на белгородско-харьковском направлениях), до этого не участвовавших в битве, резко изменил характер борьбы на Курской дуге. Теперь уже наступали советские войска. 16 июля противник начал отход на белгородском направлении. Советские войска перешли к его преследованию. К 23 июля противник был отброшен на рубеж, с которого он начинал наступление.

Так закончилось мощное наступление вермахта на восточном фронте. Для его срыва вой­скам Красной Армии потребовалось немногим более недели. Врагу удалось лишь незначи­тельно вклиниться в оборону советских войск: в полосе Центрального фронта — всего на 10— 12 км, а в полосе Воронежского — до 35 км.



1 История второй мировой войны 1939—1945. Т. 7. С. 178.

2 История второй мировой войны 1939—1945. Т. 7. С. 144.

13

В ходе оборонительного сражения были сорваны попытки германского командования окружить и уничтожить более чем миллионную группировку советских войск. Авиация Красной Армии в напряженной борьбе завоевала господство в воздухе и удерживала его до конца войны. Потерпела крушение наступательная стратегия вермахта. Однако эти результаты были достигнуты дорогой ценой. В ходе Курской стратегической оборонительной операции (5— 23 июля 1943 г.) безвозвратные потери Центрального, Воронежского и Степного фронтов составили 70330 человек, а общие — 178 тыс. Фронты лишились 1614 танков и САУ, 3929 орудий и минометов, 460 боевых самолетов1.



Второй этап Курской битвы включал Орловскую (кодовое наименование «Кутузов») и Белгородско-Харьковскую («Полководец Румянцев») стратегические наступательные операции. Орловскую операцию провели войска левого крыла Западного, Брянского и Центрального фронтов (с 12 июля по 18 августа), а Белгородско-Харьковскую — Воронежского, Степного и часть сил Юго-Западного фронтов (3—23 августа).

Для проведения Орловской операции Ставка ВГК сосредоточила крупные силы: около 1300 тыс человек, более 21 тыс орудий и минометов, 2400 танков и САУ и более 3 тыс боевых самолетов. Им противостояла вражеская группировка, имевшая 600 тыс человек, более 7 тыс орудий и минометов, около 1200 танков и штурмовых орудий, свыше 1100 боевых самолетов2.

Основная роль в достижении успеха сторонами отводилась танковым войскам. Советское командование создало ударную группировку в составе 2-й танковой армии, 7 отдельных тан­ковых корпусов, 7 отдельных танковых бригад, 27 отдельных танковых и самоходных артил­лерийских полков. Кроме того в ходе операции намечалось использовать еще две танковые армии.

Замыслом операции предусматривалось нанесением ударов силами трех фронтов по схо­дящимся направлениям на Орел окружить группировку противника, рассечь ее на части и в последующем каждую в отдельности уничтожить.

Немецкое командование, стремясь любой ценой удержать важный орловский плац­дарм, требовало от своих войск, опираясь на созданную многополосную оборону, стоять насмерть.

С началом наступления Ставка постоянно усиливала фронты. Она передала Западному фронту 11-ю и 4-ю танковую армии, 25-й отдельный танковый корпус (документы №№ 272, 274, 277). Ввод их в сражение позволил усилить натиск советских войск. Однако наступле­ние развивалось крайне медленно. За 5 дней соединения продвинулась лишь на 15 км. 4-я танковая армия, имевшая 650 танков, вместо стремительных маневренных действий по тылам противника вынуждена была участвовать в прорыве оборонительных рубежей и буквально вести за собой пехоту, неся при этом большие потери. В результате за 10 дней она продвинулась всего на 25—30 км. Ее потери за это время составили 84% танков Т-34 и 46% Т-70.

Медленно развивалось наступление и в полосе Брянского фронта. За пять дней наступ­ления общевойсковые армии сумели прорвать только тактическую зону обороны противни­ка. По указанию Ставки 19 июля в сражение была введена 3-я гв. танковая армия, имев­шая 800 танков, из них 575 Т-34. Она вместе со стрелковыми соединениями преодолевала многочисленные оборонительные рубежи противника и обеспечивала продвижение войск фронта. При этом армия много раз осуществляла маневр с одного направления на другое и в конце концов была передана Центральному фронту (документы №№ 281, 283). За первые две недели боев она потеряла 50% боевого состава.

Несмотря на все трудности, большие потери наступление продолжалось. Создалась ре­альная угроза окружения орловской группировки противника. Немцы вынуждены были от­ходить на заранее подготовленный рубеж обороны («Хаген»), проходивший восточнее Брян­ска.

5 августа 1943 г. советские войска освободили Орел и Белгород. Верховный Главноко­мандующий И.В.Сталин, находившийся в тот день в штабе Калининского фронта, недалеко от Ржева (в селе Хорошево), распорядился о проведении в Москве торжественного салюта в честь этих важных событий. Ровно в полночь 5 августа небо над столицей озарилось огнем первого победного салюта.

К 18 августа советские войска, продолжая преследование противника, вышли на под­ступы к Брянску и создали условия для проведения новых операций. За 37 дней Орловской



1 Гриф секретности снят. С. 188, 370.

2 История второй мировой войны 1939—1945. Т. 7. С. 158, 159.

14

операции они продвинулись на 150 км на запад, ликвидировав крупный вражеский плац­дарм.



Нелегко досталась победа. Общие потери трех фронтов в этой операции составили 430 тыс человек, из них 112,5 тыс убитыми, умершими от ран и попавшими в плен, около 2600 танков и САУ, до 900 орудий и минометов, 1014 боевых самолетов1. Но основная цель операции была достигнута: с ликвидацией орловского плацдарма, находившегося в опасной близости от Москвы, открылись возможности для выхода Красной Армии в пределы Бело­руссии.

Белгородско-Харьковская стратегическая наступательная операция готовилась в сжатые сроки. К ее проведению привлекались армии Воронежского и Степного фронтов общей численностью 980,5 тыс человек, более 12 тыс орудий и минометов, 2400 танков и САУ, 1300 боевых самолетов2. Им противостояла вражеская группировка, насчитывавшая в своем составе 600 танковых и штурмовых орудий, 3 тыс орудий и минометов, более 1 тыс боевых самолетов3.

Замысел операции предусматривал нанесением рассекающего фронтального удара смеж­ными крыльями Воронежского и Степного фронтов р общем направлении на Богодухов, Валки, Новая'Водолага, рассечь белгородско-харьковскую группировку противника и раз­громить ее по частям.

В первый же день наступления (3 августа) была прорвана главная оборонительная поло­са немцев, введены в сражение две танковые армии и танковый корпус. Они передовыми бригадами завершили прорыв обороны и устремились в оперативную глубину, продвинув­шись к концу дня на 12—26 км. К исходу 7 августа танкисты преодолели расстояние до 100 км, овладели важными пунктами Богодухов и Грайворон, перерезали железную дорогу Харь­ков — Полтава и вышли на подступы к Харькову.

Немецкое командование, стремясь во что бы то ни стало удержать харьковский плацдарм, перебрасывало на это направление резервы и наносило контрудар за контруда­ром. Развернулись ожесточенные сражения, в ходе которых врагу удалось остановить наступле­ние советских войск. Ставка ВГК внимательно следила за ходом боевых действий. И. В. Сталин жестко спрашивал с командующих фронтами за каждый промах. И на этот раз он выразил неудовольствие действиями командующего войсками Воронежского фронта (до­кумент № 306). В своей директиве И. В. Сталин обвинил генерала Н. Ф. Ватутина в стрем­лении «к наступлению всюду и к овладению возможно большей территорией, без закрепле­ния успеха и прочного обеспечения флангов ударных группировок...» Верховный Главноко­мандующий потребовал в ближайшие дни ликвидировать ахтырскую группировку противни­ка. Вводом 4-й гв. армии с 3-м гв. механизированным корпусом удалось локализовать ее прорыв. А тем временем армии Степного фронта освободили Харьков.

В ходе операции за 20 дней было разгромлено 15 вражеских дивизий. Противник был отброшен на 140 км на запад. Созданы условия для освобождения Левобережной Украины и выхода к Днепру. Советские войска потеряли 71,6 тыс человек убитыми и 184 тыс ране­ными, около 1900 танков и САУ, 420 орудий и минометов, более 150 боевых самолетов.

Сразу после Курской битвы все пять танковых армий были выведены в резерв Верховно­го Главнокомандования на укомплектование. Чрезвычайно ослабленными вышли из битвы отдельные танковые и механизированные корпуса. Всего в ходе битвы безвозвратные потери Красной Армии составили: более 860 тыс человек, в том числе около 255 тыс убитыми, 6060 танков и САУ, 5240 орудий и минометов, 1630 боевых самолетов4.

Общие потери вермахта в ходе Курской битвы составили около 500 тыс солдат и офице­ров, 1,5 тыс танков, 3 тыс орудий и минометов, 3,7 тыс боевых самолетов5.

Контрнаступление под Курском было третьим крупным стратегическим контрнаступле­нием, проведенным Красной Армией в ходе войны. В отличие от предыдущих это был заранее организованный и подготовленный ответный удар на удар противника. В нем уча­ствовало 22 общевойсковые, 5 танковых, 6 воздушных армий и крупные силы авиации дальнего действия. Но полностью завершить разгром противника, не удалось. Немецкое командова­ние сумело вывести из-под удара свои основные силы.

1 Гриф секретности снят. С. 189, 370.

2 История второй мировой войны 1939—1945. Т. 7. С. 170, 172.

3 Там же. С. 170.

4 Гриф секретности снят. С. 188, 190, 370.

5 История второй мировой войны 1939—1945. Т. 7. С. 178.

15

После завершения Курской битвы перед Верховным Главнокомандованием встала задача максимально использовать сложившиеся условия для развития наступления. По замыслу Ставки главный удар должен был наноситься на юго-западном направлении с целью освобождения Донбасса и богатых районов Украины. Одновременно намечалось разгромить вражеские вой­ска на центральном участке фронта, отбросить немецкие войска от Москвы, не допустить их переброски на Украину. На юге предполагалось очистить от противника Таманский полуос­тров и овладеть плацдармами на Керченском полуострове.



На советско-германском фронте после Курской битвы действовали 400 стрелковых диви­зий, 28 танковых и механизированных корпусов Красной Армии. В резерве Ставки остава­лось около 20 стрелковых дивизий, 8 танковых и механизированных корпусов. Им противо­стояли около 230 дивизий противника, в том числе 20 танковых и 6 моторизованных.

После провала операции «Цитадель», германское командование решило перейти к стра­тегической обороне на всем восточном фронте в надежде остановить наступление советских войск. На западном направлении в этих целях была создана прочная оборона глубиной до 130 км.

В августе по решению Ставки развернулась Смоленская стратегическая наступательная операция (7 августа — 2 октября 1943 г.) под кодовым названием «Суворов». Западный и Калининский фронты, участвовавшие в операции, в своем составе имели 1250 тыс чело­век, 20 тыс орудий и минометов, около 1450 танков и САУ и 930 боевых самолетов. Им противостояла группировка противника, насчитывавшая около 850 тыс человек, 8800 ору­дий и минометов, 500 танков и 700 боевых самолетов1. При общем превосходстве в силах и средствах советские войска испытывали острый недостаток боеприпасов и горючего.

Следует подчеркнуть, что подготовку операции скрыть от противника не удалось. Он обнаружил перегруппировку войск и перебросил сюда дополнительные силы, что значительно осложнило прорыв обороны. Только к 20 августа войска Западного фронта сумели ее про­рвать и продвинуться на 35—40 км, а войска Калининского фронта и того меньше — вкли­нились в оборону противника только на 3—5 км.

Отсутствие крупных танковых сил у наступавших войск не позволяло быстро развить так­тический успех в оперативный. В создавшихся условиях Ставка разрешила командующему войсками Западного фронта изменить направление главного удара с Рославля на Ельня, Смоленск. Вражеский фронт был взломан в 170 километровой полосе, а войска продвину­лись на 40 км.

В последующие дни наступление развивалось медленно, с перерывами. Лишь в середи­не сентября обозначился некоторый успех. Поэтому Ставка поставила новые задачи: Кали­нинскому фронту к середине сентября овладеть Витебском, а Западному к концу сентября — Смоленском и Рославлем и к середине октября — районом Орша, Могилев (документы №№ 326, 327). Однако эта задача не была выполнена: Смоленск, Рославль, Велиж, Деми­дов были освобождены, а развить удар на оршанском и могилевском направлениях не уда­лось.

Операция «Суворов» явилась составной частью общего стратегического наступления Красной Армии летом и осенью 1943 г. В ходе нее было нанесено поражение группировке против­ника, угрожавшей центральному промышленному району и Москве. Глубина операции со­ставила 250 км, продолжительность 57 суток. Советские войска в ней понесли значитель­ные потери: 452 тыс человек, в том числе 108 тыс убитыми, 860 танков и САУ, 235 ору­дий и минометов, 300 боевых самолетов2.

Одновременно со Смоленской операцией войска Воронежского, Степного и Централь­ного фронтов вели наступление на Левобережной Украине. Главные усилия были сосредото­чены на киевском направлении. Задачи фронтам были поставлены еще в ходе Курской бит­вы (документы №№. 292, 300).

К операции привлекались 16 общевойсковых, 3 танковые, 3 воздушные армии. Они име­ли 114 дивизий и 15 танковых корпусов, общей численностью 1580 тыс человек, 1180 тан­ков и САУ, 30 250 орудий и минометов, 1450 боевых самолетов. Им противостояли соеди­нения 2, 8 и 4-й танковой немецких армий, в которых насчитывалось 700 тыс человек, око­ло 1200 танков и штурмовых орудий, 7200 орудий и минометов, 900 боевых самолетов3.

Войскам в ходе наступления предстояло преодолеть ряд крупных водных преград. Важ-



1 Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. С. 551.

2 Гриф секретности снят. С. 191, 370.

3 Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. С. 555, 556.

16

ную роль в создании высокого наступательного прорыва сыграла специальная директива Ставки ВГК от 9 сентября 1943 г. о награждении командиров и бойцов за успешное форсирование рек, подобных Днепру (документ № 325).



К середине сентября войска Центрального фронта вышли к р. Десна, форсировали ее в районе Чернигова и к 23 сентября достигли Днепра. Верховный Главнокомандующий не­медленно уточнил задачу — форсировать Днепр на широком фронте. Уже к 30 сентября на правом берегу Днепра были захвачены плацдармы. Тем временем Воронежский фронт осво­бодил Сумы. 15 сентября немецкое командование отдало группе армий «Юг» приказ об отводе войск на линию Мелитополь, Днепр до Киева. Ставка, используя достигнутый успех, при­казала генералу Н. Ф. Ватутину перенести главный удар фронта с полтавского на киевское направление. С этой целью она из своего резерва передала фронту 3-ю гв. танковую армию (700 танков и САУ). Стремительным броском армия 21 сентября вышла к Днепру в районе букринской излучины, передовыми отрядами с ходу форсировала реку и захватила плацдарм. Войска Степного фронта, развивавшие наступление на полтавско-кременчугском направле­нии, также вышли к Днепру и на ряде участков форсировали его. Таким образом, армии трех фронтов на широком фронте с ходу форсировали Днепр и захватили 21 плацдарм на его правом берегу.

Операция на Левобережной Украине (Черниговско-Полтавская) представляла собой пер­вый этап битвы за Днепр. В ходе боевых действий Ставка ВГК провела крупную перегруп­пировку сил, умело маневрировала ими. Дополнительно были введены в сражение три об­щевойсковые и одна танковая армии, один механизированный и два кавалерийских корпу­са, 4 дивизии и 5 бригад. Продолжительность операции — 36 суток. Ширина фронта бое­вых действий — 600 км. Глубина продвижения советских войск — 250—300 км. Однако в операции было много и недочетов. Глубокий прорыв стратегического фронта противника, расчленение его группировки на части и ее уничтожение осуществить не удалось. На деле получилось фронтальное преследование от рубежа к рубежу. Форсирование Днепра в первые дни осуществлялось практически с использованием лишь подручных средств. Из-за нехватки автотранспорта табельные переправочные средства (особенно тяжелые, для переправы танков и артиллерии) отстали и начали подходить лишь на третьи сутки после начала форсирова­ния. Так, 3-я гв. танковая армия переправила первые танки на букринский плацдарм толь­ко на седьмые сутки после выхода к реке. Все это негативно сказалось на темпах форсирова­ния, расширения и объединения захваченных плацдармов, привело к неоправданно тяже­лым потерям. Центральный, Воронежский и Степной фронты в ходе Черниговско-Полтав-ской операции в общей сложности потеряли около 428 тыс человек, 1140 танков и САУ, 916 орудий и минометов, 269 боевых самолетов'.

Примерно в эти же сроки войска Юго-западного и Южного фронтов по указанию Став­ки ВГК (документ № 296) провели Донбасскую наступательную операцию (13 августа — 22 сентября 1943 г.), в ходе которой стране был возвращен важный экономический район.

Донбасская операция, развернувшаяся на фронте порядка 450 км, продолжалась около 41 суток. За это время советские войска продвинулись на глубину 250—300 км. Войска Юго-Западного фронта захватили на р. Днепр плацдармы южнее Днепропетровска и в районе За­порожья, а Южного — достигли р. Молочная. Выход советских войск к Днепру и на р. Мо­лочную создал благоприятные условия для наступления в южных районах Правобережной Украины и в Северной Таврии. Однако отсечь, прижать к побережью Азовского моря и уничтожить донбасскую группировку противника не удалось. Наступавшие фронты потеряли 274 тыс человек, 886 танков и САУ, 814 орудий и минометов, 327 самолетов2.

Осенью 1943 г. шли бои и на Таманском полуострове. В ходе Новороссийско-Таманс-кой операции (10 сентября — 9 октября) войска Северо-Кавказского фронта во взаимодей­ствии с силами Черноморского флота и Азовской военной флотилии освободили Новорос­сийск и Таманский полуостров.

Таким образом, в ходе августовско-сентябрьского наступления 1943 г. Красная Армия, несмотря на допущенные просчеты, добилась значительных успехов. Вместе с тем предстоя­ла еще упорная борьба за расширение захваченных на Днепре плацдармов, сокрушение вра­жеской обороны на р. Молочная. Эти задачи были реальными и выполнимыми. Однако Ставка недооценила возможности противника, считая, что он будет отходить на большин­стве участков фронта. Поэтому в конце сентября — начале октября отдала всем фронтам



1 Гриф секретности снят. С. 193, 370.

2 Там же. С. 192, 370.

17

директивы на развертывание широкого наступления с решительными целями на всем совет­ско-германском фронте (документы №№ 337, 338, 341-343, 345, 346, 348, 352—354). На северо-западном направлении планировалось разгромить северную группировку противника и не допустить ее отхода на Двинск, Ригу; на западном — выйти на рубеж Вильнюс, Минск, Слуцк; на юго-западном — овладеть рубежом Могилев-Подольский, Рыбница, Херсон. Се­веро-Кавказскому фронту ставилась задача во взаимодействии с Черноморским флотом раз­громить противника в Крыму.



Постановка столь объемных задач не отвечала реальным возможностям фронтов. Выпол­нение их требовало серьезной подготовки, а времени для этого предоставлено не было.

Главный удар наносили войска юго-западного направления, вспомогательный — запад­ного. После завершения перегруппировок Ставка сумела сосредоточить на главном направ­лении около 190 стрелковых дивизий, 19 танковых и механизированных корпусов. Самым мощным был Воронежский фронт.

Немецкое командование намеревалось ликвидировать плацдармы советских войск на пра­вом берегу Днепра и прочно обороняться на рубеже этой крупной водной преграды.

Наиболее ожесточенные сражения в конце 1943 г. развернулись на киевском направле­нии. Ставка приказала войскам Воронежского и Центрального фронтов ликвидировать груп­пировку врага в районе Киева, а затем продолжить наступление в общем направлении на Бердичев, Жмеринку, Могилев-Подольский (документы №№ 331, 332, 337).

По решению командующего войсками Воронежского фронта главный удар при разгроме врага в районе Киева должен был наноситься с букринского плацдарма, а вспомогательный — с лютежского. Дважды (с 12 по 15 октября и с 21 по 23 октября) предпринималось на­ступление с букринского плацдарма, но существенных результатов добиться не удалось, по­скольку трудные условия местности и сильная противотанковая оборона ограничили эффек­тивное использование крупных масс танков.

Тем временем севернее Киева был достигнут существенный успех при расширении лю­тежского плацдарма. Ставка приказала командующему войсками 1-го Украинского фронта1 генералу Н. Ф. Ватутину немедленно перенести главные усилия в этот район, перебросив к Лютежу 3-ю гв. танковую армию и основную массу фронтовой артиллерии (документ № 369).

К началу ноября 1943 г. на лютежском плацдарме удалось сосредоточить крупную груп­пировку: 660 тыс человек, около 7 тыс орудий и минометов, 680 танков и САУ, 700 боевых самолетов. Им противостояли около 500 тыс человек, около 6 тыс орудий и минометов, 400 танков, 665 боевых самолетов противника.

Наступление на Киев (Киевская стратегическая операция) началось 3 ноября. В ночь на 6 ноября войска 1-го Украинского фронта выбили немцев из столицы Украины, а к исходу 12 ноября вышли на рубеж Чернобыль, Малин, Черняхов, Житомир, южнее Фастова и Обухова.

Немецкое командование приняло ответные меры, перебросив в районы прорыва совет­ских войск свежие силы. Контрудары следовали один за другим и в итоге переросли в кон­трнаступление с целью восстановления обороны на Днепре и возвращения Киева. Однако Ставка и командующий фронтом не сразу поняли это и продолжали продвигать войска на запад. Повторилась старая ошибка — неумение вовремя остановиться, стремление захватить как можно большую территорию, не закрепляясь. Это привело к потере городов Житомир, Черняхов и др. Лишь 12 ноября Ставка приостановила движение войск на запад (документ № 383) и приказала генералу Н. Ф. Ватутину не допустить прорыва противника к Киеву, разгромить его белоцерковскую группировку. Фронт был усилен крупными резервами, в том числе танковой и двумя общевойсковыми армиями.

Противнику удалось потеснить соединения 1-го Украинского фронта. Однако принятые Ставкой меры вынудили его к концу декабря остановиться. Важный стратегический плац­дарм на Днепре в районе Киева (более 500 км по фронту и до 150 км в глубину) удержи­вался советскими войсками. Были созданы условия для нанесения новых мощных ударов по врагу на Правобережной Украине.

Одновременно с боями за Киев, в нижнем течении Днепра развернулись ожесточенные сражения на кировоградском, криворожском направлениях и в Северной Таврии (докумен-

1 20.10.1943 г. Воронежский, Степной, Юго-Западный и Южный фронты были переименованы в 1, 2, 3, 4-й Украинские, а Центральный — в Белорусский фронты.

18

ты №№ 338, 341), объединенные в Нижнеднепровскую стратегическую наступательную опе­рацию (26 сентября — 20 декабря 1943 г.).



Германское командование стремилось всеми силами удержать за собой рубежи, создан­ные по рекам Днепр и Молочная. Трем фронтам противостояло до 40 (в том числе 8 тан­ковых и моторизованных) дивизий группы армий «Юг» общей численностью около 770 тыс человек, 8 тыс орудий и минометов, 800 танков, 1000 самолетов. В составе 2, 3 и 4-го Украинских фронтов насчитывалось 1,5 млн человек, 24,5 тыс орудий и минометов, 1200 танков и САУ, 2 тыс боевых самолетов'.

В развернувшихся сражениях советские войска к середине октября ликвидировали запо­рожский плацдарм врага, а к концу месяца освободили Днепропетровск и Днепродзержинск. Наступление на Кривой Рог развивалось медленно. Противник оказывал ожесточенное со­противление, угрожая флангам Степного (2-го Украинского) фронта. Ставка потребовла от генерала И. С. Конева основные усилия сосредоточить на разгроме группировки врага в рай­оне Кировограда, а в последующем наступать в общем направлении на Христиновку (доку­мент № 371). Но выполнить эту задачу фронт не сумел, причем противнику удалось потес­нить его войска на р. Ингулец. Фронт понес значительные потери. Противник же продол­жал перебрасывать из Западной Европы на Украину значительные силы. Но и в таких усло­виях Верховное Главнокомандование продолжало ставить фронтам наступательные задачи (документ № 375).

В итоге трехмесячных напряженных сражений армии трех Украинских фронтов продви­нулись на глубину от 100 до 300 км в полосе шириною до 450 км, захватили на Днепре плацдарм стратегического значения протяженностью 200 км по фронту и от 30 до 100 км в глубину, освободили почти всю Северную Таврию и блокировали с суши вражеские войска в Крыму. Лишь в районе Никополя немцы продолжали удерживать небольшой плацдарм на левом берегу Днепра. В этих сражениях советские войска понесли немалые потери: 754,4 тыс человек, 2639 танков и САУ, 3125 орудий и минометов, 430 самолетов2.

В начале ноября 1943 г. войска Северо-Кавказского фронта и силы Черноморского фло­та предприняли попытку освободить Керченский полуостров (Керченская десантная опера­ция). Но все попытки овладеть Керчью и развить наступление в глубь Крымского полуостро­ва успеха не достигли.

В октябре-декабре 1943 г. советские войска вели наступление и на западном направле­нии. Цель его — не дать противнику возможности закрепиться на реках Сож и Днепр, про­рвать оборону врага на витебско-полоцком и бобруйском направлениях, нанести поражение группе армий «Центр» и выйти на рубеж Вильнюс, Минск, Слуцк (документы № 343, 345, 352, 353).

В ходе подготовки наступления Ставка уточняла задачи фронтам. Однако она не смогла правильно оценить обстановку и возможности сторон. Поэтому задачи, поставленные фрон­там, оказались для них непосильными: войска получили очень мало сил и средств и вынуж­дены были решать их в прежнем, ослабленном в предыдущих боях составе. А противник продолжал держать здесь крупные силы, укрепляя оборонительные рубежи.

Основные события с октября по декабрь происходили на невельском, витебско-полоц­ком и гомельско-бобруйском направлениях. Однако трудности с материально-техническим обеспечением не позволили Калининскому3, Западному и Центральному фронтам добить­ся заметного успеха. И. В. Сталин, как Верховный Главнокомандующий, не захотел умень­шить фронтам объем задач. А причины неудач видел главным образом в недостаточно четкой организации наступления командованием фронтов. От Западного фронта он необоснован­но потребовал приступить к немедленной перегруппировке большей части сил на правое крыло. Калининский фронт обвинял в ведении наступления не всеми силами одновре­менно, а отдельными армиями на отдельных участках (документ № 362).

В итоге наступления с октября по декабрь войска 2-го4 и 1-го Прибалтийских, Западно­го и Белорусского фронтов взломали оборону врага и преодолели такие серьезные водные преграды как Сож, Днепр, Березина, вышли на подступы к Витебску, Орше, Могилеву, Бобруйску и освободили ряд восточных районов Белоруссии. Однако глубина продвижения



1 Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. С. 571.

2 Гриф секретности снят. С. 196, 371.

3 20 октября 1943 г. переименован в 1-й Прибалтийский фронт.

4 10 октября 1943 г. Брянский фронт переименован в Прибалтийский, который через 10 дней был
в свою очередь переименован во 2-й Прибалтийский.

19

была небольшая — 100—130 км. Группировка противника в районе Витебска оказалась лишь охваченной с севера и востока. Тем не менее немецкое командование было лишено возмож­ности перебросить свои силы на юг, где решались основные стратегические задачи летне-осенней кампании 1943 г.



Эта кампания занимает видное место в войне. В ней Красная Армия сумела сорвать последнюю попытку немцев добиться крупномасштабной победы, вновь овладеть стратеги­ческой инициативой и поднять утраченный военный престиж Германии. Не суждено было сбыться планам врага на удержание Левобережной Украины и на ведение затяжной войны. Советские войска взломали так называемый восточный вал на огромном протяжении — от Великих Лук до Черного моря. Врагу был нанесен большой урон. Только безвозвратные потери сухопутных войск вермахта составили свыше 1,4 млн человек'.

К концу 1943 г. завершился коренной перелом в ходе Великой Отечественной и Второй мировой войн. Решительность и огромный размах действий советских Вооруженных Сил обусловили достижение крупных военно-политических целей в войне. В наступлении после Курской битвы принимали участие 9 фронтов, насчитывавших до 370 дивизий, 22 танко­вых и механизированных корпуса, свыше 80 тыс орудий и минометов, 8 тыс танков и САУ и около 6 тыс самолетов, т. е. до 75% людей и артиллерии, 80% танков и авиации всей действующей армии. Ширина стратегического фронта наступления достигла 2 тыс км. Кам­пания продолжалась около 6 месяцев. Глубина продвижения советских войск составила до 600 км на юге и 300 км на западе.

В 1943 г. Ставка ВГК в целом достаточно уверенно руководила Вооруженными Силами практически во всех крупных операциях. А решение начать Курскую битву обороной, в ус­ловиях когда были все возможности для наступления, явилось проявлением гибкости и пре­дусмотрительности в действиях как Верховного Главнокомандования, так и командования фронтов. Ставкой достаточно удачно решались вопросы выбора направлений главных уда­ров, создания и применения стратегических резервов. В ее деятельности отчетливее стала просматриваться коллегиальность, стремление к выработке важных решений привлечь более широкий круг заинтересованных лиц. Вместе с тем ярко раскрылся индивидуальный талант отдельных полководцев, таких как Г. К. Жуков и А. М. Василевский.

Однако в деятельности высшего органа руководства Вооруженными Силами были и недостатки. Достаточно указать на то, что фактически в течение всего года ему не удалось успешно завершить ни одной операции на окружение крупной группировки противника. Немецкое командование во всех случаях быстро отводило свои войска и успевало подгото­вить прочную оборону на новом рубеже. На совести Верховного Главнокомандования нео­правданно большие потери. В 1943 г. они составили свыше 7484 тыс человек, из них 1977 тыс безвозвратные, 23,5 тыс танков и САУ, 38,6 тыс орудий и минометов, 22,5 тыс боевых самолетов2. В значительной мере это — результат того, что Ставкой в ряде случаев неверно оценивалась обстановка и войскам ставились нереальные задачи. А это дорого обходилось фронтам.

Основу данного выпуска составляют оперативные документы Ставки ВГК по планирова­нию и подготовке операций, руководству войсками. В него включены и некоторые доку­менты командования фронтов, флотов и отдельных армий, связанные с деятельностью Вер­ховного Главнокомандования.

Документы располагаются в хронологической последовательности, с присвоенными им составителями порядковыми номерами и отработанными ими редакционными заголовками. Документы командования фронтов, флотов и армий помещены в приложении, имеют свою нумерацию и расположены по мере упоминания их в документах Ставки. Текст документов оформлен по правилам современной орфографии, но с сохранением особенностей стиля того времени, принятых тогда сокращений военных терминов, список которых приводится.

Научно-вспомогательную работу выполнили: В. Д. Гафарова, Т. Н. Горбунова, В. И. Гри­бова, Т. Л. Емченко, |Л. Н. Красильникова|, Е. И. Матюнина, О. А. Мосиенко, Т. В. Рож-кова, Л. И. Рослякова, Н. И. Силаева, В. И. Фирсова.

1 Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. С. 583.

2 Гриф секретности снят. С. 152, 157, 367. Стратегический очерк Великой Отечественной вой­-
ны 1941-1945 гг. С. 593.

1



следующая страница >>

Смотрите также:
-«terra» москва 1999
7646.87kb.
33 стр.
Континент usa. №3 (11) February / Февраль 2000 Юрий Трайсман: «…моя мечта – создание музея современного русского искусства»
70.15kb.
1 стр.
Программа для высших сельскохозяйственных учебных заведений М., Министерство сельского хозяйства, 1999
104.67kb.
1 стр.
Сборник научно-методических статей, посвя­щенный 200-летию со дня рождения А. С. Пушкина паимс москва, 1999
97.21kb.
1 стр.
-
3679.46kb.
23 стр.
Диплом по интерактивному и мультимедийному дизайну
142.21kb.
1 стр.
Химия: неорганическая и аналитическая
138.95kb.
1 стр.
Программа курса для специальностей: 020900 Искусствоведение 021000 Музеология москва 1999
161.29kb.
1 стр.
Тематическое планирование по внеклассному чтению (2,3,4 классы)
219.48kb.
1 стр.
Сообщение комиссии совету и европейскому парламенту
47.86kb.
1 стр.
Доклад о положении с правами человека в Кабардино Балкарской Республике
155.05kb.
1 стр.
Доклад студентки 1 курса в/о гр. №4 ПуМКи Руководитель семинара Томашевич О. В. Москва 1999
203.14kb.
1 стр.